Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.102

Скачать PDF ( ) Страницы: 139-143 Выпуск: № 8 (110) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Воробьева А. Г. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С ПАНДЕМИЕЙ – ПРЕИМУЩЕСТВА, УСЛОВИЯ, ФАКТОРЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ / А. Г. Воробьева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 139—143. — URL: https://research-journal.org/social/sociologicheskij-analiz-realizacii-socialnogo-kontrolya-kak-mexanizma-borby-s-pandemiej-preimushhestva-usloviya-faktory-effektivnosti/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.102
Воробьева А. Г. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С ПАНДЕМИЕЙ – ПРЕИМУЩЕСТВА, УСЛОВИЯ, ФАКТОРЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ / А. Г. Воробьева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 139—143. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.102

Импортировать


СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С ПАНДЕМИЕЙ – ПРЕИМУЩЕСТВА, УСЛОВИЯ, ФАКТОРЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ КАК МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С ПАНДЕМИЕЙ – ПРЕИМУЩЕСТВА, УСЛОВИЯ, ФАКТОРЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ

Научная статья

Воробьева А.Г.*

ORCID: 0000-0003-2379-2429,

МИРЭА- Российский технологический университет, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (g_alevtina[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются предпосылки использования социального контроля как механизма борьбы с пандемией, приводятся результаты исследования общественного мнения ВЦИОМ, ФОМ, ROMIR и GALLUP INTЕRNATIONAL, показывающие неоднозначность общественного восприятия новых норм и санкций, используемых в рамках государственного контроля. Анализируется специфика социального контроля в условиях пандемии, выявляются факторы, влияющие на формирование эффективной системы социального контроля в рамках борьбы с пандемией, а также условия его эффективной реализации, отмечаются преимущества реализации социального контроля. Формулируется вывод о недостаточной развитости системы социального контроля как механизма борьбы с пандемией в России.

Ключевые слова: социальный контроль, общественный контроль, государственный контроль, санкции, пандемия, коронавирусная инфекция, COVID-19.

A SOCIOLOGICAL ANALYSIS OF THE IMPLEMENTATION OF SOCIAL CONTROL AS A MECHANISM
FOR COMBATING THE PANDEMIC: ADVANTAGES, CONDITIONS, EFFICIENCY FACTORS

Research article

Vorobyova A.G.*

ORCID: 0000-0003-2379-2429,

MIREA – Russian Technological University, Moscow, Russia

* Corresponding author (g_alevtina[at]mail.ru)

Abstract

The article examines the prerequisites for the use of social control as a mechanism to combat the pandemic. The authors present the results of a public opinion study by Russian Public Opinion Research Center, FOM (Fond “Obshchestvennoe mnenie), ROMIR and GALLUP INTERNATIONAL, showing the ambiguity of public perception of new norms and sanctions used within the framework of state control. The study analyzes the specifics of social control in the conditions of a pandemic, identifies the factors influencing the formation of an effective system of social control in the fight against the pandemic, as well as the conditions for its effective implementation, it also notes the advantages of implementing social control. The authors also formulate a conclusion about the insufficient development of the social control system as a mechanism for combating the pandemic in Russia.

Keywords: social control, public control, state control, sanctions, pandemic, coronavirus infection, COVID-19.

Введение

Пандемия коронавирусной инфекции олицетворила собой существенный вызов государству – своевременно принятые адекватные меры со стороны руководства стран мира были способны минимизировать, а в ряде случаев и предотвратить тяжелейшие экономические, социальные, и другие последствия эпидемии.

В качестве основного механизма борьбы с пандемией большинство стран мира использует государственный контроль, предполагающий установление ограничительных и запретительных мер, подразумевающих введение новых, а значит непривычных для общества и государства социально-правовых норм. Скорость появления этих норм во многом способствовала их общественному неприятию, что, в свою очередь, потребовала введения новых мер по оценке их соблюдения, и санкций как завершающего этапа реализации государственного контроля.

Использование санкций представляет собой исторически сложившийся механизм, в том числе и в рамках административной политики, однако в последние годы они относятся и к одному из наиболее используемых механизмов в рамках международных отношений. Это доказывается значительным исследовательским интересом в отношении эффективности применения преимущественно политических и экономических санкций в рамках взаимоотношений различных государств. Важно отметить, что данные многих исследований доказывают неэффективность большей части используемых санкций, проявляющуюся в первую очередь, в невозможности достижения поставленной цели, а также появлением значительного количества негативных последствий, сохраняющихся достаточно долгий период даже после отмены санкционных режимов [7, C.27-34], [2].

Однако исследования на предмет эффективности использования санкций в других областях (в том числе и в период пандемии) не находят должного научного отражения, и можно назвать этот вопрос недостаточно исследованным наряду с высокой значимостью анализа эффективности применения санкций как важного элемента механизма государственного контроля для достижения поставленной на государственном уровне цели-минимизации распространения новой коронавирусной инфекции и стабилизации положения. Таким образом, актуальность исследования эффективности использования санкций и ограничительных мер в целом обусловлена необходимостью поиска и использования наиболее эффективных механизмов управления (важным элементом которого является контроль) в процессе достижения поставленной цели. При этом очевидно, что полноценное исследование эффективности этих механизмов должно охватывать целый спектр обуславливающих факторов, и может стать предметом исследований как социологов, так и экономистов, психологов, и специалистов иных научных областей.

Основная часть

С социологической точки зрения, негативная реакция на введение непривычных для общества ограничительных мер и новых санкций понятна – угроза привычному образу жизни, включающему в том числе, большую опасность снижения уровня дохода или полной потери работы в связи с приостановкой деятельности ряда организаций, совместно с общим уровнем повышенной тревожности в период пандемии, приводит к повышению протестного потенциала и снижению уровня поддержки властей.

Так, по результатам регулярно проводимого ВЦИОМ исследования одобрения деятельности государственных институтов, в «допандемическом» июле 2019 года, деятельность Президента России одобряли 64,3% опрошенных, Правительства – 41,2%, спустя 2 года этот показатель составил соответственно 59,6 и 34,2% [6]. При этом оцениваемый ФОМ тренд-индекс, характеризующий баланс между мнениями респондентов об усилении / ослаблении определенной характеристики пандемической реальности [8] «отношение к федеральной власти» за период с октября 2020 по июль 2021 года находился в диапазонах от 42 до 60, составляя свои минимальные значения преимущественно в периоды применения мер по усилению самоизоляции и использования дополнительных мер контроля и усиления санкционного механизма в большей части регионов страны (октябрь-декабрь 2020 года), и напротив, более высокие – при ослаблении данных мер (март-апрель 2021 года).В эти же периоды ощутимо изменяется статистика, отражающая мнение населения страны о деятельности региональных властей, занимающихся проблемами, связанными с эпидемией коронавирусной инфекции – так, если за период с марта по декабрь 2020 от 10 до 15% опрошенных заявляли о том, что их отношение к властям за последние 2-3 недели улучшилось, от 19 до 26% – об ухудшении отношения, то за период с марта по апрель 2021 года, эти показатели составляли соответственно от 23 до 28% и с 8 до 10% [9].

Согласно исследованию, проведенному по заказу Фонда развития гражданского общества исследовательским холдингом ROMIR в партнерстве с GALLUP INTЕRNATIONAL в 2020 году, более трети населения (37%) граждан считали ряд ограничительных мер чрезмерными, в первую очередь отмечая среди таковых режим самоизоляции, штрафы, ограничения передвижения, закрытие рабочих мест, пропускную систему. Согласно этому же исследованию, в среднем каждый пятый опрощенный оценивает действия федеральных властей как слишком жесткие или избыточные (эти варианты выбраны 22% респондентов) [10].

В то же время при наличии вышеописанных негативных социальных последствий, эффективность данных мер пока не является очевидной – страну настигают очередные волны распространения коронавирусной инфекции, планируемой стабилизации ситуации не ожидается. В этих условиях следует обратить внимание на поиск иных эффективных механизмов управления и контроля, одним из которых может выступить социальный контроль.

Обращаясь к определению социального контроля, в первую очередь приведем понятие, данное Ж. Гурвичем, который акцентирует внимание на причинах необходимости его функционирования в любом обществе и на всех этапах общественного взаимодействия, определяя социальный контроль «как совокупность культурных моделей, социальных символов, коллективных значений ценностей, идей и идеалов, так же как и действий и процессов, которые их охватывают, рассматривают и используют и посредством которых каждое глобальное общество, каждая частная группа, каждая форма социабельности и каждый индивид, преодолевают антиномии, напряжения и конфликты»[16, C.297]. С точки зрения социологии девиантного поведения социальный контроль трактуется как «механизм самоорганизации (саморегуляции) и самосохранения общества путем установления и поддержания в данном обществе нормативного порядка и устранения, нейтрализации, минимизации нормонарушающего – девиантного поведения» [4, C.207], [5, C.42-43]. В исследовании вопроса социального контроля как средства профилактики распространения коронавирусной инфекции и механизма борьбы с пандемией под девиантным поведением будет пониматься любое поведение, способствующее распространению инфекции, и запрещенных с точки зрения правовых или моральных норм.

Реализация социального контроля осуществляется разнообразными субъектами, обладающими характерными особенностями, выражающимися в механизмах, правовых формах его реализации, спектрах воздействия на подконтрольный объект, и т.д. Внешне являясь самостоятельными видами контроля, общественный и государственный контроль в совокупности составляют систему социального контроля и, имея различные формы и методы осуществления, являются элементами единой системы, способной привести к более эффективной реализации управленческих задач, связанных с борьбой с коронавирусной инфекцией. Таким образом, под государственным контролем понимается деятельность уполномоченных органов государственной власти, направленная на предупреждение, выявление и пресечение нарушений юридическими лицами, их руководителями и иными должностными лицами, индивидуальными предпринимателями, их уполномоченными представителями обязательных требований посредством организации и проведения проверок и мероприятий по профилактике нарушений [15]. Общественный же контроль как элемент системы социального контроля за распространением коронавирусной инфекции может быть определен как выполняемая в соответствии с правовыми и социальными нормами деятельность субъектов общественности по осуществлению наблюдения, проверки, оценки соблюдения норм, способствующих профилактике распространения коронавирусной инфекции, а также применение мер воздействия с целью устранения нормонарушающего поведения.

В связи с этим правильным будет отметить, что механизм социального контроля не может выступить заменой уже используемых формальных механизмов контроля, а лишь выступает более полной его альтернативой. При этом рассматривая социальный контроль как совокупность государственного и общественного, формальных и неформальных механизмов, отметим очевидные преимущества использования потенциала общественного контроля как его элемента:

– существенное превышение числа агентов социального контроля – фактически, при полноценной его реализации число агентов становится неограниченным и составляет все общество. При этом известно, что особенность формальных санкций и формального контроля сводится к тому, что чем меньше вероятности выявления нарушения, тем больше вероятность данного факта. В действительности, данное преимущество очевидно особенно в данном случае, где речь идет о распространении инфекции в первую очередь из-за несоблюдения гигиенических и медицинских предписаний – невозможно создать всеобъемлющую систему государственного контроля без использования субъектов общественного контроля и привлечения всех к выполнению общенациональной задачи. Устав Всероссийской организации здравоохранения подтверждает данное утверждение, акцентируя внимание на том, что активное сотрудничество со стороны общества является крайне важным для улучшения здоровья народа [14].

– наряду с формальными контролем и санкциями, общественный требует значительно меньшего количества административных и финансовых ресурсов (при этом речь идет о них преимущественно не в контексте реализации самого процесса контроля, а скорее при формировании требуемых социальных установок, то есть на этапе формирования механизма социального контроля).

Также отмечая особенности реализации контроля со стороны общества, следует вернуться к вопросу рассмотрения эффективности санкций, вводимых государством. Используемые современным обществом санкции в определенном смысле являются более мягкими, и преимущественно включают в себя общественное порицание, осуждение, то есть направлены на включение психологических механизмов, и склонности к социальной солидарности и идентичности.

Важным фактором, влияющим на развитие и успешное функционирование различных форм социального контроля в разрезе борьбы с пандемией, является необходимость формирования устойчивых моральных установок и ценностных ориентации в российском обществе.

Таким образом, одним из важнейших условий эффективного функционирования социального контроля как механизма, способствующего борьбе с распространением коронавирусной инфекции, является формирование новых норм поведения в обществе. Один из наиболее высоких уровней принятия этих норм, очевидно, должен выражаться в закреплении в поведении населения новых социальных привычек, связанных с охраной здоровья и безопасности, взаимодействия с обществом, в частности, следованию правилам по соблюдению социальной дистанции, режима самоизоляции, ношению масок, вакцинированию, и многие другие. А. Комендант-Бродовская в своей статье [17] отмечает, что новый тип социальной ситуации, сложившейся в связи с эпидемией COVID-19 «призывает» к формированию новых социальных норм, а использование неформального социального контроля со стороны общества является наиболее эффективным инструментом в борьбе с распространением инфекции. Отечественные исследователи дополняют эту идею, акцентируя внимание на том, что пандемия научила новым «критериям принятия человеком социальных норм и ценностей в период мировой эпидемии» [12, C. 12].

Очевидно, что эта задача предполагает под собой достаточно долгую и кропотливую работу по формированию нового образа жизни и привычек посредством информационного воздействия государства на личность и общество, немаловажную работу в чем составляют СМИ. Сложно на сегодняшний день переоценить роль социального медиа пространства. Исследование ФОМ, проведенное в первую волну пандемии, показало, что с середины марта до середины апреля 2020 года в глобальной сети появлялось от 1 до 1,5 млн. постов с упоминанием коронавирусной инфекции. При этом наиболее активной аудиторией здесь оказались не молодые люди, а пользователи сетей в возрастной категории от 40 до 60 лет. Всего за неделю, начиная с 16 марта 2020 года слово «коронавирус» использовалось в поисковых запросах Яндекса 57 млн. раз [13, C.30]. Это подтверждается и исследованием ROMIR в партнерстве с GALLUP INTЕRNATIONAL, в соответствии с которым россияне считают ТВ и Интернет СМИ основными источниками информации о распространении коронавирусной инфекции в мире, эти же источники вызывают у населения и наибольшее доверие, при этом социальные сети и информация друзей и родственников занимают вторую позицию в этом списке [10].

Процесс создания и закрепления соответствующего образа мышления и поведения, способствующего профилактике распространения коронавирусной инфекции, и формирующееся под воздействием государства, должно подкрепляться практическими действиями, направленными на удовлетворение потребностей людей. В данном случае речь может идти как о первичной потребности в безопасности, так и акценте на удовлетворении материальных и духовных потребностей, очевидным противостоянием на пути которых является локдаун как следствие распространения вируса.

Таким образом, неотъемлемым условием эффективного формирования новых ценностей и установок выступает необходимость осознания личностью и обществом в целом того, что соответствующие призывы, обращения и требования напрямую ставят в зависимость удовлетворение их потребностей – заинтересованность общества в предложенной программе, пробуждение активности и инициативы являются неотъемлемыми задачами, решаемыми государством для формирования эффективной системы социального контроля в условиях пандемии. Иначе говоря, обеспечить данный процесс возможно путем перевода общего языка на конкретный язык каждой отдельной личности, вызывая интерес к достижению намеченной цели с помощью воздействия на индивидуальные потребности и интересы каждого конкретного гражданина. В этих условиях возможен переход к такому состоянию системы, при котором государственные цели переходят в разряд общественных, а последние становятся личными целями каждого гражданина [1, C. 136].

Автор полагает, что на сегодняшний день говорить о сформированной системе социальных норм, позволяющей с высокой эффективностью использовать механизм социального контроля в борьбе с пандемией, было бы ошибочным, что связано с двойственным восприятием общества мер в рамках борьбы с пандемией. Особенно ярко это проявляется в период усиления мер по вакцинации населения, при котором общество раскалывается на два лагеря – противников и сторонников вакцинации. Так, по результатам опроса ВЦИОМ, проведенного в июне 2021 года, более половины россиян (60%) положительно относятся к массовой вакцинации от коронавирусной инфекции, отрицательно — 22%, при этом 42% не намерены прививаться. Примечательно, что с каждым месяцем снижается количество затрудняющихся оценить свое отношение к вакцинации, и в июне число таких респондентов составило только 3% [3], что подтверждает факт сформированности мнений большинства россиян, а также наличия противоположных позиций в российском обществе. Сопротивление обостряется на фоне как минимум 2 факторов:

  1. Периодического появления информации на предмет оспаривания эффективности используемых государством мер борьбы с коронавирусной инфекцией, стремительно расходящейся посредством социальных сетей и систем мгновенного обмена сообщениями. Т.В. Семина и А.А. Тыртышный обращают внимание в своей статье [12, C. 14] на существовании феномена ковид-диссидентства, которое выражается в появлении в СМИ, научных изданиях и социальных сетях материалов о несущественности или полном отсутствии опасности, связанной с распространением коронавирусной инфекции, формирования противоборства в информационном пространстве и реальных массовых протестах.
  2. Уклончивой политикой федеральных властей в отношении некоторых вопросов. Так, результаты исследования Фонда «Петербургская политика», проведенного в июне 2021 года позволили сформулировать наличие следующих ключевых конфликтов [11]:

– конфликт между сохранением прежней уклончивой риторики относительно добровольной вакцинации и начавшимся процессом административного принуждения к ней различных групп населения.

– конфликт между попытками стимулировать спрос на вакцину и ненасыщенностью ею рынка.

– конфликт между общей неагрессивной риторикой пропаганды вакцинации и существенным ростом тревожности среди различных групп населения относительно получения вакцины. При этом отмечается, что страх заражения в обществе заметно снижается в условиях накопившейся усталости населения от темы коронавирусной инфекции несмотря на существенно ухудшающуюся динамику инфицированных и умерших.

Тем не менее, большая часть управленческих воздействий со стороны государства в нашей стране, очевидно, были выбраны верно и применены своевременно, что видно исходя из сравнения уровня и последствий распространения коронавирусной инфекции во многих странах.

Заключение

Необходимость борьбы с пандемией COVID-19 олицетворила собой новое явление, влекущее не только существенные экономические и политические последствия, но и выступила важным фактором социальных изменений, выражающихся в формировании новых моральных установок, ценностных ориентаций, норм поведения в обществе, более глубокого осознания в обществе личностной и коллективной ответственности, обеспечивающих возможность задействования такого эффективного ресурса и механизма управления, как социальный контроль. Проведенное исследование позволило определить, что социальный контроль выступает эффективным механизмом борьбы с пандемией при условии реализации не только государственного, но и общественного контроля как его важного элемента. Государством предпринимается ряд мер по формированию эффективной системы социального контроля, однако наличие ряда проблем пока не позволяют реализовывать социальный контроль с высокой степенью эффективности.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Афанасьев В.Г. Человек в управлении обществом / В.Г. Афанасьев. -М.:Политиздат, 1977.-382с.
  2. Белоозеров С.А. Экономические санкции против России: оценка влияния, стратегия и политика противодействия / С.А. Белоозеров, Е. Соколовская, И. В. Радиков и др. // Портал исследователей – преподавателей, научных работников, аспирантов и студентов [Электронный ресурс] – URL: https://pureportal.spbu.ru/ru/projects (дата обращения: 11.07.2021)
  3. Вакцинация от коронавируса: мониторинг ВЦИОМ // ВЦИОМ. [Электронный ресурс] – URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/vakcinacija-ot-koronavirusa-monitoring-1 (дата обращения: 14.07.2021)
  4. Гилинский Я.И. Глобализация, девиантность, социальный контроль / Я.И. Гилинский // Сборник статей.- СПб.: ДЕАН,2009.- 336 с.
  5. Гилинский И.Я. Социальный контроль в современном обществе: проблемы и перспективы / И.Я. Гилинский // Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социальный контроль.-М.,1992. С.39-59
  6. Деятельность государственных институтов ВЦИОМ // ВЦИОМ. [Электронный ресурс] – URL: https://wciom.ru/ratings/dejatelnost-gosudarstvennykh-institutov/ (дата обращения: 14.07.2021)
  7. Заернюк В.М. Оценка эффективности внедрения санкций: мировой опыт / В.М. Заернюк, С. Алавифар // Финансовая аналитика: проблемы и решения. №42(2015). C. 27-37.
  8. КоронаЗонд // Проект Корона-ФОМ [Электронный ресурс] – URL: https://covidfom.ru/k-zond (дата обращения: 11.07.2021)
  9. КоронаЗонд. Ежедневные опросы ФОМ (2 волна) // Проект Корона-ФОМ [Электронный ресурс] – URL: https://fomru.sharepoint.com/:x:/s/inFOM/EUuLyWmcTANPqsNzbERFxuEBMNPmEXBiHUXUm3OZm4VKhA?rtime=wknln41H2Ug (дата обращения: 15.07.2021)
  10. Результаты всероссийского опроса ROMIR и GALLUP INETRNATIONAL об отношении населения к коронавирусу // Фонд развития гражданского общества [Электронный ресурс] – URL: http://civilfund.ru/mat/view/117 (дата обращения: 14.07.2021)
  11. Рейтинг Фонда «Петербургская политика» за июнь 2021 года // Фонд «Петербургская политика» [Электронный ресурс] – URL: https://fpp.spb.ru/fpp-rating-2021-06#_Toc76460539 (дата обращения: 12.07.2021)
  12. Семина Т.В. Социальная солидарность и конфронтация в период пандемии коронавируса COVID-19: социальные и правовые аспекты / Т.В. Семина, А.А. Тыртышный //Образование и право №7, 2020. С 11-20
  13. Социология пандемии. Проект коронаФОМ / Рук.авт. колл. А.А.Ослон. – М.: Институт Фонда Общественное Мнение (инФОМ), 2021. – 319 с.
  14. Устав (Конституция) Всемирной организации здравоохранения // Информационно-правовой портал Гарант.ру [Электронный ресурс] – URL: http://base.garant.ru/2540328/ (дата обращения: 15.07.2021)
  15. Федеральный закон от 26.12.2008 N 294-ФЗ (ред. от 11.06.2021) “О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля” / Консультант плюс [Электронный ресурс] – URL: https://clck.ru/WouXR (дата обращения: 19.07.2021)
  16. Gurvitch O. Dialectiqueetsociologie / Gurvitch. P.: Flammarion, 1972. – 312 p.
  17. Komendant-Brodovska A. Social control systems and Covid-19 / A. Komendant-Brodovska. [Electronic resource] – URL: https://elephantinthelab.org/social-control-systems-and-covid-19/ (accessed: 14.07.2021)

Список литературы на английском языке / ReferencesinEnglish

  1. Afanas’yev V.G. Chelovek v upravlenii obshchestvom [Man in the management of society] / V.G. Afanas’yev. -M.:Politizdat, 1977. – 382 p. [in Russian]
  2. Beloozerov S.A. Ekonomicheskiye sanktsii protiv Rossii: otsenka vliyaniya, strategiya I politika protivodeystviya [Economic sanctions against Russia: impact assessment, strategy and policy of counteraction] / A. Beloozerov, Ye. Sokolovskaya, I. V. Radikov et al. // Portal issledovateley – prepodavateley, nauchnykhrabotnikov, aspirantovistudentov [Portal of researchers – teachers, researchers, graduate students and students] [Electronic resource] – URL: https://pureportal.spbu.ru/ru/projects (accessed: 11.07.2021) [in Russian]
  3. Vaktsinatsiya ot koronavirusa: monitoring VTSIOM [Vaccination against coronavirus: monitoring VTsIOM] // VTSIOM. [Electronic resource] – URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/vakcinacija-ot-koronavirusa-monitoring-1(accessed: 14.07.2021) [in Russian]
  4. Gilinskiy YA.I. Globalizatsiya, deviantnost’, sotsial’nyykontrol’ [Globalization, deviance, social control] / I. Gilinskiy // Collection of articles.- SPb.: DEAN,2009.- 336 p.[in Russian]
  5. Gilinskiy I.YA. Sotsial’nyy kontrol’ v sovremennom obshchestve: problem I perspektivy [Social control in modern society: problems and prospects] / I.YA. Gilinskiy // Aktual’nyye problem sotsiologii deviantnogo povedeniya I sotsial’nyy kontrol’ [Actual problems of the sociology of deviant behavior and social control]. -M., 1992. p.39-59. [in Russian]
  6. Deyatel’nost’ gosudarstvennykh institutov VTSIOM [Activities of state institutions VTsIOM] // VTsIOM. [Electronic resource] – URL: https://wciom.ru/ratings/dejatelnost-gosudarstvennykh-institutov/ (accessed: 14.07.2021) [in Russian]
  7. Zayernyuk V.M., Alavifar S. Otsenka effektivnosti vnedreniya sanktsiy: mirovoy opyt [Evaluation of the effectiveness of the implementation of sanctions: world experience] / Zayernyuk V.M., Alavifar S. // Finansovaya analitika: problem I resheniya. [Financial analytics: problems and solutions]. №42(2015). P. 27-37. [in Russian]
  8. KoronaZond / ProyektKorona-FOM [KoronaZond / Project Korona-FOM] [Electronic resource] – URL: https://covid19.fom.ru/k-zond (accessed:11.07.2021)[in Russian]
  9. Yezhednevnyye oprosy FOM (2 volna) [Crown Probe. Daily polls FOM (2nd wave)] // Project Corona-FOM [Electronic resource] – URL: https://clck.ru/Wovjp (accessed: 15.07.2021)[in Russian]
  10. Rezul’taty vserossiyskogo oprosa ROMIR i GALLUP INETRNATIONAL ob otnoshenii naseleniya k koronavirusu [Results of the all-Russian poll ROMIR and GALLUP INETRNATIONAL on the attitude of the population towards coronavirus] // Fond razvitiya grazhdanskogo obshchestva [Civil Society Development Fund] [Electronic resource] – URL: http://civilfund.ru/mat/view/117 (accessed:14.07.2021)[in Russian]
  11. Reyting Fonda «Peterburgskaya politika» zaiyun’ 2021 goda [Rating of the Petersburg Politics Foundation for June 2021] // The Petersburg Politics Foundation] [Electronic resource] – URL: https://fpp.spb.ru/fpp-rating-2021-06#_Toc76460539 (accessed:12.07.2021)[in Russian]
  12. Semina T.V. Sotsial’naya solidarnost’ I konfrontatsiya v period pandemii koronavirusa COVID-19: sotsial’nyye I pravovyye aspekty [Social solidarity and confrontation during the COVID-19 coronavirus pandemic: social and legal aspects] / T.V. Semina, A.A. Tyrtyshnyy // Obrazovaniye I pravo [Education and Law]. №7, 2020. P. 11-20. [in Russian]
  13. Sotsiologiya pandemii [Sociology of a pandemic] // Project crown FOM /head of the team of authors A.A.Oslon. M.: Institut Fonda Obshchestvennoye Mneniye (inFOM), 2021. – 319 p.[in Russian]
  14. Ustav (Konstitutsiya) Vsemirnoy organizatsii zdravookhraneniya [Charter (Constitution) of the World Health Organization] // Information and legal portal Garant.ru]. [Electronic resource] – URL: http://base.garant.ru/2540328/( accessed: 15.07.2021) [in Russian]
  15. Federal’nyy zakon ot 26.12.2008 N 294-FZ (red. ot 11.06.2021) “O zashchite prav yuridicheskikh lits i individual’nykh predprinimateley pri osushchestvlenii gosudarstvennogo kontrolya (nadzora) i munitsipal’nogo kontrolya” [Federal Law of December 26, 2008 N 294-FZ (as amended on June 11, 2021) “On the Protection of the Rights of Legal Entities and Individual Entrepreneurs in the Exercise of State Control (Supervision) and Municipal Control”] [Electronic resource] – URL: https://clck.ru/WouXR (accessed: 19.07.2021)
  16. Gurvitch O. Dialectiqueetsociologie / Gurvitch. P.: Flammarion, 1972. – 312 p.
  17. Komendant-Brodovska A. Social control systems and Covid-19 / A. Komendant-Brodovska. [Electronic resource] – URL: https://elephantinthelab.org/social-control-systems-and-covid-19/ (accessed: 14.07.2021)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.