Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 83-85 Выпуск: № 1 (20) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Барейша А. Г. СОЦИАЛЬНЫЕ СТРАХИ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ / А. Г. Барейша // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 1 (20) Часть 4. — С. 83—85. — URL: https://research-journal.org/social/socialnye-straxi-v-strukture-socialnogo-samochuvstviya/ (дата обращения: 22.10.2019. ).
Барейша А. Г. СОЦИАЛЬНЫЕ СТРАХИ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ / А. Г. Барейша // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 1 (20) Часть 4. — С. 83—85.

Импортировать


СОЦИАЛЬНЫЕ СТРАХИ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ

Барейша А. Г.

Студентка, Смоленский государственный университет

СОЦИАЛЬНЫЕ СТРАХИ В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНОГО САМОЧУВСТВИЯ

Аннотация

 В статье рассматривается проблема соотношения социальных страхов и социального самочувствия. Анализируются различные научные подходы к феномену социального самочувствия, выявляется обоснованность и гносеологическая ценность применения категорий страх, тревога в теоретических и прикладных социологических исследованиях социального самочувствия.

Ключевые слова: социальный страх, социальная тревога, социальное самочувствие, социология эмоций, социальное настроение.

Bareysha A. G.

Student, Smolensk State University

SOCIAL STRUCTURE FEAR IN SOCIAL WELLBEING

Abstract

The problem of the relation of social fears and social wellbeing. The various scientific approaches to the phenomenon of social wellbeing, reveals the validity and value of applying epistemological categories fear, anxiety in theoretical and applied sociological studies of social wellbeing.

Keywords: social anxiety, social anxiety, social health, sociology of emotions, social mood.

Сегодня изучение социального самочувствия является одним из важных направлений современной отечественной социологии. Интерес к этому феномену у социологов-теоретиков и специалистов в области прикладной социологии вызван той ролью, которую играет самочувствие в системе общественных отношений.

В отечественной социологии при изучении социального самочувствия принято отталкиваться от понятия «социальное настроение», разработанность которого дает возможность построить индекс социального самочувствия, в основе которого лежит вызванное конкретными условиями жизни людей состояние переживания по поводу «комфортности – дискомфортности» жизни и деятельности в обществе.

Сложность и многогранность феномена социального самочувствия сказывается на разнообразии теоретических подходов и методик  его эмпирического изучения. В отечественной социологии  можно выделить следующие варианты понимания сущности социального самочувствия, которое представляется как:

– характеристика степени удовлетворенности условиями жизни в обществе, как показатель отношения к социальным изменениям, касающимся условий жизнедеятельности людей, как индикатор статусной идентичности [1];

– как ценностно-когнитивное состояние, характеризующее процессы адаптации к новым условиям жизни [2; 3];

– как оценка состояния комфорта-дискомфорта [4].

Социальное самочувствие – это не только внутреннее состояние индивида, группы, общества, но и «эмоционально-действенное состояние» (Асланова О.А.), включающее в себя волевое начало, реализующееся в различных формах активности.

Социальное настроение имеет сложную структуру, каждый из элементов которой взаимосвязан друг с другом. Лишь рассматривая все структурные компоненты в системе, мы можем понять сущность феномена социального настроения.

В  прикладных исследованиях наиболее разработанными методиками изучения социального самочувствия являются методики ВЦИОМ и Левада-Центра. Индекс социальных настроений, разработанный учеными Всероссийского центра изучения общественного мнения, строится на основе регулярных опросов общественного мнения и дает представления о влиянии массового сознания на развитие страны. ИСН демонстрирует, какова степень влияния субъективного фактора, отражающего индивидуальные предпочтения и настроения на развитие общества в целом и  на реальное поведение населения. На основе таких показателей как удовлетворенность жизнью, социальный оптимизм, материальное положение, экономическое положение страны, политическая обстановка, общий вектор развития страны и строится индекс социальных настроений [5]. В отличие от методики ВЦИОМ, Левада-Центр более углубленно изучает социальное самочувствие людей в обществе. Список вопросов, который служит эмпирической базой для расчета индексов и включает в себя 12 вопросов, объединенных в четыре группы, образующие основу для расчета частных индексов ИСН:  частный индекс личного положения,  частный индекс текущего положения России,  частный индекс ожиданий, частный индекс оценок деятельности государственной власти. Крайне важно отметить, что в методике Левада Центра, в число показателей ИСН входит частный индекс личного положения, который измеряет индивидуальные чувства и эмоции человека [6]. Благодаря этому индексу, мы можем выяснить (определить) испытывает ли общество страх перед социальными изменениями или нет. Ведь страх – это часть социального самочувствия. Это весомый показатель негативного настроения, который заставляет задуматься над тем, насколько правильны те изменения, которые происходят в обществе.

Для того чтобы понять место и роль страха в структуре социального самочувствия, обратимся к анализу этого эмоционального явления. Исследователи страха признают, что страх является  одной из фундаментальных эмоций и занимает одно из центральных мест в эмоциональной сфере человека [7]. Страх – это одна из сильнейших эмоций, возникающая в условиях угрозы жизни индивида, его идеалам и принципам, ценностям, она направлена на источник действительно существующей или воображаемой опасности. А.И. Захаров утверждает, что возникновение страха имеет условно-рефлекторную природу, страх появляется непроизвольно, помимо воли [8].

Как отмечают исследователи страха, его роль двояка. С одной стороны, страх приносит пользу, так как предупреждает об опасности. С другой, проявления страха имеют побочные эффекты в виде ограничения деятельности восприятия, мышления, снижения или повышения социальной активности [9]. Эту силу страха нередко используют в коммуникациях для управления поведением в нужных коммуникатору целях [10].

Страх тесно связан с тревогой. Тревога представляет собой неприятное эмоциональное состояние, которое характеризуется субъективными ощущениями напряжения, ожидания неблагополучного развития событий. В отличие от страха тревога – это эмоциональное переживание и состояние, выражающее предвосхищение опасности, стимулирующее ее конкретизацию и поиск способов нейтрализации [11].

Это состояние возникает в ситуации неопределенной опасности, угрозы (ожидание негативной оценки или агрессивной реакции; восприятие отрицательного к себе отношения или угрозы своему самоуважению, престижу) и часто обусловлено неосознаваемым источником опасности, с которой еще предстоит столкнуться [12].

По мнению одних ученых, тревога и страх, имеют лишь количественные различия. По мнению других, отличаются принципиально, как по своим механизмам, так и по способу реализации. Так, например, К.Изард считает, что первичной и самостоятельной эмоцией является страх, а тревога представляет собой комбинацию нескольких эмоций: страха, печали, вины и стыда [13]. Тревога рассматривается как одна из форм выражения страха или стадия «тревожного ряда». Он показывает, как  меняются эмоциональные состояния человека в зависимости от изменения социальной ситуации, в которой он находится. Поэтому тревогу и страх, как и прочие эмоции, следует рассматривать как результат взаимодействия субъекта с условиями его жизнедеятельности [14].

Специфика социальных страхов заключается в том, что они носят массовый характер. Это феномен коллективного сознания, имеющий социально-психологические и социальные источники. При всем разнообразии типологии социальных страхов, они возникают как ответ на общественную по своему происхождению и по своей природе угрозу. Несмотря на это, генетически социальные страхи взаимосвязаны с биологической реакцией страха. Они произрастают из более примитивных биологических страхов и у взрослых людей практически полностью их  замещают. Смена биологических страхов социальными происходит достаточно постепенно, но безвозвратно. «Вот, например: грудной ребенок боится одиночества, темноты, чуть повзрослев, побывав в детской поликлинике, он начинает боятся уколов и врачей, причиняющих ему боль. Начав ходить в школу, у ребенка появляется страх перед учителями, боязнь невыученных уроков и опозданий. Так как осы «кусают» реже, чем ругает строгий учитель или суровая мать, то и боится последних он сильнее. И, со временем, социальные страхи выходят на первое место» [15, С. 36].

Социальные страхи могут вытекать из страхов биологических, но, всегда имеют специфический социальный компонент, который в них выходит на первое место, оттесняя более примитивные факторы выживания на второй план. В этом смысле соотношение страха и тревоги отражает единство биологического и социального в человеке, который как биологическое существо испытывает страх [16, с. 37-39].

Каково же место социальных страхов в социальном самочувствии? Социальное настроение, образующее основу самочувствия, возникает  в результате взаимодействия объективных общественных условий и субъективного состояния. Социальное настроение отражает восприятие возможности удовлетворения тех или иных потребностей [17, с. 53; 18]. То же можно сказать и о социальном страхе, если он становится ядром социального настроения. Социальные страх выражает отношение носителей этого настроения к объективным условиям их жизнедеятельности и показывает значимость и важность тех или иных потребностей [19, с. 74]. В свою очередь, изменение репертуара социальных страхов, их объектов свидетельствует о влиянии на самочувствие объективных условий жизнедеятельности людей, обусловленные макросоциальными факторами.  Например, если в репертуаре страхов преобладает беспокойство по отношению к проблемам преступности и экономического благополучия, то они указывают на актуальность удовлетворения потребности в безопасности и физическом существовании, которая актуализируется в условиях роста преступности и падения уровня жизни [20, с. 169].

Подводя итоги, нужно сделать следующие выводы. Социальное настроение является важным феноменом, изучение которого необходимо для понимания процессов, происходящих в современном обществе. В социальном настроении проявляется отношение индивидов ко всему, что происходит в обществе. Исследование социальных страхов в структуре социального самочувствия, их генезиса, специфики и иерархии, позволяет говорить о тенденциях пессимизма или оптимизма, об уверенности или неуверенности людей в завтрашнем дне. Это свидетельствует о том, что страх и тревога занимают очень важное место в структуре социального самочувствия. Различные их проявления и формы влияют на социальное настроение и поведение общества. Социальные страхи отражают реальную палитру оценок и мнений людей на происходящие процессы  в политической, экономической, социальной и духовной сферах жизни общества.  Благодаря включению категории страха и тревоги в индекс социального настроения, можно получить наиболее адекватную оценку состояния массового сознания (динамики общественного сознания) разных социальных общностей, что позволит осуществить наиболее достоверный прогноз развития эмоциональных состояний и поведения.

Литература

  1. Асланова О.А. Социальное самочувствие: измерительный инструментарий, показатели и социальные критерии // Теория и практика общественного развития. 2012. №2. Электронный журнал. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://teoria-practica.ru/-2-2012/sociology/aslanova.pdf
  2. Лебедева С.О. Социальное самочувствие горожан  // Социально-политическое развитие России как комплексная проблема гуманитарного знания: Материалы научных конференций. – Волгоград, 2007. – C. 139-142.
  3. Козырева П.М. Социальная адаптация населения России в постсоветский период // Социологические исследования. – 2011. – № 6. – С. 24-35.
  4. Русалинова А.А. Применение метода групповых оценок в социально-психологических исследованиях // Экспериментальная и прикладная психология. Учен. зап. ЛГУ. Серия психологических наук. – Вып. 4. – Л.: ЛГУ, 1971. –С. 211-236.
  5. Индексы социального самочувствия // Всероссийский центр изучения общественного мнения [Электронный ресурс] Режим доступа: http://wciom.ru/178/
  6. Обновленная методика измерения индекса социальных настроений (ИСН) // Аналитический центр Ю. Левады [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.levada.ru/obnovlennaya-metodika-izmereniya-indeksa-sotsialnykh-nastroenii-isn
  7. Витковская М.И. Социальные страхи как предмет социологического исследования: Автореф. дис. … канд. социол. наук. – М., 2006. – 22 с.
  8. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. – СПб.: Союз, 2000. – 448 с.
  9. Катастрофическое сознание в современном мире в конце ХХ века / Под редакцией: Шляпентоха В., Шубкина В., Ядова В. // Библиотека Гумер [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/Katastr/02.php
  10. Баринов Д.Н. Реклама и PR как средства формирования социальной тревожности // Аспирантский вестник Поволжья. 2008. №5-6. – С. 160-162.
  11. Баринов Д.Н. Социальные тревоги как феномен общественной жизни (социально-философский анализ): автореф. дисс… д-ра филос. наук. М., 2011. – 45 с.
  12. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 2001. – 752 с.
  13. Изард К.Э. Психология эмоций СПб: Питер, 2007. – 464 с.
  14. Баринов Д.Н. Феномен социальной тревоги: философский аспект // Alma Mater (Вестник высшей школы). – 2010. – №6. – С. 58-62.
  15. Щербатых Ю. Психология страха. – М.: Эксмо, 2006. – 416 с.
  16. Баринов Д.Н. Социальные тревоги: понятие, природа, роль в жизни общества. – М.: Алекс, 2010. – 204 с.
  17. Парыгин Б.Д. Общественное настроение. – М.: Мысль, 1966. – 328 с.
  18. Тощенко Ж.Т.,  Харченко С.В.  Социальное настроение. – М.: Academia,  1996. – 195 с.
  19. Баринов Д.Н. Страхи и тревоги в современной России: социальное самочувствие россиян в условиях кризиса //  Вестник Челябинского государственного университета. – 2009. – № 33 (171). – Серия: Философия. Социология. Культурология. – С. 74-78.
  20. Баринов Д.Н. Региональная специфика социальной тревожности // Вестник Челябинского государственного университета. – 2008. – №. 8. – Серия: Философия. Социология. Культурология. – С. 165-169.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.