Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 100-103 Выпуск: №3 (22) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Разумовский Д. Ю. ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА НА СОЦИАЛЬНУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ / Д. Ю. Разумовский, Е. П. Пьяных // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №3 (22) Часть 3. — С. 100—103. — URL: https://research-journal.org/social/proyavlenie-vliyaniya-multikulturalizma-na-socialnuyu-stabilnost-v-sovremennom-obshhestve/ (дата обращения: 08.12.2019. ).
Разумовский Д. Ю. ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА НА СОЦИАЛЬНУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ / Д. Ю. Разумовский, Е. П. Пьяных // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №3 (22) Часть 3. — С. 100—103.

Импортировать


ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА НА СОЦИАЛЬНУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

Разумовский Д.Ю.1, Пьяных Е.П.2

1Студент, 4 курс, Механический факультет, ФГБОУ ВПО Уральский государственный, университет путей сообщения, г. Екатеринбург, 2научный руководитель к.ф.н.,доцент кафедры философии и истории

ПРОЯВЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМА НА СОЦИАЛЬНУЮ СТАБИЛЬНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

 

Аннотация

В статье рассмотрен мультикультурализм как неоднозначное явление, тесно сопряженное с политическими и экономическими причинами межстрановой миграции. Предпринята попытка оценить положительные и отрицательные аспекты влияния мультикультурализма на социальную стабильность в мире с позиции цикличности развития общества.

Ключевые слова: мультикультурализм, миграционная политика, социально-экономическая политика, мигранты.

Rasumovskiy D.Y.1, Pyanih E.P.2

1Student, Ural State University of Railway Transport, Mechanical faculty, Yekaterinburg, 2supervisor PhD,  Associate Professor of Philosophy and History Department

MULTICULTURALISM AND SOCIAL STABILITY IN MODERN SOCIETY

Abstract

The article describes the multiculturalism as an ambiguous phenomenon, closely accompanied with political and economic causes of international migration. Attempted to assess the positive and negative aspects of the impact of multiculturalism on the social stability in the world from the perspective of cyclical society development.

Keywords: multiculturalism, migration policy, social and economic policies, migrants.

Современное мировое сообщество переживает очередной этап социальной глобализации – мультикультурализм. Явление, называемое «мультикультурализмом» сопряжено с процессами, происходящими в социальной и экономической жизни населения планеты. Так, трудовая миграция, вызванная экономическими причинами, порождает необходимость жить рядом людей из разных культур, этносов, религиозных конфессий. Отрицать взаимосвязь глобализационных процессов и мультикультурализма, вероятно, не станет никто из специалистов в данной области.

Глобализация, как процесс, начинается еще с античных времен, а именно со времени экспансии Александра Македонского, чьи завоевания породили империю, которая определяла направления развития экономики и культуры в Средиземноморье[1]. В дальнейшем глобализация основывалась на развитии новых технологий и их внедрении в быт человека. В XIX веке быстрая индустриализация привела к росту торговли и инвестиций между европейскими державами и США. В этот период однополярная торговля с развивающимися странами оценивается сегодня неоднозначно, и высказываются мнения об эксплуатации, которая позволила развитым странам закрепить свои лидирующие позиции. Ускорение глобализации относится к послевоенному периоду: уровень и темпы развития промышленного производства обусловили объемы международной торговли и в значительной степени повлияли на формирования международного рынка инвестиционных ресурсов.

Наряду с экономической глобализацией набирала обороты культурная. Для культурной глобализации характерно сближение деловой и потребительской культуры между странами и увеличение каналов международного общения. С одной стороны, это приводит к открытости национальных и культурных традиций народов для других стран, с другой стороны, – популяризация нового образа жизни отдельных стран может угрожать национальным культурным традициям и ценностям, вытесняя их. Следствием подобных тенденций является утрата самобытности народов, что особенно актуально для малых этносов[2].

Формируется ли в данных условиях реальная угроза выживания отдельных национальных культур под напором урбанизации, влияния унификации образования и условий жизни, миграционных потоков? Этот вопрос является остро дискуссионным в современном обществе и требует всесторонней оценки как с экономических, так и с социально-культурных позиций.

Политика мультикультурализма явилась тем инструментом, который реализует многоаспектный подход к оценке влияния глобализации на отдельные страны и народы. Термин «мультикультурализм» появился в Канаде в 60-х гг. ХХ века для обозначения состояния этнокультурного, расового, религиозного разнообразия населения страны. Официально он был признан в 1971 году, явившись своеобразным актом признания государственными институтами бесплодности ассимиляционной политики, направленной на гомогенизацию культурно многосоставного населения страны. Основными принципами данной идеологической концепции мультикультурализма являются:

− Позитивное отношение к этнокультурным различиям; признание того факта, что культурное многообразие обогащает данное общество, делает его более жизнеспособным.

− Право на культурное отличие: все члены и группы сообщества имеют право на сохранение и поддержание своих культурных особенностей.

− Культурная равноценность и взаимная толерантность.

− Иерархически структурированная двойная (множественная) идентичность: каждый индивид по своему выбору может одновременно быть частью нескольких множеств, что делает их пересекающимися. Идентификация себя с государством (гражданская идентификация) является первичной, с той или иной группой − вторичной.

− Единство во множественности: культурная автономия той или иной группы признается в той мере, в какой она не противоречит общим базисным ценностям большинства, с которым идентифицирует себя государство (селективное сохранение культур).

− Идентификация индивида с той или иной этнокультурной группой формирует у него устойчивое самосознание, содействует его психологической защищенности, тем самым создавая предпосылки для открытости индивида по отношению к другим этнокультурным группам и воспитания в нем терпимости.

− Право на равные шансы: культурные различия дополняются принципом недискриминации и равенства в социальной сфере.

− Политическая управляемость: мультикультурализм не есть саморазвивающийся феномен, для его формирования и развития необходима политическая воля и поддержка.

Следование принципам мультикультурализма на начальном этапе, безусловно, дало некоторые позитивные результаты, в частности: заполняемость рабочих мест стала расти, безработица стала снижаться среди мигрантов, в силу того, что уважение, которое должно к ним применяться было принято на государственном уровне. В целом, были созданы условия для благоприятного развития трудовой миграции. Однако, с ростом темпов миграции, стала изменяться риторика в адрес правительств государств со стороны приезжих. Массовость миграции и стала одной их основных проблем, с которой столкнулись принимающие страны: приняв свой статус равным коренному населению, мигранты не преследовали цели ассимиляции и интеграции в общество. Напротив, началась экспансия традиций, культурных и религиозных ценностей, образа жизни, что не всегда приемлемо для коренного населения.

Страны мира неравномерно наделены природными, территориальными, климатическими и человеческими ресурсами, что предопределяет разный экономический, социальный и научно-технический уровень развития. Так, Российская Федерация находится в исключительных условиях (территория составляет 17 098 246 км², население 143 млн. чел.), тогда как страны: Афганистан, Бангладеш, Бутан являются наиболее густонаселенными и одними из беднейших в мире. Так например в Бангладеш на 144 000 кв. км приходится 142 млн. чел. (986,1 чел/кв. км)[3]. Средний уровень дохода жителей Бутана составляет менее 200 USD на 1 человека в месяц, в Афганистане – менее 50 USD[4] . Основой экономики данных государств является, как правило, сельское хозяйство. Качество жизни граждан этих стран является причиной миграционных потоков в более развитые страны, что в общемировом масштабе не решает проблем, связанных с социальной и культурной адаптацией мигрантов и их ассимиляцией в принимающих странах. Наиболее существенной проблемой для коренного населения таких стран является растущий уровень безработицы, снижение оплаты труда, необходимость наделять прибывших социальными гарантиями, что негативно сказывается на отношении к мигрантам. Одновременно, страны – миграционные доноры также испытывают ряд проблем, сопряженных с оттоком рабочей силы и налогоплательщиков, снижением производства и рядом других[5].

В условиях развитых демократий при либерализации миграционных барьеров слабо контролируемые миграционные потоки, а иногда – нелегальные – представляют существенную угрозу населению принимающих стран, которую мультикультурализм решить не в силах. Наиболее острыми угрозами в данном случае выступают: социальная изоляция, религиозное и национально-культурное отвержение, преступность, рост безработицы и заболеваемости, претензии на социальное обеспечение, повышение рождаемости и другие.

Политика демократического отношения и мультикультурализма не в полной мере учитывает нежелание мигрантов ассимилироваться в новом обществе, их предпочтения жить обособленными диаспорами, сохраняя национальную самобытность и традиции. Так ли необходим в данных условиях мультикультурализм? И какая из сторон нуждается в нем в большей степени?

Поиск ответов на эти вопросы лежит, скорее, в области экономики, нежели культуры, поскольку принимающей стране необходимо иметь дополнительные резервы – средства, которые позволят социально адаптировать новое население, обеспечить его жильем, работой, медицинским обслуживанием, образованием и другими благами, доступными коренным жителям. Одновременно, имеет значение налоговый режим для мигрантов, который обеспечивал бы им возможность расширения социальных гарантий. На практике, принимая иммигрантов из государств с низким уровнем развития, принимающая страна сталкивается с нежеланием принимать существующие в ней нормы и законы, что порождает двойные стандарты в оценке действий местного и приезжего населения.

Долговременное пребывание в странах с развитой экономикой вынуждает принимать цивилизованные условия, которые вызывают необходимость получения образования для востребованности на рынке труда, межэтнические и межконфессиональные браки, способствующие ассимиляции. Эти тенденции нивелируют риски, связанные с включением приезжающего населения в систему культурных ценностей в соответствии с концепцией мультикультурализма.

В настоящее время мультикультурализм слабо решает исключительно важные проблемы, предопределяемые контрастным превосходством одних стан над другими, и связанной с этим превосходством миграцией.

Для Российской Федерации такая проблема возникла несколько позднее, после окончания существования СССР, однако, за короткий промежуток времени, приобрела серьезные масштабы. Российская Федерация является одной из лидеров по количеству мигрантов. Так по итогам 2013 года Россия заняла второе место в мировом рейтинге по количеству мигрантов. Согласно докладу ООН, их число в нашей стране достигло 11 млн.чел[6].

Стабилизация экономического положения в России после рыночных реформ вызвала современную миграционную волну, основную часть которой представлена трудоспособными гражданами из стран СНГ, преимущественно Украины, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Молдавии. Отечественные работодатели используют правовую неосведомленность мигрантов, не оформляют для своих работников необходимые документы, поощряя их нелегальное пребывание в РФ и ставя, таким образом, легальных мигрантов в бесправное положение. Сами трудовые мигранты из республик Средней Азии и Закавказья зачастую не владеют русским языком, не имеют образования и профессии. Этому способствует и то, что до 2002 года в России не было соответствующего минимальным стандартам законодательства о миграции. Среди государств, не входящих в СНГ, наибольшее количество мигрантов в Россию поставляют Китай, а также Вьетнам, Афганистан.

В 2006 принят закон, значительно упрощающий трудовую миграцию из государств, граждане которых въезжают в Россию без виз. В частности, для приёма такого иностранного гражданина на работу работодатель не должен получать предварительное согласие Федеральной миграционной службы. В 2007 году количество легально прибывших в Россию оказалось в шесть раз больше количества выехавших. По данным ФМС иммиграция покрыла 71 % естественной убыли населения РФ. По данным регионального отделения Управления миграционной службы Российской Федерации, за девять месяцев 2013 года в Москву и Московскую область въехало 3,3 млн. чел. трудовых мигрантов, а в Санкт-Петербург и Ленинградскую область − 2,5 млн. чел. В десятку стран-лидеров по приему мигрантов входят[7]:

− США (2 млн. в год);

− Канада (от 270 до 500 тыс. в год);

− Австралия (от 250 тыс. до 500 тысяч в год);

− Россия (220 тыс. в год);

− Франция (200 тыс. в год);

− Южная Корея (170 тыс. в год);

− Япония (150 тыс. в год);

− Швеция (90 тыс. в год);

− Великобритания (от 100 до 200 тыс. в год);

− Германия (от 80 до 130 тыс. в год).

Достигнув колоссальных объемов, миграция показала обратную сторону: приезжее население стало формировать национально-религиозные общины и диаспоры, каждая из которых выдвигает требования, призывающие к толерантности местное население, защищающие права национальных меньшинств, в частности, иммигрантский мультикультурализм и многонациональный федерализм.

Вопрос о действенности концепции мультикультурализма оказался не эффективным, его несостоятельность очевидна для граждан России, Австралии, европейских стран. Пошедший в Швейцарии всенародный референдум выявил более, чем категоричное мнение граждан о нежелании действовать в соответствии с введенными в Европейском Союзе нормами в области миграционной политики.

По какому пути следует идти дальше всем странам? – Вопрос открытый, ибо глобализационные процессы остановить невозможно, а потому меры, способные обеспечить гражданам развитых стран безопасность в условиях консолидации финансовых рынков, политической и экономической нестабильности, делают его все более риторическим.

[1] Следует отметить, что империя Александра Великого – не единственный пример глобализации.

[2] Примером могут служить народы Севера в России.

[3] По данным сайта Свободной энциклопедии Википедия на начало 2014 г. Доступ: http://ru.wikipedia.org/wiki/Россия

[4] По данным Всемирного Банка. Доступ: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gni/rating-countries-gni-info

[5] Мировая экономика и международные экономические отношения. Учебник под ред. А.С. Булатова, Н.Н. Ливенцева. М.: Магистр, 2008. – С. 571.

[6] Доступ: http://www.fms.gov.ru/press/news/regional/

[7] По данным сайта Свободной энциклопедии Википедия. Доступ: http://ru.wikipedia.org/wiki

 

Литература

  1. Мировая экономика и международные экономические отношения. Учебник под ред. А.С. Булатова, Н.Н. Ливенцева. М.: Магистр, 2008. – 654 с.
  2. Официальный сайт Всемирного банка: www.worldbank.org
  3. Официальный сайт Свободной энциклопедии Википедия: www.wikipedia.org
  4. Официальный сайт ФМС РФ: www.fms.govru

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.