Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 91-92 Выпуск: № 1 (20) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Куйбасова Ю. Е. ОСОБЕННОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ЧАСТНОЙ ПРОЦЕДУРЫ СЕМЕЙНОЙ МЕДИАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ / Ю. Е. Куйбасова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — № 1 (20) Часть 4. — С. 91—92. — URL: https://research-journal.org/social/osobennosti-vnedreniya-chastnoj-procedury-semejnoj-mediacii-v-sovremennom-rossijskom-obshhestve/ (дата обращения: 20.07.2019. ).
Куйбасова Ю. Е. ОСОБЕННОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ЧАСТНОЙ ПРОЦЕДУРЫ СЕМЕЙНОЙ МЕДИАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ / Ю. Е. Куйбасова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2014. — № 1 (20) Часть 4. — С. 91—92.

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ЧАСТНОЙ ПРОЦЕДУРЫ СЕМЕЙНОЙ МЕДИАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Куйбасова Ю.Е.

Магистр, Национальный исследовательский Томский государственный университет

ОСОБЕННОСТИ ВНЕДРЕНИЯ ЧАСТНОЙ ПРОЦЕДУРЫ СЕМЕЙНОЙ МЕДИАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

Аннотация

В данной статье освящен один из фрагментов исследования, посвященного рассмотрению особенностей медиации, как альтернативного способа разрешения споров между членами семьи, вызванных разводом. Особое внимание уделено описанию подходов  к осуществлению медиации, оценке существующих в российском обществе практик и выявлению факторов, формирующих специфику данного метода и позволяющих говорить о его перспективах.

Ключевые слова: Медиация, практики медиации, классическая и практическая школа медиации, споры (конфликты), развод.

 

Kuibasova YE

Master, National Research Tomsk State University

FEATURES OF INTRODUCTION OF A PRIVATE FAMILY MEDIATION PROCEDURES IN THE MODERN RUSSIAN SOCIETY

Abstract

In the article the author covers one aspect of the study the features of family mediation in case of divorce: the description of approaches to the implementation of the mediation, the evaluation of existing in Russian society practices and the identification of factors forming the specificity of this method, allowing to speak about its prospects.

Key words: Mediation, mediation practice, classical and practical  mediation school, disputes (conflicts), divorce.

Во многих развивающихся странах в последние годы наблюдается рост интереса к медиации как альтернативной форме разрешения спора в различных общественных сферах. Несмотря на то, что в России закон о медиации вышел только в 2010 году, можно утверждать, что медиация в нашей стране (в той форме, в которой мы её представляем себе сейчас) существовала и ранее. Медиация традиционно развивается в тех сферах, в которых существующие институты, не справляются со своей работой, в силу загруженности и сложности механизмов рассмотрения дел. Число конфликтов в обществе увеличилось, они стали более сложными, появились новые виды, которые требуют специальных форм разрешения, при которых сами стороны будут нести личную ответственность, их взаимодействие способствовать более полному раскрытию интересов сторон и более быстрому решению ситуации. Кроме того, существуют конфликтные ситуации, при решении которых важно оставаться партнерами (в семейной сфере), что и позволяет медиация.

Интересно знать, каково понимание медиации российскими специалистами, практикующими её, ведь во многом она определяется ролью медиатора, его ценностными установками  и опытом. Так автором было проведено полуформализованное интервью «Семейная медиация как альтернативная практика регулирования бракоразводного процесса на разных этапах» (январь-апрель 2013 г.) с экспертами и специалистами центров медиации Москвы и Новосибирска. В исследовании приняло участие 3 эксперта и 3 специалиста.

В ходе исследования были выявлены два подхода к осуществлению практик семейной медиации, к пониманию её целей и ценностей специалистами и экспертами. Одни относились к условно называемой «классической школе медиации», образцом деятельности которых является западный опыт. Их действия в осуществлении  медиации регламентируются европейским этическим кодексом медиатора и российским законодательством. Они не признают смешение различных практик, отступления от главных принципов медиатора, считая, что это уже иная деятельность, которая не может быть признана медиацией. Черты первого подхода в деятельности специалистов просматриваются в некоторых их ответах на вопрос об интерпретации понятий медиации как деятельности и медиатора:

         «Медиация – это особая, уникальная, очень тонко проработанная процедура, максимально способствующая самим сторонам договориться о разрешении конфликта. Медиатор – это только медиатор, абсолютно нейтральная, незаинтересованная в исходе общения сторона».

«Я сторонник международного термина медиации… – быть посередине, быть нейтральным, незаинтересованным, равно приближенным или равно отдаленным по отношению к сторонам спора. Помочь сторонам выработать решение, наделить стороны силой принять на себя определенную ответственность и обязательства за выработанное решение, что поможет впоследствии это решение добровольно исполнить».

Других специалистов и экспертов можно условно отнести к «практической школе медиации». Думается, что такое явление возникло вследствие адаптации метода к реалиям и традициям российского общества. В деятельности таких специалистов отсутствует четкое понимание специфики медиации, имеется собственная интерпретация роли медиатора в процессе урегулирования спора, принципов, на которых основывается их деятельность. Спектр методов, применяемых при осуществлении процедуры, выходит за рамки медиации, активно используются техники из психологии, элементы юридического консультирования, жизненный опыт, эмпантия и пр. Нарушается нейтральность медиатора, он не сторонний наблюдатель, а порой активный участник. Одна из организации, практикующих такой  подход, готова предоставить широкий выбор услуг, способствующих, по их мнению, медиации: психологическая поддержка, юридическая консультация, составление индивидуальной психоматрицы клиента, розыск второй стороны для привлечения к участию, для этого в организации существует специальная штатная единица, как они сами её обозначают – «силовик». Такой подход, ставит под сомнение другой принцип медиации – добровольность.  Тем не менее, они позиционируют себя как медиаторы. Следующие цитаты из интервью, в котором участвовало два специалиста, иллюстрируют вторую выявленную модель медиации:

         «Информант 2: Я считаю, что медиатор в первую очередь человек. Медиатор человек, который сажает две стороны за стол переговоров. Второе: человек, который сумел… противоположные позиции сторон донести… и … позволил каждой стороне взглянуть на проблему со стороны противоположной. Да, и, на мой взгляд, высший пилотаж это тогда, когда ты не выражаешь собственное мнение.

Информант 1: Но это очень сложно, потому, что люди, которые приходят к нам… всю жизнь строили, и то, что они построили –  это разрушилось… Они приходят, они хотят, чтоб мы им сказали, как это сделать. Но это неправильно. Иногда, конечно, приходится сказать, что есть такой вариант и такой. Я вот, например, как психоаналитик могу рассказать как себя вести…

Информант 2: … Потому что в классическом виде медиации, её как бы нет. Её не часто встретишь.

Информант 1: Она невозможна.

Информант 2: Нет, она ПОРОЙ невозможна, но при этом надо понимать. Результат. Да, допустим, классической медиации не было, но конфликт урегулирован».

Думается, что на выбор такого подхода в работе, понимание и осуществление процедуры, могут влиять образование, профессия и личные характеристики специалиста её осуществляющего.

Несмотря на то, что эксперты характеризуют процедуру медиации только с положительной стороны (экономия денег, времени, эмоциональных сил; индивидуальное определение обстановки, организации, регламента и содержания процедуры; защита частной сферы участников; возможность сохранения партнерских отношений, их поддержания и развития; долговечность достигнутого соглашения и высокая вероятность его осуществления; повышение компетентности участников в разрешении конфликтов и пр.), нельзя сказать, что она пользуется достаточным доверием и популярностью среди населения. Вероятно, при всех своих преимуществах медиация имеет и определенные барьеры внедрения в нашей стране. Вот что думают эксперты на этот счет:

         «Медиация будет медленно прорастать в российское общество, но это правильная скорость, ей не надо прорастать быстро. Главная сложность – это субъективная психологическая неготовность потенциальных клиентов медиации, но с этим ничего не сделаешь. Это будет меняться медленно и постепенно . Я еще раз подчеркну, медиация это «элитная» процедура. Ей не надо быть массовой. Не каждый человек готов, что ему надо за себя принимать решение. Многие не готовы, многие испытывают потребность, чтоб решение приняли за них, кто-то: мировой судья, начальник…».

      «Просто не готово общество. Во-первых…,  потому, что мы живем новой ситуации, прошло, сколько… 22 года. У нас долго, очень долго, от Советского союза к рыночным отношениям приучали, к системе судебной… Общество еще к суду-то не привыкло. Поэтому я думаю, что проблема российской медиации связана еще и с тем, что у нас… легче найти третье лицо, которое молотком стукнет и поставит точку в нашем конфликте. Это наш стереотип сегодняшнего восприятия, нежели садиться с человеком и договариваться. Я думаю, что именно вот в этом суть».

         «Если возникнет спор, куда я буду обращаться? Можно обращаться за помощью к государству, потому что за 70 лет советской власти наше поколение, которое постарше, которому сейчас за тридцать, всегда привыкли уповать на государство, и это называется патерналистские ожидания. И вот отец – государство должно разрешать наши частные правовые споры, как он скажет, так и будет.

   Несмотря на то, что деятельность медиативных служб носит преимущественно коммерческий характер и на базе социальных учреждений данная услуга внедряется крайне точечно, это не является главной проблемой по мнению экспертов. Также он считают, что у населения нет предвзятого отношения к заимствованной методике, так как она практически не отражает специфику культуры той страны, в которой появилась и более того, активно адаптируется в российском обществе.  Главная проблема в том, что люди еще не привыкли к новой системе взглядов и отношений, которая стала формироваться с начала 1990-х годов прошлого века. Они не готовы пока взять на себя ответственность за свои действия, за защиту своих интересов. Кроме того, суд у большинства населения олицетворяется с субъектом, стоящим на защите их прав и интересов, способный восстановить справедливость и наказать обидчика и поэтому предпочтение отдают ему. И действительно, часто люди чувствуют себя защищенными только в том случае, когда обидчик понес заслуженное наказание, а не выиграл в определенной степени от ситуации, что как раз и предполагает медиация (по схеме «Выигрыш — выигрыш»). Таковыми представляются реалии современного российского общества, однако специалисты сходятся в едином мнении, что перспективы у альтернативного способа разрешения споров хорошие.

Литература

1. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федер. закон Рос. Федерации от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 7 июля 2010 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 14 июля 2010 г. // Рос. газ. — 2010. — 30 июля.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.