Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.75.9.041

Скачать PDF ( ) Страницы: 79-84 Выпуск: № 9 (75) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Рыбакова Л. Н. «НОВЫЕ НАРКОТИКИ» КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЗАДАЧА / Л. Н. Рыбакова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 9 (75) Часть 2. — С. 79—84. — URL: https://research-journal.org/social/novye-narkotiki-kak-mezhdisciplinarnaya-issledovatelskaya-zadacha/ (дата обращения: 17.07.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.75.9.041
Рыбакова Л. Н. «НОВЫЕ НАРКОТИКИ» КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЗАДАЧА / Л. Н. Рыбакова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 9 (75) Часть 2. — С. 79—84. doi: 10.23670/IRJ.2018.75.9.041

Импортировать


«НОВЫЕ НАРКОТИКИ» КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЗАДАЧА

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.75.9.041

«НОВЫЕ НАРКОТИКИ» КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ ЗАДАЧА

Научная статья

Рыбакова Л.Н.*

Федеральный научный исследовательский социологический центр Российской Академии наук, Федеральный медицинский центр психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского Минздрава РФ, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (laryb[at]mail.ru)

Аннотация

Появление на рынке «новых потенциально опасных психоактивных веществ» (нПАВ) отмечается как в России, так и за рубежом. Оно обусловлено новыми технологиями («дизайнерское производство» химических веществ), а также новыми потребностями в обход наркополитики, ориентированной на криминализацию наркооборота. В силу своей латентности потребление «новых наркотиков» недостаточно изучено. В статье данный процесс рассматривается как деструктивное взаимодействие «спроса» и «предложения» на микро- и макроуровне социальной системы. Спрос обусловлен потребностью человека в дискретном одурманивании, а предложение – активным и разнообразным продвижением продукта к потребителю. В статье анализируются результаты опросов условных «экспертов» из разных сообществ, проведенные автором. Показаны трудности противодействия данной дисфункции социальной системы в силу ее многофакторного характера. Сделан вывод о более ярком характере инициации и провокации предложения нПАВ среди «новичков», склонных к экспериментированию, по сравнению с опытными потребителями наркотиков.

Ключевые слова: новые психоактивные вещества, дизайнерские наркотики, новые наркотики, наркоситуация, антинаркотическая политика, профилактика.

 

“NEW DRUGS” AS INTERDISCIPLINARY RESEARCH PROBLEM

Research article

Rybakova L.N.*

Federal Scientific Center for Sociological Research of the Russian Academy of Sciences, V. Serbsky Federal Medical Research Centre of Psychiatry and Narcology of the Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow, Russia

* Corresponding author (laryb[at]mail.ru)

Abstract

The appearance on the market of “new potentially dangerous psychoactive substances” is noted both in Russia and abroad. It is due to new technologies (“designer production” of chemicals), as well as a need to bypass drug policy focused on the criminalization of drug trafficking. Due to its latency, the consumption of “new drugs” is not sufficiently studied. In the article, this process is viewed as a destructive interaction between “demand” and “supply” at the micro and macro level of the social system. Demand is conditioned by the need of a person for discrete intoxication, and the offer is due to the active and diverse promotion of the product to the consumer. The article analyzes the results of surveys of conventional “experts” from different communities. The difficulties in counteracting this dysfunction of the social system due to its multifactor character are shown. A conclusion is drawn about a more vivid character of the initiation and provocation of new potentially dangerous psychoactive substances among “newcomers” who are prone to experimentation in comparison with experienced drug users.

Keywords: new psychoactive substances, designer drugs, new drugs, drug abuse situation, anti-drug policy, preventive measures.

Распространение «новых психоактивных веществ» в мире – явление последнего десятилетия [22]. В западной литературе его связывают с запретительной наркополитикой, которая не учитывает стремление некоторых категорий населения к одурманиванию алкоголем и другими отравляющими веществами: чем больше запретов, тем больше «обходных маневров» [3], [23].

Российские ученые рассматривают проблему «секторально»: в медицинском аспекте, психологическом, юридическом, педагогическом, социологическом. Думается, в ближайшее время появятся обобщающие работы, изучающие потребление «новых наркотиков» (нПАВ) как деструктивный процесс в социальной системе, отказывающейся от «тотального» социального контроля.

Есть основания выделить новую стадию развития наркотизма в России. Ее признаки – появление «новых» («легальных», «дизайнерских») наркотиков и размывание в обыденном сознании представления о наркотизации как  преступлении («это личное дело каждого»), исчезновение страха перед наркоманией и несогласие с репрессивными мерами антинаркотической политики [2], [8].

В данной статье речь идет о «новых психоактивных веществах» («новые ПАВ» в международных документах), или о «новых потенциально опасных психоактивных веществах» (в русских публикациях по наркологии), или «новых наркотиках» (в разговорной речи, синонимы: «легальные наркотики», «легалка»), или «дизайнерских наркотиках» (среди специалистов и в СМИ). «Новые психоактивные вещества» (нПАВ) – это новый класс химических веществ, обладающих свойствами вызывать измененное состояние сознания и/или сильные физиологические реакции – головокружение, затрудненное дыхание, спазмы, рвота, сердцебиение, повышение температуры и др. Иногда разовое употребление может завершиться летальным исходом [9].

Уже перечисленные обозначения класса веществ выявляет разные аспекты их рассмотрения. Первый – юридический. «Психоактивные вещества» воздействуют на психику, но «наркотиками» называются только те из них, которые внесены в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, который указан в приложении к федеральному закону «О наркотических средствах и психотропных веществах» (1998 год с последующими изменениями до 2017 г.) [10]. Следствием этого является широкий спектр мер и санкций по пресечению распространения наркотиков. Этот Перечень постоянно дополняется, соответственно развитию наркорынка (производство, поставки), химико-аналитических средств (распознавание вещества и продуктов его распада в биологических средах), данных медицинской статистики (отравления, психозы, смертность). Производство и торговля постоянно изменяют формулу продаваемого вещества: «Мы долго не могли бороться с препаратом JVH (он же «живик», курительная смесь с каннабиноидами), потому что он постоянно видоизменял формулу. Мы замучились с ним: запретили JVH-210, появился JVH-250 и так далее» [7]. Международные организации отмечают бурный рост рынка «новых ПАВ» – по несколько сотен в год [17], [18].

Второй аспект – медицинский [1], [15]. Опыт медицинских подразделений (скорой помощи, реанимации, токсикологии, психиатрической и наркологической служб) по оказанию помощи пациентам в тяжелом состоянии, вызванном неизвестным даже для самого потребителя веществом, связан со множественными рисками для индивидуального здоровья и влечет за собой увеличение объемов и развитие качества медицинских услуг [4]. По мнению врачей, употребление нПАВ может обострить хронические заболевания, единичный опыт может закончиться летальным исходом, некоторые «пробовальщики» остаются инвалидами. Указывают на короткий стаж наркотизации спайсами и довольно частую инвалидизацию в результате органического поражения головного мозга. Наркотизация солями (психостимуляторы) чревата опасными последствиями еще и потому, что подстегивает двигательную активность, когда человек под дурманом становится опасен и для себя, и для окружающих. Эти эффекты непредсказуемы как для потребителя, так и для производителя, который, в свою очередь, экспериментирует со структурой вещества, чтобы не попасть под санкции закона. Для системы здравоохранения нПАВ составляют новый вызов – распознавание, помощь, профилактика и т.д. [20].

Третий аспект – психологический. Он связан с поведением потребителя в ситуациях риска и адаптации к травмирующим ситуациям. Копинг-стратегии индивидов, включающие самоизоляцию от социума, уклонение от решения проблем, узкий спектр альтернативных способов выхода из конфликта и т.п., специфический социально-психологический опыт отвержения и выживания в семье и ближайшем окружении создают благоприятную почву для проб «новых наркотиков». Несколько десятилетий назад героин, по рассказам в дворовых компаниях, был лекарством «отключения» от реальности, но профилактическая работа в школах, акции на стадионах и т.п. убедили, что такие наркотики не решают проблем в жизни, а создают новые. Про нПАВ известно, что они легальны (значит, не так вредны?), вроде бы не вызывают зависимости (значит, не наркотик?), разнообразны по воздействию (эффект любопытства?), о них много говорят (в кругах «продвинутых»). Если хотеть попробовать новое, не думать о последствиях, присоединиться к «продвинутым» и вообще поменьше «грузиться» – при невысокой стоимости продукта, то это интересный «жизненный» опыт для инфантильного человека. По нашим данным, предлагают «новый наркотик» (разрешенный) в дружеской компании в ситуации житейских затруднений, растерянности, «скуки жизни» и т.п. хорошие знакомые –для настроения, наравне с алкоголем.

Четвертый аспект – социально-педагогический. Это направление в социальном обслуживании населения адресовано уязвимым категориям – детям из неблагополучных семей, лицам в трудной жизненной ситуации, социально дезадаптированным индивидам и т.д. Условия нормативного хаоса и «толерантности», приоритетов «личной свободы» и самоопределения затрудняют формирование устойчивого базиса социализации, на котором возникает поколение НЕЕТ – без образования, постоянного источника дохода и устойчивых семейных связей при паразитировании на ресурсах семьи (чаще одинокой матери). «Новые ПАВ» в этих условиях осложненной адаптации воспринимаются как средство самолечения: расслабление, повышение работоспособности, развитие фантазии/креативности, активизация гонки за успехом и т.д. В этой связи  говорят о «поумнинах» («витаминах для мозга»), повседневных «допингах». Исследования в области медицинской психологии обнаруживают у потребителей синтетических каннабиноидов (спайсы) приоритет гедонистической мотивации. Это свидетельствует о важности развития личности – интересов и увлечений, «хобби», спортивных и досуговых мероприятий в целях профилактики наркотизации. Потому что эмоциональное насыщение способствует развитию навыков получения удовольствия неаддиктивным, нехимическим путем. Наряду с этим целесообразно, считают исследователи на основании полученных данных, вырабатывать у молодых людей (мужчин с несформированной зависимостью) стратегии уверенного поведения и преодоления группового давления, что позволит избегать ситуаций возможного употребления «легальных наркотиков» за компанию или чтобы не быть белой вороной [12]

Пятый аспект – социологический. Распространение нПАВ связано с изменением социальной системы – нарастанием непредсказуемости событий, неполнотой информации для принятия решений, социальным принуждением к риску («мода» на молодость, на успех, на стандарты внешности и т.п.) [6].   Противоречие между возможностями индивида и его социальными ожиданиями перестает быть личной неудачей и приобретает характер массового явления. Нарастающие изменения в характере труда (прекариат, фриланс) и структуре рабочих мест (обслуживающий, исполнительский в режиме стресса), дегуманизация управленческих практик ориентируют социального индивида на работу как средство обеспечения главным образом досуговых потребностей. В этой связи нПАВ становятся инструментом легкого разделения сферы труда и отдыха, обеспечивающим легальный релакс. Общество потребления поощряет обращение к новому продукту, обеспечивающему новые яркие и общедоступные эмоции: легкие знакомства под кайфом, неутомимая активность на дискотеке, безответственный секс, разрешенная законом эйфория, иллюзия управления своей реальностью, неповторимые видения как импульс творчества. Допинг завоевывает свое место как в спорте высоких достижений, так и в повседневной жизни [21].

 В ситуациях давления или конкуренции подстегивание психики оправдывается условиями и требованиями конкуренции, экзамена, интенсивности, ответственности и т.п. [16]. Глобализованное  общество ожидает от нас в любой момент мобилизованности, активности, хорошей памяти, внимания и успехов, хорошего настроения – «хорошего лица» [14].

В обществе, где значение меньшинств становится приоритетом и отклонение становится нормой-ориентиром, нПАВ имеют шансы на расширение влияния.  В 2015 году  группа «новых ПАВ» включала: стимуляторы – 35%, синтетические каннабиноиды 35%, классические галлюциногены 18%, неклассифицированные вещества 5%, другие  (опиоиды, седативные снотворные, диссоциативы) – 2% [5].

Потребление нПАВ, несомненно, является деструктивным социальным процессом, развертывающимся на микро- и макроуровне. Хотя статистика распространенности потребления нПАВ в России и мире не позволяет говорить об эпидемии, разрушительные последствия очевидны как для индивида, так и для социальной системы. Врачи обеспокоены случаями смерти либо инвалидности молодой части населения, применяющей психоактивные вещества. Ограниченность достоверной информации о нПАВ и неформальные каналы общения на эту тему размывают нормативные представления о достойном трезвом отдыхе и о социальном контроле как институте безопасности общества, о допустимости нПАВ. В этой связи основным исследовательским вопросом остается соотношение спроса и предложения в распространении нПАВ. Спрос обусловлен потребностью человека в одурманивании, а предложение – активным и разнообразным продвижением продукта к потребителю. Наряду с этим необходимо отметить рассогласование двух потоков информации о «новых наркотиках». Социальные институты, включая новые дизайнерские изделия в категорию наркотиков, предупреждают о социальном осуждении потребителей нПАВ и опасностях их маргинализации. Социальные сети и неформальное общение выделяют в «новых наркотиках» такие стороны, как отсутствие законодательного запрета, дешевизна, мода, новизна. Таким образом, молодое поколение сталкивается с еще одной сферой риска, не обладая достаточным жизненным опытом и критическим мышлением: как обеспечить яркость впечатлений, обрести смысл жизни в ее полноте? В наших интервью респонденты часто отмечали, что «не задумывались» о последствиях проб незнакомых веществ, предложенных (рекомендованных) в дружеской компании, «просто соглашались».

Результаты опроса специалистов по проблеме «новых наркотиков» позволяют рассмотреть некоторые аспекты влияния спроса и предложения на распространение нПАВ среди различных  категорий населения. В августе-октябре 2017 года автором проведен почтовый опрос 109 рядовых и руководящих наркологов со стажем более десяти лет из 14 регионов России (сотрудники областных наркодиспансеров). Он дополнен 15 интервью автора с наркологами, участвовавшими во Всероссийской конференции в июне 2017 года, семью телефонными интервью с активистами общественных организаций антинаркотической направленности (Стопнаркотик, Общее дело, Антидилер и др.) и десятью психологами центров медицинской профилактики. Опрошенные замечают распространение «новых ПАВ» в своем регионе, в первую очередь,  по количеству поступающих больных в острых состояниях, связанных с нПАВ, а также по самодельной рекламе этих веществ, по активизации профилактических мероприятий правоохранительных органов, по растущему числу приглашений выступить перед аудиторией и в СМИ по проблеме «новых наркотиков», а также по запросам на консультирование потребителей нПАВ или их родителей.

Наркологи, как правило, имеют дело с обратившимися (точнее, доставленными) за помощью в острых состояниях – отравление, психоз. А также с «интегрированными» (социально сохранными) потребителями различных наркотиков по принуждению родственников. Среди таких пациентов, имевших опыт предшествовавшей наркотизации, «легалка» используется как ситуативно обусловленный заменитель привычного/традиционного наркотика и иногда как намеренный выбор («попробовать»). Трудности доступа к привычному наркотику (рынок, цена, аресты), привычная потребность изменить свое психическое состояние химическими способами либо смягчение симптомов абстиненции – это три составные части мотивации пациентов наркологического профиля в использовании «новых ПАВ». Доля этой группы среди пациентов наркологического профиля небольшая, употребление «новых наркотиков» носит временный характер. Роль сетевой рекламы и рекомендаций в кругу общения много значит для продвижения нПАВ среди наркозависимых.

В то же время психологи и наркологи, участвующие в профилактической работе среди молодежи, отмечают популярность нПАВ среди обучающихся в колледжах и техникумах. Они предполагают, что это та часть учащихся, которая ориентирована на «взрослый» образ жизни и не увлечена учебной деятельностью, не мотивирована на познание. Поэтому опрошенные указывают различные, отчасти противоречивые социальные характеристики портрета потребителя: безработные – и учащиеся; «неблагополучные слои населения» и не только «низы общества» – люди разного социального статуса,  «средние слои населения, имеющие средний стабильный достаток»; лица «с низким уровнем образования и слабой социальной мотивацией», учащаяся и работающая молодежь.

По мнению опрошенных специалистов, проблема «новых наркотиков» связана с активностью предложения, развитием рынка и новых способов продвижения товара, а не с особенностями личности: «Те, кто ищет дурман, были всегда, сейчас к новым наркотикам обращаются те, кто что-то услышал. Нет особых новых потребностей. Может, стало больше предложения?» Один из экспертов (Новосибирск) указал, что происходит постоянное обновление спектра потребляемых психоактивных веществ и наркотических средств: «травка», самодельная «ханка», «стекляшечки» из аптек или больниц, ацетон и стиральные порошки, героин, дезоморфин и транквилизаторы и т.д. Вот и сейчас пришли дизайнерские наркотики. Примером деструктивного воздействия может служить реклама лекарства Микрозим на ТВ: «Зачем сожалеть об упущенном удовольствии?» от вкусного переедания, если есть  таблетка для улучшения пищеварения? Эта реклама противоречит  заповедям здорового образа жизни и подталкивает к рискованному пищевому поведению.

Психологи отмечают личностные  особенности подростков, имеющих опыт употребления нПАВ: низкая толерантность к фрустрациям, они не удерживают напряжение. Память, внимание отсутствуют. Интеллект остался минимальный. Соответственно, с учебой проблемы. Если говорить о структуре потребностей – спайсовые намного примитивнее, чем галлюциногеновые. Их социальные условия неблагоприятны, они лишены кружков, секций: «спайсы – низовой наркотик».

В силу своих профессиональных особенностей (контакты с больными и их родственниками) опрошенные нами медицинские психологи склонны драматизировать распространение «новых ПАВ»: почти все подростки пробуют «легкие наркотики», 80% – «новые ПАВ». Вне зависимости от степени обеспеченности.

Работающие в профилактическом поле активисты общественных движений (Стопнаркотик, Антидилер, Общее дело и др.), не выделяют в своей целевой аудитории специфическую группу потребителей нПАВ. Занимаясь первичной профилактикой, они сталкиваются с потребителями разных веществ и направляют свои усилия на укрепление защитных факторов личности и ее окружения, не углубляясь в проблематику соматического или психического заболевания. Они отмечают, что главный фактор распространения нПАВ – доступность по цене,  стремление дилеров заработать, использование игровой мотивации  потребителей – «поиграть в поиск закладок», а также повышенная безграмотность подростков, информационный вакуум плюс провокации в интернете, в СМИ, в среде общения.  Отмечается, что к «новым наркотикам» обращаются, чтобы «быть в теме» (как когда-то журналисты инициировали интерес к инъекциям героина), а также для «создания новых идей в творчестве». Социальных признаков потребителей нПАВ нет: это все возраста, мало и хорошо обеспеченные семьи.

С определенной долей юмора «экспертами» по нПАВ можно назвать потребителей наркотиков, знакомых со спайсами и «солями» на собственном опыте. Все опрошенные автором пациенты подмосковного реабилитационного центра (N=73, 70% – мужчины, прибыли из 18 регионов) видят в «новых ПАВ» угрозу для цивилизации, причем используют катастрофические эпитеты («геноцид» и т.п.) [см. также 11]. Они считают необходимой широкую и убедительную профилактику, информирование всего населения о последствиях. Однако скептически оценивают ее успешность. Опрос проводился в форме самоотчета по шести вопросам без предложенных альтернатив ответа.

Среди опрошенных 15% сообщили, что не знакомы со спайсами или «солями», что словосочетание «легальные наркотики» («легалка») им не известны. Наши данные по массиву потребителей нПАВ согласуются с выводами экспертов [19]. «Наркопотребители высокого риска» очень редко употребляют «спайсы» или соли как единственное средство наркотизации или в начале своей наркокарьеры.  В большинстве случаев «новые ПАВ» – это наркотики третьего – четвертого выбора: после алкоголя, марихуаны и амфетаминов. Если «спайсы»  или соли встречались в истории потребления незадолго до перехода к лечению и реабилитации (у 20%), то им непосредственно предшествовали либо героин и «фен», либо «таблетки». Создается впечатление, что «новые ПАВ» усиливают «усталость от наркотиков» и желание попробовать отказаться от наркотизации, не будучи причиной такого решения.

Не всем опрошенным удалось осознать мотивы своего обращения к «новым наркотикам». Нередко встречается своеобразное недоумение: «сам не знаю, почему решил попробовать», «как-то так получилось». Наиболее часто указывается желание испытать действие незнакомого вещества, о котором рассказывают в ближайшем окружении (попытка «узнать, почему о них так много говорят»). Это согласуется с особенностями поведения наркозависимых лиц: любопытство к химическим веществам и их воздействию на организм, склонность к рискованным пробам, пренебрежение к возможным последствиям, саморазрушение без осознания связи наркопотребления и обстоятельств жизни.

Анализ свободных высказываний по массиву мнений в реабилитационном центре позволил выделить три группы мотивов обращения к «новым наркотикам» среди наркопотребителей высокого риска: затрудненный доступ к привычному наркотику, саморегуляция настроения (расслабиться, забыться), адаптация к условиям существования. Третья, самая наполненная группа мотивов:  «разнообразить монотонность бытия», «скрасить учебу», «спайс – угорала в компании», «соль – для активности, чтобы не спать и не кушать»; нравилось отсутствие обязательств, проблем; внутренняя усталость, неудовлетворенность жизнью; проблемы личной жизни, «работа, не приносящая удовлетворение». Такого рода наблюдения показывают, что наркозависимые ищут приемлемые для себя формы адаптации к трудным условиям или требованиям. Поэтому квалификация наркозависимых как «дезадапатированных» в обществе требует уточнения. Они испытывают трудности адаптации и, оставаясь беспомощными, выбирают социально неодобряемые способы совладания, пытаясь приспособиться к «вызовам» общества постмодерна за счет внутренних ресурсов.

Проводниками проб «новых ПАВ», как показывает опрос в реабилитационном центре, выступали во многих случаях знакомые, друзья либо наркозависимые в других сообществах, которые рассказывали о своих впечатлениях (34%). Далее знакомство и употребление было организовано с помощью интернета. Это означает, что для потребителей высокого риска интернет не является провокатором обращения к «новым ПАВ». Сопоставление с данными социологических исследований 1990-ых, проведенных Институтом социологических исследований Академии наук СССР под руководством Б.М. Левина при участии автора, показывает, что наиболее популярным каналом информирования и приобщения к наркотизации различными химическими веществами остается круг ближайших знакомых, «сарафанное радио» [13].

Таким образом, опрос потребителей «новых наркотиков» показывает, что их обращение к спайсам и «солям» инициировано больше спросом, чем предложением. Однако наркорынок участвует в распространении нового продукта потребления по апробированным каналам (через цепочку знакомых),  развивает новые каналы оповещения (специализированные сайты с отчетами «психонавтов», социальные сети, несанкционированная реклама на асфальте, на заборе, на стене) и распространения через «закладки».

Обобщая изложенное, можно констатировать, что в целом обращение некоторых групп населения к «новым наркотикам» определяется как индивидуальными личностными, так и системными социальными потребностями. Сохраняется баланс спроса и предложения. При сохранении ставших традиционными каналов информирования и распространения наркотиков (неформальное общение, социальные сети, «заборная реклама» и т.п.) появляются новые способы продвижения товаров. Однако роль предложения различается в группах приверженцев наркотизации и новичков, экспериментирующих в ситуациях риска. Для группы «потребителей наркотиков высокого риска» предложение не носит столь яркого характера инициации и провокации, как для «новичков», склонных к экспериментированию. Таким образом, сфера ответственности за собственное здоровье и благополучие становится в новых условиях еще одной зоной риска как для индивида, так и для социальной системы.

Финансирование

Работа подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ 16-03-00616.

Funding

The work is prepared with the financial support of the RGNF grant 16-03-00616.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

 

Список литературы / References

  1. Дизайнерские наркотики 2015: оценка и оказание помощи (перевод с английского) Weaver M.F a.o. // Вопросы наркологии.- 2016.- № 1. – С.76-96
  2. Дмитриева А.В. «Стилизация» биографических траекторий через потребление наркотиков [Электронный ресурс] URL: https// Dmitrievapdf (дата обращения 05.05.2018)
  3. Еврокомиссия против «легальных наркотиков» // Европейские города против наркотиков (газета) [Электронный ресурс] № 138, Янв. 14 – URL: https://ecad.ru > gaz-138.html (дата обращения 17.04.2017)
  4. Игумнов С.А. Диагностика и лечение зависимостей от «новых» психоактивных веществ (синтетических каннабиноидов) / Игумнов С.А., Лапанов П.С. // Вопросы наркологии.- – № 5.- С. 115
  5. Консультационный портал раннего предупреждения о новых ПАВ Управления ООН по наркотикам и преступности [Электронный ресурс] URL: https://bit.ly/2OV0qWx (дата обращения 23.02.2017)
  6. Кравченко С. А. Социология риска и безопасности : учебник и практикум для академического бакалавриата / С. А. Кравченко. — М. : Издательство Юрайт, 2016. — 302 с. — Серия : Бакалавр и магистр. Академический курс.
  7. Кузина А. Наркотики для нищих [Электронный ресурс] URL: http://3rm.info/35192-kokain-dlya-nischih.html (дата обращения 20.08.2017)
  8. Мороз А.А Образ жизни социально интегрированных и маргинальных наркопотребителей: социологический анализ. Автореферат диссертации.. канд социол наук. Москва, 2016
  9. НПВ – новые психоактивные вещества – URL: https://bit.ly/2OV0qWx (дата обращения 20.08.2017)
  10. «О наркотических средствах и психотропных веществах» (1998 год с последующими изменениями до 2017 г.).
  11. Откровения бывшего наркомана [Электронный ресурс] –URL: https://people-onliner.by/2014/11/14/nark-20
  12. Патрикеева О.Н. Мотивационный профиль потребителей синтетических каннабиноидов / Патрикеева О.Н., Овчинников А.А., Соловьева И.Г. //Наркологический вестник-2015-Т.ХLV11, вып 2 – С. 47-51
  13. Рыбакова Л.Н. Обращение несовершеннолетних к одурманивающим веществам: выбор или обреченность? Проблемы профилактики // Наркомания: ситуация, тенденции и проблемы / Под общей редакцией М.Е. Поздняковой. М.: Институт социологии РАН, 2002.- С. 104-132
  14. Рыбакова Л.Н. «Новые наркотики»: тест для профилактической работы // Современные проблемы биологической психиатрии и наркологии. Сборник материалов конференции 22-23 мая 2018, Томск. С.237
  15. Шахова С.М. Синтетические каннабиноиды («спайсы»): состояние проблемы / Шахова С.М., Винникова М.А. // Вопросы наркологии, 2016. – №1.- с. 35-76
  16. Auf dem Weg zur Rauschgesellschaft!? Kbo-Broschuere Oberbayern (Kliniken des Bezirks Oberbayern) Дата обращения 12.07.2016. – URL: https://www.kbo.de/uploads/tx_kbopresse/kbo_Broschuere_Sucht.pdf (дата обращения 14.09.2017)
  17. Drogen im Blickpunkt. Briefing der Europaeischen Beobachtungsstelle fuer Drogen und Drogensucht (EMCDDA.europa.eu) 2. Ausgabe 2011- URL: publications@emcdda.europa.eu/ (дата обращения 25.05.2017)
  18. Europäische Beobachtungsstelle für Drogen und Drogensucht (2017), Europäischer Drogenbericht 2017: Trends und Entwicklungen, Amt für Veröffentlichungen der Europäischen Union, Luxemburg. (дата обращения 25.05.2018)
  19. High-risk drug use and new psychoactive substances. Results from an EMCDDA trendspotter study, June 2017. (дата обращения 17.05.2018) https://bit.ly/2IqfAAK
  20. Immer mehr synthetische Drogen in Polen (дата обращения 27.10.2017) – URL: http://www.drogenmachtweltschmerz.de/2015/10
  21. IQ-Doping ohne Nebenwirkung? // DAK-Gesundheitsreport 2009- URL: https://www.pharmazeutische-zeitung.de/index.php?id=41240 (дата обращения 17.03.2016)
  22. Legal approaches to controlling new psychoactive substances – EMCDDA/ PERSPECTIVES ON DRUGS URL: http://studylib.net/doc/8715965/controlling-new-psychoactive-substances-emcdda  (дата обращения 27.10.2017)
  23. Taking drugs seriously. A demos and UK drug policy commission report on legal highs. J.Birdwell, J.Chapman, N.Singleton. Demos, 2011 URL: https://www.demos.co.uk/project/taking-drugs-seriously/ (Дата обращения 17.03.2016)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Dizainerskie narkotiki 2015: otsenka i okazanie pomoshchi (perevod s angliiskogo) [Designer Drugs 2015: Assessment and Management (translated from English)] – Weaver M.F a.o. // Voprosy narkologii [Questions of Narcology]. – 2016. – No. 1. – P.76-96 [in Russian]
  2. Dmitrieva A.V. «Stilizatsiya» biograficheskikh traektorii cherez potreblenie narkotikov. [“Stylization” of Biographical Trajectories through Drug Use.] URL: https//pdf (accessed: 05.05.2018) [in Russian]
  3. Evrokomissiya protiv «legalnykh narkotikov» [European Commission against “Legal Drugs”]// European Cities against Drugs (newspaper) No. 138, Dec. 13 / Jan. 14 – URL: https://ecad.ru> gaz-138.html (accessed: 04.2017) [in Russian]
  4. Igumnov S.A. Diagnostika i lechenie zavisimostei ot «novykh» psikhoaktivnykh veshchestv (sinteticheskikh kannabinoidov) [Diagnosis and Treatment of Addictions from “New” Psychoactive Substances (synthetic cannabinoids)] / Igumnov S.A., Lapanov P.S. // rosy narkologii [Questions of Narcology]. – 2014. – No. 5. – P. 115 [in Russian]
  5. Konsultatsionnyi portal rannego preduprezhdeniya o novykh PAV Upravleniya OON po narkotikam i prestupnosti [Consultation Portal for Early Prevention of New Psychoactive Substances of the UN Office on Drugs and Crime] URL: https://bit.ly/2OV0qWx (accessed: 23.02.2017) [in Russian]
  6. Kravchenko S. A. Sotsiologiya riska i bezopasnosti: uchebnik i praktikum dlia akademicheskogo bakalavriata [Sociology of Risk and Security: Textbook and Workshop for Academic Bachelor’s Degree] / S.A. Kravchenko. – M.: Publishing House Yurayt, 2016. – 302 p. – Series: Bachelor and Master. Academic course. [in Russian]
  7. Kuzina A. Narkotiki dlia nishchikh. [Drugs for Beggars] URL: http://3rm.info/35192-kokain-dlya-nischih.html (accessed: 08.2017) [in Russian]
  8. Moroz A.A Obraz zhizni sotsialno integrirovannykh i marginalnykh narkopotrebitelei: sotsiologicheskii analiz. [Way of Life of Socially Integrated and Marginal Drug Users: Sociological Analysis] Thesis abstract. PhD in Sociology. Moscow, 2016 [in Russian]
  9. NPV – novye pskihoaktivnye veshchestva [NPS – New Psychoactive Substances] – URL: https://bit.ly/2OV0qWx (accessed: 08.2017) [in Russian]
  10. «O narkoticheskikh sredstvakh i psikhotropnykh veshchestvakh» [“On Addictive Drugs and Psychotropic Substances”] (1998 with subsequent changes until 2017). [in Russian]
  11. Otkroveniya byvshego narkomana [Confessions of a Former Drug Addict] – URL: https://people-onliner.by/2014/11/14/nark-20 [in Russian]
  12. Patrikeeva O.N., Ovchinnikov A.A., Solovieva I.G. Motivatsionnyi profil potrebitelei sinteticheskikh kannabinoidov [Motivational Profile of Consumers of Synthetic Cannabinoids] // Narkologicheskiy buletten [Narcological Bulletin – 2015-T.XLV11, Is. 2 – P. 47-51 [in Russian]
  13. Rybakova L.N. Obrashchenie nesovershennoletnikh k odurmanivayushchim veshchestvam: vybor ili obrechennost? [Use of Intoxicating Substances by Underaged: Choice or Doom?] Problems of Preventive Measures // Narkomaniya: situatsiya, tendentsii i problemy [Drug Addiction: Situation, Trends and Problems] / Under General Editorship of M.E. Pozdnyakova. M.: Institute of Sociology, Russian Academy of Sciences, 2002. – P. 104-132 [in Russian]
  14. Rybakova L.N. «Novye narkotiki»: test dlia profilakticheskoi raboty [“New Drugs”: Test for Preventive Work] // Sovremennyye problemy biologicheskoy psikhiatrii i narkologii [Modern Problems of Biological Psychiatry and Narcology]. Collection of Conference Materials May 22-23, 2018, Tomsk. P.237 [in Russian]
  15. Shakhova S.M., Vinnikova M.A. Sinteticheskie kannabinoidy («spajsy»): sostoyanie problemy [Synthetic Cannabinoids (“Spices”): State of Problem] // Questions of Narcology, 2016. – No. 1.- p. 35-76 [in Russian]
  16. Auf dem Weg zur Rauschgesellschaft!? Kbo-Broschuere Oberbayern (Kliniken des Bezirks Oberbayern) access date 07.2016. – URL: https://www.kbo.de/uploads/tx_kbopresse/kbo_Broschuere_Sucht.pdf (accessed: 14.09.2017) [In German]
  17. Drogen im Blickpunkt. Briefing der Europaeischen Beobachtungsstelle fuer Drogen und Drogensucht (EMCDDA.europa.eu) 2. Ausgabe 2011- URL: publications@emcdda.europa.eu/ (accessed: 05.2017) [In German]
  18. Europäische Beobachtungsstelle für Drogen und Drogensucht (2017), Europäischer Drogenbericht 2017: Trends und Entwicklungen, Amt für Veröffentlichungen der Europäischen Union, Luxemburg. (access date 05.2018) [In German]
  19. High-risk drug use and new psychoactive substances. Results from an EMCDDA trendspotter study, June 2017. (accessed: 05.2018) https://bit.ly/2IqfAAK
  20. Immer mehr synthetische Drogen in Polen (access date 10.2017) – URL: http://www.drogenmachtweltschmerz.de/2015/10 In German]
  21. IQ-Doping ohne Nebenwirkung? // DAK-Gesundheitsreport 2009 – URL: https://www.pharmazeutische-zeitung.de/index.php?id=41240 (accessed: 03.2016) In German]
  22. Legal approaches to controlling new psychoactive substances – EMCDDA/ PERSPECTIVES ON DRUGS URL: http://studylib.net/doc/8715965/controlling-new-psychoactive-substances-emcdda (accessed: 10.2017)
  23. Taking drugs seriously. A demos and UK drug policy commission report on legal highs. J.Birdwell, J.Chapman, N.Singleton. Demos, 2011 URL: https://www.demos.co.uk/project/taking-drugs-seriously/ (accessed: 03.2016)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.