Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.45.137

Скачать PDF ( ) Страницы: 108-113 Выпуск: № 3 (45) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Володин Д. З. ИНТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ И МИРЕ / Д. З. Володин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 108—113. — URL: https://research-journal.org/social/introspektivnyj-vzglyad-na-sovremennyj-krizis-obshhestvennyx-otnoshenij-v-rossii-i-mire/ (дата обращения: 18.04.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.45.137
Володин Д. З. ИНТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ И МИРЕ / Д. З. Володин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 108—113. doi: 10.18454/IRJ.2016.45.137

Импортировать


ИНТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ И МИРЕ

Володин Д.З.

Председатель правления, МППОО «Комиссия Экологической Экспертизы», Санкт-Петербург

ИНТРОСПЕКТИВНЫЙ ВЗГЛЯД НА СОВРЕМЕННЫЙ КРИЗИС ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ И МИРЕ

 Аннотация

Предметом исследования является новый этап развития общества и человека в условиях обновлённых межличностных отношений, требующих глубокого понимания социума и всей системы жизнедеятельности. Объектом исследования является кризис общественных отношений в мире и России. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как особенности трансформация общественных процессов, создание внутреннего пространства бытия человека, контролирующего изменения.

Особое внимание уделяется процессу развития общественных отношений в России и мире, функционированию механизма, охватывающего черты деятельности человека, процесс реализации целей и возможности и этапы сохранения жизнеспособности.

Методом исследования явился анализ фактического материала на основе интерпретативного подхода, анализа и обобщения научно-методической литературы, опыта преподавания, абстрагирования и сравнения.

Основными выводами проведённого исследования являются аспекты современной реальности в восприятии индивидуальной и коллективной ответственности за происходящее, поскольку если не будет потребителя реальности, то не будет её трансляции. Российское общество выбирает путь ухода от правды, ссылаясь на выдуманную немощь, санкционируя создание альтернативной физису среды и последствий.

Особым вкладом автора в исследование темы явилось раскрытие средств выздоровления от добровольной групповой шизофрении, скрытой ультимативной правдой и квинтэссенцией восприятия бытия, выраженной мерой воли быть самими собой и соответствовать предназначению.

Новизна исследования заключается в применении синтез подхода к анализу и обобщению материала с основой на интра- и интерперсональную коммуникацию в российском социуме и мировом сообществе, императива применения стандарта истинности бытия.

Ключевые слова: кризис, общественные отношения, Россия и мир, пространство бытия человека, новый социум, возможности мировой экономики, политики и культуры, жизнеспособность, средства достижения целей непредсказуемость ситуаций, резкие изменения

Volodin D.Z.

Inter-regional rights protective and environmental public organization «Ecological examination commission»

AN INTROSPECTIVE LOOK AT THE CURRENT CRISIS OF THE PUBLIC RELATIONS IN RUSSIA AND IN THE WORLD

Abstract

The subject of research is a new stage of development of society and a human in the conditions of the renewed interpersonal relationships, requiring deep understanding of the society in the system of rules of life. The object of study is the crisis of public relations in Russia. The author considers the aspects of transformation of social processes, the creation of an internal space of being the person controlling changes.

The special attention is paid to the development of public relations in Russia and the world, the functioning of the mechanism embodying features of human activities, development goals and opportunities and stages of vitality.

The method of the study was the analysis of factual material on the basis of the interpretative approach, the analysis and generalization of the scientific-methodical literature, teaching experience, abstraction and comparison.

The main conclusions of the research are the aspects of contemporary reality with its ability to perceive individual and collective responsibility for what is happening, since if there is no consumer of a perverse reality, then it will not be broadcast. Russian society chooses the path of departure from the truth, citing a made-up sickness, in authorizing the creation of an alternative physis environment and consequences.

A special contribution toward the research is the disclosure of means of recovery from a voluntary group of schizophrenia, the hidden ultimate truth and the epitome of a true perception of existence expressed by the measure of will to be themselves and to meet the purpose.

The novelty of this research is to apply the synthesis approach to the analysis and synthesis of material based on intra – and interpersonal communication in the Russian society and the world community, the imperative of application of the standard in the truth of being.

Keywords: crisis, public relations, Russia and the world, the space of human existence, a new society, opportunities of the global economy, politics and culture, the vitality, the means of achieving the unpredictability of situations, the abrupt changes

Интерес к анализу кризиса общественных отношений вызван современным этапом развития общества и человека в условиях новых общественных и межличностных отношений, требующих глубокого понимания организации социума в системе правил жизнедеятельности. Трансформация общественных процессов привела к созданию внутреннего пространства бытия человека, способного контролировать изменения. Сегодня процесс развития общественных отношений в России и мире выступает механизмом, охватывающим черты деятельности человека в реализации целей сохранения жизнеспособности. [6]

Кризис общественных отношений во всем мире отражает неадекватное состояние средств достижения целей вследствие возникших непредсказуемых ситуаций и проблем, принёсших резкое изменение. Перепроизводство товаров с разорением мелких производителей, сокращением производства и усилением безработицы явилось следствием противоречия между ростом производственных возможностей мировой экономики и ограниченностью спроса. [7] Вспомним, как кризис после мировой войны выразился в противоречие между СССР и капиталистической системой, выразившись в обострении борьбы зависимых стран. [1]

США выработали механизмы «мягкой силы», как глобально действующей системы переворотов, воплотив чисто торговый и успешно работающий подход, оперирующий деньгами. Они пришли к идее, что их безопасность зависит от господства в западном полушарии и баланса сил на евразийском континенте в западной и восточной частях. Попытки поднять унилатерализм от эпизодической тактики до полномасштабной стратегии дорогого стоили американскому влиянию на внешний мир. Так было создано господство над международной валютной системой в системе свободной торговли за счёт способности к принуждению, обусловленной военной и экономической мощью. [12]

Однако, в настоящий момент мировое сообщество стремится оградить независимость для решения вопросов, требующих многостороннего сотрудничества, но различные вне государственные группы прибегают к насилию. [2]

Для примера,  коммерческая реклама 1944 года со ссылками на «четыре свободы» Ф. Рузвельта развивала идеи новых культурных альтернатив и гражданственности, т.к. когда есть «большая дубинка», лучше разговаривать поделикатнее. Масштабы могущества США ставят их в положение лидера и превращают в объект недовольства и преклонения, но суть и стиль американской внешней политики влияют на имидж и легитимность их общественно-политического могущества. [12]

Исторический подход (Р. Кроес) отмечает общественную и культурологическую привлекательность европейского сообщества. Так, плакаты европейских пароходных компаний и эмиграционных обществ в XIX веке, задолго до потребительской революции XX столетия, создали представления об американском Западе как символе свободы. [11]

Европа построила исполненный смысла мир, заимствованный из американского концепта и выступила конкурентом США. Европейская культура воспринимается с интересом за счёт ее сильной притягательности (Франция – литература, Великобритания, Германия – технологии ноу-хау, Франция, Германия, Италия, Великобритания – высокая продолжительность жизни).

Европейские государства направляют на помощь развивающимся странам большую часть ВВП (больше, чем США), но Великобритания и Франция расходуют на публичную дипломатию меньше Америки. Ни одно европейское государство не может соперничать с США по масштабам, однако, Европа обладает таким же по объёму рынком с большим населением. [13]

Дипломатический подход поясняет, что отношения между развитыми странами выступают измерением в системе общественных отношений, связывающих индустриализирующиеся и доиндустриальные общества. Сторонники новой односторонности общественных отношений настаивают на активном преследовании американских интересов в распространении их ценностей развитой демократии. [12]

Европа видит общественные отношения иначе, поэтому американский унилатерализм воспринимается ею негативно. Привлекательность общественных отношений с Америкой в глазах европейцев потускнела в последние десять лет, что было связано с изменениями во внешней и внутренней политике.

Сегодня Великобритания, Германия и Франция высказывается за большую независимость от США в вопросах дипломатии и безопасности. В период подготовки к войне с Ираком поддержка США в европейских странах сократилась на 30%. После войны неблагоприятное представление о США сложилось у двух третей из 19 стран. [10]

Следовательно, попытки поднять унилатерализм от эпизодической тактики до стратегии дорого стоили американскому влиянию на мировое сообщество в их способности добиваться желаемого на основе добровольного участия стран.

Кризис общественных отношений в мировом сообществе акцентирован на обновлении нового пласта отношений в культуре, внутренней политике и национальных ценностях и связан с определением его содержания, тактики и стиля. Ценности демократии, права человека и индивидуальные возможности оборачиваются отвращением, поэтому в кризисе общественных отношений чувствуется надменность и лицемерие, обусловленное военно-экономической мощью. Но культурные ценности, политические идеалы не теряют ключевого значения в мировом сообществе.

Все государства преследуют национальные интересы во внешней политике, но разница в том, насколько широко определяются интересы и средства их достижения в привлечении других к сотрудничеству вне угроз и поощрений в формировании всеобъемлющих целей. Позитивные общественные отношения с большей вероятностью будут привлекательными, если они базируется на ценностях, разделяемых другими. [3] Так, благодаря этому курсу был реализован план Маршалла, европейцы приняли американское лидерство, потому что оно подкреплялось совпадением американских и европейских ценностей. [9]

Россия – сложная цивилизация. В современных условиях для обеспечения национальных интересов большую роль приобретает способность воздействовать на мир, благодаря цивилизационной, внешнеполитической и гуманитарно-культурной, притягательности, привлекая политическими идеалами и культурными программами. [8]

Кризис общественных отношений резко обострил политическое положение при определении векторов развития. [1] Кризис мирового сообщества и российского общества является системным, потому что охватывает все стороны общественной жизнедеятельности и экономического строя.

Системный характер российского кризиса называют цивилизационным [3, 4] со сложными проблемами, связанными с историческим кодом в экономике и государственности в системе международных взаимосвязей с их геополитической функцией и установками национальной идеи.

Россия представляет собой изоморфное геоэтническое образование цивилизации самого густонаселённого континента планеты.

История является процессом, имеющим определённое направление в движении к провиденциальной цели вне действительной истории. Российская история связана с социально-культурными формами доисторических культур Междуречья и Египта, Древнего Китая и Индии, эллинистической экспансии в Азию и римской унификации, подготовив основу межнационального этногенеза и пространства культурных эпох.

В исторической ретроспективе летопись развития человечества охватывает многообразие трагических событий и уникальных личностей, приведших к расцвету и умиранию мировых культур, цивилизаций и целых династий.

Россия занимает особое место в социально-политическом уникуме как мульти культурная, полиэтническая общественная формация с признаками зрелой государственности, соединившая нормано-славянский и финно-угорский, тюркский и монгольский, уральскo-сибирский этнонимы и множество малочисленных народностей, прошедших стадии религиозно-культурной и социальной саморегуляции. Российская цивилизация, от роста архаичных союзов славянских племён до державы с одной шестой частью суши, доказала право на своё достойное место в семье современных международных отношений и культур. [8]

Парадокс развития общественных отношений заключается в том, что Россия всегда должна была отстаивать мировом сообществе своё право в на сохранение идентичности, целостности и суверенитета, обладая особой волей и прочностью в этой борьбе.

Однако, современное испытание характеризуется сложностями нового уровня и комплексными атрибутами прочности, где групповой иммунитет пока не привит от современных дисфункций, поэтому проявляются острые реакции на происходящее без гарантий успешного преодоления кризисной фазы.

Проблематикой кризиса общественных отношений выступают кризисные фазы состояния межсубъектных связей внутри российского социума с учётом значимых факторов и степени опасности динамики в перспективе кризисного развития. [4]

В чём же заключается роль и ответственность в развитии данного явления, несмотря на его социальное положение, уровень развития и ориентацию?

Автор считает, что поиск истины кроется в коллективном и индивидуальном сознании, так как было бы методологической ошибкой анализировать следствия вместо видения исходной причины манифестации анализируемого явления.

Как утверждает Руденко В.А. «российское общество находится в состоянии глубокого всеобъемлющего кризиса духовной сферы, что сказывается в изменении характера когнитивных схем социальной логики и мотиваций социального поведения. Факторы кризиса кроются в трансформации общественных институтов и переоценке базовых социальных ценностей». [11]

 Итак, человек при коллективном функционировании получает из коллективного сверх сознания подтверждение на изменения ориентационного запроса как главного побуждающего импульса, согласно общевидовой программе и условий передачи информации и естественного отбора, скорости и направления изменения окружающей среды.

В какой-то момент в эволюцию вида вкрался системный дефект, дающий в динамике большее приращение ошибки и отклонение от нормы. Если законы функционирования сообщества сравнить с насекомыми, то вырисовывается бедственная картина, при которой внутренние связи нарушаются и каждый, вместо выполнения имманентной задачи, действует произвольно вне учёта интересов и потребностей коллективного организма.

Допустим, причина в том, что центр не выполняет в силу разных причин функцию по координации жизни всего организма и органичному воспроизводству, сосредоточившись на элите с делегированными ей имманентными функциями. Вспомогательные элементы системы не отрабатывают задачу по производству средств жизнеобеспечения и поддержания общего дома в исправном состоянии, не отражают внешние угрозы и т.д.

В новых условиях система постепенно переходит в новую, не свойственную ей модальность функционирования с много определяющими последствиями.

Так, появляется индивидуальная идентичность вместо группового сознания, вследствие чего отдельный элемент системы начинает рефлексировать на тему трансцедентальной относительности бытия вместо того, чтобы готовить базу жизненного существования. Со временем система заменит рефлексирующие вспомогательные элементы иными структурными элементами или создаст новые дополнительные для соблюдения новой дисциплины, и так до бесконечности…

Созданная система превратится в некий нежизнеспособный субстрат в соответствии с заданной программой функционирования во имя сохранения минутного статуса-кво во благо не всего группового организма, а элитарной части, которой центр опрометчиво делегировал полномочия. Каждый элемент структуры, обладающий индивидуальной идентичностью, хранит генетическую программу роли в жизни целого, а осознание диссонирует с устоявшейся системой приобретённых программ. Поэтому, у нового поколения рефлексирующих элементов системы начинает прогрессировать депрессия.

Следовательно, при таких функциональных и коммуникативных элементах системы наблюдается картина социального бедствия [9], [которую весь мир лицезреет в современном российском обществе], выраженная в разбалансировке управленческого механизма и государственной власти; отсутствии национальной идеи, без которой существование полиэтнического государства немыслимо, а значит, обречено.

В настоящий момент уничтожена система единого, встроенного в политэкономическую реальность стандартного среднего и высшего профессионального образования. Демографическая катастрофа выражена высоким показателем смертности к низкому значению рождаемости с рекордным оттоком населения и плохим состоянием здоровья граждан. [5]

В обществе открыто наблюдается некомпетентно маскируемое попирание прав человека и конституционных норм с немыслимыми масштабами коррупции и чиновничьего произвола; беспрецедентно преступное отношение государства и населения к проблемам охраны окружающей среды и т.д.

Учитывая вышеперечисленные факторы, в качестве одной из базовых причин российского кризиса общественных отношений выделяется фактор нарушенных связей вследствие системного дефекта межличностной коммуникации внутри социума.

Надо сказать, что с давних времён российскую систему государственности и национальной идеи преследует призрак стабильного неуспеха в построении горизонтальных и диагональных связей, обусловленное феноменами борьбы за власть и ложью.

В действительности же в современной борьбе за власть не учитывается мужество, сила и благородство, потому что критериями отбора стали подлость, низость и коварство в извращённых формах, несмотря на то, что во всем мире и в любой культуре борьба за власть движет историю.

Однако при невозможности достижения внутреннего компромисса не каждой культуре и формации присуще приближать к высшей власти из конфедерации чужаков, отличных по этническому и культурологическому признаку. До какой же степени нужно не доверять своему народу, чтобы не быть способным выбрать лидера из своей среды или ненавидеть и бояться своего? Бесспорно, данный пример показателен.

Системный дефект продолжает выполнять деструктивную роль. Мировая история продолжает вносить подтверждения этого феномена с поправкой на время действия и обстоятельства. В исторической ретроспекции абсолютно видно, что стратегический принцип “бей своих, чтоб чужие боялись” доведён до высочайшей степени постоянства и филигранности в российском социуме, поэтому общественные отношения характеризуются больше кризисом сознания. [7, 8]

Ясно, что времена и условия, действующие лица и декорации, формы государственности и политические устройства меняются, но явление не тождественности ближнему с постоянством манифестирует себя вновь в разных образах.

Фактор междоусобной злопамятности и очковтирательства, попустительства является остаточным выражением центробежной силы русской культуры, предшествующей процессу интеграционного характера. Только в российском обществе со временем не теряет интенсивности и остроты феномен полного отсутствия внутринациональной солидарности, что объясняет кровопролитный характер гражданских войн и революций, огромные потери во внешних войнах и противостояниях, тяжесть и контр продуктивность злободневных и востребованных реформ современности. [9]

Период трансформации российского политического и экономического ландшафта с 1991 года был описан С.С. Губановым, утверждающим, что «в ряд первых этапных ориентиров входит переосмысление трансформационного периода с осознанием последствий реформ, поэтому отношение общества к ним вызывает интерес. Перспектива развития переместилась в ракурс противостояния реальности и домыслов, истины и фальсификации. Противники истины реабилитируют реформы в стремлении устроить их обновление, полагая недореформирование России. Сторонники истины вскрывают основу асоциальной и реакционной трансформации по целям, методам и последствиям, но экономическое развитие и усиление экономической и геополитической мощи в цели системной трансформации не входили». [2]

 Хотя научный подход предупреждал общество, что «преобразования подчинены подъёму экономики, производительности труда и благосостояния народа через создание класса собственников путём форсированного накопления частного капитала» [3], российское общество увлеклось процессом игнорирования смысла, не замечая абсурдности политической и псевдопатриотической риторики, но подмечая, почему не удаётся реализовать самый простой национальный проект.

Культура превратилась в открытую догму «никто не говорит то, что думает» [3], «Дисбаланс социальной устойчивости современного российского общества включает нарастание условий криминогенности и рисков, отчуждение власти, разрыв преемственности в русской культурной традиции, утрату национальной идентичности, конфликт ценностных ориентаций, социальную ущербность, поэтому нарастает угроза безопасности современного общества и люмпенизация населения». [4]

На “нечистые” деньги строятся храмы, в которых никогда не будет жить Бог, и спортивные комплексы, в которых никогда не воспитают чемпионов вследствие подмены понятий и групповой творческой импотенции. Несмотря на наше преступное упорство и драматизм происходящего, базовые законы мироздания работают и сверх сознание поддерживает связь с обществом, посылая сигналы для ориентации в виде голоса интуиции и совести, находящие резонирующий благодарный отклик.

Однако создаваемая реальность симулякров средствами и методами заглушает способность воспринимать истину, навязывая голографические заставки и соблазны. Индивидуальная и коллективная ответственность за происходящее огромна, поскольку если не будет потребителя извращённой реальности, то не будет её трансляции. Потребителем и заказчиком является человек.

Российское общество выбирает путь ухода от правды, ссылаясь на выдуманную немощь, санкционируя создание альтернативной физису среды и последствий.

Значит, единственным средством выздоровления от добровольной групповой шизофрении является ультимативная правда, квинтессенция истинности восприятия бытия, выражаемая мерой воли быть самими собой и в высшей степени соответствия своему предназначению.

Взяв за основу интра- и интерперсональную коммуникацию в российском социуме и мировом сообществе, императив применения стандарта истинности в планах общественного бытия с неизбежностью внесёт необходимые коррективы во все сферы общественных отношений русской культуры и межкультурные взаимодействия в мировом цивилизационном пространстве.

Структура разрешения кризиса общественных отношений в современном мире должна строится на знании природы человека и общества, логики взаимосвязи мышления, позволяющей декриптировать картину мира как единое целое, выводя человека из сферы примитивного социо-экономического бытия, и увлекая его высшими идеалами, на придании его жизни истинного смысла, открытии пути к совершенным ценностям, в возвышении человека и обеспечении универсальных условий для его совершенствования, выступая стратегией жизни.

Литература

  1. Бурдьё П. Социология политики. / Пер. с фр., общ. Н. А. Шматко. – М.: Socio-Logos, 2013. – 336с.
  2. Губанов С.С. Неоиндустриальный консенсус России и его системные основы. / Экономист. – 2011. – №11. – С.3-12.
  3. Губин В.Д. Основные философии. – 2-е изд. – М.: ИНФРА-М, 2013. – 65с.
  4. Елецкий Н.И. Системный кризис российского общества в разрезе основного вопроса политической экономии. // International Political Economy Association. – М., АСТ, 2012. – 65С.
  5. Костенко Н.И., Родин И.М., Самарина А.П. Русский мир для внутреннего и внешнего потребления. // «Независимая газета». – №6. – 2011. – с.7-12.
  6. Кохановский А.П. Философия. – 2-е изд. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2013. – 64с.
  7. Лещинская С.Н. Искажение ценностно-нормативных ориентаций в условиях социальной безопасности современного российского общества. / Научно-практическая конференция “Социокультурное пространство современной России: вызовы ХХ1 века”. -М., Наука и жизнь, 2013. – 78с.
  8. Невлева И.М. Основы философских знаний. – М., Проспект, 2011. – 114с.
  9. Одайник В.И. Психология политики. / Пер. с англ. – М., АСТ, 2014. – 95с.
  10. Палажченко П. Стратегия сдержанности / КС «Экспертиза» «Россия в современном мире: потенциал и возможные стратегии поведения». // Горбачев Фонд. – 2014. – №5. – с.10-20.
  11. Руденко В.А. Духовный кризис современного российского общества как следствие догоняющей модернизации: общество: экономика, политика, право. – Краснодар. – 2009. – №1-2. – с.8-12.
  12. Толстых В.И. Глобальные вызовы и поиски ответа: социокультурный аспект. / «Грани глобализации». – М., АСТ, 2013. – С.361-363.
  13. Флиер А.Я. Культура как фактор национальной безопасности. – М., Флинта, 2014. – С.15-16.

References

  1. Burd’jo P. Sociologija politiki. / Per. s fr., obshh. N. A. Shmatko. – M.: Socio-Logos, 2013. – 336s.
  2. Gubanov S.S. Neoindustrial’nyj konsensus Rossii i ego sistemnye osnovy. / Jekonomist. – 2011. – №11. – S.3-12.
  3. Gubin V.D. Osnovnye filosofii. – 2-e izd. – M.: INFRA-M, 2013. – 65s.
  4. Eleckij N.I. Sistemnyj krizis rossijskogo obshhestva v razreze osnovnogo voprosa politicheskoj jekonomii. // International Political Economy Association. – M., AST, 2012. – 65S.
  5. Kostenko N.I., Rodin I.M., Samarina A.P. Russkij mir dlja vnutrennego i vneshnego potreblenija. // «Nezavisimaja gazeta». – №6. – 2011. – s.7-12.
  6. Kohanovskij A.P. Filosofija. – 2-e izd. – Rostov-na-Donu: Feniks, 2013. – 64s.
  7. Leshhinskaja S.N. Iskazhenie cennostno-normativnyh orientacij v uslovijah social’noj bezopasnosti sovremennogo rossijskogo obshhestva. / Nauchno-prakticheskaja konferencija “Sociokul’turnoe prostranstvo sovremennoj Rossii: vyzovy HH1 veka”. -M., Nauka i zhizn’, 2013. – 78s.
  8. Nevleva I.M. Osnovy filosofskih znanij. – M., Prospekt, 2011. – 114s.
  9. Odajnik V.I. Psihologija politiki. / Per. s angl. – M., AST, 2014. – 95s.
  10. Palazhchenko P. Strategija sderzhannosti / KS «Jekspertiza» «Rossija v sovremennom mire: potencial i vozmozhnye strategii povedenija». // Gorbachev Fond. – 2014. – №5. – s.10-20.
  11. Rudenko V.A. Duhovnyj krizis sovremennogo rossijskogo obshhestva kak sledstvie dogonjajushhej modernizacii: obshhestvo: jekonomika, politika, pravo. – Krasnodar. – 2009. – №1-2. – s.8-12.
  12. Tolstyh V.I. Global’nye vyzovy i poiski otveta: sociokul’turnyj aspekt. / «Grani globalizacii». – M., AST, 2013. – S.361-363.
  13. Flier A.Ja. Kul’tura kak faktor nacional’noj bezopasnosti. – M., Flinta, 2014. – S.15-16.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.