Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.45.136

Скачать PDF ( ) Страницы: 113-117 Выпуск: № 3 (45) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Володин Д. З. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИМИДЖА РОССИЙСКОЙ КОРРУПЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ / Д. З. Володин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 113—117. — URL: https://research-journal.org/social/fenomenologiya-imidzha-rossijskoj-korrupcii-obshhestvennyx-otnoshenij/ (дата обращения: 09.08.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.45.136
Володин Д. З. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИМИДЖА РОССИЙСКОЙ КОРРУПЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ / Д. З. Володин // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 3 (45) Часть 1. — С. 113—117. doi: 10.18454/IRJ.2016.45.136

Импортировать


ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИМИДЖА РОССИЙСКОЙ КОРРУПЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Володин Д.З.

Председатель правления, МППОО «Комиссия Экологической Экспертизы», Санкт-Петербург

ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ИМИДЖА РОССИЙСКОЙ КОРРУПЦИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ

Аннотация

Предметом исследования является механизм функционирования российской коррупции общественных отношений в современных условиях. Объектом исследования является феномен коррупции, охвативший общественные отношения в России. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы, как современные условия развития общества и общественных отношений в нем, исследование социального феномена российской коррупции, процесс трансформации мировоззрения и его влияние на формирование установок социально-политического поведения граждан. Особое внимание уделяется проведению сравнительного анализа данных о восприятии коррупции в восьми ведущих странах и особенностях применения опыта ведущих стран к России.

Методом исследования явился сравнительный анализ фактического материала на основе интерпретативного подхода.

Основным выводом проведенного исследования является то, что в целях уменьшения и противодействия коррупции необходимо создать условия для заимствования опыта других стран в выработке новых правовых и общественно-экономических механизмов.

Особым вкладом автора в исследование темы является исследование данных восприятия коррупции в разных странах и проведение сравнительного анализа индекса восприятия коррупции в восьми странах по шкале от 0 до 100 баллов в рейтинге Transparency International (2015) и место России в нем.

Новизна исследования заключается в проведении сравнительного анализа данных индекса восприятия коррупции в восьми странах с целью определения позиции России и обозначения ее места в нем; выявлении закономерностей развития данного феномена в условиях стагнации управления им; определении направлений оздоровления общества за счёт повышения его правовой и нравственной культуры.

Ключевые слова: российская коррупция, индекс восприятия коррупции, власть, бизнес, мировое сообщество, гражданское сознание, феноменология, общественные отношения, политическая и экономическая сферы, современное мировоззрение.

Volodin D.Z.

Inter-regional rights protective and environmental public organization «Ecological examination commission»

THE PHENOMENOLOGY OF THE IMAGE OF RUSSIAN CORRUPTION OF THE PUBLIC RELATIONS

Abstract

The subject of the research is the mechanism of the functioning of the Russian corruption of social relations in modern conditions. The object of the research is the phenomenon of corruption of the public relations in Russia.

The author considers in detail the development of the society and social relations, the study of the social phenomenon of Russian corruption, the process of transformation of the worldview and its influence on the formation of the attitudes of the socio-political behavior of citizens.

The comparative analysis of data corruption in eight major countries is paid to the special attention.

The method of the research is a comparative analysis of the factual material on the basis of the interpretative approach.

The main conclusion of the research is to reduce the Russian corruption. It is necessary to create the conditions for the borrowing of the experience of the other countries in the developing of the new legal and the socio-economic mechanisms in the combating corruption.

The main conclusion of the research: it is necessary to create the new legal and socio-economic mechanisms to strengthen the role of the markets and competition to reduce the corruption in the Russian modern society.

The particular contribution of the author to the research is the study of data and the comparative analysis of the corruption perception index in eight countries on a scale from 0 to 100 points in the rating of Transparency International (2015) and Russia’s place in it.

The novelty of the research is to conduct a comparative analysis of the corruption perception index in eight countries to determine the positions of Russia and indicate its place in it; identify the patterns of the development of this phenomenon in the modern conditions of the stagnation setting the directions for the health of the society by improving its legal and moral culture.

Keywords: the Russian corruption, the corruption perception index, the government, business, the world community, the civic consciousness, the phenomenology, the social relations, the political and economic spheres, the modern ideology.

Актуальность исследования феномена российской коррупции связана с развитием гражданского сознания и циклами динамики интенсивной либерализации общества в условиях притирания свободы и человеческой воли. Циклы динамики либерализации наложились на периоды авторизации в социально-политической сфере и усиления контроля в стратегических отраслях. Процесс трансформации мировоззрения повлиял на систему формирования установок социально-политического поведения граждан. [4]

Схемы реализации коррупции, как социального феномена, расширили ее функционирование, размыв до неопределённости построение модели динамики общества. Многообразие подходов в интерпретации социальной сущности российской коррупции свидетельствует о сложности данного общественного феномена в изменённых условиях жизнедеятельности.

Проведение сравнительного анализа «Индекса восприятия коррупции» в Дании, Финляндии, Швеции, США, Китае, Турции, Северной Корее, России по шкале от 0 до 100 баллов в рейтинге Transparency International (2015) был вызван задачей выявления и прояснения новой позиции России и обозначения ее места в нем; выявлении закономерностей развития данного феномена в современных условиях стагнации управления им. Выбор стран был определён их местом в рейтинге и активизацией взаимоотношений России с этими странами на современном этапе.

В таблице 1 представим данные сравнительного анализа «Индекса восприятия коррупции» в восьми странах по шкале от 0 до 100 баллов в рейтинге Transparency International (2015) за период 2012-2015 годы.

Таблица 1 – Сравнительный анализ уровня восприятия коррупции в Дании, Финляндии, Швеции, США, Китае, Турции, Северной Корее, России (2012-2015) [13]

18-03-2016 14-55-52

Примечание. «0 баллов» – самый высокий уровень восприятия коррупции, «100 баллов» – самый низкий уровень восприятия коррупции [13]

Сравнительный анализ уровня восприятия коррупции показал, что общий уровень коррупции в Дании, Финляндии, Швеции за период 2012-2015 годы повысился на 1 балл, в США – повысился на 3 балла, в Китае – понизился на 2 балла, в Турции – понизился на 7 баллов, а в Северной Корее – остался на прежнем низком уровне.

Первые три места занимают Дания, Финляндия и Швеция – 91, 90 и 89 баллов. У Соединенных Штатов – 16 место в рейтинге с 76 баллами. Северная Корея занимает последнее 167 место с 8 баллами. Показатели Китая (37) и Турции (42) оснизились на 5 баллов, несмотря на средний экономический рост в 4% за период 2012-2015 годы, но они опережают Россию в попытках справиться с коррупцией.

Уровень коррупции в России увеличился до 29 баллов по сравнению с 2012 годом. Россия занимает 119 место вместе с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном.

Представим данные сравнительного анализа уровня восприятия коррупции по рейтингу Transparency International (2015) на рисунке 1.

18-03-2016 14-56-01

Рис.1. Динамика уровня восприятия коррупции в России в сравнении с Данией, Финляндией, Швецией, США, Китаем, Турцией, Северной Кореей (2012-2015 г.г.г.)

На рисунке 2 представим позицию России в динамике уровня восприятия коррупции в сравнении с Данией, Финляндией, Швецией, США, Китаем, Турцией, Северной Кореей за период 2012-2015 годы.

18-03-2016 14-56-08

Рис. 2. Позиция России в динамике уровня восприятия коррупции в России в сравнении с Данией, Финляндией, Швецией, США, Китаем, Турцией, Северной Кореей (2012-2015 г.г.г).

В динамике уровень восприятия российской коррупции в 2015 году по сравнению с ведущими странами (Дания, Финляндия, Швеция) представляется достаточно высоким и находится в позиции перед Сомали и КНДР (выше практически в 3,1 раза); по сравнению с США – в 2,6 раза, Китаем – в 1,27 раз, Турцией – в 1,4 раза, и лишь по сравнению с Северной Кореей – ниже в 3,6 раз.

В настоящий момент объём российского рынка коррупции превышает 640 млрд долларов. Объем рынка деловой коррупции сопоставим с доходами федерального бюджета, выросшим на 140%. Подсчёт доходов федерального бюджета в годовом доходе рынка деловой коррупции показал, что в 2015 году коррупционный рынок был на треть меньше годового дохода федерального бюджета.

В 2015 году рынок деловой коррупции превзошёл доходы федерального бюджета в 2,8 раз, т.е. объем коррупционного рынка вырос в 4 раза. В деловой сфере России за период 2012-2015 годы объём коррупции вырос с 66 до 616 млрд долларов. В 2000 году Россия находилась на 82 месте, а в 2008 – опустилась до максимального уровня коррупционности. [12, 13]

Следовательно, нерешительность в расследовании коррупционных преступлений, хаотичность мер и давление на гражданское общество в предотвращении коррупции оставляют Россию в последней трети индекса восприятия.

Инициативы законов о блогерах, о НКО-иностранных агентах, о двадцати процентном ограничении иностранного капитала в уставе СМИ не заложили основ открытости в разрешении проблем российской коррупции. [11]

Стагнация коррупции говорит о том, что коррупция является основой жизнедеятельности российского государства, а усиление контроля государства за сферами жизни общества ведет к ее усилению. [10]

Законами пользуются все уровни чиновников вследствие актов, в которых заложена «коррупциогенность», включающая возможность принимать решения «по усмотрению», а значит, чем выше государственное регулирование, тем больше вероятность проявления коррупции.

Иностранные компании «Даймлер» и «Хьюлетт Паккард», попавшие под американские санкции, в 2015 году давали взятки высшим российским чиновникам. А европейские санкции документально обозначили элиту высшего эшелона власти. [9]

Региональный феномен и специфика проявления российской коррупции заключаются в том, что еще в большей степени (чем на федеральном уровне) проявляется срастание региональной власти и мэров городов с бизнесом на региональном и муниципальном уровнях.

Власть в российских регионах берет административную ренту (доля власти в бизнесе), называемую административным предпринимательством. Региональная структура нелегально и активно участвует в бизнесе и прибыли компаний, работающих на региональном и муниципальном уровнях. Правоохранительные органы (силовые структуры, ФСБ, прокуратура, полиция) тесно связаны и интенсивно вовлечены в региональный бизнес, который включает их долю, получение взятки, отнятие и участие в переделе бизнеса. [4, 5, 7]

Российское общество отстранено от противостояния коррупции, потому что ему не гарантированы равенство перед законом, разделение власти, политический плюрализм, независимость судов и свобода слова.

Положительный опыт Дании в восприятии коррупции обусловлен прозрачностью составляемой подотчетности и неиспользование полномочий с целью личного обогащения, следование принципам финансирования избирательных кампаний и строгий надзор за исполнением крупных госконтрактов.

Финляндский феномен в борьбе с коррупцией подтверждаются Барометром мировой коррупции и Мировым индексом взяточников (ежегодно 3-4 дела о взяточничестве, 4 – взяткодательство). [9] В Финляндии не работают ни специальный закон о коррупции, ни специальные органы контроля. Коррупция рассматривается как часть уголовной преступности и регулируется Конституцией, Уголовным кодексом, законодательством о гражданской службе, административными инструкциями и этическими нормами. [13] Финляндия использует международно-правовые инструменты, сотрудничает с организациями и странами, приводит законы и практику в соответствие с международными стандартами.

Контроль антикоррупционных норм осуществляют судебные и правоохранительные органы. Особую роль играют независимые канцлер юстиции и уполномоченный по правам человека. Канцлер юстиции и омбудсман осуществляют контроль за деятельностью ветвей государственной власти. [8]

Поэтому, Россия могла бы использовать правовые особенности «финской модели» социально-экономического развития с формированием условий, которые не создавали бы базы коррупции и минимизировали бы это явление.

Швецкий опыт противодействия коррупции (20 дел в год) [12] основан на возможности контроля со стороны общественности и обнародовании фактов коррупции, просвещении о формах и типах коррупции, что имеет отпугивающий эффект совершения преступления.

Американская модель борьбы с коррупцией основана на инициативе проведения теста на склонность чиновников к нарушению закона. Отдельные стороны американских реформ Россия могла бы заимствовать, базируясь на восстановлении религиозно-нравственного образования и соблюдении христианских норм поведения, введении института присяги и клятвопреступления в судах, закрытии доступа к должностям и профессиям.

Китайский опыт борьбы с коррупцией основан на пожизненном заключении и многолетних работах в трудовом лагере, растреле и жесткой конфискации имущества, различных тюремных сроках. Россия могла бы применить китайскую систему наказаний за коррупцию на срок до 15 лет.

Турция в борьбе с коррупцией использует сотрудничество со Всемирным банком, создание независимых органов для расследования коррупции в госструктурах, проведение полицейских операций в муниципалитетах.

Следовательно, разрешение проблемы феномена коррупции кроется в раскрытии уникальности сознания российского социума (общество, власть, бизнес) и выработке качеств высокой ответственности и желание действовать законно. Новые общественно-экономические механизмы позволят увеличить доходы, не нарушая законы, усилить роль рынков и конкуренции, уменьшив размер прибыли от коррупции, изменят стандарты исполнения обязанностей с помощью надзора особого автономного управления с усилением ответственности за счёт повышения правовой и нравственной культуры граждан.

 

Литература

  1. Головщинский, К.И. Диагностика коррупциогенности законодательства. [Текст] / К.И. Голощинский. // Под ред. Г.А. Сатарова, М.А. Краснова ; Рос. акад. наук. – Москва : ИНФРА-М, 2008. – 157с. ; 21 см. – Библиогр.: с. 30-32. – 150 экз. – ISBN 6-306-56365-0.
  2. Роуз-Аккерман, С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. [Текст] / С. Роуз-Аккерман. // Пер. с англ. О.А. Алякринского. ; Рос. акад. наук. – Москва : Логос, 2009. – 95с. ; 31 см. – Библиогр.: с. 80-85. – 200 экз. –  ISBN 5-456-96658-2.
  3. Шлейфер A.И., Вишни Р.И. Коррупция. [Текст] / А.И Шлейфер, Р.И. Вишни. ; Рос. акад. наук. – Москва : Флинта, 2013. – 85с. ; 22 см. – Библиогр.: с. 80-82. – 100 экз. –  ISBN 4-3266-857463-0.
  4. Джен, А.К. Экономика коррупции. [Текст] / А.К. Джен. ; Издание Мас Клувер. – Москва : МК, 2009. – 65с. ; 21 см. – Библиогр.: с. 60-63. – 200 экз. – ISBN 6-125698-558978-0.
  5. Исследование коррупции: критико-эмпирическое исследование [Текст] : отчет о НИР (промежуточ.) : 12-35 / Всерос. науч.-исслед. ин-т ; рук. Асеев А.И. ; исполн.: Кауфман Д. [и др.]. – М., 2011. – 55 с. – Библиогр.: с. 50-54. – № ГР 26356598782. – Инв. № 032659781.
  6. Бардан П. Коррупция и развитие. [Текст]: информ.-аналит. журн. / учредитель ООО «Сфера». – 2001, май. – М. : Сфера, 2015. – Двухмес. – ISSN 1588-2331. – 2015, № 5. – С. 6-12. – 1500экз.
  7. Брунетти A., Ведер Б. Свободная пресса – плохие новости о коррупции. [Текст]: экономико-аналит. журн. / учредитель ООО «Союз». – 2003, январь. Т. 87, вып. 1. – М. : Союз, 2013. – Двухмес. – ISSN 2212-2016. – 2013, № 1. – С. 12-19. – 800 экз.
  8. Бродман Г., Риканатини Ф. Корни коррупции: важны ли рыночные институты? [Текст]: МБПИ журн. / учредитель МБПИ. – 2000, март. – М. : МБПИ, 2010. – Двухмес. – ISSN 1032-3216. – 2010, № 2368. – С.23-42. – 1000экз.
  9. Латухина К., Баусин А. Двойка за взятки. [Текст]: информ.-аналит. журн. / учредитель ООО «Ведомости». 2001, август. – М. : Ведомости, – Двухмес. – ISSN 3639-4655. – 2014, №182. – С.9-14. – 600экз.
  10. Ледерман Д, Лоауза Н.В., Сорес Р.Р. Ответственность и коррупция: политическая коррупция. [Текст]: информ.-аналит. журн. / учредитель ООО «Экон», 2002, март. – М. : «Экон». – Трехмес. – ISSN 1226-2625. – 2015. №1. – с.12-26. – 600экз.
  11. Лунев В.В. Социальные последствия, жертвы и цена преступности. – [Текст]: информ.-аналит. журн. / учредитель ООО “Сема”, 2003, апрель. – М. : «Сема». – Трехмес. – ISSN 2145-4459. – – N 1. – С.8-12. – 400экз.
  12. Выборные правила и коррупция. / Персон T., Соавтор. Табелини Дж., Tреби Ф. [Электронный ресурс]. – Электрон. текстовые дан. (146 Мб). – М. : Журнал европейских экономических ассоциаций, 2014-2015. – Загл. с экрана: http://www.newsru.com/background/19oct2005/indem.html. (дата обращения 02.02.2016.).
  13. Объем и рейтинг коррупции в России за период 2012-2015 годы. [Электронный ресурс]. – Электрон. текстовые дан. (346 Мб). – М. : РИНИ [и др.], 2014-2015. – Загл. с экрана: http://www.s-pravdoy.ru/protiv-korrupcii-news/3385-318-.html. (дата обращения 28.01.2016.).

References

  1. Golovshhinskij, K.I. Diagnostika korrupciogennosti zakonodatel’stva. [Tekst] / K.I. Goloshhinskij. // Pod red. G.A. Satarova, M.A. Krasnova ; Ros. akad. nauk. – Moskva : INFRA-M, 2008. – 157s. ; 21 sm. – Bibliogr.: s. 30-32. – 150 jekz. – ISBN 6-306-56365-0.
  2. Rouz-Akkerman, S. Korrupcija i gosudarstvo. Prichiny, sledstvija, reformy. [Tekst] / S. Rouz-Akkerman. // Per. s angl. O.A. Aljakrinskogo. ; Ros. akad. nauk. – Moskva : Logos, 2009. – 95s. ; 31 sm. – Bibliogr.: s. 80-85. – 200 jekz. –  ISBN 5-456-96658-2.
  3. Shlejfer A.I., Vishni R.I. Korrupcija. [Tekst] / A.I Shlejfer, R.I. Vishni. ; Ros. akad. nauk. – Moskva : Flinta, 2013. – 85s. ; 22 sm. – Bibliogr.: s. 80-82. – 100 jekz. –  ISBN 4-3266-857463-0.
  4. Dzhen, A.K. Jekonomika korrupcii. [Tekst] / A.K. Dzhen. ; Izdanie Mas Kluver. – Moskva : MK, 2009. – 65s. ; 21 sm. – Bibliogr.: s. 60-63. – 200 jekz. – ISBN 6-125698-558978-0.
  5. Issledovanie korrupcii: kritiko-jempiricheskoe issledovanie [Tekst] : otchet o NIR (promezhutoch.) : 12-35 / Vseros. nauch.-issled. in-t ; ruk. Aseev A.I. ; ispoln.: Kaufman D. [i dr.]. – M., 2011. – 55 s. – Bibliogr.: s. 50-54. – № GR 26356598782. – Inv. № 032659781.
  6. Bardan P. Korrupcija i razvitie. [Tekst]: inform.-analit. zhurn. / uchreditel’ OOO «Sfera». – 2001, maj. – M. : Sfera, 2015. – Dvuhmes. – ISSN 1588-2331. – 2015, № 5. – S. 6-12. – 1500jekz.
  7. Brunetti A., Veder B. Svobodnaja pressa – plohie novosti o korrupcii. [Tekst]: jekonomiko-analit. zhurn. / uchreditel’ OOO «Sojuz». – 2003, janvar’. T. 87, vyp. 1. – M. : Sojuz, 2013. – Dvuhmes. – ISSN 2212-2016. – 2013, № 1. – S. 12-19. – 800 jekz.
  8. Brodman G., Rikanatini F. Korni korrupcii: vazhny li rynochnye instituty? [Tekst]: MBPI zhurn. / uchreditel’ MBPI. – 2000, mart. – M. : MBPI, 2010. – Dvuhmes. – ISSN 1032-3216. – 2010, № 2368. – S.23-42. – 1000jekz.
  9. Latuhina K., Bausin A. Dvojka za vzjatki. [Tekst]: inform.-analit. zhurn. / uchreditel’ OOO «Vedomosti». 2001, avgust. – M. : Vedomosti, 2014. – Dvuhmes. – ISSN 3639-4655. – 2014, №182. – S.9-14. – 600jekz.
  10. Lederman D, Loauza N.V., Sores R.R. Otvetstvennost’ i korrupcija: politicheskaja korrupcija. [Tekst]: inform.-analit. zhurn. / uchreditel’ OOO «Jekon», 2002, mart. – M. : «Jekon». – Trehmes. – ISSN 1226-2625. – 2015. №1. – s.12-26. – 600jekz.
  11. Lunev V.V. Social’nye posledstvija, zhertvy i cena prestupnosti. – [Tekst]: inform.-analit. zhurn. / uchreditel’ OOO “Sema”, 2003, aprel’. – M. : «Sema». – Trehmes. – ISSN 2145-4459. – 2011. – N 1. – S.8-12. – 400jekz.
  12. Vybornye pravila i korrupcija. / Person T., Soavtor. Tabelini Dzh., Trebi F. [Jelektronnyj resurs]. – Jelektron. tekstovye dan. (146 Mb). – M. : Zhurnal evropejskih jekonomicheskih associacij, 2014-2015. – Zagl. s jekrana: http://www.newsru.com/background/19oct2005/indem.html. (data obrashhenija 02.02.2016.).
  13. Ob#em i rejting korrupcii v Rossii za period 2012-2015 gody. [Jelektronnyj resurs]. – Jelektron. tekstovye dan. (346 Mb). – M. : RINI [i dr.], 2014-2015. – Zagl. s jekrana: http://www.s-pravdoy.ru/protiv-korrupcii-news/3385-318-.html. (data obrashhenija 28.01.2016.).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.