Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2015.41.128

Скачать PDF ( ) Страницы: 71-74 Выпуск: №10 (41) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Михальский А. В. ХРОНОТОП В ЖИЗНЕННОМ ПУТИ ЛИЧНОСТИ: БУДУЩЕЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ / А. В. Михальский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 71—74. — URL: https://research-journal.org/psycology/xronotop-v-zhiznennom-puti-lichnosti-budushhee-cherez-prizmu-prostranstva-i-vremeni/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2015.41.128
Михальский А. В. ХРОНОТОП В ЖИЗНЕННОМ ПУТИ ЛИЧНОСТИ: БУДУЩЕЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ / А. В. Михальский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 71—74. doi: 10.18454/IRJ.2015.41.128

Импортировать


ХРОНОТОП В ЖИЗНЕННОМ ПУТИ ЛИЧНОСТИ: БУДУЩЕЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

Михальский А.В.

канд. пед. наук, доцент кафедры психологии факультета педагогики и психологии Московского государственного педагогического университета, доцент кафедры психологии управления факультета социальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета

ХРОНОТОП В ЖИЗНЕННОМ ПУТИ ЛИЧНОСТИ: БУДУЩЕЕ ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ  ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ

Аннотация

В статье предпринята попытка раскрыть хронотоп в жизненном пути личности. Традиционно под хронотопом понимается временно-пространственный континуум, в котором живет человек, преодолевающий и овладевающий пространством и временем. Новые инициативы и новые возможности открываются человеку в особых условиях человеческого существования – хронотопических, учитывающих внутрисистемное событие времени и пространства. Эти условия, обладая характеристиками реальности и действительности для человека и становясь в процессах самоорганизационного движения психологической системы, позволяют постигать человеку смысл и ценность собственных потенциальных возможностей жизненного самоосуществления. С   помощью хронотопа облегчается понимание не только связи пространства и времени, но и трансформации их друг в друга, понимание объективации и субъективации этих категорий бытия и сознания.

Ключевые слова: хронотоп, жизненный путь, пространство будущего в психологии, личность, конструирование образа будущего.

 

Mihal’skij A.V.

PhD in Pedagogy, Associate professor, MCPPU

THE CHRONOTOPE IN PERSONAL LIFE PATH: THE FUTURE THROUGH SPACE AND TIME

Abstract

The paper attempts to reveal the time-space in the course of life of the individual. Traditionally chronotope mean time-space continuum in which a person lives, and takes possession of overcoming space and time. New initiatives and new opportunities person in the special conditions of human existence – chronotopic, taking into account the in-system event time and space. These conditions, having the characteristics of reality and reality to man and becoming a self-organization process in motion psychological system allows a person to comprehend the meaning and value of their own potential life of self-realization. With chronotop easier understanding of not only the connection of space and time, but also to transform them into each other, understanding of objectification and subjection of these categories of being and consciousness.

Keywords: time-space, way of life, the future of space in psychology, personality, design image of the future.

Конструирование будущего является целостным процессом, объединяющим индивидуальное и социальное конструирование. По принципу дополнительности одновременно представлены в психике и индивидуальные образы будущего, и субъективные образы будущего групп (то, как участник группы видит образ будущего группы). Социальные могут быть интегрированы как ценности, в результате интериоризации. В данной статье мы говорим о том процессе, который не только находится на «стыке личности и группы», но и объединяет индивидуальное и социальное. Можно предложить назвать такую модель «Пространство – Время – Значения». Для наглядности, можно отразить пространственно-динамическую модель конструирования будущего в виде нескольких неразрывно связанных континуумов [7]:

− континуум пространственного конструирования: представления о наполненности будущего объектами различных классов/типов, об их положении в пространстве, характеристиках объектов, различные явления (в том числе, природные), а также такие социально-психологические феномены как территориальность внутри и между социальными группами и т.п.

− континуум временного конструирования: зависимость будущего от ритмики протекания социально-психологических процессов, локуса времени и временной перспективы – расположения мотивационных объектов и хронотопов (образов будущего) на оси времени, субъективного восприятия времени, а также социального восприятия  времени;

− континуум значений и отношений между объектами: оценка сходств и отличий объектов (личностные конструкты), субъективные системы значений образов будущего (хронотопов) например, по классическим шкалам семантического дифференциала «Оценка», «Сила», «Активность» (или шкалам семантического дифференциала времени: «Активность», «Эмоциональная окраска», «Величина», «Структура», «Ощущаемость»). Это −  поле создания личностных смыслов на основе характеристик образов будущего. Кроме того, как неотъемлемое свойство конструирования отношений здесь включается план социальных отношений – социальной перцепции, стереотипизации и др.

В определенных областях в континууме, заданном этими осями,  располагаются хронотопы, содержащие в себе пространственно-временной социальный и событийный ряд, которые могут быть изучены объективно.

Хронотопы в терминах теории систем могут быть идентифицированы с «точками бифуркации». С субъективной же точки зрения последовательность пространственно-временно-смыслового континуума и расположенные на нем хронотопы составляют временную перспективу, линию времени, или, используя слова Т. Лукманна – «биографические схемы», а используя терминологию, предложенную, в частности, А. Кроником – каузограммы – субъективные описания жизненного пути [10].

Способность конструирования будущего не является сугубо индивидуальной. Среди пространственного, временного и смыслового полей всегда неотъемлемо присутствует социальная составляющая –  другие живые существа, их активность, их временная перспектива и их отношения к субъекту конструирования. Синхронизация индивидуальных перспектив и входящих в них отношений к групповым перспективам (видение будущего группой), на основе механизмов категоризации, идентификации, обсообления, создает общее поле социального поведения.

Понятие «хронотоп» определяется как закономерная связь пространственно-временных координат [16]. В прошлом, настоящем и будущем, из отдельных и несинхронизированных образов,  в процессе социального конструирования образуются связанные между собой в пространстве и времени смысловыми значениями определенные центры группировки объектов, времени и значений – хронотопы. Хронотопы – «уже не отвлеченные точки, но живые и неизгладимые из бытия события», связанные не только случайной последовательностью, но и самой жизнью, волей живых существ, вне зависимости от того, реальны ли эти события или нет [1].

В качестве основных тезисов примем следующие:

1)      Хронотоп будущего социален по своей природе, существует во времени и пространстве, имеет смысловую составляющую.

2)      Формирование хронотопического образа будущего группы (значимого события, образа достижения) является процессом, включающим следующие этапы:

         а) предложение (интродукция) сконцентированной идеи (видения, смыслового прототипа)  будущего;

         б) в процессе группового взаимодействия – совместное развитие, «тонкая настройка», насыщение образа будущего контентом (социальными, событийными, эмоциональными, когнитивными, поведенческими компонентами);

         в) дальнейшее развитие (на этом этапе включаются механизмы группового давления и формализованного социального контроля), а далее – неизбежное постепенное угасание энергии образа будущего вплоть до его исчезновения (либо сохранения в традиционных, обрядовых, ритуальных формах).

3)      Человек в обычных условиях склонен подстраивать поведение под усредненное мнение большинства в своей группе (эксперименты Соломона Эша и др.), некомфортным является расхождение с мнением группы (на нейропсихологическом уровне – эксперименты В. Ключарева) [6]. В данном случае задействована дофаминергическая система (сигналы медиальной префронтальной коры). Уровень дофамина и активности медиальной префронтальной коры во многом предопределяет конформность поведения и принятие образа будущего.

4)      Устойчивость, яркость, определенность (отсутствие внутренних разночтений) образа будущего, предлагаемого референтной группой или активным меньшинством при определенной повторяемости (знание-узнавание) в ситуациях неопределенности приводят к изменению мнения большинства.

Реальность (повседневная жизнь) интерпретируется людьми в соответствии с образом будущего их референтной группы, однако степень постоянного сравнения ОБ и реальности зависит от степени идеологизированности общества (социальной группы) в целом.  В обществе, где сильно выражено групповое давление для сохранения ОБ, происходит естественная дифференциация групп по степени принятия/непринятия ОБ, причем с той же интенсивностью, с какой оказывается групповое давление. Энергия, направляемая на группу с целью «насаждения» того или иного образа будущего, таким образом, служит одновременно, и для сплочения, и для одновременного расслоения, раскола общества – от дифференциации населения по разным социально-психологическим особенностям, до поляризации и  образования устойчивых активных групп, «мы» − »они».

Поскольку образ будущего имеет определенные пространственные характеристики, «территория будущего» имеет важное значение: представление об изменении границ – значимый компонент будущего отдельного человека, группы, народа.

Психологическое пространство включает не только измеримую  в условных единицах территорию, но и предметы личной истории, вещи, принадлежащие человеку, а также социальное окружение – его круг общения, родственников, коллег и т.п. К групповому пространству мы относим: территорию группы и окружающую территорию;  участников группы; дистанцию между  ними (физическую и эмоциональную); собственность группы; символы статуса, традиционные предметы, реликвии; социальное окружение группы (не включенных в группу людей, другие группы, отношения между ниими и т.д.) [4].

В определенном смысле, в территорию группы можно включить и представления, ценности, цели группы. Как пишут А.Л. Журавлев, А.Б. Купрейченко [2], «такими характеристиками могут выступать самые разные феномены: смыслы и ценности, цели и функции, а также виды связей и отношений, например уважение, доверие, ответственность, принадлежность, зависимость, родство и т. д.».

Рассмотрим теоретические предпосылки, позволяющие нам сделать данное предположение. Согласно концепции социального конструирования будущего, участники группы осуществляют не только индивидуальное прогнозирование (антиципацию) своего собственного поведения, характеризуемое определенными пространственно-временными свойствами (образ достижения, желаемое будущее группы), но и социальное конструирование путем идентификации, взаимной трансляции и синтеза видения будущего, а также с помощью процесса социальной (групповой) антиципации: совместных обсуждений, выработки решений, бытовой и деловой коммуникации и т.п. Участникам объединения, таким образом, весьма важно, чтобы их группа обладала определенной сплоченностью, устойчивостью, эффективностью и другими развитыми групповыми параметрами. Данное положение во многом подтверждается и основано на теории социальной идентичности Тэшфела.

Второе теоретическое положение – концепция биологического сигнального поля (в данном случае – сигнальное поле группы). По определению известного эколога проф. Н. П. Наумова, «сигнальное поле – совокупность оптических, акустических и иных физических и химических явлений, своим возникновением связанных с обитающими в данном месте организмами; они определённым образом сочетаются во времени и в пространстве и имеют биологическое (сигнальное) значение, т.е. несут определённую информацию» [8; 9]. В сигнальном поле, в процессе восприятия сознательно или неосознанно выделяются определенные сигналы (аттракторы) – они являются символами, маркерами, образами существующего положения вещей (белый халат врача, табличка на двери ректора). Данные сигналы не только обозначают ситуацию и непосредственно регулируют поведение, но и выступают в роли ситуативных триггеров, запускающих те или иное антиципационные процессы (процессы прогнозирования развития событий и собственного поведения). Антиципационные процессы, запущенные соответствующими триггерами, продуцируют образы возможного развития событий – «образы будущего» различной временной перспективы. В зависимости от пластичности и силы антиципации, образы могут быть более или менее осознанными, фантастичными или близкими к реальности. Важный момент состоит в том, что «сильный» сформировавшийся образ может быть целостным представлением, характеризоваться мультимодальностью (сочетанием различных ощущений), он «многомерен», и «поворачивая» его как 3D-модель, человек и группа могут с той или иной точки зрения оценить свое будущее состояние.

Возникающие образы будущего «примеряются», постоянно сравниваются с актуальным состоянием и на этой основе осуществляется выбор и принимается решение об изменениях в поведении. Сравнение образа будущего с образом реального мира – также сложный когнитивный процесс, затрагивающий и потребностно-мотивационную сферу, и эмоциональное состояние, и ценностные ориентации. Ожидаемое будущее (образ будущего) группы никогда не является исключительно оптимистичным и не содержит только лишь позитивные характеристики. Здесь возможны и нейтральные, и отрицательные моменты ожидаемого будущего. Подчеркнем также, что цель работы той или иной группы не является образом будущего (видением) группы. Если целью, например, может являться достижение определенных экономических показателей (цель – достаточно «плоская» идея, описываемая по определению небольшим количеством значимых критериев), то образ будущего группы – мультимодальный концепт, сознательно и бессознательно присущий ее участникам, и описываемый многомерными шкалами.

Если обратить внимание на большие социальные группы, то также можно обнаружить механизмы трансляции образа будущего членам группы. «В каждой культуре складываются особые и вполне определенные представления о том, как должно происходить речевое общение. Люди, приобщаясь к культуре, «входя» в нее, получают как одну из ее составных частей некий общий образец − идеал речевого поведения, которому нужно следовать, и представления о том, как должно выглядеть «хорошее» речевое произведение — устная речь или письменный текст. Этот идеальный образец речевого поведения и речевого произведения соответствует в своих основных чертах общим представлениям о прекрасном − общеэстетическому и этическому (нравственному) идеалам, сложившимся исторически в данной культуре» [5].

Таким образом, континуум смысла и значений в социальном образе будущего, с одной стороны, обусловлен и задается процессами социального  восприятия и конструирования, с другой стороны – сам по себе задает координаты пространства и времени не только для отдельной личности, но и для социальных групп, выступает как объектом, так и субъектом смыслового будущего. Значения, отношения, смысл – неотъемлемое измерение хронотопов будущего.

Литература

  1. Давыдов В.В. Проблема развивающего обучения: опыт теоретического и экспериментального психологического исследования. – М., 1986.
  2. Журавлев А. Л., Купрейченко А.Б. Психологическое и социально-психологическое пространство личности и группы: понимание, виды и тенденции исследования // Психологический журнал. – М., 2011. – Т. 32. – № 4. – С.45 – 56.
  3. Зинченко В. П. Хронотоп // Большой психологический словарь / под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. – СПб., М., 2003. – С. 591-592.
  4. Зинченко В. П. Хронотопия сознательной жизни // Сознание и творчество. – М., 2010. – С. 182-223.
  5. Михальская А.К. Основы риторики. Мысль и слово. – М., 1996.
  6. Ключарев В.А., Шмидс А., Шестакова А.Н. Нейроэкономика: нейробиология принятия решений. // Экспериментальная психология. – Т. 4. – № 2. – М., 2011. – С. 14-35.
  7. Михальский А.В. Психология конструирования будущего. М.: МПГУ, 2014. −289 с.
  8. Наумов Н.П. Сигнальные (биологические) поля и их значение для животных // Журн. общ. биол. – 1973. – Т. 34. – № 6. – С. 808–817.
  9. Поярков А.Д. Биологическое сигнальное поле как метатеория коммуникативных процессов // Поведение и поведенческая экология млекопитающих. – М., 2005.
  10. Проблемы восприятия пространства и пространственных представлений / под ред. Б. Г. Ананьева, Б.Ф. Ломова. – М., 1961.
  11. Регуш Л. А. Психология прогнозирования: способность, ее развитие и диагностика. – Киев, 1997.
  12. Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Рефлексия в организации творческого мышления и саморазвития личности // Вопр. психол. – 1983. – № 1. – С.35-42.
  13. Соколов Е. Н. Очерки по психофизиологии сознания. – М., 2010.
  14. Сталин В.В. Исследование порождения значительного пространственного образа // Восприятие и деятельность. – М., 1976. С. 101-208.
  15. Толстых H. Н. Хронотоп: культура и онтогенез. – Смоленск – М., 2010.
  16. Ухтомский А.А. Доминанта. – М., 1966.
  17. Фейгенберг И.М., Иванников В.А. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к движениям. – М., 1978
  18. Ярская В.Н. Методологические вопросы научного предвидения // Философия в процессе научно-технической революции. – Л., 1976. – С. 77-79.

 

References

  1. Davydov V.V. The problem of developing training: the experience of theoretical and experimental psychological research. – M., 1986.
  2. Zhuravlev A.L., Kupreychenko A.B. Psychological and socio-psychological space of the individual and the group: understanding, views and trend studies // Psychological Journal. – M., 2011. – T. 32. – № 4. – P.45 – 56.
  3. Zinchenko, V.P. // Chronotope significant psychological dictionary / ed. BG Meshcheryakov, Zinchenko. – SPb., M., 2003. – P. 591-592.
  4. Zinchenko V.P. Chronotope conscious life // Consciousness and Creativity. – M., 2010. – P. 182-223.
  5. Mikhalskaya A.K. Basics of rhetoric. Thought and speech. – M., 1996.
  6. Klyucharev V.A. Shmids A. Shestakov AN Neuroeconomics: neuroscience of decision-making. // Experimental Psychology. – T. 4. – № 2. – M., 2011. – P. 14-35.
  7. Mikhalsky A. Psychology of constructing the future. M .: Moscow State Pedagogical University, 2014. -289 p.
  8. Naumov N.P. Signal (biological) field and their significance for the animals // Journal. Society. biol. – 1973. – V. 34. – № 6. – S. 808-817.
  9. Poyarkov A.D. The biological signal field as a meta-theory of communicative processes // behavior and behavioral ecology of mammals. – M., 2005.
  10. Problems of perception of space and spatial concepts / ed. Ananiev, BF Lomov. – M., 1961.
  11. Regush L.A. Psychology forecasting: ability, its development and diagnostics. – Kiev, 1997.
  12. Semenov I.N., Stepanov S. Y. Reflection in the organization of creative thinking and self-development // Problems. psychol. – 1983. – № 1. – S.35-42.
  13. Sokolov E.N. Essays on the psychophysiology of consciousness. – Moscow, 2010.
  14. Stalin V. Study causing considerable spatial image // The perception and activity. – M., 1976, pp 101-208.
  15. Tolstych N.N. Chronotope: Culture and ontogeny. – Smolensk – Moscow, 2010.
  16. Ukhtomsky A.A. Dominant. – M., 1966.
  17. Feigenberg I.M., Ivannikov V.A. Probability forecast and presetting the movements. – M., 1978
  18. Iarskaia V.N. Methodological issues of scientific foresight // Philosophy in the process of scientific and technological revolution. – L., 1976. – P. 77-79.

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.