Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 63-65 Выпуск: №11 (18) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Вахрушева А. С. ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК С ОСОБЕННОСТЯМИ ПЕРЕЖИВАНИЯ УТРАТЫ У ЛИЦ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА / А. С. Вахрушева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №11 (18) Часть 3. — С. 63—65. — URL: https://research-journal.org/psycology/vzaimosvyaz-emocionalno-lichnostnyx-xarakteristik-s-osobennostyami-perezhivaniya-utraty-u-lic-zrelogo-vozrasta/ (дата обращения: 15.05.2021. ).
Вахрушева А. С. ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК С ОСОБЕННОСТЯМИ ПЕРЕЖИВАНИЯ УТРАТЫ У ЛИЦ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА / А. С. Вахрушева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №11 (18) Часть 3. — С. 63—65.

Импортировать


ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК С ОСОБЕННОСТЯМИ ПЕРЕЖИВАНИЯ УТРАТЫ У ЛИЦ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

Вахрушева А.С.

Кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой психологии, Новороссийский филиал Московского гуманитарно-экономического института

ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК С ОСОБЕННОСТЯМИ ПЕРЕЖИВАНИЯ УТРАТЫ У ЛИЦ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА

Аннотация

Статья посвящена проблеме переживания горя утраты зрелой личностью. Анализируются доминирующие тенденции и этапы переживания горя, связанного с утратой детей, в том числе не рожденных, женщинами зрелого возраста. Раскрывается взаимосвязь эмоционально-личностных характеристик женщин с копинг-стратегиями, помогающими им пережить утрату.

Ключевые слова: утрата, ребенок, переживание.

Vakhrusheva A. S.

Candidate of psychological sciences, Associate Professor, Head of the Department of Psychology, Novorossiysk branch of the Moscow Humanities and Economic Institute

CORRELATION OF EMOTIONAL AND PERSONAL CHARACTERISTICS WITH THE FEATURES OF SUFFERING THE LOSS BY ADULTS

Abstract

The article deals with the problem of suffering the loss of a mature personality. Analyzes the prevailing trends and the stages of sorrow of adult women because of the loss of children, including the unborn one. Reveals the correlation of emotional and personal characteristics of women with coping strategies that help them to survive the loss.

Keywords: loss, child, distress (suffering).

Утрата, потеря, разлука с близким человеком является одной из самых сложных консультативных проблем, с которой далеко не каждый психолог способен работать. Переживание горя в каждой культуре и в каждом отдельно взятом этносе имеет свои особенности, правила и ритуалы, как и отношение к факту утраты. В современном обществе у человека становится все меньше возможностей соответствовать принятым нормам, что обусловлено большой разобщённостью людей и слишком быстрым течением времени. В связи с этим человек нередко оказывается один на один со своими переживаниями, не получая поддержки со стороны близких и ничего не зная о том, что с ним происходит и как на это реагировать [2; 4].

Утрата ребёнка – серьёзная психическая травма для семьи, но в особенности для матери, которая имеет с ним не только физическую, но и духовную, эмоциональную связь. Имеющиеся исследования, посвящённые проблеме переживания утраты ребёнка, подчёркивают тот факт, что все болезненные реакции родителей будут более острыми за счёт того, что на это переживание будут накладывать отпечаток супружеские отношения и то, что родители не готовы, что ребёнок уйдёт раньше их, в связи с чем они будут чувствовать вину и потерю смысла жизни [9]. Особенно непонятной с точки зрения возникающих переживаний становится ситуации потери ещё не рождённого ребёнка, поскольку в этом случае отсутствует возможность совершить все необходимые ритуалы, помогающие пережить потерю – попрощаться с ним, похоронить и выполнить религиозные обряды. В российском обществе нет единого отношения к тому, как должна (и должна ли вообще) переживать женщина утрату ребёнка, особенно не рождённого. Вместе с тем, очевидно, что переживания эти существуют и могут переходить в латентную стадию, приводя к хроническому стрессу, чувству вины и разочарованиям. Все чаще с этими проблемами женщины стали обращаться за помощью к психологу, пытаясь получить необходимую поддержку и руководство к действию. Кроме того, утраты и потери у лиц зрелого возраста влияют на состояние ценностно-смысловой сферы личности [5].

Не смотря на обилие теоретических данных об особенностях переживания горя и утраты в каждом конкретном случае, в доступной нам литературе не встретилось ни одного исследования, посвящённого проявлениям переживания горя в связи с утратой не рождённого ребёнка, отсутствуют описания возрастных аспектов этих переживаний и нет чёткого алгоритма оказания психологической помощи женщинам, обратившимся за помощью к психологу. Актуальность поднимаемой проблемы и собственный профессиональный интерес и обусловил выбор темы исследования.

Цель исследования – выявить характер взаимосвязи между эмоционально-личностными особенностями женщин зрелого возраста и особенностями переживания ими утраты ребёнка.

Задачи исследования:

  1. Провести теоретический анализ литературных источников по проблеме исследования, в результате которого выявить характерные черты эмоционально-личностной сферы лиц зрелого возраста.
  2. Проанализировать понятия «горе», «утрата» как психологические категории.
  3. Обозначить возможные особенности переживания горя в связи с утратой ребёнка.
  4. Эмпирическим путем выявить эмоционально-личностные особенности женщин зрелого возраста, переживших утрату (потерю) ребёнка, в том числе не рожденного.
  5. Эмпирическим путем определить особенности переживания утраты ребёнка женщинами зрелого возраста.
  6. Выявить наличие/отсутствие взаимосвязи между эмоционально-личностными особенностями женщин зрелого возраста и особенностями переживания ими горя в связи с утратой ребёнка.

Объект исследования – эмоционально-личностная сфера женщин зрелого возраста, переживающих утрату ребенка. Предмет – взаимосвязь эмоционально-личностных особенностей и переживаний утраты ребёнка.

В исследовании приняли участие 24 женщины в возрасте от 24 до 51 года, пережившие потерю ребёнка и обратившиеся за психологической помощью. Из них 75% женщин переживали потерю в связи с преждевременными родами/самопроизвольными абортами на разных сроках беременности и 25% женщин переживали смерть детей уже после их рождения в возрасте до 11 лет. Временной промежуток случившихся потерь к моменту исследования – от 3-х месяцев до 3,5 лет. Поскольку в задачи исследования не входил учет временного фактора потери и возраста умерших детей, равно как и обстоятельств, приведших к этому, мы сочли выборку репрезентативной и использовали для изучения взаимосвязи эмоционально-личностных факторов и особенностей переживания потерь следующий пакет методик.

Методики исследования были разделены на два блока.

Блок 1. Методики для исследования эмоционально-личностных особенностей.

  1. Опросник «Самочувствие, активность, настроение» (САН).
  2. Методика Б.И. Додонова «Предпочитаемые переживания».
  3. Методика «Определение общей эмоциональной направленности личности» (Б.И. Додонов).

Блок 2. Методики изучения особенностей переживания утраты ребёнка.

  1. Беседа.

Цель: выявить на какой стадии работы горя находится респондент в момент обследования, характер актуальных переживаний и наличие/отсутствие признаков патологического переживания утраты ребёнка.

Беседа – «свободный» метод исследования, но для достижения поставленной цели мы определили круг обязательных вопросов, ответы на которые считались ключевыми для понимания специфики переживания утраты ребёнка испытуемыми женщинами. При построении беседы мы опирались на исследования В.Ю. Сидоровой, описавшей задачи работы горя, разделив вопросы беседы на соответствующие блоки [7].

  1. Методика «Выход из трудных жизненных ситуаций».
  2. Копинг-тест Р. Лазаруса [5].

Исследование взаимосвязи эмоционально-личностных характеристик с особенностями переживания утраты проходило в два этапа. На первом мы оценили состояние эмоционально-личностной сферы и выявили ряд ее характеристик.

По результатам методики САН мы отметили, что в группе испытуемых наблюдается разнообразие психических состояний на момент обследования. При достаточно хорошем самочувствии и высокой активности настроение у большинства испытуемых является неблагоприятным. Компенсация общего состояния происходит за счёт высокой активности и хорошего самочувствия, под которым, скорее всего, испытуемые подразумевают соматическое состояние, а не психический тонус. В целом же равномерно более высокие значения мы выявили в сфере социальных потребностей, удовлетворение которых рождает соответствующие эмоциональные переживания. Это важно учитывать при оказании психокоррекционной помощи женщинам зрелого возраста, поскольку именно в переживаниях, связанных с познавательными потребностями, имеется существенный потенциал для личностного развития, особенно в критический период.

Исследование эмоциональной направленности личности методикой Б.И. Додонова «Определение общей эмоциональной направленности личности» показало следующее. Более высокие позиции занимают такие виды направленности, как альтруистическая, коммуникативная, праксическая и эстетическая. Наиболее низкие позиции характерны для гедонистической, пугнической и акизитической направленности личности испытуемых. Крайне низких значений не было выявлено, что даёт основания утверждать, что все виды направленности в той или иной степени присутствуют у каждой из испытуемых, но выражены в разной степени.

Индивидуальный анализ полученных данных показал, что у многих женщин в структуре личности присутствуют одновременно несколько ярко выраженных направленностей. По мнению Б.И. Додонова (автора методики) направленность на удовлетворение определённых потребностей указывает на источники активности, желаемые сферы деятельности, приносящие удовольствие. Можно сказать, что индивидуальные профили дают психологу ключ к ответу на вопросы относительно поиска источников вдохновения, снятия стресса и получения положительных эмоций женщинами, обратившимися за помощью в связи с переживанием трагедии по поводу утраты ребёнка. Наиболее выраженной у испытуемых (по среднему значению) является коммуникативная направленность личности, на втором месте праксическая и на третьем месте альтруистическая. С учетом ситуации переживания горя в связи с потерей ребенка это можно объяснить формированием определенных защитных форм поведения. Женщины пытаются реализовать себя в коммуникативной деятельности, компенсируют потерю ребенка альтруистическими поступками, отдают свои нереализованные чувства другим людям и пытаются максимально занять свое свободное время практической деятельностью.

Методика «Выход из трудных жизненных ситуаций» показала следующее. 50% испытуемых легко примиряется с неприятностями, правильно оценивая случившееся и сохраняя душевное равновесие. 41,6% испытуемых не всегда с достоинством выдерживает удары судьбы. Часто они срываются, проклинают ее, т.е. расстраиваются при возникновении проблем и расстраивают других.

По методике Лазаруса были получены следующие данные. У 25% испытуемых доминирующей копинг-стратегией является «Самоконтроль». Еще у 25% испытуемых доминирующей копинг-стратегией является «Положительная переоценка». Для следующих 25% опрошенных доминирующей копинг-стратегией является «Планирование решения проблемы». 11,1% испытуемых показали в качестве доминирующей копинг-стратегии «Бегство-избегание». И у одной испытуемой доминирующей копинг-стратегией является «Принятие ответственности»,

В целом же надо отметить, что большинство копинг-стратегий испытуемых близки к состоянию дезадаптации, т.е. не выполняют своего прямого назначения – совладающего.

Для установления взаимосвязи между эмоционально-личностными характеристиками (эмоциональной направленностью личности) и особенностями переживанием утраты ребёнка (копинг-стратегиями) был использован метод статистического анализа. Статистическая обработка результатов проводилась с помощью рангового коэффициента корреляции r-Спирмена, предназначенного для установления взаимосвязи (совместной изменчивости) двух переменных. Результаты корреляционного анализа показали, что существует положительная взаимосвязь между альтруистической направленностью личности и копинг-стратегией «Принятие ответственности», т.е. чем выше у испытуемых потребность отдавать, делиться, тем больше преодоление негативных эмоций и переживаний в связи с утратой ребенка связано с признанием своей роли и ответственности за решение возникшей проблемы, формированием чувства вины за случившееся и хронической неудовлетворенности собой. Заглушить чувство вины, по-видимому, позволяет бескорыстная забота о других, альтруизм, свойственный таким женщинам априори как направленность их личности. Также положительная взаимосвязь выявилась между глорической и романтической направленностью и стратегией «Дистанцирование». Это означает, что переживание утраты ребенка у испытуемых, с одной стороны, происходит за счет субъективного снижения ее значимости, рационализации, юмора, обесценивания и пр. и с другой стороны стимулируется эмоциональной направленностью на признание, славу, переживание успеха у других на виду. Можно предположить, что переживание утраты воспринимается такими женщинами как подвиг, о котором можно рассказать окружающим как о своем преодолении, успехе, можно похвалиться способностью справиться с этими переживаниями, преподнести это как личное достижение. Романтическая направленность добавляет в эти переживания что-то мистическое, таинственное, необычное для себя. В результате женщина отстраняется от эмоциональных переживаний, находясь в ситуации мистически-рационального объяснения.

Отрицательная взаимосвязь обнаружена между гедонистической направленностью личности и копинг-стратегией «Положительная оценка», т.е. чем меньше стремление к душевному и физическому комфорту, тем более философским становится отношение женщины к ситуации потери ребёнка и наоборот. Копинг-стратегия положительной оценки связана с переосмыслением ситуации, с выработкой к ней нового отношения, стимулирующего личностный рост и развитие. Такие женщины относятся к утрате как к опыту, включая ее в философский контекст своей жизнедеятельности.

Ярко выраженная отрицательная взаимосвязь обнаружена также между акизитивной направленностью личности и конфронтационным копингом. Это значит, что чем больше проявляется склонность к коллекционированию, упорядочиванию окружающей действительности, тем в меньшую конфронтацию со средой вступает женщина, переживающая утрату. Ее активность реже принимает нецеленаправленный характер, она продуктивна и упорядочена. На основании этого можно сделать предположение, что женщинам, имеющим какое-либо увлечение, хобби, пережить утрату несколько легче, поскольку есть нечто (занятие, информация и пр.), заполняющее возникшую душевную пустоту.

Результаты беседы показали, что ни одна из испытуемых на момент исследования не пережила горе утраты, не смотря на существенную разницу во времени, прошедшем с момента потери ребёнка.

Теоретический анализ литературных источников показал достаточную разработанность проблемы переживания горя и утраты в психологии. На основании литературного обзора мы пришли к заключению, что у переживания горя в связи с утратой ребёнка есть целый ряд оснований протекать патологически (к таким основаниям можно отнести, например,  невозможность похоронить умершего).

В зрелом возрасте женщины нередко сталкиваются с ситуацией потери ребёнка, особенного не рождённого. Но в доступной нам литературе мы не встретили информацию об особенностях переживаний в связи с этой утратой, которую можно было бы использовать в практике психологического консультирования.

Проведённое эмпирическое исследование позволило нам сформулировать ряд выводов.

  1. В группе испытуемых наблюдается разнообразие психических состояний на момент обследования. При достаточно хорошем самочувствии и высокой активности настроение у большинства испытуемых является неблагоприятным. Компенсация общего состояния происходит за счёт высокой активности и хорошего самочувствия, под которым, скорее всего, испытуемые подразумевают соматическое состояние, а не психический тонус.
  2. У испытуемых на первом месте стоят социальные переживания, связанные с социальными потребностями, на втором месте переживания биологические и лишь на третьем месте познавательные.
  3. В сфере эмоциональной направленности личности более высокие позиции занимают такие виды направленности, как альтруистическая, коммуникативная, праксическая и эстетическая. Наиболее низкие позиции характерны для гедонистической, пугнической и акизитивной направленности личности испытуемых. Крайне низких значений не было выявлено, что даёт основания утверждать, что все виды направленности в той или иной степени присутствуют у каждой из испытуемых, но выражены в разной степени.
  4. Наиболее выраженной у испытуемых (по среднему значению) является коммуникативная направленность личности, на втором месте праксическая и на третьем месте альтруистическая. С учетом ситуации переживания горя в связи с потерей ребенка это можно объяснить формированием определенных защитных форм поведения. Женщины пытаются реализовать себя в коммуникативной деятельности, компенсируют потерю ребенка альтруистическими поступками, отдают свои нереализованные чувства другим людям и пытаются максимально занять свое свободное время практической деятельностью.
  5. 50% испытуемых легко примирились с неприятностями, правильно оценивая случившееся и сохраняя душевное равновесие. 41,6% испытуемых не всегда с достоинством выдерживают удары судьбы. Часто они срываются, проклинают ее, т.е. расстраиваются при возникновении проблем и расстраивают других. 8,3% опрошенных не может нормально переживать неприятности и обычно реагирует на них психологически неадекватно.
  6. Доминирующими копинг-стратегиями в группе испытуемых являются «Самоконтроль», «Положительная переоценка», «Планирование решения проблемы», «Бегство-избегание». Большинство копинг-стратегий испытуемых близки к состоянию дезадаптации, т.е. не выполняют своего прямого назначения – совладающего, защитного.
  7. Корреляционный анализ показал положительные корреляции между альтруистической направленностью личности и копинг-стратегией «Принятие ответственности», между глорической и романтической направленностью и стратегией «Дистанцирование», отрицательные корреляции выявлены между гедонистической направленностью личности и копинг-стратегией «Положительная оценка» и между акизитивной направленностью личности и конфронтационным копингом.
  8. По результатам беседы можно говорить о наличии признаков патологического горя и необходимости оказания экстренной психологической помощи женщинам, принявшим участие в исследовании.

Литература

  1. Абабков В.А., Перре М.. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. СПб.: Речь, 2004. 166 с.
  2. Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Пер. с англ. В.В. Старовойтова. 2-е изд. М.: Академический проект, 2004. 232 с.
  3. Василюк Ф.Е. Жизненный мир и кризис: типологический анализ кри­тических ситуаций // Психологический журнал. – 1995. – Т.16. – № 3. – С. 90-101.
  4. Гнездилов А.В. Психология и психотерапия потерь. СПб.: Питер, 2004. 162 с.
  5. Крюкова Т.Л. Возрастные и кросскультурные различия в стратегиях совладающего поведения // Психологический журнал. – 2005. – Т.26. – № 2. – С. 5-15.
  6. Линдеманн Э. Клиника острого горя // Психология эмоций. Тексты. / Под ред. В.К. Вилюнаса, Ю.Б. Гиппенрейтер. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. 288 с.
  7. Сидорова В.Ю. Четыре задачи горя // Журнал практической психологии и психоанализа. № 1-2. 2001. [электронный ресурс.] URL: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2092 (дата обращения 18.10.13).
  8. Шефов С.А. Психология горя. СПб.: Речь. 144 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.