Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.102.12.064

Скачать PDF ( ) Страницы: 154-159 Выпуск: № 12 (102) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Хажуев И. С. ВЗАИМОСВЯЗЬ ДИСПОЗИЦИЙ НАСИЛЬСТВЕННОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ЛИЧНОСТНЫХ ФОРМ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (НА ПРИМЕРЕ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) / И. С. Хажуев, К. А. Идрисов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 2. — С. 154—159. — URL: https://research-journal.org/psycology/vzaimosvyaz-dispozicij-nasilstvennogo-ekstremizma-i-lichnostnyx-form-agressivnogo-povedeniya-v-molodezhnoj-srede-na-primere-chechenskoj-respubliki/ (дата обращения: 28.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.064
Хажуев И. С. ВЗАИМОСВЯЗЬ ДИСПОЗИЦИЙ НАСИЛЬСТВЕННОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ЛИЧНОСТНЫХ ФОРМ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (НА ПРИМЕРЕ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ) / И. С. Хажуев, К. А. Идрисов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 12 (102) Часть 2. — С. 154—159. doi: 10.23670/IRJ.2020.102.12.064

Импортировать


ВЗАИМОСВЯЗЬ ДИСПОЗИЦИЙ НАСИЛЬСТВЕННОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ЛИЧНОСТНЫХ ФОРМ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ (НА ПРИМЕРЕ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

ВЗАИМОСВЯЗЬ ДИСПОЗИЦИЙ НАСИЛЬСТВЕННОГО ЭКСТРЕМИЗМА И ЛИЧНОСТНЫХ ФОРМ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ
(НА ПРИМЕРЕ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)

Научная статья

Хажуев И.С.1, *, Идрисов К.А.2

1 ORCID: 0000-0001-8070-1875;

1, 2 Чеченский государственный педагогический университет, Грозный, Россия

* Корреспондирующий автор (hazhuev[at]mail.ru)

Аннотация

В статье представлены результаты исследования специфики взаимосвязи диспозиций насильственного экстремизма и форм агрессивного поведения как социально-психологического фактора развития отклоняющегося поведения как экстремисткой, так и террористической направленности среди молодежи традиционно-консервативного общества, проживающего в регионе, где длительное время действовал режим чрезвычайной ситуации. В результате экспериментального исследования, проведенного на примере выборки молодежи в количестве 66 человек, было установлено, что подозрительность и склонность к наступательности, атакующему стилю поведения и общения как формы агрессивных реакций личности имеют наибольшие положительные корреляционные связи с различными диспозициями, детерминирующими склонность индивида к насильственному поведению экстремистского характера.

Ключевые слова: агрессивное поведение, насильственный экстремизм, диспозиция, деструктивность, террористическая направленность.

INTERRELATIONSHIP OF DISPOSITIONS TOWARDS VIOLENT EXTREMISM AND PERSONAL
FORMS OF AGGRESSIVE BEHAVIOR AMONG THE YOUTH OF THE CHECHEN REPUBLIC

Research article

Khazhuev I.S.1, *, Idrissov K.A.2

1 ORCID: 0000-0001-8070-1875;

1, 2 Chechen State Pedagogical Institute, Grozny, Russia

* Corresponding author (hazhuev[at]mail.ru)

Abstract

The article presents the results of a study on the specifics of the relationship between the dispositions towards violent extremism and forms of aggressive behavior as a socio-psychological factor in the development of both extremist and terrorist types of deviant behavior among young people living in a traditionally conservative society of a region that has experienced a prolonged state of emergency. As a result of an experiment conducted on a sample group of 66 young people, the study found that suspicion and a tendency towards offensive, attacking styles of behavior and communication as forms of aggressive reactions of the individual have the greatest positive correlations with various dispositions that determine the individual’s propensity for the violent behavior of an extremist nature.

Keywords: aggressive behavior, violent extremism, disposition, destructiveness, terrorist orientation.

В современном мире проблема насилия и агрессии среди молодежи и подрастающего поколения приобрела особую актуальность. Как показывает научная практика, очень часто приверженность молодежи к проявлению излишней, патологической агрессии носит крайний характер и может доходить до преступлений экстремистского и даже террористического характера, что требует от общества и власти наиболее тесного взаимодействия в вопросах предупреждения подобных проявлений в молодежной среде [4]. Как указывает Ю.И. Авдеева, агрессивность и приверженность к насилию в контексте экстремистского поведения в молодежной среде выражается в бескомпромиссности деятельности его субъектов, порождается нетерпимостью, а нередко и фанатизмом последних, неадекватной оценкой ими собственных потребностей и интересов, а также потребностей и интересов противника. Приверженность молодого человека насильственным способом решения актуальных проблем, его высокая агрессивность обусловливает пренебрежение к интересам и правам других людей [1]. При этом экстремизм в молодежной среде можно рассматривать как неадекватный способ разрешения социально-политических противоречий некоторой части молодежи в области классовых, межэтнических, религиозных и иных социальных отношений соответствующими субъектами последних [7].

В качестве причин возникновения экстремистских проявлений в молодежной среде могут быть такие факторы, как обострение социальной напряжённости в молодежной среде; криминализация ряда сфер общественной жизни; изменение ценностных ориентаций среди молодых людей и проявление так называемого «исламского фактора [10]. При этом, как указывают З.Л. Шхагапсоев [15] и Б.А. Тарчоков [12] в нашей стране существуют объективные условия и субъективные причины, способствующие всплеску в обществе крайних форм проявления экстремизма (террора). Объективным условием роста террористической деятельности явились сложные процессы политического, экономического и социального порядка, связанные с преобразованием российского государства, с процессами глобализации и информационных противостояний в мире. К субъективным относят конфессионально-религиозные причины и условия, способствующие вовлечению граждан в экстремистскую и террористическую деятельность, которые являются одними из самых мощных и непосредственно действующих. Существует четкая тенденция усиления именно религиозного, а не национально-сепаратистского типа терроризма, причем число жертв гораздо больше при религиозно мотивированных терактах [12], [15].

В то же время наиболее распространяемыми в молодежной среде в настоящее время являются и идеи политического экстремизма, ориентирующие на противодействие социальным группам, представляющим правоохранительные и правоприменительные структуры (сотрудникам правоохранительных органов), политическим объединениям (партиям), этническим группам, а также конкуренцию в среде спортивных, культурных и религиозных объединений [9].

По мнению ряда отечественных авторов, потребность в насилии, выливающаяся в экстремистское поведение, проходит через процесс рационализации посредством определенной экстремисткой идеологии, которая делает оправданным применения насилия и проявления агрессии по отношению к представителям иных народностей, других конфессий и т.п. [3], [5].

В рамках концепции авторитарной личности в этой связи делается подход выявления базовых потребностей личности, обуславливающих склонность индивида экстремисткой деятельности [2]. При этом, как замечают отечественные авторы М.А. Хадысов и Д.Г. Давыдов, подобные подходы, не учитывающие социальную ситуацию, в которой действует индивид, приводят лишь к фиксации особенностей поведения, являющимися скорее следствием жизненной ситуации, а описываемые феномены не укладываются в рамки традиционных психологических концепций личности [5] [14]. Очевидно, в исследовании экстремистского поведения нецелесообразно рассчитывать на выявление глубинных и неизменных личностных черт. В этой связи, по мнению Д.Г. Давыдова, наиболее подходящим конструктом является диспозиция, которая отражает как определенные потребности индивида, так и типичные ситуации их удовлетворения, личный опыт.

Как указывает автор, идея диспозиций требует сосредоточиться не на базовых личностных потребностях и качествах, а на временных, зато более актуальных и более прогностических проявлениях. С точки зрения профилактики экстремизма ориентация на выявление диспозиций предлагает больше обращать внимание на социальные ситуации, в которых реализуются потребности. На основе рассмотрения и анализа представлений об авторитарной личности Т. Адороно [2], концепции правого авторитаризма Б. Альтмайера [16], изучения основных потребностей и социальных условий, лежащих в основе экстремистского поведения, Д.Г. Давыдов предлагает определенный перечень диспозиций, являющихся в то же время диагностическими признаками склонности к личности экстремистскому поведению [5, С.109], [6].

Таким образом, основываясь на анализе отдельных теоретических источников было проведено исследование, целью которого было изучение специфики взаимосвязи диспозиций насильственного экстремизма и форм агрессивного поведения как социально-психологического фактора развития отклоняющегося поведения экстремисткой направленности среди молодежи традиционно-консервативного общества, проживающего в регионе, где длительное время действовал режим контртеррористической операции. 

Материал и методы исследования

Методика диагностики диспозиций склонности к насильственному экстремизму по Давыдову Д.Г., Хломову К.Д. [11]; Опросник диагностики склонности индивида к насильственному поведению по П.А. Ковалевой [8].

В качестве методов (критериев) математико-статистической обработки данных использовались: критерий рангового анализа Фридмана и коэффициент корреляции признаков по Спирмену (rs) – для оценки силы выявленной связи между переменными.

 

Таблица 1 – Взаимосвязь агрессивных побуждений и склонности к проявлению насилия в контексте экстремисткой направленности личности, n=66

28-12-2020 12-46-22

Примечание: *р≤0,05; **р≤0,01; ***р≤0,001

 

Согласно данным корреляционной матрицы, выявлены достоверные взаимосвязи между отдельными диспозициями, характеризующими личностную склонность к насильственному экстремизму и формами агрессивного поведения. Так, установлено, что вспыльчивость, как форма агрессивного поведения положительно корреспондирует с нормативным нигилизмом (r=0,244; р=0,049), в свою очередь с данной диспозицией также взаимосвязана другая форма агрессивного реагирования – мстительность (r=0,290; р=0,018).

Вместе с тем, подозрительность, выступающая в качестве формы агрессивного поведения личности характеризуется наличием одновременно положительных взаимосвязей с различными диспозициями насильственного экстремизма, с такими как культ силы (r=0,247; р=0,046), допустимость агрессии (r=0,332; р=0,006), интолерантность (r=0,285; р=0,020), социальный пессимизм (r=0,276; р=0,025), деструктивность и цинизм (r=0,266; р=0,031), протестная активность(r=0,247; р=0,046) и нормативный нигилизм (r=0,418; р=0,000).

Обидчивость в свою очередь одновременно коррелирует с протестной активностью (r=0,271; р=0,028) и нормативным нигилизмом (r=0,236; р=0,057), с которым также положительно взаимосвязана форма агрессивного поведения – склонность к неуступчивости (r=0,303; р=0,013).

В то же время склонность к наступательности, атакующему стилю поведения и общения (форма агрессивного поведения по опроснику диагностики агрессии Ковалева) имеет положительную сопряженность с такими диспозициями насильственного экстремизма как допустимость агрессии (r=0,358; р=0,003), интолерантность (r=0,264; р=0,032), конвенциональное принуждение(r=0,278; р=0,024), мистичность(r=0,275; р=0,025), деструктивность и цинизм (r=0,313; р=0,010), протестная активность(r=0,329; р=0,007), нормативный нигилизм (r=0,427; р=0,000)и конформизм (r=0,278; р=0,024).

Вместе с тем ранговый анализ показателей распространенности среди обследованной выборки форм агрессивного поведения (по опроснику П.А. Коволева), проведенный при помощи критерия Фридмана, позволил выявить наиболее выраженные у респондентов способы агрессивного реагирования (см.табл.2).

 

Таблица 2 – Ранговые показатели выраженности форм агрессии

Формы агрессии Средний ранг Присвоенный ранг Хи-квадрат и р-значимость
Вспыльчивость 6,00 2 χ2 = 173,435

р=0,000

Мстительность 3,09 8
Нетерпимость к чужому мнению 4,32 4
Подозрительность 4,36 3
Обидчивость 4,09 5
Склонность к неуступчивости 3,21 7
Склонность к компромиссу 7,33 1
Склонность к наступательности, атакующему стилю поведения и общения 3,60 6

 

Так, согласно полученным данным, среди агрессивных реакций у респондентов наиболее выражена склонность к компромиссу (первое место), при этом вслед за склонностью к компромиссу идет вспыльчивость и подозрительность (2 и 3 места соответственно), выступающие в качестве одних из форм агрессивного поведения. Наименьшие ранговые показатели отмечены у молодых людей по склонности к неуступчивости и мстительности (7 и 8 место соответственно). В ранее проведенном исследовании [13], [17], в котором также участвовали представители Чеченской Республики разных возрастных категорий, включая также и представителей юношеского возраста, были получены практически идентичные показатели развития и распространенности среди населения региона с одной стороны вспыльчивости с другой склонности к компромиссу. Причем последняя форма ненасильственного поведения, исключающая проявление агрессии, характеризовалась положительными ассоциациями с показателями удовлетворенности жизнью и успешностью преодоления индивидом интенсивных стрессовых переживаний.

Выводы

Установлено, что такие формы агрессивного поведения личности как подозрительность и склонность к наступательности, атакующему стилю поведения и общения имеют наибольшие положительные взаимосвязи с различными диспозициями, детерминирующими склонность индивида экстремистскому поведению.

Наиболее распространенной формой в контексте агрессивного поведения личности среди обследованных оказалась склонность к компромиссу при этом менее выражена мстительность.

Финансирование

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта №20-013-00239 «Социально-психологический подход в профилактике террористической направленности среди молодежи: опыт ЧР».

Funding

The work was carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research (RFBR) in the framework of the scientific project No. 20-013- 00239 “Socio-psychological approach to the prevention of terrorist orientation among young people: the experience of the Chechen Republic”.

 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Авдеев Ю.И. Политический экстремизм в современной России / Ю.И. Авдеев // Реформирование России: от мифов к реальности: Монография. Том 1 / Под ред. Г.В. Осипова, В.К. Левашова. – М.: Изд. ИСПИ РАН. – 2001. – 343 с.
  2. Адорно Т. Исследование авторитарной личности / Т. Адорно. – М.: Академия исследований культуры. – – 416 с.
  3. Беликов С. Антифа. Молодежный экстремизм в России / С. Беликов. – М.: Алгоритм. – 2012. – 256 с.
  4. Машекуашева М.Х. Необходимость взаимодействия общественных организаций и органов внутренних дел в вопросах противодействия экстремистской деятельности / М.Х. Машекуашева, З.Х. Кочесокова // Научные исследования: от теории к практике : материалы IX Междунар. науч.-практ. конф. (Чебоксары, 10 июля 2016 г.) / редкол.: О.Н. Широков [и др.] – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс», 2016. – С. 327-328. – ISSN 2413-3957.
  5. Давыдов Д.Г. Личностные диспозиции насильственного экстремизма / Д.Г. Давыдов // Психология и право. – 2017(7). – № 1. – С. 106-121. doi: 10.17759/psylaw.207070109
  6. Давыдов Д.Г. Причины молодежного экстремизма и его профилактика в образовательной среде / Д.Г. Давыдов // Социология образования. – – № 10. – С. 4–18.
  7. Методические рекомендации по профилактике асоциальных явлений в молодежной среде /Автор-сост. А.А. Румянцева. – М.: ГБОУ СПО Строительный техникум № 30. – 2014. – 101 с.
  8. Методы психологической диагностики агрессии и агрессивности школьников: Учебно-методическое пособие / Сост. Л.В.Шипова. – Саратов. – 2016. – 56 с.
  9. Назаров В.Л. Профилактика экстремизма в молодежной среде: учеб. пособие / В. Л. Назаров, П. Е. Суслонов. – М-во науки и высш. образования РФ, Урал. федер. ун-т. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. – 2018. – 204 с.
  10. Профилактика проявлений экстремизма, укрепление межнационального мира и согласия в подростково-молодёжной среде. Методические рекомендации для педагогов. / Сост. Т.А. Мещенина – Нижневартовск, МАУ «Центр развития образования». –
  11. Профилактика экстремизма и воспитание толерантности в молодежной среде: информационно-методический сборник // Под редакцией О.Л. Подлиняева. – Иркутск: Издательство «Галкин Виктор Викторович». – 2018. – 40 с.
  12. Тарчоков Б.А. Мотивационные особенности вовлечения молодежи в террористическую деятельность / Б.А.Тарчоков // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2015. – 7(6/1). – С.211-213.https://doi.org/10.17748/2075-9908-2015-7-6/1-211-213
  13. Хажуев И.С. Взаимосвязь стилей совладания и параметров удовлетворенности жизнью с развитием агрессивных побуждений в контексте интенсивных стрессовых переживаний / И.С. Хажуев, А.А. Саидов // Проблемы современного педагогического образования. – – № 66-4. – С. 363-367.
  14. Хадысов М.А. Исследование причин и условий экстремизма как основа формирования политики противодействия экстремизму (криминологический аспект) / М.А. Хадысов // Фундаментальные исследования. – –№ 2. –С. 1811–1814.
  15. Шхагапсоев З.Л. Технологии манипуляционного воздействия, используемые террористическими организациями в вербовочной деятельности / З.Л.Шхагапсоев, Б.А. Тарчоков // Теория и практика общественного развития. ‒ ‒ № 14. ‒ С. 100-102.
  16. Altemeyer B. The Authoritarian Specter / B. Altemeyer// Cambridge: Harvard University Press. – – 384 р.
  17. Saidov A. Ways to implement aggressive motives and ideas of revenge in the context of experiencing high-intensity stresses /A. Saidov, I. Khazhuev // Trends in the Development of Psycho-Pedagogical Education in the Conditions of Transitional Society (ICTDPP-2019). – SHS Web Conf. – Volume 70. – 2019.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Avdeev Ju.I. Politicheskij jekstremizm v sovremennoj Rossii [Political extremism in modern Russia] / Ju.I. Avdeev // Reformirovanie Rossii: ot mifov k real’nosti [Reforming Russia: from myths to reality] Monograph. Vol. 1 / edited by G.V. Osipova, V.K. Levashova. – Moscow: Publishing house ISPI RAN. – 2001. – 343 p. [in Russian]
  2. Adorno T. Issledovanie avtoritarnoj lichnosti [Research on the authoritarian personality] / T. Adorno. – Moscow: Akademija issledovanij kul’tury. – 2001. – 416 p. [in Russian]
  3. Belikov S. Antifa. Molodezhnyj jekstremizm v Rossii [Antifa. Youth extremism in Russia] / S. Belikov. – Moscow: Algoritm. – 2012. – 256 p. [in Russian]
  4. Mashekuasheva M.H. Neobhodimost’ vzaimodejstvija obshhestvennyh organizacij i organov vnutrennih del v voprosah protivodejstvija jekstremistskoj dejatel’nosti [The need for interaction between public organizations and internal affairs bodies in countering extremist activities] / M.H. Mashekuasheva, Z.H. Kochesokova // Nauchnye issledovanija: ot teorii k praktike : materialy IX Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (Cheboksary, 10 ijulja 2016 g.) [Scientific research: from theory to practice: materials of the IX Intern. scientific-practical conf. (Cheboksary, July 10, 2016)] / light-heartedness: O.N. Shirokov [and others] – Cheboksary: CNS «Interaktiv pljus». – 2016. – P. 327-328. – ISSN 2413-3957. [in Russian]
  5. Davydov D.G. Lichnostnye dispozicii nasil’stvennogo jekstremizma [Personal dispositions of violent extremism] / D.G. Davydov // Psihologija i pravo [Psychology and Law]. – 2017(7). – № 1. – P.106-121. doi: 10.17759/psylaw.207070109 [in Russian]
  6. Davydov D.G. Prichiny molodezhnogo jekstremizma i ego profilaktika v obrazovatel’noj srede [Causes of youth extremism and its prevention in the educational environment] / D.G. Davydov // Sociologija obrazovanija [Sociology of education]. – 2013. – № 10. – P. 4–18. [in Russian]
  7. Metodicheskie rekomendacii po profilaktike asocial’nyh javlenij v molodezhnoj srede [Methodical recommendations for the prevention of asocial phenomena in the youth environment] / compiler A.A. Rumjanceva. – M.: GBOU SPO Stroitel’nyj tehnikum № 30[GBOU SPO Construction College No. 30]. – 2014. – 101 p. [in Russian]
  8. Metody psihologicheskoj diagnostiki agressii i agressivnosti shkol’nikov [Methods of psychological diagnostics of aggression and aggressiveness of schoolchildren] : Teaching aid / compiler L.V.Shipova. – Saratov. – 2016. – 56 p. [in Russian]
  9. Nazarov V.L. Profilaktika jekstremizma v molodezhnoj srede: ucheb. posobie [Prevention of extremism among youth: textbook. allowance]/ V. L. Nazarov, P. E. Suslonov. – M-vo nauki i vyssh. obrazovanija RF, Ural. feder. un-t [Ministry of Science and Higher education of the Russian Federation, the Urals. Feder. un-t.]. – Ekaterinburg: Publishing house Ural. un-ta. – 2018. – 204 p. [in Russian]
  10. Profilaktika projavlenij jekstremizma, ukreplenie mezhnacional’nogo mira i soglasija v podrostkovo-molodjozhnoj srede. Metodicheskie rekomendacii dlja pedagogov. [Prevention of manifestations of extremism, strengthening interethnic peace and harmony among adolescents and youth. Methodical recommendations for teachers] / compiler T.A. Meshhenina – Nizhnevartovsk, MAU «Centr razvitija obrazovanija». – 2015. [in Russian]
  11. Profilaktika jekstremizma i vospitanie tolerantnosti v molodezhnoj srede: informacionno-metodicheskij sbornik [Prevention of extremism and education of tolerance in the youth environment: information and methodological collection] // edited by O.L. Podlinjaeva. – Irkutsk: Publishing house «Galkin Viktor Viktorovich». – 2018. – 40 p. [in Russian]
  12. Tarchokov B.A. Motivacionnye osobennosti vovlechenija molodezhi v terroristicheskuju dejatel’nost’ [Motivational features of youth involvement in terrorist activities] / B.A. Tarchokov// Istoricheskaja i social’no-obrazovatel’naja mysl'[Historical and socio-educational thought]. – 2015. – 7(6/1). – P.211-213. https://doi.org/10.17748/2075-9908-2015-7-6/1-211-213 [in Russian]
  13. Hazhuev I.S. Vzaimosvjaz’ stilej sovladanija i parametrov udovletvorennosti zhizn’ju s razvitiem agressivnyh pobuzhdenij v kontekste intensivnyh stressovyh perezhivanij [Interrelation of coping styles and life satisfaction parameters with the development of aggressive impulses in the context of intense stressful experiences] / I.S. Hazhuev, A.A. Saidov // Problemy sovremennogo pedagogicheskogo obrazovanija [Problems of modern teacher education]. –2020. – № 66-4. – P. 363-367. [in Russian]
  14. Hadysov M.A. Issledovanie prichin i uslovij jekstremizma kak osnova formirovanija politiki protivodejstvija jekstremizmu (kriminologicheskij aspekt) [Study of the causes and conditions of extremism as the basis for the formation of a policy of countering extremism (criminological aspect)] / M.A. Hadysov // Fundamental’nye issledovanija [Basic research]. – 2015. –№ 2. –P. 1811–1814. [in Russian]
  15. Shhagapsoev Z.L. Tehnologii manipuljacionnogo vozdejstvija, ispol’zuemye terroristicheskimi organizacijami v verbovochnoj dejatel’nosti [Manipulation technologies used by terrorist organizations in recruiting activities]/ Z.L. Shhagapsoev, B.A. Tarchokov // Teorija i praktika obshhestvennogo razvitija [Theory and practice of social development]. ‒ 2014. ‒ № 14. ‒ P. 100-102. [in Russian]
  16. Altemeyer B. The Authoritarian Specter / B. Altemeyer// Cambridge: Harvard University Press. – 1996. – 384 р.
  17. Saidov A. Ways to implement aggressive motives and ideas of revenge in the context of experiencing high-intensity stresses /A. Saidov, I. Khazhuev // Trends in the Development of Psycho-Pedagogical Education in the Conditions of Transitional Society (ICTDPP-2019). – SHS Web Conf. – Volume 70. – 2019.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.