Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Кукуев Е. А. ТРАНССПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ ОБРАЗОВАНИЯ / Е. А. Кукуев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/psycology/transspektivnyj-analiz-tendencij-obrazovaniya/ (дата обращения: 21.04.2021. ).

Импортировать


ТРАНССПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ ОБРАЗОВАНИЯ

Кукуев Е.А.

Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии, ФГБОУ ВПО «Ишимский государственный педагогический институт им. П.П.Ершова»

ТРАНССПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ ТЕНДЕНЦИЙ ОБРАЗОВАНИЯ

Аннотация

При помощи трансспективного анализа предпринимается попытка проследить тенденции становления образования, в частности российского. Выявляемые аспекты не только характеризуют перспективы, но и предоставляют возможность анализа сегодняшнего состояния образования. Что может найти применение на уровне определения целей становления конкретных образовательных учреждений.

Ключевые слова: трансспектива, образование, тенденции, непрерывность, открытость.

Keywords: transspective, education, tendencies, continuity, openness.

Достаточно часто для понимания перспектив развития в науках используют ретроспективный анализ. То есть, анализируя историю какого-либо предмета пытаются определить его дальнейшее развитие. Данный подход достаточен, если в основе понимания лежат принципы развития и детерминизма, когда каждый последующий шаг вытекает из предыдущего. По мнению ряда исследователей (В.С.Степин, В.Е.Клочко и др.) это соответствует неклассической парадигме науки.

Если же смотреть на исторические процессы с точки зрения постнеклассицизма, то признавая «моновариантность прошлого» мы должны утверждать «поливариативность будущего» (В.Е.Клочко). Или как отмечает С.И.Гессен: «История есть не просто прошлое, но прошлое непреходящее, то прошлое, которое не исчезает, но продолжает жить в последующем» [1, с.31].

Как пишет В.Е.Клочко: «Эволюция познания выковывает инструменты для познания закономерностей эволюции, одним из которых и является трансспективный анализ» [3, с.168]. В трансспективном анализе историческим временем становящейся системы необходимо считать не прошлое, будущее или настоящее, а перекрывающий эти времена процесс превращения поливариативного будущего в моновариативное прошлое, который в трансспекции неотрывен от процесса превращения поливозможностного пространства (среды) в пространство собственного становления.

Применяя трансспективный анализ к истории становления образовательных практик в рамках антропогенеза мы пытаемся определить тенденции проложенные самим ходом эволюционного развития человечества. Анализируя трансспективный анализ В.Е.Клочко отмечает: «Трансспективный анализ предполагает выявление тенденций развития – это, прежде всего, анализ тенденциональный» [3, с.34]. Поэтому рассмотрим основные тенденции в современном российском образовании, с одной стороны являющиеся результатом эволюционно-революционных преобразований мировой образовательной системы (неотрывной частью которой и является российское образование), а с другой открывающие перспективы дальнейшего становления.

Тенденции:

Тенденция к непрерывности образования, то есть увеличение периода обучения. Изначально образование соотносилось только с периодом детства, то есть периодом становления ребенка полноценным членом человеческого общества (Л.Ф.Обухова, 2000). Становление человека как общественно-исторического существа приводит не просто к увеличению периода образования, а к сопряженности данного процесса со всей жизнью человека.

В этом отношении важен аспект появления самого образования. Образование неотделимо от всей истории человеческого общества. И определить момент, в какой образование становится именно целенаправленным процессом обучения и воспитания также трудно как назвать время отделения человека от царства животных. Наиболее точно это выразил С.И.Гессен: «Там, где человеку удалось пробить брешь в этой сковывавшей его стихии, поставив себе цели, превышающие простое самосохранение, – только там волны его труда смогли не отпрянуть назад, но потечь вперед широким и плавным в бесконечности теряющимся потоком истории» [1, с.34-35].

При этом отметим данный темпоральный аспект, что первобытный человек живет прошлым и настоящим. Это жизнь в рамках удовлетворения актуальных потребностей, что соответствует и животному миру.

Этнографические исследования Д.Локвуда, Д.Б.Эльконина и др. показывают, что на ранних этапах становления человека и современных племенах, находящихся на первоначальных моментах развития цивилизации, образование встроено в саму жизнь человека. Доминирующее оперантное и викарное научение не выделяет особого образовательного периода [4].

Д.Б.Эльконин считает, что процесс удлинения периода детства (а значит и образования) зависит от усложняющихся орудий труда, а значит и удлинения специализированного этапа их освоения [4].

Но, характеристика непрерывности образования не может быть связана только с прагматичностью образования. Постулирование сегодня непрерывности образования определяется, в частности, тем, что социальных ситуациях возрастает роль неопределенности. Социальные изменения носят роль революционных (О.В.Лукьянов), что заставляет человека самому находиться в состоянии изменений, а значит, повышает значимость и постоянного образования [2].

Как отметили выше, факт трудовой деятельности сегодня уже не носит натуралистический характер. В связи с этим можно выделить следующую тенденцию.

Выход образовательных практик за пределы удовлетворения витальных нужд человека, то есть, получения знаний, которые непосредственно могут не принести ему прямую пользу.

Как показано в этнографическом исследовании Д.Локвуда (описание племени пинтуби, Западная Австралия) образование на ранних этапах цивилизации носит характер жизненной необходимости. Ребенок вынужден оперантно, викарно приобретать знания, от наличия которых зависит его выживаемость. При том, что, например, еще Фалес вынужден был доказывать, что не все знания должны носить сугубо практическую выгоду (история о маслодавильнях).

В связи с этим обозначается тенденция поиска универсальных подходов и знаний. Данная тенденция отражает и общий эволюционный посыл:

– Образование – чтобы выжить.

– Образование как социальное встраивание.

 – Образование как становление, то есть образование не только как возможность актуализации заложенного природой, и не только как общественная потребность, но и, возможность самостоятельного прогрессивного усложнения. Именное сегодняшнее образование и направлено на оформление подлинной индивидуальной сущности Человека (гуманистический, экзистенциальный и т.д. подходы), то есть не столько природа и общество определяет его становление, но и обозначается возможность человеку самому определить свои образовательные потребности, возможности и направления их удовлетворения, достижения и т.д.

Данный аспект характеризует проявление свободы человека, в том числе и в отношении образования. Свободу, в частности, может определять характеристика вариативности, то есть когда человек имеет возможность выбирать из многого. Это представление предваряет следующую тенденцию.

Расширение видов образовательных практик. Образование сопряжено с видами человеческой деятельности, таким образом, расширение видов деятельности человека приводит и к увеличению направлений подготовки. Не только с точки зрения предложений для человека, но и с точки зрения освоением их человеком. Усложнение, изменчивость современного мира не предполагает и не обеспечивает гарантии реализации в течении жизни одного вида деятельности. Поэтому тенденция непрерывности проявляется не только в направлении профессионализации и специализации, но и расширения видов осваиваемых специальностей.

Изначально образование носило узкопрактический или специализированный характер. В настоящее время человек получает определенный уровень образования с достаточно широким практическим выходом. Так само понятие «общее образование» можно ассоциировать с оформлением общих способностей человека, то есть его основная задача подготовить человека, создать базу для дальнейшей специализации, профессионализации.

Видовое разнообразие современных образовательных практик варьируется от практики общего образования, сугубо профессиональных (при подготовке к профессии), дополнительных в виде образовательных практик интересов, склонностей (секции, школы дополнительного образования), подготовительные практики (молодая семья, школа будущих родителей и т.д.). При этом можно отметить, например, образовательные практики подготовки заключенных к выходу на свободу и другие.

Увеличение видов образовательных практик предопределило следующую тенденцию.

Расширение форм образовательных практик.

Классическое понимание обучения «из уст в уста» определялось низким уровнем организации образовательного процесса. Как показывалось выше, если в основе получения знаний лежит викарное научение, то действительно необходимо непосредственное наблюдение за «учителем» и действование по принципу «делай как я». Появление новых форм, например, в виде дистанционного образования связано не только с техническим прогрессом. Расширение форм связано в частности и с тем, что изменяется роль «учителя». Он не является сегодня единственным источником знаний. Смещение примата учителя как единственного носителя истины важно в современном мире в связи с отмечаемой многообразием и динамичной изменчивостью мира. Один человек не может быть компетентным во всем.

Данный аспект определяет тенденцию к повышению роли самообразования. В связи с этим можно указать на следующую тенденцию.

Тенденция изменения продукта образования.

Человек должен готовиться к самостоятельной жизни. Самостоятельность, вслед за В.Франклом понимается как соотношение свободы и ответственности [5]. Человек готовясь к жизни в свободном мире, обществе должен уметь самостоятельно в нем ориентироваться, добывать необходимые знания, формировать умения.

Это показывает, отмечаемый большинством современных педагогов , смещение от знаниевой парадигмы к компетентностному подходу. Действительно, увеличение информации в мире не позволяет своевременно дифференцировать ее и выделять именно ту, которую необходимо включать в образовательные программы. В связи с этим изменяется продукт образования, который можно, в частности охарактеризовать через следующие тенденции.

Тенденция к открытости.

Если прежде показывалось, что именно государство определяет образовательные цели моделируя образ выпускника, гражданина своей страны с соответствующими индикаторами. То теперь становится понятным, что данные аспекты возможны только в рамках закрытых систем (стран). Стремление современных государств к открытости, потенциальному взаимопроникновению, понимание мировых процессов созависимости стран и включения их в единый процесс (научный, технический, экономический и т.д.) позволяет сделать вывод о невозможности формирования и формулирования образовательных целей в которых выпускника ориентируют только на свою страну. Выпускник должен быть готовым к включению в мировой процесс, вне зависимости от страны или времени, то есть, центральным выдвигается понимания открытости и самоорганизации.

Образование должно носить открытый характер. То есть, не только включать в себя различные достижение, новации, но и своевременно реагировать на изменения во вне, изменяясь само. Данный аспект возможен при достижении следующей тенденции.

Тенденция к самоорганизации. Данная тенденция находи свое выражение не только в одновременном сосуществование форм государственного управления в образовании и оформление негосударственных практик. Но и показывает, что образование становится, в частности, продуктом, а значит, начинают действовать и, например, экономические законы регулирования рынка (образования). Государственная система образования, как глобальное образование оно более консервативно и решает масштабные задачи, в то время как частные изменения в потребностях рынка стимулируют появление дополнительных образовательных практик способных оперативно откликнуться на данные потребности.

Необходимо отметить, что данный момент находит свое выражение и в государственной образовательной политике. Возможности изменений заложены не только на уровне вариативной части стандарта, но и при переходе к планам третьего поколения (ГОС ВПО) стандарт уже рассматривается как совокупность формируемых компетентностей.

Кроме того повышение уровень самообразования. То есть можно отметить тенденцию смещения в образовании с внешнего на внутренний локус контроля. Не только государство заинтересовано в образовании, сам человек начинает чувствовать необходимость и значимость в своевременном получении качественных знаний. Когда не только человек сам выстраивает свою образовательную траекторию, но при этом, порой не использует специализированные образовательные учреждения (учебные заведения, курсы и т.д.).

Анализируя приведенные тенденции можно отметить, что трансспективно образование подвержено основной тенденции – прогрессивного усложнения и самоорганизации. Прогрессивное усложнение это не только и не столько количественные изменения (виды, формы и т.д.), но и прежде всего качественные (мышление ученых, учителей и т.д.).

Постановка в центре образования ребенка (Человека) имела тенденции и в периоды Античности и в эпоху Возрождения, но именно сейчас мышление ученых, прежде всего из антропологических наук, становится постнеклассическим. И человек не просто рассматривается в центре образования, он составляет единое целостное с ним, как со средой, обществом, культурой и т.д. Таким образом, трансспективный анализ процесса становления образовательных практик показывает тенденции его самоорганизации и прогрессивного усложнения.

Литература

  1. Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию /Отв.ред. и сост. П.В.Алексеев. – М.: «Школа-Пресс», 1995. – 448 с.
  2. Лукьянов О.В. Проблема становления идентичности в эпоху социальных изменений. – Томск: Изд-во Том.ун-та, 2008. – 212 с.
  3. Клочко В.Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в трансспективный анализ). Томск: Изд-во Том.ун-та, 2005. – 174 с.
  4. Обухова Л.Ф. Возрастная психология. Учебное пособие. – М.: Педагогическое общество России, 2000. – 448 с.
  5. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990. – 119 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.