Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.117.3.101

Скачать PDF ( ) Страницы: 143-146 Выпуск: № 3 (117) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Хаидов С. К. СПЕЦИФИКА АБЬЮЗИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ПОСЛЕДСТВИЯ ЖЕНСКОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ / С. К. Хаидов, К. С. Шалагинова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 3 (117) Часть 3. — С. 143—146. — URL: https://research-journal.org/psycology/specifika-abyuzivnyx-otnoshenij-posledstviya-zhenskogo-nasiliya-v-seme/ (дата обращения: 30.06.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.117.3.101
Хаидов С. К. СПЕЦИФИКА АБЬЮЗИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ПОСЛЕДСТВИЯ ЖЕНСКОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ / С. К. Хаидов, К. С. Шалагинова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 3 (117) Часть 3. — С. 143—146. doi: 10.23670/IRJ.2022.117.3.101

Импортировать


СПЕЦИФИКА АБЬЮЗИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ПОСЛЕДСТВИЯ ЖЕНСКОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ

СПЕЦИФИКА АБЬЮЗИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ, ПОСЛЕДСТВИЯ ЖЕНСКОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ

Научная статья

Хаидов С.К.1, Шалагинова К.С.2, *

1 ORCID: 0000-0002-9037-4491;

2 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2 Тульский государственный педагогический университет, Тула, Россия

* Корреспондирующий автор (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Аннотация

Многочисленные современные исследования показывают, что в роли абьюзера в современных семьях все чаще выступают женщины, а принципиальное отличие, как правило, сводится к использованию отличных от «мужских» методов нанесения вреда, насилия жертве. За весь период исследования, продолжавшегося пять лет, было зарегистрировано 23 обращения мужчин, состоящих в официальном браке (22-36 лет). В качестве диагностического инструментария использована разработанная нами (авторская) анкета. Результаты проведенного исследования позволяют говорить о достаточно интенсивном негативном характере воздействия эмоционального и психологического насилия на эмоциональную сферу мужчинами, находящихся в официальных брачных отношениях со своими женщинами. Так, эмоциональное насилие имеет сильное негативное влияние на эмоциональную сферу женатых мужчин в части таких аспектов, как негативные личностные оценки, негативная критика деловых качеств, постоянные требования уступок, уничижение мужских достоинств. У женатых мужчин между частотой эмоционального и психологического насилия и их интенсивностью негативного воздействия на эмоциональную сферу определены 28 связей. В силу этого, мужчины, состоящие в официальных брачных отношениях, достаточно сильно подвержены негативному воздействию этих форм насилия на их эмоциональную сферу.

Ключевые слова: насилие, абьюз, абьюзивные отношения, психологическое насилие, эмоциональное насилие, влияние насилия на женатых мужчин.

ON THE SPECIFIC NATURE OF ABUSIVE RELATIONSHIPS, THE CONSEQUENCES
OF FEMALE VIOLENCE IN FAMILIES

Research article

Khaidov S.K.1, Shalaginova K.S.2, *

1 ORCID: 0000-0002-9037-4491;

2 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2Tula State Pedagogical University, Tula, Russia

* Корреспондирующий автор (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Abstract

Numerous modern studies show that the role of the abuser in modern families is increasingly played by women, while the fundamental difference, as a rule, is reduced to the use of methods other than “male” methods of harming, violence to the victim. For the entire period of the study, which lasted five years, 23 applications of men who are officially married (22-36 years old) were registered. The study introduces an original questionnaire and uses it as a diagnostic tool. The results of the study allow the authors to speak about the rather intense negative nature of the impact of emotional and psychological violence on the emotional sphere by men who are in official marital relations with their women. Emotional violence has a strong negative impact on the emotional sphere of married men in terms of such aspects as negative personal assessments, negative criticism of business qualities, constant demands for concessions, denigration of masculinity. In married men, the study identifies 28 connections between the frequency of emotional and psychological violence and their intensity of negative impact on the emotional sphere. Because of this, men who are in official marital relations are quite susceptible to the negative impact of these forms of violence on their emotional sphere.

Keywords: violence, abuse, abusive relationships, psychological violence, emotional violence, the impact of violence on married men.

Введение

Дефиниция «абьюзивные отношения» вошла в обиход психологичной науки достаточно недавно, хотя сама проблема существует ни один десяток лет. Термин имеет английские корни и дословно означает «жестокое обращение», «насилие». Применительно к проблематике семейных отношений в качестве абьюзера принято рассматривать супруга/ супругу, демонстрирующего по отношению к своей второй половине агрессию, жестокость, оскорбление, всяческое унижение чести и достоинства [2], [4].

Негативные последствия насильственных действий анализируется в многочисленных работах отечественных и зарубежных исследователей. В качестве таковых отмечается снижение самооценки, жизненного тонуса, психологические травмы, сексуальные нарушения, социопатические склонности, проекция жестокости на отношения с собственными детьми, виктимизация и пр. [1], [3], [5].

Анализ литературы по обозначенной проблеме позволяет говорить как минимум о 4 сферах проявления абьюзивных отношений – сфере, связанной с проявлением насильственных действий физического плана и характера, насилия; психологическое давление; насилие в сексуальной сфере – принуждение к близости, когда потребности и желания жертвы пренебрегаются; экономическая зависимость – контроль денежных потоков и средств, ограничение в деньгах, требование отчета и подчинения в расходовании даже собственных средств [3], [5].

В своих исследованиях мы уже неоднократно говорили о некотором гендерном перевесе в интерпретации причин и последствий проблемы семейного насилия. В 90 % случаев абьюзерами являются мужчины, что, в общем – то в некоторой степени закономерно в силу главенствующей позиции мужчины в семье, его роли «хозяина» [8].

Многочисленные современные исследования показывают, что с ролью абьюзера вполне «успешно» справляются и слабые мира сего – женщины. Принципиальное отличие, как правило, в методах нанесение вреда, насилия жертве. Женщины в силу сложившихся норм и стереотипов вынуждены искать более изощренные способы насилия по отношению к партнёру, дабы избежать осуждения, огласки [2], [6].

Современные авторы рассматривают следующие методы, которые чаще всего используют жены-абьюзеры: отказ супругу в физической близости, высмеивание его сексуальных возможностей; акцентирование агрессии не на самом партнере, а на предметах и вещах, которые ему принадлежат и дороги: поломка техники, битье посуды, порча одежды; тотальный контроль каждого шага партнера, чтобы окружающие его тоже знали об этом; публичные расспрос допрос о том, где была жертва, с кем проводила время, чем занималась в отчетный период» без стеснения о том, где, с кем и когда был; сознательное занижение, высмеивание достоинств партнера [1], [2], [9].

Выбор методов, их предпочтение обусловлен, с одной стороны, индивидуально-психологическим особенности «тирана», с другой стороны – мотивами и целями абьюзера – страх потерять жертву, желание самоутвердиться за ее счет и пр.

Современные исследователи настаивают на необходимости трактовать абьюзивные отношения как интерактивный процесс, требующий учета поведения обоих супругов. Индикаторами насилия в настоящее время считаются следующие особенности поведения супругов, сложившиеся интеракции в поведении: неглект – игнорирование интересов своей второй половинки, критика и попытки улучшить, газлайтинг – отрицание наличия проблем и обесценивание чувств жертвы, сексуализированное и сексуальное насилие, сталкинг, шантаж и молчание, патологическая ревность, контроль [4], [7], [9].

Методика исследования

В своих исследованиях мы уже предпринимали попытки сравнительного анализа, сравнительной оценки степени, частоты и интенсивности влияния женского насилия на мужчин, состоящих и не состоящих в официальных брачных отношениях [9].

В настоящем исследовании анализу будут подвергнуты только результаты анкетирования женатых мужчин. Представлен опыт пятилетней практической работы (2016 – 2021) с клиентами – женатыми мужчинами, обратившимися за помощью в центр «Сверх Я», специализирующийся на оказании помощи различным категориям граждан. За весь период исследования было зарегистрировано 23 обращения мужчин, состоящих в официальном браке. Возраст респондентов 22-36 лет. В качестве диагностического инструментария использована разработанная нами (авторская) анкета [9].

Диагностика носила индивидуальный характер. Из списка анкеты мужчины выбирали ситуации, наиболее типичные для их случая – формы абьюзивных отношений, проявляемые их женами. Ответы респондентов были подвержены статистической обработке данных с использованием критерия Манна-Уитни, корреляционного анализа Спирмена.

Результаты исследования и их интерпретация

Использование критерия Манна-Уитни позволило получить статистически значимые отличия, касающиеся таких показателей, как интенсивность негативного воздействия двух видов насилия – эмоционального и психологического на эмоциональную сферу женатых мужчин. Абьюз со стороны жен, касающийся влияния на эмоциональную сферу, наиболее интенсивно находит свое проявление в негативных личностных оценках, в критике деловых качеств, постоянных требованиях уступок, уничижение мужских достоинств (соответственно U=84,500 р=0,015, U=88,500 р=0,022, U=82,000 р=0,013, U=59,500 р=0,001).

С помощью корреляционного анализа Спирмена удалось установить связи, касающиеся частоты использования эмоционального и психологического насилия.

Если говорить о частоте применения женами-абьюзерами эмоционального насилия, то в первую очередь, обращает на себя внимание, наличие корреляции междунегативными личностными оценками и критикой деловых качеств (rs=0,534, р=0,009), уничижением мужских достоинств (rs=0,417, р=0,048), использование матерных, бранных выражений (rs=0,417, р=0,048),частотой применения психологического насилия беспричинными, частыми конфликтами (rs=1,0, р=0,000), взваливанием ответственности за все семейные проблемы (rs=0,534, р=0,009), шантажом ухода из семьи (rs=0,417, р=0,048).

Негативная критика деловых качеств мужей – жертв абьюза имеет отрицательную связь с уходом, игнорированием необходимости обсуждения семейных вопросов, проблем, (rs=-0,473, р=0,023) и положительную с требованием уступок, отказом от своих требований и намерений, признание собственной неправоты (rs=0,418, р=0,047),), частотой психологического насилия прямо взаимосвязано беспричинными постоянными конфликтами (rs=0,534, р=0,000), взваливанием (перекладыванием) ответственности за все семейные проблемы (rs=1,0, р=0,000), уважением только своего мнения (rs=0,418, р=0,047) и обратно нивелированием, заслуг, успехов и достижений мужчин. (rs=-0,473, р=0,023);

 Оскорбление личности отрицательно связаны сшантажированием (rs=-0,540, р=0,008), частотой психологического насилия положительно постоянными требованиями извинений в независимости от вины (rs=1,0, р=0,000), отрицательно демонстративностью поведения (rs=-0,540, р=0,008) и обратные связи с взваливанием ответственности за все семейные проблемы (rs=-0,421, р=0,046).

– игнорирование в общении имеет позитивную связь с частотой психологического насилия непредсказуемостью поведения (rs=1,0, р=0,000);

– нежелание обсуждать проблемные вопросы положительно связана частотой психологического насилия нивелирование заслуг, успехов и помощи (rs=1,0, р=0,000) и отрицательно интенсивностью негативного воздействия психологического насилия угроза ухода из семьи (rs=-0,442, р=0,035);

– постоянные требования уступок имеют прямые связи с частотой психологического насилия взваливанием ответственности за все семейные проблемы (rs=0,418, р=0,047), уважением только своего мнения (rs=1,0, р=0,000) и отрицательную с интенсивностью негативного воздействия эмоционального воздействия игнорированием в общении (rs=-0,438, р=0,037);

– шантажирование позитивно связано частотой психологического насилия демонстративностью поведения (rs=1,0, р=0,000) и отрицательно с постоянным требованием извинений в независимости от виновности (rs=-0,540, р=0,008);

– уничижение мужских достоинств положительно взаимосвязано с частотой эмоционального насилия ненормативной лексикой (rs=1,0, р=0,000), частотой психологического насилия конфликтами, лишенными объективного противоречия 9так называемыми конфликтами на пустом месте, из=зп ничего» (rs=0,417, р=0,048), угрозойухода из семьи (rs=1,0 р=0,00) и отрицательно с интенсивностью эмоционального насилия негативной критикой деловых свойств и достоинств (rs=-0,459, р=0,028), положительно интенсивностью негативного воздействия психологического насилия беспричинные, конфликты (rs=0,552, р=0,006), перекладыванием ответственности за все вопросы, касающиеся, жизнедеятельности семьи и ее функционирования(rs=0,435, р=0,038), непредсказуемостью поведения в различных ситуациях (rs=0,435, р=0,038), уважением только своего мнения (rs=0,451, р=0,031) и отрицательно постоянным требованием извинений, просьб о прощении, даже при условии, что извиняться супругу по сути дела не за что (rs=-0,435, р=0,038);

– такой показатель, как использование брани, матерных слов демонстрирует положительные связи с конфликтами, имеющими характер регулярных выяснений отношений, лишенного объективного противоречия, конфликтов, затевающихся ни ради решения проблемы, а ради процесса, самого конфликтного противостояния (rs=0,417, р=0,048) и постоянными шантажами ухода из семьи (rs=1,0, р=0,000). При анализе эмоционального анализа выявлена отрицательная корреляция частоты негативного эмоционального воздействия с критика деловых качеств и свойств мужчин (rs=-0,459, р=0,028).

При оценке частоты использования психологического насилия выявлены прямые связи беспричинных конфликтов с взваливанием ответственности (rs=0,534, р=0,009), угрозой ухода из дома (rs=0,417, р=0,048) и достаточно большое количество отрицательных связей, в частности между тенденцией переносить ответственность, «загружать» ответственностью в вопросах и сферах деятельности, не имеющих к супругу непосредственного отношения, и принижением заслуг, возможностей мужчин. (rs=-0,473, р=0,023).

Заключение

Проведенное нами исследование позволило в очередной раз убедиться в важности и неоднозначности анализа проблемы абьюзивных отношений, вывода ее в новую плоскость рассмотрения. Проблема женского семейного насилия «не отвечает» общественным нормам и стереотипам, образу мужчины и женщины, что затрудняет ведение практической работы, возможность превентивных мер.

Поскольку как нами было отмечено выше, насилие – парный процесс, требуется работа с обоими супругами, что зачастую невозможно. Между тем, результаты, показавшие достаточно интенсивный негативный характер воздействия эмоционального и психологического насилия на эмоциональную сферу мужчин, находящихся в официальных брачных отношениях со своими женщинами, требует поиска экологичных подходов, позволяющих минимизировать деструктивный характер влияния насилия, вывести семейные отношения на качественно новый уровень, отличный от принуждений и пренебрежения партнерами друг другом.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Горшкова И.Д. Методология выявления масштабов супружеского насилия при проведении конкретного социологического исследования / И.Д. Горшкова, И.И. Шурыгина // Девиантное поведение: методология и методика исследования / Под ред. М.Е. Поздняковой. М.: Реглант, 2004. С. 171–185.
  2. Зайцева, С. С. Абьюзивные отношения в молодежной среде / С. С. Зайцева, С. А. Самохина, В. В. Зубков. // Юный ученый. — 2021. — № 11 (52). — С. 78-82.
  3. Ильяшенко А.Н. Основные черты насильственной преступности в семье / А.Н. Ильяшенко //Социологические исследования. 2003. № 4. С. 85–91.
  4. Битти М. Спасать или спасаться? Как избавиться от желания постоянно опекать других и начать думать о себе / М. Битти. Пер. с англ. Э. И. Мельник, Бомбора, 2021.
  5. Розенберг Р. Синдром человеческого магнетизма. Почему мы любим людей, которые причиняют нам боль / Р. Розенберг. Пер. с англ. А. М. Графовой. Эксмо, 2019.
  6. Синьков Д.В. Характеристика потерпевших от женской преступности и роль жертв в детерминации преступного поведения женщин (по материалам Восточно-Сибирского региона) / Д.В. Синьков //Право: теория и практика. М.: Тезарус, 2003. № 3. С. 56–60.
  7. Танк Т. В постели с абьюзером: любовь, идентичная натуральной / Т. Танк. ООО «ЛитРес», 2020.
  8. Хаидов С.К. Эмоциональное и психологическое насилие в семье над мужчинами / С.К. Хаидов // Мир науки. Педагогика и психология, 2020. №6. [Электронный ресурс]. URL: https://mir-nauki.com/PDF/78PSMNpdf (дата обращения: 18.02.2021).
  9. Хаидов С.К. Влияние женского насилия на мужчин, состоящих и не состоящих в законом браке / С.К. Хаидов, К.С. Шалагинова // Международный научно-исследовательский журнал. 2021.№6-3 (108). С. 164-171.
  10. Эванс П. Не бьет, просто обижает. Как распознать абьюзера, остановить вербальную агрессию и выбраться из токсичных отношений / П. Эванс. Пер. с англ. Бомбора, 2022г.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gorshkova I.D. Metodologija vyjavlenija masshtabov supruzheskogo nasilija pri provedenii konkretnogo sociologicheskogo issledovanija [Methodology for identifying the extent of spousal violence during a specific sociological study] / I. D. Gorshkova, I. I. Shurygina // Deviantnoe povedenie: metodologija i metodika issledovanija [Deviant behavior: methodology and research methodology] / Edited by M.E. Pozdnyakova. Moscow: Reglant, 2004, pp. 171-185 [in Russian]
  2. Zaitseva, S. S. Ab’juzivnye otnoshenija v molodezhnojj srede [Abusive relations in the youth environment] / S. Zaitseva, S. A. Samokhina, V. V. Zubkov. // Junyjj uchenyjj [Young scientist]. — 2021. — № 11 (52). [in Russian]
  3. Ilyashenko A.N. Osnovnye cherty nasil’stvennojj prestupnosti v sem’e [The main features of violent crime in the family] / A. N. Ilyashenko // Sociologicheskie issledovanija [Sociological research]. 2003. № 4. Pp. 85-91 [in Russian]
  4. Beatty M. Spasat’ ili spasat’sja? Kak izbavit’sja ot zhelanija postojanno opekat’ drugikh i nachat’ dumat’ o sebe [To save or to be saved? How to get rid of the desire to constantly take care of others and start thinking about yourself] / M. Beatty. Translated from English by E. I. Melnik, Bombora, 2021 [in Russian]
  5. Rosenberg R. Sindrom chelovecheskogo magnetizma. Pochemu my ljubim ljudejj, kotorye prichinjajut nam bol’ [The syndrome of human magnetism. Why we love people who hurt us] / R. Rosenberg. Translated from English by A. M. Grafova. Eksmo, 2019 [in Russian]
  6. Sinkov D.V. Kharakteristika poterpevshikh ot zhenskojj prestupnosti i rol’ zhertv v determinacii prestupnogo povedenija zhenshhin (po materialam Vostochno-Sibirskogo regiona) [Characteristics of victims of female crime and the role of victims in determining the criminal behavior of women (based on the materials of the East Siberian region)] / D. V. Sinkov // Pravo: teorija i praktika [Law: theory and practice]. Moscow: Tezarus, 2003. No. 3. Pp. 56-60 [in Russian]
  7. Tank T V posteli s ab’juzerom: ljubov’, identichnaja natural’nojj [In bed with an abuser: love identical to natural] / Tank. LitRes LLC, 2020 [in Russian]
  8. Khaidov S.K. Ehmocional’noe i psikhologicheskoe nasilie v sem’e nad muzhchinami [Emotional and psychological violence in the family against men] / S. K. Khaidov // Mir nauki. Pedagogika i psikhologija [The world of science. Pedagogy and Psychology], 2020. No. 6. [Electronic resource]. URL: https://mir-nauki.com/PDF/78PSMN620.pdf (accessed: 02/18/2021) [in Russian]
  9. Khaidov S.K. Vlijanie zhenskogo nasilija na muzhchin, sostojashhikh i ne sostojashhikh v zakonom brake [The impact of female violence on men who are and are not legally married] / S. K. Khaidov, K. S. Shalaginova // Mezhdunarodnyjj nauchno-issledovatel’skijj zhurnal [International Research Journal]. 2021. № 6-3 (108). Pp. 164-171 [in Russian]
  10. Evans P. Ne b’et, prosto obizhaet. Kak raspoznat’ ab’juzera, ostanovit’ verbal’nuju agressiju i vybrat’sja iz toksichnykh otnoshenijj [The Verbally Abusive Relationship, Expanded Third Edition: How to recognize it and how to respond] / P. Evans. Translated from English. Bombora, 2022 [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.