Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.092

Скачать PDF ( ) Страницы: 142-146 Выпуск: № 4 (106) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Шалагинова К. С. СФОРМИРОВАННОСТЬ У СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ НАВЫКОВ КОНСТРУКТИВНОГО РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ / К. С. Шалагинова, М. К. Чилачава // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 142—146. — URL: https://research-journal.org/psycology/sformirovannost-u-sovremennyx-podrostkov-navykov-konstruktivnogo-resheniya-konfliktov/ (дата обращения: 15.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.092
Шалагинова К. С. СФОРМИРОВАННОСТЬ У СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ НАВЫКОВ КОНСТРУКТИВНОГО РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ / К. С. Шалагинова, М. К. Чилачава // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 3. — С. 142—146. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.092

Импортировать


СФОРМИРОВАННОСТЬ У СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ НАВЫКОВ КОНСТРУКТИВНОГО РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ

СФОРМИРОВАННОСТЬ У СОВРЕМЕННЫХ ПОДРОСТКОВ НАВЫКОВ
КОНСТРУКТИВНОГО РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТОВ

Научная статья

Шалагинова К.С.1, *, Чилачава М.К.2

1 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2 Тульский государственный педагогический университет, Тула, Роосия

* Корреспондирующий автор (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Аннотация

В статье приведены результаты исследования, предполагающего на начальном этапе оценку сформированности у современных подростков навыков конструктивного решения конфликтов с последующим обоснованием целесообразности, разработкой и наполнением содержанием основных направлений формирующей работы. Сформированность у современных подростков навыков конструктивного решения конфликтов рассматривается как одно из условий предупреждения школьного насилия, поскольку причиной буллинга в большинстве случаев является неразрешенный или неконструктивно решенный конфликт. Анализ результатов констатирующего эксперимента позволил дать оценку конструктивности поведения подростков в конфликтных ситуациях, проанализировать необходимые качества и свойства личности. Программа формирующего эксперимента направлена на понимание подростками психологической сущности конфликта, его специфики, осознание негативных эмоций, вызванных конфликтами, их проработка и отреагирование; формирование навыков конструктивного поведения в конфликтной ситуации; снижение уровня агрессивности, враждебности, конфликтности; развитие эмпатии, толерантности. После проведения контрольного этапа исследования проведен сравнительный анализ, позволивший сделать выводы о положительной динамике в выборке, которая выражается в снижении количества испытуемых с такими показателями как вспыльчивость, бескомпромиссность, с очень низким и низким уровнем эмоционального отклика, в увеличении количества испытуемых с такими типами поведение в конфликте как компромисс и сотрудничество.

Ключевые слова: Буллинг, конфликт, конструктивное решения конфликта, предупреждение насилия.

AN ASSESSMENT OF CONSTRUCTIVE CONFLICT RESOLUTION SKILLS IN MODERN ADOLESCENTS

Research article

Shalaginova K.S.1, *, Chilachava M.K.2

1 ORCID: 0000-0002-9037-449X;

1, 2 Tula State Pedagogical University, Tula, Russia

* Corresponding author (shalaginvaksenija99[at]yandex.ru)

Abstract

The article presents the results of a study that estimates the formation of the skills of constructive conflict resolution in modern adolescents at the initial stage, which is followed by the justification of the expediency, development, and content of the main trajectories of the formative work. The formation of the skills of constructive conflict resolution in modern adolescents is examined as one of the conditions for preventing school violence since the cause of bullying in most cases is unresolved or non-constructively resolved conflict. The analysis of the results of a summative assessment allowed the authors to assess the constructive behavior of adolescents in conflict situations and to analyze the necessary personal qualities. The program of the formative experiment is aimed at understanding the psychological essence of the conflict and its specifics; awareness of negative emotions caused by conflicts, their analysis, and reaction; formation of skills of constructive behavior in a conflict situation; reduction of the level of aggressiveness, hostility, conflict; development of empathy, tolerance. After the control stage of the study, a comparative analysis was conducted, which allowed for drawing conclusions about the positive dynamics in the sample, which is expressed in a decrease in the number of subjects with such indicators as short temper, noncompliance with a very low level of emotional response and an increase in the number of subjects with such types of conflict behavior as compromise and cooperation.

Keywords: Bullying, conflict, constructive conflict resolution, violence prevention.

Проблема школьной травли – буллинга особенно остро заявившая о себя в последние десятилетия требует поиска новых эффективных технологий и методов решения. Современные исследователи отмечают, что причиной буллинга в большинстве случаев является неразрешенный или неконструктивно решенный конфликт.

 Конфликтные ситуации, возникающие в жизни человека, сопровождаются как пассивностью, бездействием, так и агрессивностью, насильственными действиями. Проблема сильного и слабого, жертвы и агрессора стала актуальной при разрешении конфликтных ситуаций, происходящих именно в деструктивной форме. При этом всяческое осуждение агрессии и враждебности, заявления о неприемлемости подобных форм реагирования, рассмотрение насилия как одной из самых древних и примитивных форм разрешения конфликта отнюдь не является полной гарантией отказа от применения насилия в конфликтах. В своих исследованиях мы неоднократно говорили, что свести насилие и жестокость в обществе вообще и в практике школьной жизни к нулю невозможно. Между тем, ведение эффективной превентивной работы, позволяющей минимизировать риск возникновения деструктивных конфликтов, сопряженных насилием и жестокостью, видится нам необходимым условием и составляющей деятельности психологической службы образовательной организации [7].

Рассмотрение буллинга как следствия деструктивного конфликтного взаимодействия требует поиска новых превентивных технологий. Анализ литературы по проблеме исследования позволил нам сделать несколько выводов, принципиальных для нашего исследования [1], [3], [6], [9].

 Конфликты имеют достаточно высокий ресурсный потенциал и могут при определенных условиях рассматриваться как источник развития, некий стимул, вектор позволяющий расти и развиваться. В качестве основного условия рассматривается именно вариант конструктивного разрешения, активность обеих сторон, наличие взаимоуважения, диалога, установки на преобразование условий, устранение причин конфликта, минимизацию негативных последствий. Конструктивное разрешение конфликта возможно лишь при условии удовлетворения интересов всех сторон – участников взаимодействия, достижения результата, отвечающего подходу «выигрыш — выигрыш», снятию эмоционального напряжения.

Любой вид насилия формирует как у инициаторов, так и у жертв личностные и поведенческие особенности, которые делают их малопривлекательными, в ряде случаев опасными для общества, приводят к формированию паттернов поведения [5].

Последствия пережитого насилия зачастую сопровождают жертву на протяжении всей жизни, накладывая определенный отпечаток, становясь причиной виктимизации, заниженной самооценки, неуверенности, пассивности, жестокости в ряде случае по отношению к родным и близким, собственным детям и т. п. Еще большее опасение исследователей вызывает общий травматический контекст отношений, который, к сожалению, все в большей степени определяет школьную жизнь детей [2].

 В современной практической психологии накоплен достаточно богатый арсенал методов и техник, позволяющих вести эффективную работу с детьми и взрослыми в формировании навыков конструктивного разрешения конфликтов, освоении медиативных технологий, практик восстановительного подхода и т. д. Речь идет, в первую очередь, о социально-психологическом тренинге; индивидуально-психологическом консультировании; различных видах аутогенных тренировок; посреднической деятельности в разрешении конфликтов, в которую в последнее время привлекаются дети (участники школьной службы медиации); самоанализе конфликтного поведения [4].

Исследование, предполагающее на начальном этапе оценку сформированности у современных подростков навыков конструктивного решения конфликтов с последующим обоснованием целесообразности, разработкой и наполнением содержанием основных направлений формирующей работы проводилось на базе одного из центров образования Тульской области. Выборку составили 52 подростка в возрасте 13 – 14 лет.

Для оценки навыков решения конфликтов и необходимых для этого качеств и свойств нами была подобран диагностический инструментарий, представленный методиками, позволяющими оценить конструктивность предпочитаемой в конфликте стратегии реагирования, уровень личностной агрессивности, враждебности, эмоционального отклика, эмпатических способностей, толерантности. В программу вошли следующие методики – Методика К. Томаса (адаптация В. Гришиной), Методика «Личностная агрессивность и конфликтность», Методика «Шкала эмоционального отклика», Методика диагностики уровня эмпатических способностей В. В. Бойко, Опросник Басса-Дарки, Экспресс-опросник «Индекс толерантности».

Анализ результатов констатирующего эксперимента позволил дать оценку конструктивности поведения подростков в конфликтных ситуациях, проанализировать необходимые качества и свойства личности. В качестве преобладающей модели поведения в конфликте у большинства опрошенных выявлено «приспособление» – 36% респондентов. Мы отдаем отчет в том, что каждая из стратегий, предложенных Томасом, имеет свои достоинства недостатки в определенных ситуациях. Между тем, проводя оценку конструктивности поведения подростков в конфликтах не считаем возможным дать «приспособлению» положительную оценку, поскольку принесение в жертву собственных интересов ради интересов другого человека во многом не решает возникающих противоречий, может стать причиной уступчивости, податливости, индикатором неумения оттаивать собственные границы, причиной виктимного поведения. 24% подростков демонстрируют стремления к кооперации, 20% – предпочитают соперничество, 12% – компромисс. И лишь 8% подростков в выборке готовы к сотрудничеству – приложению усилий для поиска в конфликте решения, максимально удовлетворяющего обе стороны.

32% опрошенных подростков свойственна такая личностная характеристика как бескомпромиссность, стремление настоять на своем – вопреки очевидным фактам и преградам, неумение уступать, проявлять гибкость. 28% весьма напористы, нетерпеливы, эгоцентричны, демонстрируют желание «победить», навязать свои позицию в конфликте. Порядка 12% школьников, участвующих в исследовании вспыльчивы, эмоционально реагируют, зачастую, прибегая к агрессии. Равное количество респондентов – 8% демонстрируют склонность к мстительности и подозрительности, часто прибегая к мести, использованию агрессии в ответ на причиняемое зло, проявляя недоверие, пытаясь найти обман, «подвох» в действиях партнера по общению. В равной степени преобладают такие личностные характеристики как обидчивость, неуступчивость и нетерпимость к мнению других.

У большинства подростков в выборке – 52% выявлен очень низкий и низкий уровень (36%) эмоционального отклика. Данное обстоятельство считаем важным в рамках рассматриваемой проблематики, поскольку в настоящее время в работе по предупреждению школьного насилия особый акцент делается на позиции детей и взрослых, степени их участия, сострадания. Так, в частности позиция детей «трогают не меня», следовательно, не следует вмешиваться, равнодушие взрослых во многом потенцирует действия инициатора травли, загоняя жертву в угол, оставляя наедине со своими переживаниями и обидами.

У 44% опрошенных повышенный уровень агрессивности, у 40% – враждебности, сопряженные с низким уровнем толерантности (76%) и очень низким (64%) и заниженным (28%) уровнем эмпатических способностей.

Разработанная нами программа формирующего эксперимента направлена на понимание подростками психологической сущности конфликта, его специфики, осознание негативных эмоций, вызванных конфликтами, их проработка и отреагирование; формирование навыков конструктивного поведения в конфликтной ситуации; снижение уровня агрессивности, враждебности, конфликтности; развитие эмпатии, толерантности [7].

Результативность социально-психологического тренинга во многом зависит от соблюдения в группе общепринятых принципов.

  1. Ненасильственность общения.
  2. Самодиагностика, т. е. самораскрытие детей, осознание и формулирование ими личностно значимых проблем.
  3. Положительный характер обратной связи.
  4. Неконкурентный характер отношений.
  5. Минимизация лабилизации и ее опосредованность.
  6. Дистанцирование и идентификация.
  7. Включенность.
  8. Гармонизация интеллектуальной и эмоциональной сфер.

В качестве основной формы работы нам было отдано предпочтение тренингу, поскольку именно он во многом активизирует и интеллектуальные аналитические процессы. Ниже в таблице 1 приведен фрагмент тренинга.

 

Таблица 1 – Содержание программы по формирования у подростков навыков конструктивного решения конфликтов (фрагмент)

Цель занятия Содержание занятия Примечание
Развитие способности адекватного реагирования на конфликтные ситуации Приветствие;

«Смена акцентов»;

«Дружная ладошка»;

Аплодисменты по кругу

Бумага,

фломастеры

Способы разрешения конфликтной ситуации Приветствие

«Достойный ответ»;

«Sorry, конфликта не будет»;

«Пять способов решения конфликтов»;

Аплодисменты по кругу

Бумага,

карточки,

фломастер.

Рассмотрение способов конструктивного поведения в конфликте, методов управления конфликтом Приветствие

«Печатная машинка»;

«Отгадай загадку»;

«Конфликт в сказке»

Аплодисменты по кругу

Карточка с

алфавитом;

карточка с

пословицами;

листы бумаги

Изучение мотивов

агрессивного и враждебного поведения

Приветствие

Мини – лекция «Конфликтные типы личности»;

«Агрессор или

жертва»;

«Конфликта не будет»

Аплодисменты по кругу

Листы бумаги Бумага,

фломастеры

Развитие эмпатии Приветствие;

«Шалаш»;

«Похвали себя»;

«Комплимент»;

Аплодисменты по кругу

Бумага,

фломастеры

Развитие толерантности Приветствие

«Символическое изображение»;

«Мне в тебе нравится»;

«Копилка хороших поступков

Аплодисменты по кругу

 

 

Кроме того, нами разработан цикл мастер-классов для подростков «Учимся конфликтовать грамотно», семинаров – практикумов «Юный медиатор», психологические акции «Не белая ворона», «Неделя без плохих слов», «Все мы разные – но нам хорошо вместе», «Не капля в море, а океан добрых дел и т. п.

В качестве примера приведем основное содержание акции «Не белая ворона», которая проводилась нами в центре образования параллельно с международной акцией «16 дней без насилия». Для каждой возрастной группы – младшие школьники, подростки, старшеклассники нами были подобраны материалы – видеофрагменты, кейсы, вопросы, что позволило с учетом возрастных особенностей детей донести информацию о том, что такое школьное насилие, травля, кибербулллинг, почему подобное происходит, к каким последствиям приводит, какова «цена» нашего бездействия, безучастия, приемлемы ли подобное формы организаций отношений, есть ли выход. Беседа практически в каждом классе приобретала весьма эмоциональный характер, позволила обучающимся не только порефлексировать, но и взглянуть на проблему значительно шире, поразмышлять над причинами травли, оценить собственную позицию.

 Каждый школьник получил «сердечко», на котором выразил свое отношение к проблеме насилия, издевательств в обществе, школе. Завершилась акция «созданием Вороны», которая была размещена в холле образовательной организации, собрала все сердечки, стала объектом изучения не только обучающихся, но и педагогов, администрации, родителей [8].

После проведения контрольного этапа исследования нами был проведен сравнительный анализ, полученных результатов с целью оценки эффективности программы по формированию у подростков навыков конструктивного решения конфликтов. Сравнительный анализ позволил сделать выводы о положительной динамике в выборке, которая выражается: в снижении количества испытуемых с такими показателями как вспыльчивость (с 12% до 4%) и бескомпромиссность (с 32% до 20%); с очень низким (с 52% до 4%) и низким (с 36% до 8%) уровнем эмоционального отклика на констатирующем и контрольном этапах эксперимента; с очень низким (с 52% до 4%) и низким (с 36% до 8%) уровнем эмоционального отклика; с высоким индексом агрессивности (с 52% до 12%), и низким индексом агрессивности (с 36% до 24%); в увеличении количества испытуемых с проявлением нормального (с12% до 16%), высокого (с 0 до 44%) и очень высокого (с 0% до 18%) уровня эмоционального отклика, с такими типами поведение в конфликте как компромисс (с 12% до 28%) и сотрудничество (с 8% до 44%).

Проведя проверку полученных данных в статистическом пакете STADIA.

23-04-2021 12-02-36

Рис. 1 – Результаты статистического анализа в программе STADIA

По полученным результатам и математическим расчётам опытным путём было выявлено, что до проведения формирующей программы уровень конфликтности у учащихся подросткового возраста был выше, чем после проведения программы. Основываясь на математических данных, мы можем утверждать, что уровень конфликтности у подростков в выборке снизился после реализации разработанной нами программы.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Анцупов А. Я. Профилактика конфликтов в школьном коллективе / А.Я. Анцупов. – М.: ВЛАДОС, 2004. – 207 с.
  2. Баева И.А. Тренинг психологической безопасности в школе / И.А. Баева. – СПб. 2002.- 251с.
  3. Бочавер А.А., Хломов К.Д. Буллинг как объект исследований и культурный феномен / А.А. Бочавер, К.Д. Хломов // Психология. Журнал Высшей школы экономики.2013.Т.10.№ 3.С.149—159.
  4. Baсильев Н. Н. Тренинr преодоления конфликтов / Н. Н. Baсильев. – СПб.: Речь. 2007.- ­174с.
  5. Глазман О.Л. Психологические особенности участников буллинга / О.Л. Глазман // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И.Герцена.2009.№ 105.С.159—165.
  6. Проблемы насилия над детьми и пути их преодоления / под ред. Е.Н. Волковой.- СПб.: Питер, 2008.- 240с.
  7. Шалагинова К.С. Гендерные особенности буллинга в подростковом возрасте / К.С. Шалагинова, Т.И. Куликова, С.А. Залыгаева // Психологическая наука и образование. 2019. Том 24. № 4. С. 62–71.
  8. Шалагинова К.С. Технология работы по выявлению и поддержке детей, подверженных буллингу в общеобразовательной организации / К.С. Шалагинова // Молодежь и общество: актуальные проблемы современных подростков и молодежи: сб. ст. и тезисов докладов VI Всерос.научн-практ. Конф. (21–22 сентября 2020 г.) / Санкт-Петербургское государственное бюджетное учреждение «Городской центр социальных программ и профилактики асоциальных явлений среди молодежи «КОНТАКТ». – Н. Новгород: Союзполиграф, 2020. – 274 с.
  9. Olweus D. Bullying at school: What We Know and what we can do / D. Olweus. Oxford: Blackwell Publishing, 1993. 152 p.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Antsupov A. I. Profilaktika konfliktov v shkol’nom kollektive [Prevention of Conflicts in the School Team] / A. I. Antsupov. – M.: VLADOS, 2004. – 207 p. [in Russian]
  2. Baeva I. A. Trening psikhologicheskojj bezopasnosti v shkole [Psychological Safety Training at School] / I. A. Baeva. – St. Petersburg, 2002. – 251 p. [in Russian]
  3. Bochaver A. A. Bulling kak ob”ekt issledovanijj i kul’turnyjj fenomen [Bulling as an Object of Research and a Cultural Phenomenon] / A. A. Bochaver, K. D. Khlomov // Psikhologija. Zhurnal Vysshejj shkoly ehkonomiki [PSYCHOLOGY. JOURNAL OF THE HIGHER SCHOOL OF ECONOMICS], 2013, vol. 10, no. 3, pp. 149-159 [in Russian]
  4. Vasilyev N. N. Treninr preodolenija konfliktov [Training for Overcoming Conflicts] / N. N. Vasilyev. – St. Petersburg: Rech. 2007.- 174 p. [in Russian]
  5. Glazman O. L. Psikhologicheskie osobennosti uchastnikov bullinga [Psychological Features of Bullying Participants] / O. L. Glazman // Izvestiya Rossiyskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta imeni A. I. Gertsena [Bulletin of The Herzen State Pedagogical University of Russia]. 2009. No. 105, pp. 159-165 [in Russian]
  6. Problemy nasilija nad det’mi i puti ikh preodolenija [Problems of Violence Against Children and Ways to Overcome Them] / Edited by E. N. Volkova.- St. Petersburg: Piter, 2008. – 240 p. [in Russian]
  7. Shalaginova K. S. Gendernye osobennosti bullinga v podrostkovom vozraste [Gender Features of Bullying in Adolescence] / K. S. Shalaginova, T. I. Kulikova et al. // Psikhologicheskaja nauka i obrazovanie [Psychological Science and Education]. 2019. Volume 24. No. 4, pp. 62-71. doi: 10.17759/pse. 2019240405 [in Russian]
  8. Shalaginova K. S. Tekhnologija raboty po vyjavleniju i podderzhke detejj, podverzhennykh bullingu v obshheobrazovatel’nojj organizacii [Technology to Identify and Support Children Exposed to Bullying in Educational Organizations] / K. S. Shalaginova // Molodezh’ i obshhestvo: aktual’nye problemy sovremennykh podrostkov i molodezhi: sb. st. i tezisov dokladov VI Vseros.nauchn-prakt. Konf. (21–22 sentjabrja 2020 g.) [Youth and Society: Urgent Problems of Modern Teenagers and Youth: Proceedings of the VI All-Russian Scientific-Practical Conference (September 21-22, 2020)]. Saint-Petersburg State Budgetary Institution “City Center for Social Programs and Prevention of Antisocial Phenomena Among Young People “CONTACT” — N. Novgorod: Soyuzpoligraf, 2020. – 274 p. [in Russian]
  9. Olweus D. Bullying at school: What We Know and what we can do / D. Olweus. Oxford: Blackwell Publishing, 1993. 152 p.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.