Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Страницы: 37-39 Выпуск: 4 (4) () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Волков М. В. ПРОБЛЕМА ИЗМЕНЧИВОСТИ МЫШЛЕНИЯ В СОЦИОГЕНЕЗЕ / М. В. Волков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №4 (4). — С. 37—39. — URL: https://research-journal.org/psycology/problema-izmenchivosti-myshleniya-v-soc/ (дата обращения: 17.06.2019. ).
Волков М. В. ПРОБЛЕМА ИЗМЕНЧИВОСТИ МЫШЛЕНИЯ В СОЦИОГЕНЕЗЕ / М. В. Волков // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №4 (4). — С. 37—39.

Импортировать


ПРОБЛЕМА ИЗМЕНЧИВОСТИ МЫШЛЕНИЯ В СОЦИОГЕНЕЗЕ

Волков Михаил Владимирович

Аспирант кафедры практической психологии Вятского государственного гуманитарного университета

ПРОБЛЕМА ИЗМЕНЧИВОСТИ МЫШЛЕНИЯ В СОЦИОГЕНЕЗЕ

Аннотация

Данная статья затрагивает проблемы становления и возможные пути развития логического мышления людей. В ней даётся обзор точек зрения на проблему изменчивости логического мышления в социо- и историогенезе. Изучение этой  проблемы находится на стыке нескольких наук: антропологии, психологии, социологии и др.,  и подразумевает учёт межкультурных исследований, поэтому мы в данной статье не претендуем на широкий охват исследований. Мы лишь ограничимся исследованиями в первой половине 20 века, учитывая, что в современный период подобных исследований практически не проводится.

Ключевые слова: логическое мышление, социогенез, клиповое мышление

Key words: logical thinking, sociogenesis, clip thinking

Революционные изменения в обществе, возрастание объема и скорости поступающей человеку информации, необходимость её быстрой обработки и преобразования, требуют от современного человека соответствующего мышления, способного в кратчайшие сроки обрабатывать большие потоки информации.

В настоящее время идёт много разговоров и споров по поводу того, что мышление современных людей изменилось, но как оно изменилось, и изменилось ли вообще, никто научных данных не приводит. СМИ пестрят заголовками о так называемом «клиповом мышлении», о проблемах и последствиях, которое оно может вызвать о возможных способах борьбы с ним, группах риска и рекомендациями по его преодолению. Однако никаких научных данных на этот счёт не приводится. Что это, очередная выдумка общественности, или научный факт, которой нужно исследовать? Для ответа на этот вопрос необходимо решить ряд задач и ответить на несколько вопросов, таких как, например, изменяется ли вообще мышление в своём историческом развитии, если да, то по каким законам, а если нет, то проблему клипового мышления можно считать выдумкой.

Само понятие Сlip в переводе с английского обозначает «стрижка»; быстрота (движения); вырезка (из газеты); отрывок из фильма, нарезка.  Термин «клиповое мышление» больше соотносится с последним значением и отсылает к принципам построения музыкальных клипов. Точнее к тем их разновидностям, где видеоряд представляет собой слабо связанный между собой набор образов. По аналогии, при клиповом мышлении – окружающий мир превращается в мозаику разрозненных, мало связанных между собой фактов. Человек привыкает к тому, что они постоянно, как в калейдоскопе,  сменяют  друг друга и постоянно требует новых.

Если посмотреть со стороны анализа информации, то обладатель «клипового мышления» оперирует только смысла­ми фиксированной длины и не может работать с семиотическими структурами произволь­ной сложности. Внешне это проявляется в том, что человек не может длительное время сосредотачиваться на какой-либо информации, и у него снижена способность к анализу.

На фоне резких социальных перемен (Интернет, развитие систем коммуникации, возрастание объема и скорости предъявления информации, подлежащей переработке, высокие требования к процессам переработки поступающей информации, ее разысканию, добыванию) появляется уникальная возможность проследить, что же в большей мере влияет на развитие мышления – биологические предпосылки (неблагоприятные – вследствие развития медицины возрастает количество детей ослабленных или с врожденными заболеваниями, в том числе ЦНС) или социальные (предъявляющие высокие требования к когнитивным процессам, повышенная необходимость в адаптации к меняющимся условиям)

Существуют различные точки зрения на то, меняется или не меняется логическое мышление, людей в социогенезе.

По мнению К.Леви-Стросса законы мышления исторически неизменны. К такому выводу он пришёл, изучая структуру общественного сознания индейских племен, их мифы, наполненные образами богов, героев, людей, явлений природы, рассматривая эти мифы в качестве характерных продуктов примитивной духовной культуры. К. Леви-Стросс пришёл к выводу, что по своим интеллектуальным операциям архаическое мышление не отличается от современного: логика мифического мышления является схожей с логикой современного мышления. Различия между первобытным и современным мышлением состоят не в логических процедурах, а в содержании информации, которой оперирует первобытный и современный человек.

Независимо от К. Леви-Стросса к аналогичным заключениям пришел лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине Д. Гайдузек. Основываясь на том, что дети первобытных племен, попадая в современную культуру, легко осваивают плоды этой культуры, Гайдузек выступил с идеей о том, что за последнюю сотню тысяч лет мыслительные способности человека не претерпели существенных изменений.

Однако существует и другая, противоположная точка зрения, которая говорит о том, что мышление претерпевает изменения, как в онтогенетическом развитии, так и в социогенетическом  развитии. Этой точке зрения придерживается большинство исследователей мышления. Причиной тому стали проведённые исследования А.Р.Лурия и Л.С.Выготского, которые они проводили в 30-е годы XIX века в отдалённых районах Узбекистана, с преобладающим неграмотным населением. В результате проведённого исследования было убедительно показано, что словесно-логическое мышление является наиболее поздним продуктом развития человеческого мышления. А.Р. Лурия, показал, что такие мыслительные операции как абстрагирование, обобщение, классификация не являются инвариантными на всех этапах социально-экономического и культурного развития. Такие процессы сами являются продуктами культурной среды. Такой же точки зрения придерживается и Л.Леви-Брюль, который ввёл термин пралогическое мышление, свойственное представителям доцивилизованных обществ дологического мышления, отличного от мышления (логического) современных людей. [3]

Таким образом сложились два полюса идей, на одном и которых представители идеи о неизменности мышления в его историческом развитии, а на другом сторонники идеи о изменяемости мышления в его историческом развитии.

К числу авторов, придерживающихся мнения об измененчивости мышления в его историческом развитии можно отнести таких исследователей как А. Делакруа, Ж.П. Вернан, Э. Хэйвлок и др.

Классическая книга А. Делакруа «Язык и мышление» послужила теоретической основой написания Мейерсоном труда «Психологические функции и творения» и являлась предметом размышлений для Вернана во время исследований генезиса древнегреческой мысли.[4]

Особый интерес к Античному периоду исторической психологии, а также других гуманитарных наук, по словам Шкуратова, определяется не только тем, что здесь лежат истоки европейской культуры, но и тем, что развитая цивилизация Древней Греции дает, пожалуй, единственную возможность проследить формирование логического мышления и научно-рационального сознания вообще в их исторической последовательности от примитивных до зрелых форм.

Логические же системы Востока были слишком сложными, для того, чтобы получить распространение среди большинства людей того времени.

Уникальность древнегреческого опыта заключается не в том, что эллины изобрели приемы логически аргументированного доказательства, а в том, что у них эти приемы стали относительно массовыми и общедоступными.

Вернан пишет: «Греческий разум формировался не столько в ходе обращения людей с объектами, сколько во взаимоотношениях самих людей. Иначе говоря, греческий разум был устремлен на воспитание, совершенствование и образование людей, а не на преобразование природы. Во всех своих достоинствах и недостатках он – дитя полиса». Автор отмечает прямую связь между политикой и формирующимся в то время разумом-логосом. Политика в Древней Греции стала, по словам Вернана, основным источником дискурсивного мышления, мышления которое формировалось в условиях политических прений и необходимости убедительно и доказательно изъясняться.[1]

Великие восточные цивилизации , недемократической формы правления не нуждались в стандартизированной технике убеждения, к чему в своей основе  и сводится рациональное мышление греков.

Исторический психолог 3. Барбу пишет: «Греки были первыми, кто построил тип цивилизации, которая сделала человека способным сознавать себя индивидом». Восток же неиндивидуалистичен.

Мышление мудрецов, первых философов и ученых Древней Греции было  образно-логическое, или, как говорит В. А. Шкуратов, символическое. Если проводить аналогию с наглядно-образным мышлением современных дошкольников и школьников и образно-логическим мышлением раннегреческих гениев, то будет неправильным сказать, что уровень мышления древнегреческих мыслителей и учёных, соответствует уровню мышление современных детей. Древние греки способны были выразить глубокую и сложную идею без помощи абстракций, играя образами и словами обыденного языка.[4]

Первые популяризаторы логоса были софисты, которые являлись посредниками между гражданским бытом и высокой ученостью. Истина для них не имела значения, а была важна убедительность, приносившая победу в политических тяжбах. Они и проложили дорогу формальной логике, которую создал в IV в. до н.э. Аристотель.

Рационализм в Греции рождался в социальных условиях полиса и достаточно массовой грамотности. Поэтому только образованный человек имел возможность овладеть формальными операциями логического мышления. Даже современные отсталые народности, как и дети, переходят к использованию научных понятий и силлогизмов, не придумывая или «изобретая» их, а под влиянием школьного образования, в котором даются основные понятия и правила аристотелевской силлогистики.

Однако, была проведена экспериментальная проверка С. Скрибнер и М. Коулом выводов Э. Хэйвлок о становлении логического мышления древних греков. Результаты, полученные авторами в Западной Африке в целом не подтверждали решающего влияния письменности на познание и о принципиальном различии интеллектуальной деятельности в дописьменной и письменной культурах.[4]

Между дописьменным мифом и логикой,  по словам К. Леви-Стросса, лежат переходные ступени, на которых образность и обобщение смешиваются. «Логика мифологического мышления, – утверждает он, – так же неумолима, как логика позитивная и, в сущности, мало от нее отличается. Разница здесь не столько в качестве логических операций, сколько в самой природе явлений, подвергаемых логическому анализу,  в мифе работает та же логика, что и в мышлении научном, и человек всегда мыслил одинаково «хорошо».

Прогресс, если этот термин по-прежнему будет применим,  произошел не в мышлении, а в том мире, в котором жило человечество, всегда наделенное мыслительными способностями, и в котором оно в процессе долгой истории сталкивалось со все новыми явлениями». А его коллега Л. Леви-Брюль добавляет: «Миф связывает образы не на основе логики, а посредством эмоциональных ассоциаций (так называемых партиципаций); он дает объяснение, логика же помогает выжить в мире реальных вещей».[2]

Если мы обратимся к средним векам, то увидим, что основная особенность культуры позднего средневековья представляет собой чрезмерно визуальный характер. И. Хейзинга называет мышление в такой культуре атрофированным. Мыслят, в данном случае, исключительно в зрительных представлениях.

Как мы можем заметить, Греция стремилась к формальным рассуждениям, мыслить логически для них, означало мыслить безличным способом, как подчёркивал Э. Дюркгейм. В средние же века, начали уходить от этой традиции, и снова стали возвращаться к традиции образного мышления.

В настоящее время, с увеличением информационных потоков в обществе и культуре появляется всё большая необходимость в логическом мышлении, мышлении в понятиях. В век информатизации и компьютеризации, понятия связанные с информационными процессами и информационными технологиями становятся всё более абстрактными, не имеющие образного подкрепления. Поэтому образные компоненты мышления в настоящее время становятся важными лишь для некоторых слоёв населения, инженеров, деятелей культуры, и т.д.

Таким образом, более чем за две тысячи лет «традиционного рационализма» аристотелевская логика изменилась незначительно. Мы по сей день пользуемся её законами, правилами и операциями.  Новый рационализм широко привносится в нашу психику через воспитание и культуру, оттачиваясь поколениями. Логическое мышление современного человека состоит в умении пользоваться операциями и законами логики, в способности мыслить непротиворечиво. Это умение у большинства людей приобретается в старшем школьном возрасте. Логический вывод делается безотносительно к действительным вещам и ситуациям, только как результат формальных операций с абстракциями. Прошедший школьное обучение человек может решить задачу независимо от того, сталкивался ли он с тем, о чем в ней говорится, или нет. Он отличается от необученного, который опирается на свой житейский опыт и предпочитает не судить о том, чего не знает. В этом и проявляется неиндивидуальность или формальность мышления. В операциональном мышлении происходит отделение формы от содержания. Формальный интеллект, говорит Ж. Пиаже, действует как машина для операций, описанных в учебниках логики. Он уподобляется обнаруженному К. Леви-Строссом мышлению мифа. То есть мышление начинает «мыслить» через, или с помощью человека.

Однако, учитывая всё выше сказанное, остаётся много нерешённых вопросов в проблеме исторического развития мышления человека, его зависимости от культурных, социальных, биологических и других факторов. Мы в праве согласиться с Ж. П. Вернаном, считая точкой отсчёта зарождение истоков логического мышления в Древней Греции, но так же и не можем отрицать точку зрения К. Леви-Стросса, который считает, что логическое мышление неизменно, и логика присутствует всегда и везде, разница лишь в том материале, на котором она реализуется, будь то миф или что-то другое.

Литература

  1. Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли. — М.: Прогресс, 1988.
  2. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. Пер., вступ. ст. и прим. А. Б. Островского. — М.: Республика, 1994. — 384 с.
  3. Лурия А.Р. Об историческом развитии познавательных процессов // Психологическая наука и образование. 1997. №4.
    1. Шкуратов В.А. Историческая психология. – М.: Смысл, 1997.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.