Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 18+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.67.069

Скачать PDF ( ) Страницы: 106-115 Выпуск: № 1 (67) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Тонковцева В. В. ОБЗОР НАПРАВЛЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИЗУЧЕНИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭФИРНЫХ МАСЕЛ / В. В. Тонковцева, Н. А. Цубанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 106—115. — URL: https://research-journal.org/psycology/obzor-napravlenij-sovremennyx-issledovanij-v-izuchenii-psixofiziologicheskogo-vozdejstviya-efirnyx-masel/ (дата обращения: 18.12.2018. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.67.069
Тонковцева В. В. ОБЗОР НАПРАВЛЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИЗУЧЕНИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭФИРНЫХ МАСЕЛ / В. В. Тонковцева, Н. А. Цубанова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 1 (67) Часть 3. — С. 106—115. doi: 10.23670/IRJ.2018.67.069

Импортировать


ОБЗОР НАПРАВЛЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИЗУЧЕНИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭФИРНЫХ МАСЕЛ

Тонковцева В.В.1, Цубанова Н.А.2

1ORCID: 0000-0002-5380-5828, научный сотрудник,

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Никитский ботанический сад – Национальный научный центр РАН»

2 ORCID: 0000-0002-9122-8291, профессор, доктор фармацевтических наук,

 Национальный фармацевтический университет

ОБЗОР НАПРАВЛЕНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИЗУЧЕНИИ ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ ЭФИРНЫХ МАСЕЛ

Аннотация

В работе приведен анализ 36 научных публикаций, представляющих результаты экспериментального изучения фармакологической активности различных эфирных масел.

Проанализированы пути введения, виды лабораторных животных и дизайн исследования. Наиболее изученной является – психофизиологическая активность эфирных масел, которой посвящено 70% исследований.

Установлено, что эфирные масла лаванды, лимона, гвоздики, кипарисовика, базилика характеризуются выраженным анксиолитическим, антидепрессивным действием. Оптимальный курс терапии эфирными маслами составляет 3 недели. Эфирные масла обладают низкой токсичностью и хорошей переносимостью, что учитывая постоянно растущую доказательную базу клинических исследований, позволяет рассматривать их как перспективный объект в медицинской и психологической практике для коррекции психофизиологических нарушений.

Ключевые слова: доклинические исследования, эфирные масла, психофармакологическая активность, психофизиологическое воздействие.

Tonkovtseva V.V.1, Tsubanova N.A.2

1ORCID: 0000-0002-5380-5828, Researcher,

Federal State Budgetary Institution of Science “Nikitsky Botanical Garden — National Scientific Center of the Russian Academy of Sciences”

2ORCID: 0000-0002-9122-8291, Professor, Doctor of Pharmaceutics,

National Pharmaceutical University

REVIEW OF DIRECTIONS OF MODERN STUDIES IN THE STUDY OF PSYCHO-PHYSIOLOGICAL EFFECTS OF ESSENTIAL OILS

Abstract

The paper analyzes 36 scientific publications presenting the results of an experimental study of the pharmacological activity of various essential oils.

The ways of introduction, the types of laboratory are and the design of the study were analyzed. The most studied is the psychophysiological activity of essential oils, which 70% of studies are devoted to.

It is established that the essential oils of lavender, lemon, cloves, cypress, basil are characterized by pronounced anxiolytic, antidepressant action. The optimal course of essential oil therapy is 3 weeks. Essential oils have low toxicity and good tolerability, which, given the constantly growing evidence base of clinical studies, allows them to be considered as a promising object in medical and psychological practice for the correction of psychophysiological disorders.

Keywords: preclinical studies, essential oils, psychopharmacological activity, psychophysiological impact.

Введение

На сегодняшний день ароматерапия уверенно занимает позиции в классических схемах альтернативных методов лечения различных когорт пациентов. Высокая эффективность и высокий профиль безопасности делают эфирные масла перспективными инструментами для введения их в традиционные (классические) схемы терапии. Однако, для расширения сферы применения эфирных масел в медицинской и психологической практике, необходимым условием является предварительное их тестирование в доклинических и клинических исследованиях.

Цель работы – предоставить современные данные об основных направлениях доклинического изучения эфирных масел (ЭМ), проанализировать пути введения эфирных масел и рекомендовать приоритетные для изучения ЭМ, оказывающие психофармакологическую активность.

В статье приведен анализ доступной базы данных по экспериментальным исследованиям психофизиологических и фармакологических эффектов на лабораторных животных, проанализировано 36 таких источников, опубликованных в научной литературе за последние 5 лет.

Краткий анализ изучаемой активности ЭМ, вид животных, пути введения показаны в табл. 1. Как видно из представленных данных, 70% (25) исследований были посвящены изучению психофармакологической активности ЭМ, при этом в 7 научных работах приведены материалы по изучению механизмов действия данной активности. В остальных работах были изучены другие виды фармакологического действия, в частности антиоксидантное, противосудорожное, анальгезирующее.

Таблица 1 – Фармакологическая активность эфирных масел (ЭМ) в доклинических исследованиях

01-03-2018 15-04-59

01-03-2018 15-23-38

Примечания: ТОП – тест открытое поле, ТПКЛ – тест приподнятого крестообразного лабиринта, ТВС – тест вращающегося стержня, ТПП – тест принудительного плавания, ТПХ – тест подвешивания за хвост.

Более подробно характеристика работ приведена ниже. В исследовании I.A. Oyemitan с соавторами [1] проведено изучение психофармакологической активности эфирного масла полученного из свежих плодов африканского перца (Piper guineense Schum & Thonn (Piperaceae). Данное ЭМ вводили мышам в диапазоне доз 50-200 мг/кг внутрибрюшинно и оценивали его влияние на показатели центральной нервной системы (ЦНС). Достоверный (р<0,01) седативный эффект ЭМ из плодов африканского перца верифицирован по значительному снижению времени удержания на стержне в тесте вращающегося стержня, снижению локомоторно-двигательной активности в тесте открытое поле. Также авторы доказали антипсихотический, гипотермический и противосудроржный эффекты данного ЭМ.

В исследовании E. Bagci [2] в условиях скополамин-индуцированной болезни Альцгеймера у крыс обнаружено выраженное психофармакологическое действие ЭМ Ferulago angulata (Apiaceae). Антиоксидантную активность в миндалине головного мозга оценивали по активности супероксиддисмутазы, глутатионпероксидазы, каталазы. Установлено значительное анксиолитическое и антидепрессивное действие при вдыхании ЭМ ферульника лабораторными животными. Кроме того, авторы доказали наличие мощного антиоксидантного эффекта на структуры головного мозга при ингаляции данного ЭМ.

Изучение антидепрессивного действия ЭМ Asarum heterotropoides приведено в работе H.J. Park с соавт. [3]. Установлено, что ингаляции ЭМ копытеня гетеротроповидного уменьшают время неподвижности в тестах принудительного плавания и подвешивания за хвост, значительно уменьшает экспрессию CRF (рилизинг фактора) – позитивных нейронов в ядре паравентрикулярной зоны головного мозга и уменьшает уровень серотонина (5-HT). Полученные результаты доказывают наличие антидепрессивного действия ЭМ Asarum heterotropoides, которое реализуется за счет увеличения тирозингидроксилазы, снижения CRF-позитивных нейронов и уменьшения содержания 5-НТ.

Изучению анксиолитического действия ЭМ Vetiver посвящено исследование S. Saiyudthong [4], проведенное на крысах самцах линии Вистар, которым проводили 7 минутные ингаляции ЭМ ветивера в концентрациях 1%, 2,5% и 5%, в качестве препарата сравнения использовали диазепам (1мг/кг, внутрижелудочно) за 30 мин до тестирования. Установлено, что наиболее эффективная концентрация ЭМ ветивера составляет 2,5%. В этой дозе ингаляция ЭМ ветивера проявляет выраженный анксиолитический эффект (снижение тревожности) на уровне известного психотропного препарата диазепама.

Учеными M.S. Choi с соавторами [5] проведено исследование ЭМ, полученных из Elsholtzia ciliate (эльсгольции реснитчатой), Angelicae gigantis Radix (дудника), и Eugenia caryophyllata (гвоздичного дерева), которые используются в традиционной корейской медицине при лечении наркомании, что обусловлено их влиянием на дофаминергическую систему. Установлено что ЭМ Elsholtzia ciliate в концентрации 10, 25 и 50 г/мл не проявляет цитотоксичности. Снижение жизнеспособности клеток наблюдалось при введении ЭМ Angelicae gigantis Radix в дозе 100 г/мл и ЭМ Eugenia caryophyllata в дозах 50 и 100 г/мл. Кроме того, установлено, что изучаемые эфирные масла эффективно индуцируют гиперфосфорилирование циклического АМФ-отклика элемент-связывающего белка, усиливают процесс фосфорилирования митоген-активируемой протеинкиназы, что приводит увеличению активности переносчиков дофамина. Авторы считают, что применение ЭМ Elsholtzia ciliata, Angelicae gigantis Radix, и Eugenia caryophyllata способствует восстановлению функций дофамина мозга за счет повышения доступности переносчиков дофамина, что может быть актуально в терапии абстинентного синдрома у бывших потребителей наркотиков.

Сравнительная эффективность анксиолитического и антидепрессивного действия ЭМ Ocimum sanctum L. и ЭМ Ocimum basilicum L. на фоне экспериментальной болезни Альцгеймера у крыс, вызванной введением бета-амилоида приведена в работе V. Gradinariu с соавт. [6]. Ингаляции ЭМ базилика священного или ЭМ базилика обыкновенного проявили достоверный анксиолитический и антидепрессивный эффекты. Следует отметить, что более высокой эффективностью характеризуется ЭМ базилика обыкновенного. Полученные результаты свидетельствуют о том, что возможно применение данных ЭМ как средство для снижения тревоги и депрессии при болезни Альцгеймера.

В работе H. Kasuya с соавт. [7] изучено влияние ингаляций ЭМ Chamaecyparis obtuse на эмоциональное поведение и уровень стресс-индуцируемых биомаркеров у мышей. Зарегистрировано значительное анксиолитическое действие ЭМ кипарисовика туполистного в дозе 7,0 мг/л воздуха. Установлено, что вдыхание изучаемого ЭМ увеличивает количество мозгового нейротрофического фактора и усиливает экспрессию галактокиназы. Полученные результаты объясняют механизм реализации анксиолитического действия ЭМ Chamaecyparis obtuse.

Эти же ученые приводят результаты изучения внутримозгового распределения альфа-пинена (основного компонента ЭМ Chamaecyparis obtuse) у 5 недельных мышей самцов линии ICR [8]. Установлено, что в зависимости от дозы количество альфа-пинена отличалась в каждой области мозга. При увеличении дозы ЭМ кипарисовика туполистного в ингаляциях от 8 до 32 мкл/л воздуха, концентрации альфа-пинена в стриатуме и гиппокампе были значительно ниже по сравнению с уровнем в других областях мозга, указывает на то, что эти участки мозга в меньшей степени отвечают за проявление анксиолитической активности при вдыхании ЭМ Chamaecyparis obtuse.

Изучению этого же объекта посвящена научная работа D. Bae [9]. ЭМ Chamaecyparis obtuse ингалировали крысам с экспериментальной болезнью Альцгеймера. После этого изучали влияние на когнитивные функции и показатели апоптоза нейронов у крыс. Установлено, что вдыхание ЭМ кипарисовика туполистного сохраняет процессы пространственного обучения и мнестические функции у крыс на фоне экспериментальной болезни Альцгеймера. Кроме того, данное ЭМ снижает активность антихолинэстеразы и процессы апоптоза нейронов головного мозга, что позволяет рассматривать его как перспективный объект при лечении болезни Альцгеймера.

Антидепрессивный эффект установлен при введении мышам ЭМ Toona ciliata Roem [10] в дозах 10, 20, 40 и 80 мг/кг. ЭМ Туи складчатой в разных дозах достоверно снижало время неподвижного зависания в тесте подвешивания за хвост, при этом не уменьшало двигательную подвижность мышей в тесте открытого поля. Механизм антидепрессивного действия реализуется за счет повышения уровня дофамина, норадреналина и 7-гидрокситриптамина в головном мозге мышей, что позволяет рассматривать его как перспективное антидепрессивное средство.

Выраженным антидепрессивным действием характеризуется ЭМ Syzygium aromaticum [11] при его внутрижелудочном введении в дозе 200 мг/кг. Также были изучены токсикологические характеристики ЭМ гвоздичного дерева при длительном его введении в дозах 100, 200 и 400 мг/кг. Установлено, что только в последней дозе наблюдается значительное снижение массы тела животных, при этом каких-либо существенных изменений весовых коэффициентов внутренних органов и изменений на клеточном уровне при введении всех доз обнаружено не было. Полученные данные позволяют рассматривать данное ЭМ как высокоактивное антидепрессивное средство с низкой токсичностью при внутрижелудочном применении.

Антиоксидантное действие на разные отделы головного мозга мышей (кора головного мозга, гиппокамп, мозжечок) установлены M. Castro и соавт. [12] при однократном внутрижелудочном введении ЭМ Psidium cattleianum leaves, при этом однократное введение мышам дозы ЭМ земляничной гуавы превышающей 500 мгк/мл не вызывает развитие токсических эффектов.

Изучению антиоксидантных свойств ЭМ Оregano, ЭМ Сlove и ЭМ Lemon посвящено исследование T.A. Misharina [13]. ЭМ ингалировали мышей в дозе 300 нг/день в течение 6 месяцев. Установлено, что все изучаемые эфирные масла даже в такой низкой дозе, при длительном применении снижают процессы перекисного окисления липидов (ПОЛ) в мембранах эритроцитов, значительно снижая процесс спонтанного гемолиза эритроцитов. Наиболее выраженный антиоксидантный эффект на мембрану эритроцитов оказывает гвоздичное эфирное масло, тогда как на ткань печени и головного мозга более эффективно как антиоксиданты влияют ЭМ орегано и ЭМ лимона.

Достаточно много исследований посвящено доклиническому изучению эфирных масел разных видов лаванды.

Учеными A. Vakili с соавт. [14] доказано нейропротективное действие ЭМ Lavandula angustifolia на фоне экспериментального инсульта у крыс, вызванного окклюзией среднемозговой артерии. Установлено, что ЭМ Lavandula angustifolia в дозах 200 и 400 мг/кг значительно уменьшает размер инфаркта мозговых тканей, снижает отек головного мозга, а также улучшает функциональные показатели ЦНС после церебральной ишемии (р<0,001). ЭМ лаванды (200 мг/кг) достоверно (р<0,001) снижает процессы ПОЛ. ЭМ лаванды узколистной не влияет на процессы апоптоза в нейронах головного мозга крыс. Тем не менее, можно говорить о значительной нейропротекторной активности ЭМ в условиях экспериментальной ишемии мозга и более качественному восстановлению неврологических функций у крыс.

Целью исследования L.R. Chioca [15] была попытка оценить эффективность от вдыхания эфирного масла лаванды узколистной у мышей с ансомнией, последнюю моделировали орошением носовой полости раствором глюконата цинка + ацетата цинка. Установлено, что анксиолитическое действие от ингаляции ЭМ Lavandula angustifolia, проявляется даже в условиях ансомнии.

Этими же учеными L.R. Chioca [16] было изучено влияние 15-ти минутных ингаляций ЭМ Lavandula angustifolia на уровень ГАМК (гаммааминомаслянной кислоты) и серотонина у мышей самцов линии Swiss. Установлено, что лавандовое эфирное масло оказывает выраженный анксиолитический эффект уменьшая время иммобилизации, увеличивая процент времени проведенного животными в открытых рукавах. ЭМ лаванды не влияет на связывание ГАМК с бензодиазепиновыми рецепторами, уменьшает серотониновый синдром, индуцированный введением 40 мг/кг флуоксетина и 80 мг/кг 5-гидрокситриптофана. Полученные результаты свидетельствуют о важной роли серотонинергической системы в реализации анксиолитического действия ЭМ Lavandula angustifolia.

Изучению психофизиологической активности ЭМ Lavandula angustifolia посвящены работы V. Kumar [17] и L.B. Silenieks [18]. Доказан значительный дозозависимый анксиолитический эффект лавандового масла во всех используемых фармакологических моделях (тест открытого поля, тест приподнятого крестообразного лабиринта, тест социального взаимодействия, тест скрытой латентности к индуцированной новизне кормления). Анксиолитическая активность ЭМ Lavandula angustifolia находится на уровне препарата сравнения лоразепама. Также установлено, что в отличие от диазепама, ЭМ лаванды не снижает тонус мышц. Авторами доказано отсутствие влияния ЭМ Lavandula angustifolia на бензодиазепиновые рецепторы в отличие от диазепама (0,3-2 мг/кг внутрибрюшинно). Полученные данные позволяют предположить, что в клинических условиях при применении лавандового масла в отличие от препаратов бензодиазепинового ряда у пациентов не будут развиваться толерантность и зависимость.

Влияние ЭМ Lavandula angustifolia ssp. angustifolia Mill. (Lamiaceae) и Lavandula hybrida Rev. (Lamiaceae) на неврологический статус крыс самцов линии Вистар с болезнью Альцгеймера (скополамин 0,7 мг/кг) изучено L. Hritcu [19]. Семидневное воздействие масел лаванды значительное снижало уровень тревожности (тест приподнятого крестообразного лабиринта) и заторможенности (принудительное плавание) проявляло анксиолитическую и антидепрессивную активности, нормализовало процессы формирование памяти, вызванные дисфункцией холинергической системы в головном мозге крыс.

В исследовании M. Takahashi [20] установлено, что в условиях нормосомнии и ансомнии, ингаляции ЭМ Lavandula officinalis вызывает повышение уровня серотонина в головном мозге мышей. Авторы делают вывод, что в реализации седативного эффекта при вдыхании эфирного масла лаванды лекарственной ключевую роль играет серотонинергическая нейротрансмиссия.

Этой же группой ученых M. Takahashi [21] изучены молекулярные механизмы психофизиологического воздействия ингаляций ЭМ Lavandula officinalis. Доказано, что анксиолитическое действие лавандового масла реализуется за счет модуляции экспрессии генов, уменьшения экспрессии рецептора быстрого нервного фактора роста мРНК и снижения активности регулируемого цитоскелетного – ассоциированного белка.

Результаты изучения антиэпилептогенного и антиоксидантного действия ЭМ Lavandula officinalis приводится в работе B. Rahmati [22]. Установлено, что по противосудорожной активности и снижению летальности ЭМ Lavandula officinalis превышало эффективность известного противоэпилептического средства валпроата. Также лавандовое масло снижало уровень оксида азота (NO) и малонового диальдегида в тканях головного мозга мышей самцов.

В исследовании L.T. Yi [23] установлено, что при хроническом стрессе у крыс эффективность от внутрижелудочного применения ЭМ Perilla frutescens (Perilla leaf) в дозах 3 и 6 мг/кг к 4 неделе сопоставима с эффектом препарата сравнения флуксетином (внутрижелудочно, 20 мг/кг) на 3 неделе. Авторы резюмируют, что при применении ЭМ периллы значительный психофизиологический эффект наступает только при длительном введении (не менее 3-х недель), что необходимо учитывать в практической медицине.

Психофизиологическим действием характеризуется ЭМ Cymbopogon citratus (leaves) [24]. Мышам самцам линии Swiss внутрижелудочно вводили данное ЭМ за 30 мин до опытов в дозе 0,5 или 1,0 г/кг. Установлено, что ЭМ лемонграсса увеличивает длительность сна, увеличивает время нахождения в освещенных отсеках лабиринта, что свидетельствует о его седативном и анксиолитическом действии. Кроме того, ЭМ снижает клонические судороги, индуцированные пентилентетразолом и блокирует конвульсии, индуцированные электрошоком, что указывает на повышение порога судорожной активности. Данные результаты согласуются с этнофармакологическим использованием Cymbopogon citratus в бразильской народной медицине как анксиолитического, седативного или противосудорожного средства.

В работе O.D. Can [25] изучен психофармакологический профиль ЭМ Chamomile (Matricaria recutita L.) в дозах 25, 50 и 100 мг/кг, который сравнивали с эффективностью стандартного психостимулятора кофеина (25 мг/кг). Установлен выраженный дозозависимый анксиолитический, антидепрессивный и психостимулируюший эффект ЭМ ромашки аптечной, который в дозах 50 и 100 мг/кг сопоставим по силе воздействия и подобен по параметрам психостимулирующему профилю кофеина.

Сравнительному анализу противосудорожной активности ЭМ Cymbopogon winterianus Jowitt и ЭМ Cymbopogon citratus (DC) Stapf посвящена работа M. R. Silva [26]. Мыши, массой 20-30 г, получали ЭМ внутрибрюшинно в дозах 50, 100 и 200 мг/кг. Авторы, сообщают, что ЭМ цитронеллы и лемонграсса достаточно эффективны на фоне пентилентетразол и стрихнин-индуцированных судорог. При этом ЭМ С Cymbopogon citratus более эффективно в увеличении времени задержки первых конвульсий и времени наступления смерти. Механизм действия противосудорожного эффекта данных эфирных масел изучен частично и является ГАМКергичным.

В работе L. Campelo [27] изучено влияние ЭМ Citrus limon (L.) Burms (Rutaceae) на показатели ПОЛ, содержание нитритов и активность антиоксидантной ситемы (АОС) в гипокампе мышей. Полученные результаты убедительно подтверждают гипотезу о том, что окислительный стресс вызывает повреждения в гиппокампе, что и происходит при нейродегенеративных заболеваниях. ЭМ лимона восстанавливает баланс системы ПОЛ-АОС, является мощным антиоксидантом и предотвращает нейродегенеративные изменения гипокампа.

Механизм анксиолитического действия ЭМ Cymbopogon citratus (lemongrass) изучен R. A. Costa [28] на мышах при внутрижелудочном введении в дозе 10 мг/кг. Как препарат сравнения использовали флумезанил. Установлено, что ЭМ лемонграсса проявляет выраженный анксиолитикоподобный эффект сопоставимый с эффективностью флумазенила. Предположительно в механизме реализации фармакологического эффекта ЭМ лежит воздействие на ГАМК рецепторы.

В работе M.T. Monforte [29] установлено, что ЭМ Calamintha officinalis Moench (душевика) обладает противогрибковой и противомикробной активностью в отношении грамположительных бактерий. У грызунов потенцирует снотворное действие фенобарбитала натрия, повышая продолжительность сна, приводит к снижению температуры тела и обладает противосудорожной активностью на фоне пентилентетразол индуцированных судорог.

В исследовании S.L. Guzman-Gutierrez [30] изучен психофармакологический профиль ЭМ Litsea glaucescens (Lauraceae) у мышей при внутрибрюшинном введении в дозах 100 и 300 мг/кг. На стандартных экспериментальных моделях установлено, что ЭМ лицеи обладает выраженной антидепрессивной и седативной активностью.

Изучению анксиолитического эффекта ЭМ Spiranthera odoratissima A. St. Hil. (leaves) посвящена научная работа P.M. Galdino [31]. ЭМ вводили мышам самцам в дозах 125, 250 и 500 мг/кг. В тесте открытого поля, ЭМ (500 мг/мг) достоверно увеличивает показатель двигательной активности у мышей (p<0,05), при этом в дозе 250 мг/кг статистически значимого изменения показателя локомоции не наблюдалось. Отсутствие дискоординирующего эффекта при разных дозах ЭМ Spiranthera odoratissima в тесте вращающегося стержня не установлено. В тесте фенобарбитал-индуцированного сна данное ЭМ увеличивало продолжительность сна. В тесте приподнятого крестообразного лабиринта ЭМ в дозе 500 мг/кг достоверно (p<0,05) увеличивало время проведенное на открытых ответвлениях лабиринта и количество переходов (р<0,05). Для изучения механизма реализации анксиолитического действия ЭМ животным предварительно вводили антагонист бензодиазепина флумазенил и антагонист серотониновых рецепторов (5-HT1A) NAN-190. Установлено, что введение NAN-190 снижает фармакологческий эффект ЭМ, в то время как флумазенил не оказывает влияния на его активность. Полученные результаты свидетельствуют о том, что ЭМ полученное из S. odoratissima производит анксиолитикоподобный эффект без изменения двигательной активности, который связан с 5-HT1A, но не влияет на бензодиазепиновые рецепторы.

В работе A.K. Mehta [32] изучали фармакологические эффекты ЭМ Eugenia caryophyllata. Гвоздичное масло вводили крысам и мышам внутрибрюшинно в дозах 0,025, 0,05 и 0,1 мл/кг/день, в течение 3-х недель. Авторами установлено, что введение ЭМ Eugenia caryophyllata повышает двигательную активность во всех трех дозах, наиболее значимо (р<0,05) в дозе 0,1 мл/кг. В тесте вращающегося стержня зарегистрировано улучшение координации движений у животных по сравнению с контролем. Авторы, утверждают, что 3-х недельное введение гвоздичного эфирного масла проявляет дозозависимый, антидепрессивный и психостимулирующий эффекты.

Механизм анальгетического эффекта лимонного масла изучен H. Ikeda [33] в тесте формалиновой стопы у крыс. Установлено, что вдыхание лимонного масла снижает болевые ощущения, что реализуется за счет активации дофаминовых рецепторов в передней части поясной извилины головного мозга крыс.

Исследованию противоболевого действия ЭМ Mentha villosa Huds (Labiatae) посвящена работа P.J. Sousa и соавт. [34]. На моделях уксуснокислых корчей, формалинового отека стопы и в тесте «hot-plate» доказана выраженная анальгетическая активность ЭМ мяты, которая скорее всего является косвенным противовоспалительным эффектом и не включает в себя центрального антиноцицептивного компонента.

В наших собственных исследованиях, Н.А. Цубанова, В.В. Тонковцева и др. [35] экспериментально доказана анксиолитическая активность ингаляций эфирных масел лаванды и лимона, достоверно превышающая фармакологическую активность препарата сравнения экстракта валерианы по некоторым показателям и седативное действие ЭМ розмарина.

В статье D. P. de Sousa [36] приведены данные, что на этапе доклинических исследований выраженная анксиолитическая активность без ГАМК/бензодиазепинового воздействия установлена для таких ЭМ как: ЭМ Lavandula angustifolia, ЭМ Achillea wilhemsii, ЭМ Alpinia zerumbet, ЭМ Citrus aurantium, ЭМ Spiranthera odoratissima, ЭМ Citrus sinensis, ЭМ Bergamot.

Выводы

Эфирные масла можно рассматривать как высокоактивные фармакологические объекты, имеющие прогрессивно увеличивающуюся доказательную базу исследований. Изучению психофизиологической активности ЭМ посвящено 70% приведенных в обзоре доклинических исследований. Преобладающее большинство исследований посвящено изучению анксиолитического, антидепрессивного и седативного эффектов, а также механизмов их реализации. В других работах доказана анальгетическая, антибактериальная и другие виды активности. Фармакологическая активность эфирных масел на доклиническом этапе изучали на грызунах (лабораторные мыши и крысы). Эфирные масла оказывают выраженное воздействие на организм не зависимо от пути введения: ингаляции, внутрижелудочное введение, внутрибрюшинное введение. Особо следует отметить, что масла эфиромасличных растений оказывают мощное биологическое воздействие на организм даже в условиях ансомнии.

Психофизиологическое воздействие эфирных масел на организм возрастает при увеличении длительности их применения. Рекомендуемый курс – от трех недель, особенно если речь идет о хронических нейродегенеративных заболеваниях, например болезнь Альцгеймера.

Перспективными объектами для дальнейших исследований в области психофизиологии можно считать эфирные масла лаванды, лимона, гвоздики, кипарисовика, базилика для которых доказана фармакологическая активность и которые могут применяться для управления неврологическими нарушениями в условиях деменций.

Список литературы / References

  1. Oyemitan I.A. Psychoneuropharmacological activities and chemical composition of essential oil of fresh fruits of Piper guineense (Piperaceae) in mice / I. A. Oyemitan, O. A. Olayera, А. Alabi // Journal Of Ethnopharmacology. – 2015. – Vol. 166. – Р. 240–249.
  2. Bagci Anxiolytic and antidepressant-like effects of Ferulago angulata essential oil in the scopolamine rat model of Alzheimer’s disease/ E. Bagci, Е. Aydin, М. Mihasan // Flavour And Fragrance Journal. – 2016. – Vol. 31 (1). – Р. 70–80.
  3. Park J. Effect of the fragrance inhalation of essential oil from Asarum heterotropoides on depression-like behaviors in mice / H. J. Park, E. J. Lim, R. J. Zhao // BMC complementary and alternative medicine. – 2015. – Vol. 15 (1). – Р. 571–578.
  4. Saiyudthong Anxiety-like behaviour and c-fos expression in rats that inhaled vetiver essential oil / S. Saiyudthong, S. Pongmayteegul, C. A. Marsden // Natural Product Research. – 2015. – Vol. 29 (22). – Р. 2141–2144.
  5. Choi S. Essential Oils from the Medicinal Herbs Upregulate Dopamine Transporter in Rat Pheochromocytoma Cells / M. S. Choi, B. S. Choi, S. H. Kim // Journal Of Medicinal Food. – 2015. – Vol. 18 (10). – Р. 1112–1120.
  6. Gradinariu Comparative efficacy of Ocimum sanctum L. and Ocimum basilicum L. essential oils against amyloid beta (1-42)-induced anxiety and depression in laboratory rats / V. Gradinariu, O. Cioanca, L. Hritcu // Phytochemistry Reviews. – 2015. – Vol. 14 (4). – Р. 567–575.
  7. Kasuya Effect on Emotional Behavior and Stress by Inhalation of the Essential oil from Chamaecyparis / H. Kasuya, E. Hata, T. Satou // Natural Product Communications. – 2013. – Vol. 8 (4). – Р. 515–518.
  8. Kasuya Intracerebral Distribution of alpha-Pinene and the Anxiolytic-like Effect in Mice Following Inhaled Administration of Essential Oil from Chamaecyparis obtuse / H. Kasuya, S. Iida, K. Ono // Natural Product Communications. – 2015. – Vol. 10 (8). – Р. 1479–1482.
  9. Bae D. Inhaled essential oil from Chamaecyparis obtuse ameliorates the impairments of cognitive function induced by injection of beta-amyloid in rats / D. Bae, H. Seol, H. G. Yoon // Pharmaceutical Biology. – 2012. – Vol. 50 (7). – Р. 900–910.
  10. Duan Antidepressant-like effect of essential oil isolated from Toona ciliata Roem var. yunnanensis / D. Duan, L. Chen // Journal of Natural Medicines. – 2015. – Vol. 69 (2). – Р. 191–197.
  11. Liu В. В. Essential Oil of Syzygium aromaticum Reverses the Deficits of Stress-Induced Behaviors and Hippocampal p-ERK/p-CREB/Brain-Derived Neurotrophic Factor Expression / В. В. Liu, Luo, X. Liu // Planta Medica. – 2015. – Vol. 81 (3). – Р. 185–192.
  12. Castro Essential oil of Psidium cattleianum leaves: Antioxidant and antifungal activity / M. Castro, F. N. Victoria, D. H. Oliveira // Pharmaceutical Biology. – 2015. – Vol. 53 (2). – Р. 242–250.
  13. Misharina A. Effects of low doses of essential oil on the antioxidant state of the erythrocytes, liver, and the brains of mice / T. A. Misharina, L. D. Fatkullina, F. N. Alinkina // Prikladnaia biokhimiia i mikrobiologiia. – 2014. – Vol. 50 (1). – Р. 101–107.
  14. Vakili Effect of lavender oil (Lauandula angustifolia) on cerebral edema and its possible mechanisms in an experimental model of stroke / A. Vakili, S. Sharifat, M. Akhavan // Brain Research. – 2014. – Vol. 1548. – Р. 56–62.
  15. Chioca R. Anosmia does not impair the anxiolytic-like effect of lav ender essential oil inhalation in mice / L. R. Chioca, V. D. Antunes, M. M. Ferro // Life Sciences. – 2013. – Vol. 92 (21). – Р. 971-975.
  16. Chioca L. R. Anxiolytic-like effect of lavender essential oil inhalation in mice: Participation of serotonergic but not GABA(A)/benzodiazepine neurotransmission / L. R. Chioca, M. M. Ferro, V. D. Baretta // Journal of Ethnopharmacology. – – Vol. 147 (2). – Р. 412-418.
  17. Kumar V. Characterization of anxiolytic and neuropharmacological activities of Silexan / V. Kumar // Wiener medizinische Wochenschrift. – – Vol. 163 (3-4). – Р. 94.
  18. Silenieks L. B. Silexan, an essential oil from flowers of Lavandula angustifolia, is not recognized as benzodiazepine-like in rats trained to discriminate a diazepam cue / L. B. Silenieks, E. Koch, G. A. Higgins // – 2013. – Vol. 20 (2). – Р. 172–177.
  19. Hritcu L. Effects of lavender oil inhalation on improving scopolamine-induced spatial memory impairment in laboratory rats / L. Hritcu, O. Cioanca, M. Hancianu // – 2012. – Vol. 19 (6). – Р. 529–534.
  20. Takahashi М. Anxiolytic-like Effect of Inhalation of Essential Oil from Lavandula officinalis: Investigation of Changes in 5-HT Turnover and Involvement of Olfactory Stimulation / М. Takahashi, А. Yamanaka, С. Asanuma // Natural Product Communications. – 2014. – Vol. 9 (7). – Р. 1023–1026.
  21. Takahashi М. Effects of Inhaled Lavender Essential Oil on Stress-Loaded Animals: Changes in Anxiety-Related Behavior and Expression Levels of Selected mRNAs and Proteins / М. Takahashi, A. Yoshino, A. Yamanaka // Natural Product Communications. – – Vol. 7 (11). – Р. 1539–1544.
  22. Rahmati Anti-epileptogenic and antioxidant effect of Lavandula officinalis aerial part extract against pentylenetetrazol-induced kindling in male mice / B. Rahmati, M. Khalili, M. Roghani // Journal of Ethnopharmacology. – 2013. – Vol. 148 (1). – Р. 152–157.
  23. Yi T. Essential oil of Perilla frutescens-induced change in hippocampal expression of brain-derived neurotrophic factor in chronic unpredictable mild stress in mice / L. T. Yi, J. Li, D. Geng // Journal of Ethnopharmacology. – 2013. – Vol. 147 (1). – Р. 245–253.
  24. Blanco M. M. Neurobehavioral effect of essential oil of Cymbopogon citratus in mice / M. Blanco, C. A. Costa, A. O. Freire // Phytomedicine. – 2009. – Vol. 16 (2-3). – Р. 265–270.
  25. Can D. Psychopharmacological profile of Chamomile (Matricaria recutita L.) essential oil in mice / O. D. Can, U. D. Ozkay, H. T. Kiyan // Phytomedicine. – 2012. – Vol. 19 (3-4). – Р. 306–310.
  26. Silva R. Comparative anticonvulsant activities of the essential oils (EOs) from Cymbopogon winterianus Jowitt and Cymbopogon citratus (DC) Stapf. in mice / M. R. Silva, R. M. Ximenes // Naunyn-Schmiedebergs Archives of Pharmacology. – 2010. – Vol. 381 (5). – Р. 415–426.
  27. Campelo Antioxidant activity of Citrus limon essential oil in mouse hippocampus / L. Campelo, M. Goncalves, C. Feitosa // Pharmaceutical Biology. – 2011. – Vol. 49 (7). – Р. 709–715.
  28. Costa A. The GABAergic system contributes to the anxiolytic-like effect of essential oil from Cymbopogon citratus (lemongrass) / R. A. Costa, D. O. Kohn, V. M. de Lima // Journal of Ethnopharmacology. – 2011. – Vol. 137 (1). – Р. 828–836.
  29. Monforte T. Composition and Biological Activities of Calamintha officinalis Moench Essential Oil / M. T. Monforte, О. А. Tzakou // Journal of Medicinal Food. – 2011. – Vol. 14 (3). – Р. 297–303.
  30. Guzman-Gutierrez L. Antidepressant activity of Litsea glaucescens essential oil: Identification of beta-pinene and linalool as active principles / S.L. Guzman-Gutierrez, R. Gomez-Cansin, J. C. Garcia-Zebadua // Journal of Ethnopharmacology. – 2012. – Vol. 143 (2). – Р. 673–679.
  31. Galdino The anxiolytic-like effect of an essential oil derived from Spiranthera odoratissima leaves and its major component, beta-caryophyllene, in male mice / P. Galdino, M. Nascimento, I.F. Florentino // Progress in Neuro-Psychopharmacology & Biological Psychiatry. – 2012. – Vol. 38 (2). – Р. 276–284.
  32. Mehta K. The effect of the essential oil of Eugenia caryophyllata in animal models of depression and locomotor activity / A. K. Mehta, S. Halder, N. Khanna // Nutritional Neuroscience. – 2013. – Vol. 16 (5). – Р. 233–238.
  33. Ikeda Contribution of anterior cingulate cortex and descending pain inhibitory system to analgesic effect of lemon odor in mice / H. Ikeda, S. Takasu, K. Murase // Molecular Pain. – 2014. – Vol. 10. – Р. 138–146.
  34. Sousa P. J. Antinociceptive effects of the essential oil of Mentha x villosa leaf and its major constituent piperitenone oxide in mice / P. J. Sousa, C. F. Linard, D. Azevedo-Batista // Brazilian Journal of Medical and Biological Research. – – Vol. 42 (7). – Р. 655–659.
  35. Цубанова Н.А. Сравнительный анализ влияния эфирных масел лаванды и лимона и розмарина на показатели центральной нервной системы / Н. А. Цубанова, В. В. Тонковцева, Т. В. Севастьянова, Э. С. Цубанова // Сборник Научных трудов ГНБС. – 2015. – Т. 141. – С. 104–109.
  36. Sousa D. P. A Systematic Review of the Anxiolytic-Like Effects of Essential Oils in Animal Models / D. P. Sousa, P. Н. Hocayen, L. N. Andrade // Molecules. – 2015. – Vol. 20 (107). – Р.18620–18660.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Oyemitan I.A. Psychoneuropharmacological activities and chemical composition of essential oil of fresh fruits of Piper guineense (Piperaceae) in mice / I. A. Oyemitan, O. A. Olayera, А. Alabi // Journal Of Ethnopharmacology. – 2015. – Vol. 166. – Р. 240–249.
  2. Bagci E. Anxiolytic and antidepressant-like effects of Ferulago angulata essential oil in the scopolamine rat model of Alzheimer’s disease/ E. Bagci, Е. Aydin, М. Mihasan // Flavour And Fragrance Journal. – 2016. – Vol. 31 (1). – Р. 70–80.
  3. Park H. J. Effect of the fragrance inhalation of essential oil from Asarum heterotropoides on depression-like behaviors in mice / H. J. Park, E. J. Lim, R. J. Zhao // BMC complementary and alternative medicine. – 2015. – Vol. 15 (1). – Р. 571–578.
  4. Saiyudthong S. Anxiety-like behaviour and c-fos expression in rats that inhaled vetiver essential oil / S. Saiyudthong, S. Pongmayteegul, C. A. Marsden //Natural Product Research. – 2015. – Vol. 29 (22). – Р. 2141–2144.
  5. Choi M. S. Essential Oils from the Medicinal Herbs Upregulate Dopamine Transporter in Rat Pheochromocytoma Cells / M. S. Choi, B. S. Choi, S. H. Kim //Journal Of Medicinal Food. – 2015. – Vol. 18 (10). – Р. 1112–1120.
  6. Gradinariu V. Comparative efficacy of Ocimum sanctum L. and Ocimum basilicum L. essential oils against amyloid beta (1-42)-induced anxiety and depression in laboratory rats / V. Gradinariu, O. Cioanca, L. Hritcu // Phytochemistry Reviews. – 2015. – Vol. 14 (4). – Р. 567–575.
  7. Kasuya H. Effect on Emotional Behavior and Stress by Inhalation of the Essential oil from Chamaecyparis / H. Kasuya, E. Hata, T. Satou // Natural Product Communications. – 2013. – Vol. 8 (4). – Р. 515–518.
  8. Kasuya H. Intracerebral Distribution of alpha-Pinene and the Anxiolytic-like Effect in Mice Following Inhaled Administration of Essential Oil from Chamaecyparis obtuse / H. Kasuya, S. Iida, K. Ono // Natural Product Communications. – 2015. – Vol. 10 (8). – Р. 1479–1482.
  9. Bae D. Inhaled essential oil from Chamaecyparis obtuse ameliorates the impairments of cognitive function induced by injection of beta-amyloid in rats / D. Bae, H. Seol, H. G. Yoon // Pharmaceutical Biology. – 2012. – Vol. 50 (7). – Р. 900–910.
  10. Duan D. Antidepressant-like effect of essential oil isolated from Toona ciliata Roem var. yunnanensis / D. Duan, L. Chen // Journal of Natural Medicines. – 2015. – Vol. 69 (2). – Р. 191–197.
  11. Liu В. В. Essential Oil of Syzygium aromaticum Reverses the Deficits of Stress-Induced Behaviors and Hippocampal p-ERK/p-CREB/Brain-Derived Neurotrophic Factor Expression / В. В. Liu, L. Luo, X. Liu // Planta Medica. – 2015. – Vol. 81 (3). – Р. 185–192.
  12. Castro M. Essential oil of Psidium cattleianum leaves: Antioxidant and antifungal activity / M. Castro, F. N. Victoria, D. H. Oliveira // Pharmaceutical Biology. – 2015. – Vol. 53 (2). – Р. 242–250.
  13. Misharina T. A. Effects of low doses of essential oil on the antioxidant state of the erythrocytes, liver, and the brains of mice / T. A. Misharina, L. D. Fatkullina, F. N. Alinkina // Prikladnaia biokhimiia i mikrobiologiia. – 2014. – Vol. 50 (1). – Р. 101–107.
  14. Vakili A. Effect of lavender oil (Lauandula angustifolia) on cerebral edema and its possible mechanisms in an experimental model of stroke / A. Vakili, S. Sharifat, M. Akhavan // Brain Research. – 2014. – Vol. 1548. – Р. 56–62.
  15. Chioca L. R. Anosmia does not impair the anxiolytic-like effect of lav ender essential oil inhalation in mice / L. R. Chioca, V. D. Antunes, M. M. Ferro // Life Sciences. – 2013. – Vol. 92 (21). – Р. 971-975.
  16. Chioca L. R. Anxiolytic-like effect of lavender essential oil inhalation in mice: Participation of serotonergic but not GABA(A)/benzodiazepine neurotransmission / L. R. Chioca, M. M. Ferro, V. D. Baretta // Journal of Ethnopharmacology. – 2013. – Vol. 147 (2). – Р. 412-418.
  17. Kumar V. Characterization of anxiolytic and neuropharmacological activities of Silexan / V. Kumar // Wiener medizinische Wochenschrift. – 2013. – Vol. 163 (3-4). – Р. 94.
  18. Silenieks L. B. Silexan, an essential oil from flowers of Lavandula angustifolia, is not recognized as benzodiazepine-like in rats trained to discriminate a diazepam cue / L. B. Silenieks, E. Koch, G. A. Higgins // Phytomedicine. – 2013. – Vol. 20 (2). – Р. 172–177.
  19. Hritcu L. Effects of lavender oil inhalation on improving scopolamine-induced spatial memory impairment in laboratory rats / L. Hritcu, O. Cioanca, M. Hancianu // Phytomedicine. – 2012. – Vol. 19 (6). – Р. 529–534.
  20. Takahashi М. Anxiolytic-like Effect of Inhalation of Essential Oil from Lavandula officinalis: Investigation of Changes in 5-HT Turnover and Involvement of Olfactory Stimulation / М. Takahashi, А. Yamanaka, С. Asanuma // Natural Product Communications. – 2014. – Vol. 9 (7). – Р. 1023–1026.
  21. Takahashi М. Effects of Inhaled Lavender Essential Oil on Stress-Loaded Animals: Changes in Anxiety-Related Behavior and Expression Levels of Selected mRNAs and Proteins / М. Takahashi, A. Yoshino, A. Yamanaka // Natural Product Communications. – 2012. – Vol. 7 (11). – Р. 1539–1544.
  22. Rahmati B. Anti-epileptogenic and antioxidant effect of Lavandula officinalis aerial part extract against pentylenetetrazol-induced kindling in male mice / B. Rahmati, M. Khalili, M. Roghani // Journal of Ethnopharmacology. – 2013. – Vol. 148 (1). – Р. 152–157.
  23. Yi L. T. Essential oil of Perilla frutescens-induced change in hippocampal expression of brain-derived neurotrophic factor in chronic unpredictable mild stress in mice / L. T. Yi, J. Li, D. Geng // Journal of Ethnopharmacology. – 2013. – Vol. 147 (1). – Р. 245–253.
  24. Blanco M. M. Neurobehavioral effect of essential oil of Cymbopogon citratusin mice / M. M. Blanco, C. A. Costa, A. O. Freire // Phytomedicine. – 2009. – Vol. 16 (2-3). – Р. 265–270.
  25. Can O. D. Psychopharmacological profile of Chamomile (Matricaria recutita L.) essential oil in mice / O. D. Can, U. D. Ozkay, H. T. Kiyan // Phytomedicine. – 2012. – Vol. 19 (3-4). – Р. 306–310.
  26. Silva M. R. Comparative anticonvulsant activities of the essential oils (EOs) from Cymbopogon winterianus Jowitt and Cymbopogon citratus (DC) Stapf. in mice / M. R. Silva, R. M. Ximenes // Naunyn-Schmiedebergs Archives of Pharmacology. – 2010. – Vol. 381 (5). – Р. 415–426.
  27. Campelo L. Antioxidant activity of Citrus limon essential oil in mouse hippocampus / L. Campelo, M. Goncalves, C. Feitosa // Pharmaceutical Biology. – 2011. – Vol. 49 (7). – Р. 709–715.
  28. Costa R. A. The GABAergic system contributes to the anxiolytic-like effect of essential oil from Cymbopogon citratus (lemongrass) / R. A. Costa, D. O. Kohn, V. M. de Lima // Journal of Ethnopharmacology. – 2011. – Vol. 137 (1). – Р. 828–836.
  29. Monforte M. T. Composition and Biological Activities of Calamintha officinalis Moench Essential Oil / M. T. Monforte, О. А. Tzakou // Journal of Medicinal Food. – 2011. – Vol. 14 (3). – Р. 297–303.
  30. Guzman-Gutierrez S. L. Antidepressant activity of Litsea glaucescens essential oil: Identification of beta-pinene and linalool as active principles / S. L. Guzman-Gutierrez, R. Gomez-Cansin, J. C. Garcia-Zebadua // Journal of Ethnopharmacology. – 2012. – Vol. 143 (2). – Р. 673–679.
  31. Galdino P. The anxiolytic-like effect of an essential oil derived from Spiranthera odoratissima leaves and its major component, beta-caryophyllene, in male mice / P. Galdino, M. Nascimento, I. F. Florentino // Progress in Neuro-Psychopharmacology & Biological Psychiatry. – 2012. – Vol. 38 (2). – Р. 276–284.
  32. Mehta A. K. The effect of the essential oil of Eugenia caryophyllata in animal models of depression and locomotor activity / A. K. Mehta, S. Halder, N. Khanna // Nutritional Neuroscience. – 2013. – Vol. 16 (5). – Р. 233–238.
  33. Ikeda H. Contribution of anterior cingulate cortex and descending pain inhibitory system to analgesic effect of lemon odor in mice / H. Ikeda, S. Takasu, K. Murase // Molecular Pain. – 2014. – Vol. 10. – Р. 138–146.
  34. Sousa P. J. Antinociceptive effects of the essential oil of Mentha x villosa leaf and its major constituent piperitenone oxidein mice / P. J. Sousa, C. F. Linard, D. Azevedo-Batista // Brazilian Journal of Medical and Biological Research. – 2009. – Vol. 42 (7). – Р. 655–659.
  35. Tsubanova N.A. Sravnitel’nyy analiz vliyaniya efirnykh masel lavandy i limona i rozmarina na pokazateli tsentral’noy nervnoy sistemy [Comparative Analysis of Influence of Essential Oils of Lavender and Lemon and Rosemary on Indices of Central Nervous System] / N.A. Tsubanova, V.V. Tonkovtseva, T.V. Sevastyanova, E.S. Tsubanova // Collection of scientific works of the SNBS. – 2015. – V. 141. – P. 104-109. [In Russian]
  36. Sousa, D. P. A Systematic Review of the Anxiolytic-Like Effects of Essential Oils in Animal Models (D. P. Sousa, P. N. Hocayen, L. N. Andrade, Molecules. – 2015. – Vol. 20 (107). – P.18620-18660.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.