Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Волошина В. А. К ПРОБЛЕМЕ ТОЧНОСТИ ПРОСПЕКТИВНЫХ И РЕТРОСПЕКТИВНЫХ СУЖДЕНИЙ МЕТАПАМЯТИ В УСЛОВИЯХ ВЛИЯНИЯ ПРОАКТИВНОЙ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ / В. А. Волошина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/psycology/k-probleme-tochnosti-prospektivnyx-i-retrospektivnyx-suzhdenij-metapamyati-v-usloviyax-vliyaniya-proaktivnoj-interferencii/ (дата обращения: 27.01.2020. ).

Импортировать


К ПРОБЛЕМЕ ТОЧНОСТИ ПРОСПЕКТИВНЫХ И РЕТРОСПЕКТИВНЫХ СУЖДЕНИЙ МЕТАПАМЯТИ В УСЛОВИЯХ ВЛИЯНИЯ ПРОАКТИВНОЙ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ

Волошина В.А.

Аспирант, Национальный университет «Острожская академия»

К ПРОБЛЕМЕ ТОЧНОСТИ ПРОСПЕКТИВНЫХ И РЕТРОСПЕКТИВНЫХ СУЖДЕНИЙ МЕТАПАМЯТИ В УСЛОВИЯХ ВЛИЯНИЯ ПРОАКТИВНОЙ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ

Аннотация

В статье представлены результаты экспериментального исследования, которые подтверждают, что точность проспективных и ретроспективных суждений метапамяти в условиях влияния проактивной интерференции метапамяти по-разному зависят от уровня осознанности их осуществления. Установлено, что показатели точности проспективных суждений выше в условиях осуществления аналитических оценок, а ретроспективные наоборот – эвристических.

Ключевые слова: проспективные и ретроспективные суждения метапамяти, точность мониторинга, проактивная интерференция, память, эвристические и аналитические процессы.

Voloshyna V.A.

PhD student, The National University of Ostroh Academy

TO THE PROBLEM OF ACCURACY OF PROSPECTIVE AND RETROSPECTIVE METAMEMORY JUDGEMENTS UNDER THE PROACTIVE INTERFERENCE CONDITION

Abstract

The article presents the results of an experiment which indicate that the accuracy of prospective and retrospective metamemory judgments under the proactive interference condition in different ways depends on the level of awareness of its implementation. It is also assumed that the prospective metamemory judgments are more accurate under analytical-based conditions while retrospective metamemory judgments are accurate under heuristic-based ones.

Keywords: prospective and retrospective metamemory judgments, monitoring accuracy, proactive interference, memory, heuristic and analytical processes.

Память человека представляет собой ряд сложных психических процессов, активное овладение которыми дает человеку возможности повысить результативность деятельности. Чтобы успешно оперировать понятиями и представлениями на уровне мышления, необходимо хранить их в упорядоченном и мобильном состоянии. Вместе с тем, знания о памяти относятся к категории метапамяти. На современном этапе развития общества недостаточно иметь только хорошо развитую память, но нужно также знать, как она работает, то есть иметь знания о собственной памяти и понимать, как осуществляется процесс регулирования и контроля собственной мнемической деятельности. Именно метапамять играет важную роль в оценке, планировании, дальнейшем выборе мнемических стратегий, распределение времени для запоминания, и в том числе, влияет на любой вид и процесс памяти.

Исследования в сфере метапамяти изучают особенности самоконтроля и саморегуляции индивидом своих знаний методом самонаблюдения и регулярного оценивания когнитивных процессов. Однако контроль может осуществляться только после качественного мониторинга метапамяти, т.е. после определения соответствия уровня фактического запоминания (объективного уровня) и информации на мета-уровне.

В структуре метапамяти выделяют два ведущих блока рефлексивных операций. Первый – «опережающий» (проспективный), связанный с ориентацией личности на будущую деятельность. Второй – связанный с рефлексивными операциями об уже осуществленном когнитивном процессе – блок ретроспективного оценивания продуктивности памяти. Такие суждения о продуктивности процессов памяти представляют собой субъективные психологические измерения, что характеризируются как суждения метапамяти (в англоязычной литературе – metamemory judgments) [11].

Как отмечают авторы концепции метапамяти, суждения метапамяти являются инструментом мониторинга, с помощью которых индивид оценивает, структурирует и собирает информацию относительно репродуктивных возможностей памяти [9]. Однако, проблематика их классификации достаточно широка, ведь объективный уровень – процесс запоминания, сам по себе является сложным поэтапным процессом. Поэтому  оценка эффективности процесса запоминания может осуществляться: (1). отдельно на каждом из этих этапов (до, в процессе и после запоминания); (2). относительно самого объекта запоминания – его качественных и количественных характеристик; (3). с учетом прогнозирования временных рамок конечного воспроизведения (например, «что я буду помнить через пять минут» и «что я буду помнить через месяц»); (4). в зависимости от формы воспроизведения (распознавание или припоминание); (5) в зависимости от характера субъективного ощущения оцениваемого (например, ощущение, вероятность, уверенность) [1] и др.

С учетом этих аспектов, на сегодня не существует единой классификации суждений метапамяти, ведь, как мы видим, вариация информации, которая учитывается при их осуществлении, весьма разнообразна и широка. Кроме того, эффективность оценивания продуктивности воспроизведения детерминируется выше названными составляющими, которые учитываются при мониторинге. Более того, главной целью изучения мониторинга памяти на протяжении десятилетий было определение роли этих компонентов как факторов, предопределяющих отдельный вид суждений метапамяти как наиболее точных и надежных предикторов продуктивности воспроизведения [7].

Классификация суждений метапамяти на проспективные и ретроспективные учитывает этап осуществления мониторинга памяти: до и после реализации процесса воспроизведения информации. В нашем  исследовании представлены результаты таких видов суждений метапамяти: суждения о знании (англ. Judgments of Learning, далее – JOL) и суждения ретроспективной уверенности (англ. Retrospective Confidence judgments, далее – RCJ). Эти суждения метапамяти относятся к разным рефлексивным блокам проспективного (JOL) и ретроспективного (RCJ) оценивания продуктивности воспроизведения информации. Суждения JOL – это суждения, о проспективной продуктивности воспроизведения информации, которая уже хранится в памяти, но еще не извлечена из ее хранилища. Суждения RCJ, в отличие от суждений JOL, осуществляются после и в процессе воспроизведения информации [11]. Именно ретроспективный характер суждений указывает на их природу – оценка того, что уже произошло в прошлом – воспроизведение информации. Суждения RCJ отражают уверенность в правильности воспроизведения информации. Таким образом, данный вид суждений позволяет отследить уровень осознания индивидом ошибок, а также готовность их исправить и откорректировать.

Однако препятствия на пути качественного усвоения и воспроизведения знаний образует конкурирующая информация, что приводит к ошибкам и неточностям. Существует достаточно много теорий, раскрывающих причины и механизмы влияния конкурирующей информации на процессы памяти. M. Андерсон относит проактивную интерференцию к так называемому «обесцениванию» в памяти новой информации, в силу влияния предварительно изученной информации [2]. В связи с тем, что проактивная интерференция играет важную роль при забывании. Точный мониторинг процесса собственного обучения в условиях проактивной интерференции является очень важным.

А. Кориат, Т. Нельсон, Л. Наренс и др. считают, что точность мониторинга тесно связана с контролем будущего поведения [7, 11]. Точность суждений метапамяти отражает соотношение степени субъективной вероятности точности будущего воспроизведения и объективного показателя продуктивности воспроизведения.

Установлено, что точность мониторинга положительно влияет на эффективность учебной деятельности [12]. Таким образом, оптимизация  мониторинга в ситуациях проактивной интерференции может способствовать достижению уменьшения ее эффекта. Эффект проактивной интерференции демонстрируют экспериментальные исследования, в которых испытуемые  последовательно заучивают два списка слов, при воспроизведении слов из списка интерферирующих. Феномен интерференции запоминания исследовали Г. Мюллер и А. Пильцекер, понимая его как «взаимное угнетение познавательных психических процессов, протекающих одновременно» [10]. Это обусловлено ограниченным объемом распределения внимания. Авторы пришли к выводу, что интерференция чаще проявляется как ухудшение запоминания новой информации при взаимодействии с уже имеющейся похожей информации. Эти выводы мы будем использовать в нашем экспериментальном исследовании. Для достижения интерференционного эффекта будет использована манипуляция стимульным материалом. Дополнительно будет осуществлена проверка влияния времени на точность суждений метапамяти, исходя из имеющихся данных об эвристических и аналитических предусловиях детерминирующих  показатели точности JOL и RCJ суждений [5].

Метод. Исследование было проведено на базе структурного подразделения Национального университета «Острожская академия» (г. Острог, Украина) – Научно-исследовательской лаборатории когнитивной психологии (НИЛ КП). Процедура была строго фиксированной и компьютеризированной с использованием программного обеспечения E-Prime 2.0.

Описание выборки участников эксперимента. В эксперименте приняли участие сорок студентов (22 женщины и 18 мужчин; Мвозраст = 21,03; SD = 1,78; диапазон = 17-26 лет). Участники были распределены в одну из двух групп: (1) те, которые осуществляли быстрые суждения метапамяти и были ограничены 2 секундами (LM; n=20); и (2) те, которые осуществляли обдуманно суждения метапамяти, имея для этого столько времени, сколько им потребуется (UL; n=20). В эксперименте приняли участие только те студенты, которые имели высокий рейтинг по изучению английского языка.

Материалы и аппаратура для эмпирического исследования. Стимулы, пары слов, для запоминания были отобраны из шведского языка, который условно является для респондентов вторым иностранным языком (первый – английский). Для контроля манипуляции проактивной интерференции была проведена стандартизация шведских слов с помощью экспертной оценки (18 экспертов-лингвистов оценивали 122 украино-шведских пар слов по 10-ти бальной шкале оценки выраженности признака за трема параметрами: «схожесть», «новизна» и «сложность»).

В итоге было составлено два списка слов для запоминания по 30 украино-шведских пар слов в каждом (контрольный и интерференционный). При отборе стимулов принимался во внимание высокий показатель по шкале «схожесть», поскольку именно этот параметр влияет на возникновение эффекта проактивной интерференции в большей степени, чем другие выделенные нами критерии [12].

Запоминание разных списков слов участниками происходило в разное время с интервалом не менее двух недель с применением реверсного выравнивания порядка их запоминания.

Процедура эмпирического исследования. Эксперимент состоял из шести последовательных фаз. (1). Фаза запоминания. В течение этой фазы 30 украино-шведских пар слов были представлены друг за другом в новом случайном и индивидуальном порядке. Каждая пара слов была отдельно размещена по центру экрана монитора. (2). Диагностика объема ОП. (3). Фаза суждений JOL. Вопрос для получения JOL: «Какова вероятность того, что Вы позже воспроизведете шведский перевод украинского слова?». Оценка осуществлялась по порядковой шкале от 1 (не уверен) до 6 (уверен), путем нажатия соответствующей отметки на мониторе компьютера с помощью мышки. Порядок показа каждого следующего украинского слова-стимула был случайным для каждого участника. (4). Дистрактор. Основная функция данного этапа – отвлечь внимание от предыдущих фаз эксперимента с целью актуализации изученной информации для дальнейшего ее воспроизведения. Перед испытуемыми стояло задание решить элементарные математические уравнения (продолжительность фиксированная – 3 мин.). (5). Фаза воспроизведения. Участники были проинструктированы ввести шведское слово при условии показа украинского. Порядок демонстрации украинских слов-стимулов был случайным. Для ответа им предоставлялось 25секунд на каждую попытку. (6). Фаза RCJ суждений. После каждого следующего ввода шведского слова на мониторе ПК появлялся вопрос: «Насколько Вы уверены в том что Вы правильно воспроизвели шведский перевод украинского слова?». Оценка осуществлялась по порядковой шкале от 1 (не уверен) до 6 (уверен).

Результаты. Все данные обрабатывались с помощью статистической программы SPSS 20 IBM Statistics, с использованием различных математических критериев, таких как: методы описательной статистики,  для определения статистически значимых различий применялся дисперсионный анализ (ANOVA) и t-критерий Стьюдента, а также  коэффициент гамма-корреляции Гудмана-Крускала (G). Последний критерий использовался для расчета прогностической валидности суждений метапамяти [12].

Эффект интерференции в продуктивности воспроизведения. Статистически  значимый результат ANOVA, F (2, 56) = 209.44, p = .00  показал, что эффект интерференции был выше в двух группах при воспроизведении интерференционного списка слов (MLM = 1,00, SDLM = 0,23; MUL = 0,93, SDUL = 0,35), по сравнению с воспроизведением контрольного (MLM = 0,54, SDLM = 0,34; MUL = 0,45, SDUL =0,27). Этот анализ показывает, что манипуляция условия проактивной интерференции была удачной. Для того, чтобы проверить были ли межгрупповые отличия ми провели еще два отдельных анализа ANOVA, который показал, что группы LM и UL не имеют статистически значимых отличий эффекта интерференции для контрольного списка слов [F (2, 56) = 2.76, p = .06], но были констатированы статистически значимые отличия для условия проактивной интерференции между этими группами [F (2, 56) = 5.28, p = .005].

Время осуществления суждений метапамяти. Одной из основных манипуляций данного исследования было сравнить быстрые эвристические суждения (LM группа) с суждениями метапамяти, где участникам было предложено сделать их более вдумчивым и аналитически обусловленным способом (UL группа). Чтобы убедиться, что эта манипуляция была успешной, ми проанализировали время, которое было потрачено на осуществления разных видов суждений между этими группами. В табл. 2 показано результаты анализа t-критерия Стьюдента, за которым мы можем сделать вывод, что все суждения метапамяти  (JOL/RCJ) в LM группе были сделаны статистически быстрее, чем в UL группе.

Таблица 1 – Групповые отличия во времени осуществления суждений метапамяти для двух экспериментальных условий (контрольный и интерференционный)

  Группа UL

(М, с.)

Группа LM

(М, с.)

Оценка по критерию t-Стьюдента

(t)

Уровень значимости различий

(p)

Контрольный        
JOL 4,25 1,62 -13,15 0,00
RCJ 1,77 1,10 -5,89 0,00
Интерференционный        
JOL 3,66 1,57 -13,72 0,00
RCJ 1,56 0,90 -7,75 0,00

 

Проспективная и ретроспективная валидность суждений метапамяти.  Основной задачей исследования было проверить насколько показатели проспективной и ретроспективной валидности суждений метапамяти отличаются и как на них влияет время их осуществления. Для анализа результатов мы использовали ANOVA, который показал статистически достоверные отличия  в распределении показателей, как проспективной валидности [F (2, 56) = 9,70; p = 0,003], так и ретроспективной валидности [F (2, 56) = 8,51, p = 0,005] суждений метапамяти для контрольного и интерференционного условия эксперимента.  Это демонстрирует и доказывает то, что точность JOL суждений статистически ниже в условиях влияния интерференции (MLM = 0,55, SDLM = 0,29; MUL = 0,61, SDUL = 0,27), по сравнению с контрольными условиями (MLM = 0,75, SDLM = 0,31; MUL = 0,88, SDUL = 0,17). Такие же отличия в были найдены в показателях точности RCJ суждений. Их валидность статистически была ниже в условиях влияния интерференции (MLM = 0,86, SDLM = 0,23; MUL = 0,72, SDUL = 0,23), по сравнению с контрольными условиями (MLM = 0,92, SDLM = 0,15; MUL = 0,93, SDUL = 0,08). Это говорит о том, что испытуемые склонны ошибаться, что процессы их памяти функционируют соответствующим образом. Точность ретроспективных и проспективных суждений в условиях влияния интерференции намного ниже, нежели в контрольных условиях.

Последующий анализ (LSD) внутригрупповых различий показал статистические отличия (рs ≤ 0,05) в точности ретроспективных и проспективных суждений метапамяти в контексте времени их осуществления. Однако, статистически не подтвердилось отличие ретроспективной валидности в контрольных условиях (р ≥ 0,05). Так же, важно отметить то, что распределения показателей ретроспективной и проспективной валидности суждений метапамяти дифференцируется. Поскольку как видно с Рис.1, показатели проспективной валидности статистически ниже в LM группе, а показатели ретроспективной наоборот статистически выше в этой же группе. Это говорит о том, что интуитивный эвристический процесс оценивания имеет разную степень влияния на про- и ретроспективную оценки памяти. Аналитические процессы в проспективном оценивании продуктивности процессов памяти приводит к более точному мониторингу памяти, а интуитивные в ретроспективном.

13-01-2020 15-57-03

Рис.1 – Графики распределения показателей перспективной (слева) и ретроспективной (справа) валидности суждений метапамяти

Выводы.  Проблема точности суждений метапамяти в контексте проактивной интерференции изучается не так давно. Многие научные исследования демонстрируют то, что субъективные представления об объективных показателях продуктивности процессов памяти не соответствуют друг другу. Итак, по результатам нашего эксперимента мы можем сделать следующие выводы:

(1). Точность ретроспективных и проспективных суждений метапамяти в условиях влияния интерференции намного ниже, что демонстрирует неадекватный уровень оценивания индивидом того, что происходит на объективном уровне по сравнению с контрольными условиями;

(2). Быстрые оценки правильности будущего воспроизведения информации в условиях влияния интерференции существенно влияют на точность JOL суждений (проспективные), по сравнению с теми, что осуществлялись более аналитическим способом. Эвристические JOL суждения демонстрируют статистически меньшее соответствие объективному уровню, т.е. были менее точны. Это говорит о том, что эвристические механизмы оценивания памяти до того, как индивид осуществит воспроизведение стимула, не дают более точной информации о том, что хранится в памяти. И для адекватной оценки продуктивности памяти следует применить более аналитический подход, который позволит точно проследить и осуществить мониторинг актуальных знаний индивида. Это подтверждают научные выводы А.Кориат, о том, что JOL суждения более точны, когда индивид имеет больше времени для осуществления доступа к следам памяти [6].

(3). Исследование точности ретроспективных суждений метапамяти в зависимости от времени их осуществления в условиях влияния проактивной интерференции показало противоположный результат по сравнению с точностью проспективных суждений метапамяти. Эвристические суждения RCJ более точно отображали объективные показатели продуктивности воспроизведения информации. Это отличие в показателях точности  суждений RCJ демонстрирует, что индивид на интуитивном уровне может более точно оценить ошибки памяти. А аналитические процессы оценивания после воспроизведения информации, наоборот, приводят к ложным предпосылкам и не точной оценки знаний. Интересным фактом есть то, что индивид может непосредственно видеть результаты воспроизведения, но он не склонен увидеть и идентифицировать свои ошибки при посредстве аналитических оценок. Что тоже говорит о том, что эвристическое чувство наличия ошибок может повысить точность мониторинга памяти после воспроизведения информации. Результаты многих исследований [4; 11] о точности суждений RCJ говорят, что аналитические процессы повышают ее, но как мы видим, в условиях влияния проактивной интерференции это не есть закономерностью.

Важным выводом здесь есть то, что мы можем на интуитивном уровне проследить за ошибками памяти, тогда когда мы не можем проследить этого, непосредственно контактируя с продуктами воспроизведения.

Литература

  1. Волошина В.О. Метапам’яттєві судження в структурі метапам’яті особистості: процесуальні особливості метапам’яттєвого моніторингу// Наукові записки. Серія «Психологія і педагогіка». – 2013. Вип.25. – С. 25.
  2. Anderson C. Rethinking interference theory: Executive control and the mechanisms of forgetting / M. C. Anderson // Journal of Memory and Language. – 2003. № 49. – Р.415-445.
  3. Bjork E. L. Continuing influences of to-be-forgotten information / E. L. Bjork, A. Bjork // Consciousness and Cognition. – 1996. Vol. 5. – Р.176-196.
  4. Jacoby L. L. Separating conscious and unconscious influences of memory: Measuring recollection / L. L. Jacoby, J. P. Toth, A. P. Yonelinas // Journal of Experimental Psychology: General. –Vol.122. – P. 139-154.
  5. Koriat A. Conscious and Unconscious Metacognition: A Rejoinder / A. Koriat, R. Levy-Sadot // Consciousness and Cognition. – 2000. 9. – P. 193–202.
  6. Koriat A. Monitoring one’s own knowledge during study: A cue-utilization approach to judgments of learning / A. Koriat // Journal of Experimental Psychology: General. – 1997. 126. – P. 349-370.
  7. Koriat, A. The intricate relationships between monitoring and control in metacognition: Lessons for the cause-and-effect relation between subjective experience and behavior / A. Koriat, H. Ma’ayan, R. Nussinson, // Journal of Experimental Psychology: General. – 2006. № 135. – Р. 36-69.
  8. Mensink G.J. A model for interference and forgetting./ G.J. Mensink, G. Raaijmakers // Psychological Review. – 1988. № 95. – Р.434-455.
  9. Miller R. R. Associative interference between cues and between outcomes presented together and presented apart integration / R. R. Miller, M. Escobar // Behavioral Processes. – 2002. № 57(2-3).– P.163-185,
  10. Muller, G. E. Experimental contributions to memory theory/ G. E. Muller, A. Pilzecker // Zeitschrift fur Psychologie Eganzungsband. – 1990. Vol. 1. – 300 p.
  11. Nelson, T. Metamemory: A theoretical framework and new findings / T.Nelson, & L.Narens// In G. Bower (Ed.), The Psychology of learning and motivation: Advances in research and theory. – San Diego, CA: Academic Press. – 1990. 26. – P. 125-123.
  12. Nelson, T. Why investigate metacognition? / T.Nelson, & L.Narens // In J.Metcalfe & A. P.Shimamura (Eds.), Metacognition: Knowing about knowing. – Cambridge, MA:MIT Press. – 1994. – P. 1-27.
  13. Underwood, B. J. Interference and forgetting /J. B. Underwood// Psychological Review. – 1957. Vol.1, № – P. 49–60.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.