Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.114.12.112

Скачать PDF ( ) Страницы: 171-174 Выпуск: 12 (114) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Султанова А. Н. АНАЛИЗ ФАКТОРОВ-ПРЕДИКАТОВ КОМПЛАЕНТНОСТИ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ / А. Н. Султанова, Е. В. Тагильцева, Л. А. Дубковская и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 3. — С. 171—174. — URL: https://research-journal.org/psycology/analiz-faktorov-predikatov-komplaentnosti-vich-inficirovannyx-pacientov/ (дата обращения: 21.01.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.112
Султанова А. Н. АНАЛИЗ ФАКТОРОВ-ПРЕДИКАТОВ КОМПЛАЕНТНОСТИ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ / А. Н. Султанова, Е. В. Тагильцева, Л. А. Дубковская и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №12 (114) Часть 3. — С. 171—174. doi: 10.23670/IRJ.2021.114.12.112

Импортировать


АНАЛИЗ ФАКТОРОВ-ПРЕДИКАТОВ КОМПЛАЕНТНОСТИ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ

АНАЛИЗ ФАКТОРОВ-ПРЕДИКАТОВ КОМПЛАЕНТНОСТИ ВИЧ-ИНФИЦИРОВАННЫХ ПАЦИЕНТОВ

Научная статья

Султанова А.Н.1, Тагильцева Е.В.2, Дубковская Л.А.3, Цой А.К.4, Станкевич А.С.5, *, Чут У.Ю.6, Орлов А.Е.7, Шкиря Е.Е.8, Ангилевко С.Д.9, Ковинько В.Д.10, Шишов А.С.11, Усова Е.А.12

1 ORCID: 0000-0001-6420-6591;

2 ORCID: 0000-0003-2217-9163;

3 ORCID: 0000-0002-0892-3569;

5 ORCID: 0000-0001-5627-8245;

6 ORCID: 0000-0001-7991-374X;

7 ORCID: 0000-0002-0912-3109;

8 ORCID: 0000-0002-2530-0646;

9 ORCID: 0000-0001-7235-5255;

11 ORCID: 0000-0001-5517-1331;

12 ORCID:0000-0002-4199-1942;

1, 2, 3, 5 – 12 Новосибирский государственный медицинский университет Минздрава России, Новосибирск, Россия;

1 Новосибирский государственный университет экономики и управления, Новосибирск, Россия;

4 Городская инфекционная клиническая больница №1, Новосибирск, Россия

* Корреспондирующий автор (stankevichann97[at]mail.ru)

Аннотация

Проблема принятия социумом ВИЧ-инфицированных людей, независимо от их возраста, является важной и актуальной проблемой современного общества. Приверженность больных ВИЧ-инфекцией диспансерному наблюдению и лечению является ключевым фактором в контроле над заболеванием. Однако на комплаентность влияют множество факторов. Крупномасштабный успех универсальных стратегий лечения требует более полного понимания известных препятствий на пути к раннему началу антиретровирусной терапии (АРТ). Эта работа направлена на более полное понимание взаимосвязи между тремя препятствиями на пути к началу АРТ: стигматизация, связанная с ВИЧ инфекцией, выраженность тревоги и депрессии.

Ключевые слова: стигматизация, тревога, депрессия, комплаентность, ВИЧ инфекция, психическое здоровье, социальная поддержка, приверженность к терапии.

AN ANALYSIS OF PREDICATE FACTORS OF COMPLIANCE AMONG HIV-INFECTED PATIENTS

Research article

Sultanova A.N.1, Tagiltseva E.V.2, Dubkovskaya L.A.3, Tsoy A.K.4, Stankevich A.S.5, Chut U.Yu.6, Orlov A.E.7,
Shkirya E.E.8, Angilevko S.D.9, Kovinko V.D.10, Shishov A.S.11, Usova E.A.12

1 ORCID: 0000-0001-6420-6591;

2 ORCID: 0000-0003-2217-9163;

3 ORCID: 0000-0002-0892-3569;

5 ORCID: 0000-0001-5627-8245;

6 ORCID: 0000-0001-7991-374X;

7 ORCID: 0000-0002-0912-3109;

8 ORCID: 0000-0002-2530-0646;

9 ORCID: 0000-0001-7235-5255;

11 ORCID: 0000-0001-5517-1331;

12 ORCID:0000-0002-4199-1942;

1, 2, 3, 5 – 12  Novosibirsk State Medical University, Novosibirsk, Russia;

1 Novosibirsk State University of Economics and Management, Novosibirsk, Russia;

4 City Infectious Diseases Clinical Hospital No. 1 (GBUZ NSO «Gorodskaja infekcionnaja klinicheskaja bol’nica №1»), Novosibirsk, Russia

* Corresponding author (stankevichann97[at]mail.ru)

Abstract

Societal acceptance of HIV-infected individuals regardless of their age is an important and urgent problem in today’s society. Adherence of patients with HIV infection to regular medical monitoring and treatment is a key factor in controlling the disease. However, compliance is influenced by many factors. The large-scale success of universal treatment strategies requires a more complete understanding of the known obstacles to early initiation of antiretroviral therapy (ART). This article aims to create a more complete understanding of the relationship between the three obstacles to the initiation of ART: stigmatization associated with HIV infection, the severity of anxiety and depression.

Keywords: stigmatization, anxiety, depression, compliance, HIV infection, mental health, social support, commitment to therapy.

Актуальность

Недавнее расширение рекомендаций Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по лечению ВИЧ может способствовать своевременному началу антиретровирусной терапии (АРТ). Однако крупномасштабный успех универсальных стратегий лечения требует более полного понимания известных препятствий на пути к раннему началу АРТ. В будущих исследованиях следует изучить альтернативные стратегии по преодолению последствий стигматизации в связи с ВИЧ для психического здоровья, включая обучение навыкам преодоления трудностей. Вмешательства по улучшению психического здоровья среди людей, живущих с ВИЧ, должны включать в себя компоненты, направленные на борьбу со стигмой, с упором на стратегии предотвращения или уменьшения интернализации стигматизации, учитывая масштабы взаимосвязи между высокой интернализованной стигмой и психологическим стрессом, депрессией и тревогой.

Особенности аффективной симптоматики у ВИЧ – инфицированных

Психические расстройства являются одними из наиболее распространенных сопутствующих заболеваний среди ВИЧ – инфицированных по всему миру и являются часто встречаемыми среди ВИЧ – инфицированных, чем в общей популяции [29]. Было подсчитано, что 50% людей, живущих с ВИЧ, соответствуют критериям одного или нескольких психических расстройств или расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Психологические и психические расстройства, которые последовательно связаны с результатами неоптимальным лечения ВИЧ, включая инициирование поздней АРТ и отсутствие своевременного подавления вируса. Широкий опубликованный диапазон частоты депрессии и тревожности при ВИЧ, вероятно, зависит от различных методов выявления аффективных симптомов и их степени тяжести, соответствующих клиническим пороговым значениям, и неоднородности участников по исследованиям, включая сопутствующие заболевания, которые, как известно, увеличивают риск аффективного расстройства [29]. Действительно, наличие депрессии при ВИЧ зависит от индивидуальных факторов, таких как женский пол, предыдущий психиатрический анамнез и анамнез употребления психоактивных веществ [31], [32]. Кроме того, социальные факторы, такие как ограниченная психосоциальная поддержка и более низкий социально-экономический статус связаны с повышенным риском депрессии при хроническом ВИЧ. Помимо сложного набора индивидуальных и психосоциальных факторов, биологические аспекты ВИЧ-инфекции могут влиять на наличие и тяжесть аффективных симптомов [29]. Растет понимание того, что хронические вирусные инфекции, такие как ВИЧ, имеют нейропсихиатрические последствия, поскольку измененная иммунная система ВИЧ может влиять на то, как ЦНС регулирует психологическое состояние. ВИЧ проникает в центральную нервную систему (ЦНС) в течение нескольких дней после заражения и связан с ранней интратекальной активацией иммунной системы. Признаки повреждения нейронов обнаруживаются в течение первого года заражения.

Депрессия – основная причина инвалидности во всем мире, от которой страдают около 350 миллионов человек. Несмотря на большое бремя психических и поведенческих расстройств во всем мире, ресурсы для оказания психиатрической помощи остаются ограниченными, особенно в странах с низким и средним уровнем доходов. К 2030 году, по прогнозам, одна только депрессия станет самой большой причиной глобального бремени болезней. Поскольку бремя депрессивных расстройств продолжает расти, лучшее понимание взаимосвязи между психическим здоровьем и ВИЧ приобретает все большее значение. Также лица с плохим психическим здоровьем могут подвергаться повышенному риску вступления в небезопасные сексуальные связи, тем самым увеличивая вероятность заражения или передачи ВИЧ-инфекции.

При хронической ВИЧ-инфекции частота клинически значимой депрессии колеблется от 7% до 42%, а тревога – от 13% до 53%. В исследовании недавно инфицированных людей, некоторые из которых были инфицированы всего несколько недель (т.е. острая ВИЧ-инфекция), более 20% сообщили о суицидальных мыслях в предыдущем месяце. Частота посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) из-за диагноза ВИЧ достигает 30%. Сообщается, что депрессия на ранней стадии ВИЧ-инфекции встречается у 48% людей, а тревога – у 51%.

Относительно мало известно о природе связи между тревогой и ВИЧ / СПИДом [4]. Основываясь на существующих эмпирических исследованиях и концептуальных моделях, есть основания предполагать, что симптомы и расстройства тревожности могут играть роль в вовлечении (или отсутствии вовлеченности) в поведение, повышающее риск заражения ВИЧ / СПИДом (например, незащищенный секс, употребление психоактивных веществ), а опыт жизни с ВИЧ / СПИДом может быть связан с тревожной психопатологией. Общая коморбидность тревожности и ВИЧ / СПИДа может свидетельствовать о том, что для этих состояний необходимы комплексные стратегии вмешательства (профилактика, лечение и укрепление здоровья). Путем лучшего понимания природы связи между ВИЧ / СПИДом и проблемами тревоги будут достигнуты успехи в понимании процессов, лежащих в основе коморбидности между множественными тревожными расстройствами и расстройствами здоровья в целом. Появляется новая теоретическая и практическая база, направленная на изучение роли тревоги и её расстройств с точки зрения клинических особенностей ВИЧ / СПИДа. Эти исследования свидетельствуют о росте тревожных расстройств по сравнению с более ранними работами, которые в основном были сосредоточены на распространенности, и начинают проливать эмпирический свет на природу различных аспектов беспокойства по поводу процессов ВИЧ / СПИДа (например, прогрессирование заболевания, приверженность лечению) [20].

Стигматизация как фактор, препятствующий высокой коплаентности

В первые годы эпидемии ВИЧ / СПИДа социальные последствия стигматизации и дискриминации по отношению к людям с ВИЧ были определены как часть «третьей фазы эпидемии», и устранение этих последствий было столь же «центральным для глобальной проблемы СПИДа, как и сама болезнь» [1]. С введением в 1996 году комбинированного антиретровирусного лечения (АРТ) появился оптимизм в отношении того, что ВИЧ / СПИД и связанные с ним стигматизация и дискриминация могут быть решены. Несмотря на успехи в лечении и эволюцию помощи для борьбы с ВИЧ / СПИДом во всем мире, помимо распространения просвещения по вопросам ВИЧ, еще предстоит работа по борьбе со стигматизацией. Из-за того, что восприятие и суждения о ВИЧ продолжают сохраняться, стигма остается одной из самых серьезных проблем в социальных ответах в данном заболевании.

Концепции стигматизации, применяемые в исследованиях ВИЧ, были сформированы в основополагающей работе Эрвинга Гоффмана, который определил стигму как дискредитирующий «знак» или атрибут, снижающий статус человека в глазах общества [28]. Хотя стигматизация, относящаяся к здоровью, была связана с другими состояниями, такими как психические заболевания, рак и другие инфекции, передаваемые половым путем, большая часть недавней литературы по стигматизации болезней была посвящена дискриминации и разработке концептуальных рамок в заданном вопросе. Эти концептуальные основы определили особенности стигматизации в контексте ВИЧ, включая: моральные оценки, приписываемые заболеванию, способы передачи и затронутые группы населения; взаимосвязь стигмы с другими формами социальной маргинализации; и признание в обществе властных отношений в механизмах стигматизации.

Появляется все больше литературы, посвященной проблемам стигмы и здоровья людей с ВИЧ [19]. Эта литература указывает на то, что стигматизация продолжает оказывать пагубное влияние на здоровье, а также на их доступ к медицинским и социальным услугам [1], [5]. В исследованиях сообщается о дискриминации в медицинских учреждениях, включая отказ в уходе или лечении, тестирование на ВИЧ без согласия, нарушение конфиденциальности, негативное отношение и унизительные действия со стороны медицинских работников [7]. Другие исследования выявили влияние стигмы на самооценку или психическое здоровье человека, если его или ее статус известен [8], [24]. Клеймение таких людей показало влияние на факторы психического здоровья, в том числе тревоги [10], [13], депрессии [16], [21] [23], суицидальных наклонностей [2], [3], эмоционального здоровья [25], психологического благополучия [26], удовлетворенности жизнью [11] и качества жизни [28], [12]. Стигматизация также была связана с обращением за медицинскую помощь и соблюдение антиретровирусной терапии [6], [9] [15]. Следовательно, стигма, связанная с ВИЧ, остается серьезным препятствием для профилактики ВИЧ [14], [18], [22].

Метаанализ Логи и Гадаллы продемонстрировал, что высокий уровень стигматизации постоянно и в значительной степени ассоциировался с низкой социальной поддержкой и более низкими показателями физического и психического здоровья в условиях Северной Америки [17].

Стигма, связанная с ВИЧ, в этом контексте определяется как дискредитация и дискриминация людей, которые считаются инфицированными ВИЧ [30]. В целом стигматизация по-прежнему широко распространена в контексте ВИЧ, независимо от того, измеряется ли она с точки зрения отношения тех, кто не инфицирован, или с точки зрения опыта людей, живущих с ВИЧ. Механизмы, с помощью которых люди, живущие с ВИЧ, могут столкнуться со стигматизацией, включают установленную, ожидаемую и внутреннюю стигматизации.

Установленная стигма относится к дискриминации, которой подвергаются люди с ВИЧ, и может включать акты насилия и маргинализации. Ожидаемая стигма – это осведомленность о негативном социальном восприятии ВИЧ и ожидание того, что человек, живущий с ВИЧ, столкнется с предрассудками и дискриминацией в будущем [28]. Внутренняя стигма означает одобрение негативных убеждений, взглядов и чувств самого себя в связи с его положительным ВИЧ-статусом. Другими словами, для людей, живущих с ВИЧ, осознание того, что их ВИЧ-статус является социально обесцененным аспектом их самих, можно переживать по-разному, начиная от фактического существования объекта предубеждений и дискриминации со стороны других до отрицательных убеждений и убеждений чувства к себе [26]. Стигматизация может возникать из-за неправильных представлений о передаче ВИЧ и из осуждающего отношения к тем социальным группам, которые непропорционально затронуты ВИЧ, включая мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами (МСМ), аборигенов, людей из стран, где ВИЧ является эндемическим, этнических меньшинств и потребители наркотиков.

Заключение

Несмотря на то, что в последнее время проведен ряд обзоров, посвященных изучению стигмы и ВИЧ, было проведено ограниченное количество исследований, которые систематически объединяли качественные данные при изучении стигмы, ВИЧ и здоровья [27]. В то время как синтез количественных данных использовался для понимания причинных механизмов, измерения величины эффекта или определения эффективности вмешательства, качественный синтез лучше подходит для понимания природы явления, изучения контекстуальных особенностей опыта и разработки теоретических концепций, полученных из результатов исследований. Обобщение результатов, полученных при помощи качественных методов, по стигме и здоровью особенно важно с учетом эволюции эпидемии, ее глобального характера и разнообразия культур и групп населения, пострадавших от ВИЧ / СПИДа. Качественные данные особенно полезны для понимания социально сконструированной природы ВИЧ-инфекции, интерпретации социальных процессов, взаимодействий или контекстуальных особенностей, которые влияют на принятия решений в области здравоохранения, и определения взаимосвязей между процессами, связанными со стигматизацией, и соответствующими воздействиями на здоровье [25]. В настоящем обзоре исследуется связка между стигматизацией ВИЧ инфицированных, и дополнительными промежуточными последствиями, связанными со здоровьем, такими как приверженность к антиретровирусным препаратам, выраженность тревоги и депрессии в данной группе людей, социальная поддержка, доступ к медицинским и социальным услугам и их использование.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Brandt R. The mental health of people living with HIV/AIDS in Africa: a systematic review / R. Brandt // Af J AIDS Res. – – 8(2). – P. 33 – 123
  2. Capron D.W. Suicidality and Anxiety Sensitivity in Adults with HIV / D.W. Capron, A. Gonzalez, J. Parent et al. // AIDS Patient Care STDS. – 2012. – 26(5). – P. 298–303. DOI: 10.1089/apc.2011.0429
  3. Carrico A.W. Elevated suicide rate among HIV-positive persons despite benefits of antiretroviral therapy: implications for a stress and coping model of suicide / A.W. Carrico // Am J Psychiatry. – 2010. – 167(2). – P. 117–119. DOI: 10.1176/appi.ajp.2009.09111565
  4. Charles B. Anxiety symptoms and disorders among adults living with HIV and AIDS: A critical review and integrative synthesis of the empirical literature / B. Charles, J. Michael, S. P. Woods et al. // Clin Psychol Rev. – 2017. – 51. – P. 164–184. DOI:10.1016/j.cpr.201611005
  5. Collins E. Living & Serving II: 10 Years Later – The Involvement of People Living with HIV/AIDS in the Community AIDS Movement in Ontario / E. Collins, R. Cain T. Bereket et al. // Toronto: The Ontario HIV Treatment Network. – 2007. p. 77
  6. Dlamini P.S. HIV stigma and missed medications in HIV-positive people in five African countries / P.S. Dlamini, Wantland, L.N. Makoae et al. // AIDS Patient Care STDS. – 2009. – 23(5). – P. 377–387. DOI: 10.1089/apc.2008.0164
  7. Elford J. HIV-related discrimination reported by people living with HIV in London / J. Elford, F. Ibrahim et al. // UK. AIDS Behav. – 2008. – 12(2). – P. 255–264. DOI: 10.1007/s10461-007-9344-2
  8. Fife B.L. The dimensionality of stigma: A comparison of its impact on the self of persons with HIV/AIDS and cancer / B.L. Fife, E.R. Wright // J Health Soc Behav. – 2000. – P. 50–67
  9. Golin C. Secret pills: HIV-positive patients’ experiences taking antiretroviral therapy in North Carolina / C. Golin, Isasi et al. // AIDS Educ Prev. – 2002. – 14(4). – P. 318–329. DOI: 10.1521/aeap.14.5.318.23870
  10. Gonzalez A. The interaction of mindful-based attention and awareness and disengagement coping with HIV/AIDS-related stigma in regard to concurrent anxiety and depressive symptoms among adults with HIV/AIDS / A. Gonzalez, E. Solomon, et al. // J Health Psychol. – 2009. – 14(3). – P. 403–413. DOI: 10.1177/1359105309102193
  11. Greeff M. Perceived HIV stigma and life satisfaction among persons living with HIV infection in five African countries: A longitudinal study / M. Greeff, L.R. Uys, D. Wantland et al. // Int J Nurs Stud. – 2010. – 47(4). – P. 475–486. DOI: 10.1016/j.ijnurstu.2009.09.008
  12. Holzemer W.L. Exploring HIV stigma and quality of life for persons living with HIV infection / W.L. Holzemer, Human et al. // J Assoc Nurses AIDS Care. – 2009. – 20(3). – P. 161–168. DOI: 10.1016/j.jana.2009.02.002
  13. Ivanova E. Correlates of Anxiety in Women Living with HIV of Reproductive Age / E. Ivanova, T. Hart, A. Wagner et al. // AIDS Behav. – 2012. – P. 1-11. DOI:10.1007/s10461-011-0133-6
  14. Kingori C. Impact of internalized stigma on HIV prevention behaviors among HIV-infected individuals seeking HIV care in Kenya / C. Kingori, M. Reece, S. Obeng et al. // AIDS Patient Care STDS. – 2012. – 26(12). – P. 761–768. DOI: 10.1089/apc.2012.0258.
  15. Kinsler J.J. The effect of perceived stigma from a health care provider on access to care among a low-income HIV-positive population / J.J. Kinsler, M.D. Wong, J.N. Sayles et al. // AIDS Patient Care STDS. – 2007. – 21(8). – P. 584–592. DOI: 10.1089/apc.2006.0202
  16. Lee S.L. Internalized stigma among people living with HIV-AIDS / S.L. Lee, A. Kochman, K.J. Sikkema // AIDS Behav. – 2002. – 6(4). – P. 309–319. DOI: 10.1023/A:1021144511957
  17. Lori A. The Stigma Review Team Stigma, HIV and health: a qualitative synthesis / A. Lori, R. Sergio, N. Baker et al. // BMC Public Health. – 2015. – 15. – 848 p. DOI: 10.1186/s12889-015-2197-0
  18. Mann J.M. AIDS in the world II. – Oxford, UK: Oxford University Press. – 1996. – p. 219
  19. Nyblade L. Combating HIV stigma in health care settings: What works? / L. Nyblade, A. Stangl // J Int AIDS Soc. – 2009. – 12(1). – 15 p. DOI: 10.1186/1758-2652-12-15
  20. O’Cleirigh C. Anxiety in health behaviors and physical illness / C. O’Cleirigh, T.A. Hart, C.A. James // New York, NY, US: Springer Science + Business Media. – 2008. – P. 317–340
  21. Peltzer K. Perceived stigma among patients receiving antiretroviral therapy: a prospective study in KwaZulu-Natal. South Africa / K. Peltzer, S. Ramlagan // AIDS Care. – 2011. – 23(1). – P. 60–68. DOI: 10.1080/09540121.2010.498864
  22. Rao D. A structural equation model of HIV-related stigma, depressive symptoms, and medication adherence / D. Rao, B.J. Feldman, R.J. Fredericksen et al. // AIDS Behavior. – 2012. – 16(3). – P. 711–716. DOI: 10.1007/s10461-011-9915-0
  23. Rueda S. Mastery Moderates the Negative Effect of Stigma on Depressive Symptoms in People Living with HIV / Rueda, K. Gibson, S. Rourke et al. // AIDS Behav. – 2012. – 16(3). – P. 690–699. DOI: 10.1007/s10461-010-9878-6
  24. Sandelowski M. Stigma in HIV-Positive Women / M. Sandelowski, C. Lambe, J. Barroso // J Nurs Scholarsh. – 2004. – 36(2). –P. 122–128. DOI: 10.1111/j.1547-5069.2004.04024.x
  25. Schuster M.A. Perceived discrimination in clinical care in a nationally representative sample of HIV‐infected adults receiving health care / M.A. Schuster, R. Collins, W.E. Cunningham et al. // J Gen Intern Med. – 2005. – 20(9). – P. 807–813. DOI: 10.1111/j.1525-1497.2005.05049.x
  26. Sears B. HIV discrimination in dental care: Results of a testing study in Los Angeles county / B. Sears, C. Cooper et al. // Loyola Los Angel Law Rev. – 2012. – 45(3). – 909 p.
  27. Valdiserri R.O. HIV/AIDS stigma: an impediment to public health / R.O. Valdiserri // Am J Public Health. – 2002. – 92(3). – P. 341–342. DOI: 10.2105/AJPH.92.3.341
  28. Vanable P.A. Impact of HIV-related stigma on health behaviors and psychological adjustment among HIV-positive men and women / P.A. Vanable, M.P. Carey et al. // AIDS Behav. – 2006. – 10(5). – P. 473–482. DOI: 10.1007/s10461-006-9099-1
  29. Vance D. Self-rated emotional health in adults with and without HIV / D. Vance // Psychol Rep. – 2006. – 98(1). – 106–108. DOI: 10.2466/pr0.98.1.106-108
  30. Varni S.E. Disengagement and engagement coping with HIV/AIDS stigma and psychological well-being of people with HIV/AIDS / S.E. Varni, C.T. Miller et al. // J Soc Clin Psychol. – 2012. – 31(2). – P.123–150. DOI: 10.1521/jscp.2012.31.2.123
  31. Vyavaharkar M. Factors associated with quality of life among rural women with HIV disease / M. Vyavaharkar, Moneyham et al. // AIDS Behav. – 2012. – 16(2). – P. 295–303. DOI: 10.1007/s10461-011-9917-y.
  32. Wagner A.C. Correlates of HIV stigma in HIV-positive women / A.C. Wagner, T.A. Hart, S. Mohammed et al. // Arch Womens Ment Health. – 2010. – 13(3). – P. 207–214. DOI: 10.1007/s00737-010-0158-2

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.