Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Карабущенко П. Л. ВОЙНА И МИР РУССКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ* / П. Л. Карабущенко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2012. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/politology/vojna-i-mir-russkoj-geopolitiki/ (дата обращения: 14.06.2021. ).

Импортировать


ВОЙНА И МИР РУССКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ*

Карабущенко П.Л.

профессор, доктор философских наук, зав.каф. политологии Астраханского государственного университета. Почетный работник высшего профессионального образования РФ. E-mail: Pavel_karabushenko@mail.ru

ВОЙНА И МИР РУССКОЙ ГЕОПОЛИТИКИ*

Аннотация

Национальная безопасность в XХI в. будет складываться из факторов, которые ранее считались второстепенными. Смена набора критериев отражает общий вектор развития новейшей эпохи, направленный в сторону усиления постиндустриальных тенденций. Для лучшего понимания геополитической стратегии России будущего, дается анализ ее нынешнего состояния и обозначаются наиболее перспективные варианты ее развития.

Ключевые слова: элита, власть, геополитика, война и мир, вызовы и угрозы, безопасность, постиндустриализм

Key words: elite, power, geopolitics, war and peace, calls and threats, safety, postindustrialism

Мы привыкли слышать о блестящей геополитики Британской империи, Германского рейха и США, и всегда с нескрываемой обидой отмечали, что у России нет четко продуманной внешней стратегии, а если она и есть, то почему-то какая-то невнятная, парадоксальная и весьма туманная. Россия и вправду всегда путалась в своей геополитической доктрине, порой не зная, что и как ей делать. В геополитической стратегии мы явно слабы, зато сильны в добычи полезных ископаемых. Именно они и заменяют нам геополитику. Вот почему в российской политике слишком много Газпрома и мало политической науки. Бурный расцвет «Газпрома» в России ведет эту страну к торжеству сырьевой экономики.

Геополитика – это роскошь, которую могут себе позволить иметь только самодостаточные державы, потому что это весьма дорогое удовольствие. Геополитика – это любимая игра политических элит, цель которой проверить свои собственные силы и насколько её противник уязвим для осуществления её политических амбиций. Если элиты не играют в геополитику, то это значит, что они или слабы настолько, что у них не хватает сил на этот дорогостоящий проект, или глупы настолько, что у них не хватает ума хотя бы даже сымитировать то, что они в неё играют.

Все победы в геополитике носят видимый (ложный) и временный (быстротечный) характер. Вскоре они стираются новыми успехами других, поскольку чужие лавры победителя не дают спокойно спать новым Наполеонам. Поэтому сколько не гонись за призрачной птицей счастья геополитики, она всё равно окажется на шаг впереди тебя. Россия много раз побеждала, но редко когда извлекала из этих своих побед реальные выгоды. Чаще всего эти выгоды носили мнимый характер. Так, почему у России нет четкой геополитики? Потому, что она ей особо и не нужна. Геополитика в своем развитом состоянии существует только у политиков и ученых тех стран, которые в своей политике настроены на агрессию, захват чужих территорий. Россия в своей внешнеполитической истории захватывала только то, что могла к себе присоединить. У неё никогда не было заморских владений. Ей хватало того, что было возле неё. Российская империя эпохи Николая II – это максимально возможное расширение ее территории. Царская Россия потому и рухнула, что не смогла позитивно переработать имеющиеся у неё территориальные ресурсы. Задача современной России – сохранять свою территорию в своих нынешних юридических границах и поддерживать свое культурно-политическое влияние в границах естественных, т.е. в границах Царской империи. Если Россия будет иметь влияния на бывших территориях, значит, она будет продолжать существовать как империя, только в ином геополитическом формате. Но этот формат должен отвечать постиндустриальным условиям XХI в.

Сегодня у России есть все необходимые для нормального развития природные ресурсы и ей не надо никого завоевывать, как, например, в случае с США. России надо сберегать то, что у неё уже есть, а есть немало. Для этого Москве нужны передовая наука, а не новая танковая дивизия, где-то ржавеющая под открытым сибирским небом. Или российские политические элиты хотят контролировать еще больше ресурсов? Вряд ли. Для этого нужны мозги. А где их взять, если на науку и образование у нас тратятся гроши.

У России нет друзей, и не будет, потому что при такой обширной территории трудно дружить и заводить нужные знакомства. Дружба в геополитике дело лукавое. Дружбу в политике придумали русские, чтобы было с кем поиграть вместе в геополитику. Но будущее России не в развитии её армии и флота (её единственных друзей в XIX – ХХ столетиях), а в развитии её науки, в развитии её меритократии. А для этого ей необходимо синхронизировать развития трех важнейших элементов своей системы – культуру, науку и образование. Именно на них правящая в России элита тратит в настоящее время минимум средств в надежде получить максимум отдачи. Такого никогда не бывает. Угроза национальной безопасности РФ таится не в отсутствии модернизации ее вооруженных сил, а в не внимании к собственным стратегическим ресурсам, каковыми являются вышеперечисленные элементы. Газ и нефть – это тактические ресурсы. Наука, культура и образование – стратегические.

Сидеть только на торговле сырьем – неразумно. А поскольку Газпром отделен от общества и обслуживает интересы исключительно одной лишь политической элиты, то все победы и все невзгоды этого «акционерного общества» воспринимаются как не свои, а чужие. В российской геополитике действительно слишком много Газпрома. Именно он чаще всего диктует властям как им себя вести во внешней политике. Но этот его диктат – эгоистический. Это диктатура жадности. И нет ничего удивительного, что Россия своим газом надоела уже всему миру. Отделите элиту власти от газовой трубы, и мы увидим то, на что она реально способна и что собою представляет и вы получите совершенно другую Россию. Для правящей элиты всякая газовая война лучше газового мира. Она открывает глаза на истинную сущность газовой политики, именно то, что российская элита покупается на газ. При этом сама элита не может внятно объяснить своему народу откуда она стала вдруг такой богатой? Воровать и быть честной нельзя. Коррупция стала давно уже смыслом жизни нашей политической элиты. При этом элита делает вид, что не понимает о чем идет речь, когда ее заставляют покаяться в коррупции. Быть глупой в вопросах борьбы с коррупцией её конёк. В одном случае она бывает умной, когда смотрит на бочку нефти. С такой элитой и врагов не нужно. Они уже есть в самой России. И враги России  ее алчные элиты.

Долговечность державы зависит от трезвости и ясности ума ее правителей. Но главной угрозой России является царящий в головах её элиты власти хаос и бардак. Страшнее врага чем собственная бюрократия и собственная глупость у России нет и никогда не будет. Вот почему стране нужна просвещенная элита (меритократия – элита знаний), а не закостенелый бюрократический хребет, весьма дорогой для российского бюджета и не столь уж нужный для гражданского общества. Такая бюрократия нужна власти, а не гражданам. Но граждане у нас до сих пор существуют для власти, а не власть для них. Таким образом слабость Российского общества во  многом и предопределяет слабость её геополитической стратегии, ибо нищим и голодным не до геополитики.

Как может быть выражена геополитическая модель поведения России? Её можно разделит на первую ступень и вторую. Геополитика России «первой ступени» – это равносильное давление России по всему периметру её границ на сопредельные территории, с целью их культурного и экономического притяжения к сфере своих национальных интересов. Геополитика России «второй ступени» – это активное миротворчество, роль третейского судьи. От своего миротворства Россия может выиграть куда больше, чет от войны.

Критики могут возразить, что России должны помешать те страны, которые заинтересованы в том, чтобы она воевала в их интересах. Все так. Многие хотели бы видеть Россию своей союзницей в геополитической игре (не столько из-за ее «могущества» и «величия», сколько из-за ее территории). Но Россия это не невеста, которую необходимо во что бы то ни стало выдать за кого-нибудь замуж (иногда сами российские элита так себя и ведут – сами сватаются ко всем лишь бы взяли!). Россия должна сама стать геополитической свахой. Конфликт морских и сухопутных держав реальность. Но если морские державы проводят в отношении континентальных стран свой пресловутый принцип анаконды, то последние могут предложить в качестве геополитического противодействия принцип «троянского коня»: выдавливание морских держав с континента путем создания социально-политических проблем внутри их самих (финансовые кризисы, социальные волнения, обострение расового вопроса и т.д.). Когда хозяева «анаконды» будут вынуждены решать свои внутренние проблемы, им уже будет не до проблем спасения мировой демократии. А самое главное Россия выйдет из под их контроля. Россия слишком велика своими размерами, чтобы ее можно было бы игнорировать и не замечать. Россия всегда брала своими размерами, но эти размеры необходимо должным образом содержать. А для этого необходим внутренний порядок. Но если другие мировые державы стремятся контролировать «других», то Россия должна научиться контролировать, прежде всего, себя, чтобы не допустить контроль над собой.

Тот, кто контролирует Россию, контролирует Мир. Но Россия как Ванька-встанька (птица Феникс), ей всё нипочем и её практически нечем взять. Она сильна своей непредсказуемостью. Если Россия будет вести парадоксальную внешнюю политику, то она запутает тем самым всех своих конкурентов, желающих её контролировать. Речь не идет о войне, речь идет именно о контроле – куда более эффективном и выгодном средстве. Воюют тогда, когда не умеют договариваться. Война – двигатель геополитики. Война – это следствие неразумной политики элиты, признак ее человеческой неполноценности. Война – это способ расширения своего влияния и силовое приобретение ресурсов. Мир – это время перезагрузки ресурсов в топку войны. Страх перед войной продлевает жизнь миру. Мир – это доверие исключающее контроль друг друга методами силового воздействия. Россия должна повернуться от войны к миру. Классический пример – царствования двух последних русских царей Александра III «Миротворца» и Николая II «Кровавого» – «царям мира» и «царя войны». Итоги этих двух царствований нам всем хорошо известны, чтобы повторять плачевный опыт последнего и не учитывать позитивных результатов первого. Именно тогда Россия повернулась от мира к войне. С того времени мы живем в тени «царя-войны» и надо сказать, царя крайне неудачного, ибо даже самая победоностная война (1941-1945 гг.) оказалась пирровой победой.

Россия (россияне) устала от войн своей империи. Войны Россию истощали, а не обогащали. В XХI в. Россия вступает в эпоху умиротворения себя и всех. Время обязательных войн уже в прошлом (а в необязательных Россия может и не участвовать). Всякая война, в которой будет принимать участие Россия, будет войной в первую очередь против самой России. Настало время «Новой Московии» – от Калининграда и до Владивостока, от Полярного круга до Кавказского хребта.

Четвертая мировая война будет, только в ней не будет победителей. Проиграют все, как бы они не старались победить. Причем «война» не означает что-то одномоментное и конкретное. Это может быть новый вид войны – перманентная агрессия и переменным успехом и неудачей.

Россия – это и Восток, и Европа одновременно. «Восток дело тонкое», а Россия – наитончайшее. Умом её понять нельзя, необходимо её прочувствовать сердцем. Но Европа давно уже отучилась чувствовать сердцем, потому что заменила его холодным и стальным прагматическим расчетом. Вот почему Россия – это и «да», и «нет» одновременно. Европа отторгала Россию, не понимая её, а потому постоянно пугала её и сама ею всегда пугалась. Гунны, венгры, турки и татары приходили в Европу с Востока. Там же для Европы находилась и Россия. Поэтому Европа думала о России как о восточном и непредсказуемом соседе, всегда желающим ее покорить. Россия якобы хотела, Европа всегда это якобы делала. Поэтому Европа сама несколько раз отправлялась на покорение России. То, что просвещенная Европа натворила в России не идет ни в какое сравнение с тем, что Россия сделала с самой Европой. И в ком после этого до сих пор сидит варвар? Россию можно покорить военной силой, только если отменить в ней зимние морозы и дать русскому мужику вместо бутыли самогона диплом Гарварда. Но тот, кому все-таки удастся это сделать, будет вынужден столкнуться с двумя главными проблемами, автоматически возникшими перед ним на следующий день после объявлении победы: что делать с российскими дорогами и как поступить с её дураками, окопавшимися во власти?

В ХХ в. из-за своих «дураков» Россия уже дважды теряла свою политическую настройку, до неузнаваемо изменявшее и само её государство. Царскую Россию сгубила Первая мировая война и хаос царивший в головах ее правящей элиты. СССР погиб практически из-за того же. Россию разрушала коррупция, а созидало творчество. СССР – это режим оккупировавший Россию. Срок любой оккупацией измеряется не только политическими ресурсами оккупанта, ни живучестью тех идей, которые поддерживают эту оккупацию. Как только идеи пришли в негодность, негодной оказалась и вся коммунистическая система власти. Под тяжестью длительной оккупацией сами оккупанты прогибаются и устают. Россия в XХI в. сможет выжить только как цивилизация, а не только как исключительно государство (военно-политическая система). Что такое «Россия как цивилизация»?

Россию цивилизацией делают её уникальные культура, наука и образование. Это её три кита, на которых зиждется её суверенитета и самовластия XХI века. Но эти три кита российского суверенитета за последнее время истощались настолько, что это грозит их превращением из «китов» в «ржавую селедку», на спинах которых некому уже будет стоять. В мире уже идет война – война языков. Если русский язык не войдет в обойму элитных языков мира, учесть России будет предрешена. А сила языка, и, следовательно, его победа во многом будет зависеть от могущества этих самых трех новых «китов». Если Россия не станет самостоятельной цивилизацией (наподобие Китая), она будет вынуждена кому-то присоединяться. А любое «присоединение» кому бы то ни было, будет означать войну по всему периметру ее границ во имя чужих интересов, но за счет своей собственной крови.

Главный наш вывод – геополитика России должна быть направлена не за её границы, а вдоль её границ. И самое главное, она должна исходить из её внутренних потребностей – т.е. прежде чем заниматься геополитикой внешней, необходимо наладить «внутреннюю геополитику» (развивать региональную интеграцию). А для этого необходимо решить две задачи: выпрямить все российские дороги и избавить власть от дураков. Этого мы искренне и желаем России в XХI веке.


* Работа выполнена при поддержке ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», Шифр заявки: 2012-1.2.1-12-000-3006-022 «Вызовы и угрозы этнополитической безопасности Юга России: Прикаспийский вектор социально-политической стабильности российского государства».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.