Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.074

Скачать PDF ( ) Страницы: 110-113 Выпуск: № 1 (103) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Федоренко У. В. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР СИ ЦЗИНЬПИНА: КУРС НА ЛИДЕРСТВО КИТАЯ В НОВОМ МИРОУСТРОЙСТВЕ? / У. В. Федоренко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 3. — С. 110—113. — URL: https://research-journal.org/politology/vneshnepoliticheskij-vektor-si-czinpina-kurs-na-liderstvo-kitaya-v-novom-miroustrojstve/ (дата обращения: 07.03.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.074
Федоренко У. В. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР СИ ЦЗИНЬПИНА: КУРС НА ЛИДЕРСТВО КИТАЯ В НОВОМ МИРОУСТРОЙСТВЕ? / У. В. Федоренко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 3. — С. 110—113. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.074

Импортировать


ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР СИ ЦЗИНЬПИНА: КУРС НА ЛИДЕРСТВО КИТАЯ В НОВОМ МИРОУСТРОЙСТВЕ?

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ВЕКТОР СИ ЦЗИНЬПИНА: КУРС НА ЛИДЕРСТВО КИТАЯ
В НОВОМ МИРОУСТРОЙСТВЕ?

Научная статья

Федоренко У.В.*

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, Владивосток, Россия

* Корреспондирующий автор (ulyanatheone[at]gmail.com)

Аннотация

В данной статье автор обращается к актуальной теме — анализу современной внешнеполитической стратегии Китая. Акцент делается на анализе неразрывной исторической связи фундаментальных положений китайской традиционной культуры и современного политического курса КНР, в основе которого лежат концептуальные взгляды лидера Китая Председателя КНР Си Цзиньпина и намеченного курса внутри- и внешнеполитического развития страны на пятом пленуме ЦК Коммунистической партии КНР XIX созыва, который работал в Пекине с 26 по 29 октября 2020 года. Председатель КНР Си Цзиньпин явно дает понять, что будущий мировой порядок новой декады в китайском понимании должен больше соответствовать национальным интересам и ценностям Китая. Автор рассматривает приоритетные направления развития КНР на старте нового десятилетия. Несмотря на почитание традиционных подходов, все же в современной китайской внешней политике мы сталкиваемся с парадоксальной̆ вещью — это активные политические устремления Китая в борьбе за лидерство. Так будет ли Пекин придерживаться традиционных подходов ведения дел или же полностью изменит свой внешнеполитический вектор?

Ключевые слова: КНР, концепция «сообщество единой̆ судьбы человечества» (СЕСЧ) Си Цзиньпина, ВРЭП, КПК.

XI JINPING’S DIRECTION OF FOREIGN POLICY: A COURSE FOR CHINA’S LEADERSHIP
IN THE NEW WORLD ORDER?

Research article

Fedorenko U.V.*

Vladivostok State University of Economics and Service, Vladivostok, Russia

* Corresponding author (ulyanatheone[at]gmail.com)

Abstract

The present article addresses a relevant topic of the analysis of China’s modern foreign policy strategy. The study puts emphasis on the analysis of the inextricable historical ties of the fundamental aspects of Chinese traditional culture and contemporary political course of the PRC, which is based on the conceptual views of China’s President, XI Jinping, and the course of internal and external political development of the country determined at the fifth plenary session of the 19th Central Committee of the CPC that took place in Beijing from October 26 to 29 2020. Xi Jinping makes it clear that the future world order of the new decade, from China’s perspective, should be more in line with China’s national interests and values. The author examines the primary directions of development of the People’s Republic of China at the start of the new decade. Despite the appreciation of traditional approaches, there is a paradoxical pattern in the modern Chinese foreign policy, which is China’s active political aspirations in the struggle for leadership. Will Beijing hold on to the traditional approaches or will it completely change the direction of its foreign policy?

Keywords: China, XI Jinping’s concept of “community of common destiny for mankind”, Regional Comprehensive Economic Partnership, CPC.

Как для международного политического истеблишмента, так и для экспертного сообщества важнейшим фактором оценки перспектив развития внешнеполитического курса Китая является вопрос, как Си Цзиньпин видит мир в новом десятилетии и, следовательно, как это отразится на внешнеполитическом раскладе ключевых мировых игроков и ситуации в мире в целом. Учитывая непрозрачность политической системы КНР, трудно дать точный ответ. Но некоторые схемы начинают проясняться после предметного исследования некоторых шагов Китая на внешнеполитической арене.

Например, важным событием этого года стал пятый пленум ЦК КПК (26-29 октября), на котором были подведены итоги прошедшей пятилетки и поставлены цели развития страны на ближайшие годы. Ключевым вопросом пленума явилось принятие 14-го пятилетнего плана на 2021-2025 годы и перспективных целей развития страны на период до 2035 года [1]. Характерной особенностью новой пятилетки Китая стал тот факт, что конкретных цифр не было озвучено. Таким образом Си Цзиньпин красиво обезопасил себя от возможных неудач. К слову, Китай делает это уже не впервые. Вся история древнего и современного Китая свидетельствует о стремлении придерживаться дальновидной политики, которая бы подкреплялась рациональными и четкими планами. При этом она рассматривалась в качестве главного импульса, продвигающего вперед социальное и экономическое развитие страны. В классическом Конфуцианском трактате «Чжун юн» («Учение о середине») подчеркнуто, что «подготовка ведет к успеху, а отсутствие планирования приводит к неудаче» [2]. Эта древняя мудрость никогда не выходила из политической практики внешне- и внутриполитической деятельности КПК, особенно, когда речь идет об управлении современным Китаем, как ведущего мирового экономического центра [3]. Но, несмотря на почитание традиционных подходов и ценностей, все же в современной китайской внешнеполитической стратегии мы сталкиваемся с парадоксальной̆ вещью — несвойственные Китаю чересчур активные политические шаги и решения. Этому свидетельства — инициативы «Один пояс — один путь», создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, строительство искусственных островов в Южно-Китайском море для усиления своих стратегических позиций в этом регионе, соглашение с 14 государствами АТР (сделка ВРЭП), растущий̆ вклад в миротворческие операции ООН, расширение своей стратегической и экономической деятельности в Европе и Азии [4].

Китайский лидер утверждает, что современный миропорядок был создан западными державами. Однако, до недавнего времени Пекин открыто не говорил о конкретных планах и устремлениях в глобальной политике. Единственное, что Китай явно давал понять, так это то, чтобы будущий мировой порядок нового десятилетия больше соответствовал его национальным интересам и ценностям и каким бы хотел его видеть сам Китай. В этом отношении концепция Си Цзиньпина «сообщества единой судьбы человечества» (СЕСЧ) дает ясное представление мировому сообществу о современной внешнеполитической стратегии Китая и, что важно, концептуальных взглядах самого лидера Китая [5]. Выступление Председателя КНР Си Цзиньпина 2020 года (21-22 ноября, Эр-Рияд) на саммите «Группы двадцати» (G20), выдвинувшего предложения, касающиеся роли «двадцатки» в международном порядке и мировом устройстве после окончания пандемии COVID-19, ясно подтверждают новые политические устремления и взгляды современного Китая на будущее политическое мироустройство. В частности, Си Цзиньпин подчеркнул, что «Мы должны выступать против одностороннего подхода и протекционизма, противостоять вызовам, возникающим в ходе экономической глобализации, в целях более открытого, инклюзивного, всеобъемлющего, сбалансированного и взаимовыгодного продвижения экономической глобализации» [6].

Однако для мирового сообщества не ушло от внимания то обстоятельство, что от публичных заявлений во внешнеполитической деятельности КНР предпринял решительный практический шаг, который сформировал очертания нового миропорядка на многие десятилетия вперед. Китай наконец-то подписал уникальную по своей идее, цели и практическому воплощению соглашение (сделку) о свободной торговле с 14 странами Азиатско-Тихоокеанского региона, которое получило название «Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство» [7]. Данное соглашение затрагивает сразу треть населения планеты и треть мировой экономики. Но главное то, что экономический союз с Китаем создают бесспорные союзники Соединенных Штатов, такие страны, как Япония, Южная Корея и Австралия. В результате данного соглашения возможно спрогнозировать бесспорный переход мирового экономического лидерства от Вашингтона к Пекину. Несомненно и то, что это серьезный противовес такому соглашению, как «Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение для Транстихоокеанского партнерства». Суть в том, что 15 государств-участников ВРЭП сформировали зону свободной торговли, в которой снижаются таможенные барьеры на территории, охватывающую, практически, треть мирового населения. А это треть мирового ВВП (28 трлн долларов) и в суммарном объеме 2,2 млрд потребителей. Стороны подписали ВРЭП спустя восемь лет упорных переговоров, что является очевидный успехом китайской дипломатии. Собственно, эта сделка является первым торговым соглашением, которое объединяет такие ведущие страны АТР, как Китай, Японию, Республику Корея. Если брать во внимание экономический аспект, то по оценкам экспертов данное соглашение может добавить в мировую экономику к 2030 году почти 200 млрд долларов. Но важен и политический фактор. Участие в ВРЭП, первой сделке о свободной торговле между такими странами, как Китай, Япония, Австралия и Республика Корея, до настоящего времени было просто невозможно по политическим соображениям, т.е. в новом объединении Китай участвует совместно с странами, которые политически относятся к Коллективному западу. Не это ли реальное воплощение в практику «Концепции формирования сообщества единой судьбы человечества»?

Сегодня мы стоим на пороге глобальных перемен, мир претерпевает грандиозные изменения, а вместе с ним меняется и ситуация на международной арене. Но главный вопрос остается прежним: какой будет внешняя политика Китая при Си Цзиньпине в новом десятилетии? Некоторые ответы мы можем найти в докладе Председателя КНР на пятом пленуме ЦК КПК XIX созыва, в котором говорится не только о достижениях китайского народа, но и в общих чертах излагаются приоритетные задачи страны на будущее. Автору представляется, что если в целом концептуализировать внешнеполитические идеи Си Цзиньпина, то можно обозначить их в следующем порядке:

  • во-первых, мировоззрение Председателя КНР строится на центральной роли КПК Китая во внутри- и внешнеполитической деятельности. Надо отметить, что внешняя политика поднебесной в настоящий момент находится в процессе революционной трансформации, касающейся отхода от концептуальных основ политики Дэн Сяопина и соответствующей современным вызовами и угрозами внешней̆ среды. В такой̆ обстановке некоторая недосказанность в формулировках Председателя КНР объяснима с точки зрения традиционной для Китая гибкой̆ политики [8]. Но ясно одно, что все усилия китайских трудящихся в 14 пятилетке будут направлены на расширение экономического и технологического потенциала страны;
  • во-вторых, одно из приоритетных направлений Си Цзиньпина является провозглашенная концепция «китайской мечты» [9], которая соответствует проводимым внутренним реформам страны. При этом ключевое положение занимает создание так называемой «новой̆ нормы», смысл которой̆ заключается в переориентации экономики с внешних рынков на внутренние. А именно: прекращение наращивания темпов роста ВВП в ущерб населению страны; смещение приоритета на качественное и сбалансированное развитие экономики и т.д. Китай перестал быть поставщиком дешевой швейной продукции, а принял курс на высокотехнологичное производство. Но «китайская мечта» отнюдь не сводится к переориентации рынков. Пекин также полон решимости преобразовать весь мир в «общество с единой судьбой», в частности через инициативу «Один пояс — один путь» и создание международных отношений, соответствующих пониманию нового поколения. Этот план рассчитан не на одну страну. Концепция Си Цзиньпина «сообщество единой судьбы человечества» по сути, программа воплощения идеи равноправного мироустройства. А ведь ни одно государство в мировой истории, включая Римскую, Британскую, Российскую империи или США, не предлагало подобного миру. Концепция Си Цзиньпина не что иное, как заявка Китая на мировое лидерство в формировании нового миропорядка. Надо признать, что Китай, обретя экономическое могущество и политическое влияние, может стать тем самым актором, который начнет новую эпоху в международной политике [10];
  • в-третьих, Китай являет собой исключительность и уникальность, что можно заключить о его притязании на ведущую роль в реформе глобального управления. Одной из центральных задач стоит развитие образования и культуры, а также продвижение «мягкой силы» на международной арене. Судя по всему, все более уверенному в своем международном положении Китаю стало недостаточно существующих каналов для продвижения собственной китайской культуры. Си Цзиньпин, в свою очередь, сказал: «История показывает, что только путем обмена и взаимного обучения цивилизация может наполниться жизненной̆ силой̆. Если все цивилизации будут поощрять инклюзивность, о так называемом «столкновении цивилизаций» не может быть и речи, а гармония цивилизаций станет действительностью» [11]. Сегодня разрабатывается политика сопредельной дипломатии Китая и ее цель — создать благоприятное окружение для развития Китая за счет предоставления новых возможностей для гуманитарного сотрудничества со странами-соседями, обеспечивая «совместное развитие», придерживаясь «правильного взгляда на долг и выгоду», «проявляя дружеские чувства», «следуя моральным принципам» [12];
  • в-четвертых, в условиях пандемии COVID-19 глобальным трансформационным процессам, в новом десятилетии Китай целенаправленно продолжит развивать региональный вектор международного политического и экономического сотрудничества. При этом Азиатско-Тихоокеанский регион является важным вектором для Китая, где страна на протяжении нескольких лет старается закрепить за собой позиции лидера. Несмотря на немалый̆ внешнеполитический успех КНР, заключивший сделку «Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство», существует и множество проблем, влияющих на его взаимодействие с другими азиатскими государствами. Например, многие страны региона, а особенно Индия (не вошедшая в новое «партнерство»), не заинтересованы в дальнейшем усилении Китая в АТР. К таким странам относятся и США, являясь одним из ключевых игроков в регионе. Вашингтон продолжает проводить свою политику сдерживания и усиления экономического давления на Китай [13]. Также стоит отметить фактор недавно прошедших выборов в США. Китай, учитывая радикальную позицию Трампа, не может оставаться безразличным к тому, кто займет место в Белом доме на следующие четыре года. Формально для Китая Трамп максимально не подходящий кандидат на пост, именно он начал системную атаку на Китай. Хотя, нужно понимать, что политика в отношении Китая останется неизменной. США не потерпят попыток сместить ее с вершины глобального доминирования. В любом случае, для Китая выборы в Соединенных Штатах сейчас являются одним из ключевых вопросов, влияющих на возможность переориентации своего внешнеполитического вектора.

Подводя итоги, можно констатировать, что потенциальной основой̆ нового внешнеполитического курса Китая станет ранее известный принцип построения добрососедских отношений, а также поддержание мира и стабильности. Однако важно помнить, что в последние годы внешняя политика КНР стала более агрессивной̆ с точки зрения защиты своих национальных интересов. Стремление стать полноправным участником всех мировых процессов определяет политическую стратегию страны на следующую декаду. Повышение политического и экономического веса Китая оказывает влияние на формирование нового политического курса и создание нового образа страны, что, в свою очередь, не может не отразиться на глобальные перемены в мире в целом. Социализм с китайской спецификой останется базовым принципом развития политического процесса КНР как внутри страны, так и на политической арене в начале нового десятилетия. Китай начал активное продвижение своего видения устоявшихся международных понятий «с китайской спецификой», что уже бросает вызов ныне существующему поствестфальскому миропорядку. Потенциальной основой нового внешнеполитического курса Китая станет ранее известный принцип построения добрососедских отношений, а также поддержание мира и стабильности в соответствии с концепцией «сообщества единой судьбы человечества» (СЕСЧ). Но главное, что в совокупности все эти признаки указывают на то, что «великое возрождение китайской нации» будет главным приоритетом Си Цзиньпина вплоть до 2049 года, когда будет отмечаться столетний юбилей коммунистического Китая.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. В Китае утвердили цели 14-й пятилетки: Китай станет сверхдержавой. – [Электронный ресурс] – URL: https://www.9111.ru/questions/7777777771063912/ (дата обращения 10.11.2020)
  2. Лукьянов А.Е. Конфуцианский трактат «Чжун юн»: Переводы и исследования / Отв. редактор М.Л. Титаренко. Переводы с китайского Д.Конисси, В.Г.Бурова, А.Е.Лукьянова, В.Б. Югай. – М .: Восточная литература, 2003.
  3. 14-й пятилетний план: институциональные преимущества предвещают многообещающее будущее для осуществления столетней цели Китая (Жэньминь жибао, Китай). – [Электронный ресурс] – URL: https://inosmi.ru/politic/20201026/248401825.html (дата обращения 01.11.2020)
  4. Радд К. Основные интересы, определяющие поведение Китая / Кевин Радд. – [Электронный ресурс] – URL: https://globalaffairs.ru/articles/konczepcziya-si-czzinpina/ (дата обращения 02.11.2020)
  5. Печерица В.Ф. Концепция Си Цзиньпина «сообщества единой судьбы человечества»: от идеи до практического воплощения : монография / В. Ф. Печерица, А. В. Бояркина. – Владивосток : Изд-во Дальневост. федерал. ун-та, 2020. – 224 с.
  6. Китай выдвинул предложения по мировому устройству после пандемии. – [Электронный ресурс] – URL: https://news.mail.ru/politics/44256922/?frommail=1 (дата обращения 22.11.2020)
  7. Самофалова О. Китай нанес экономике США удар в спину / О. Самофалова. – [Электронный ресурс]// – URLhttps://vz.ru/economy/2020/11/17/1070847.html (дата обращения 22.11.2020)
  8. Bernheim B. D. Incomplete contracts and strategic ambiguity / D. Bernheim, M. D. Whinston // American Economic Review. 1998. – P. 902-932.
  9. 公方彬 (Гун Фанбинг). 习近平新政治观的思想内涵和理论基础 (Теоритическая основа и идейное содержание нового курса Си Цзиньпина). – [Electronic resource] – URL: http://chinareform.org.cn/Explore/explore/201511/t20151110_238006.htm (accessed 12.11.2020)
  10. Кива А.В. Китай поражает мир / А.В. Кива // Мир перемен. – № 3, 2028 г. – С. 37-51.
  11. Председатель КНР Си Цзиньпин нанес исторический визит в ЮНЕСКО. 27.03.2014 // Сайт E-NEWS. – [Электронный ресурс] – URL: http:// http://e-news.com.ua/ show/333266.html (дата обращения 13.11.2020)
  12. Си Цзинпин Тань чжиго личжен (Си Цзиньпин о государственном управлении). – Пекин: Вайвень чубаньшэ. – 2014. – С. 299.
  13. Henry A. Kissinger. China: Containment Won’t Work / Henry A. Kissinger. // The Washington Post. – [Electronic resource] – URL: http:// washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2005/06/12/AR2005061201533.html 17.03.2016 (accessed 12.11.2020)

Список литературы на английском языке / References in English

  1. V Kitae utverdili celi 14-jj pjatiletki: Kitajj stanet sverkhderzhavojj. [China has approved the goals of the 14th five year plan: China will become a superpower] [Electronic resource]. – URL: https://www.9111.ru/questions/7777777771063912/ (accessed: 10.11.2020) [in Russian]
  2. Lukyanov A. E. Konfucianskij traktat «Chzhun jun»: Perevody i issledovanija [The Confucian Treatise “Zhong Yun”: Translations and Studies] / Edited by M. L. Titarenko. Translation from Chinese by D.Konissi, V. G. Burova, A. E. Lukyanova, V. B. Yugay. – M.: Vostochnaja literatura, 2003 [in Russian]
  3. 14-jj pjatiletnijj plan: institucional’nye preimushhestva predveshhajut mnogoobeshhajushhee budushhee dlja osushhestvlenija stoletnejj celi Kitaja (Zhehn’min’ zhibao, Kitajj) [14th Five Year Plan: Institutional Advantages Portend a Promising Future for the Implementation of China’s Centennial Goal (People’s Daily, China)] [Electronic resource]. – URL: https://inosmi.ru/politic/20201026/248401825.html (accessed: 01.11.2020)
  4. Kevin Rudd Osnovnye interesy, opredeljajushhie povedenie Kitaja [The Core Interests That Shape China’s Behavior] [Electronic resource]. – URL: https://globalaffairs.ru/articles/konczepcziya-si-czzinpina/ (accessed 02.11.2020) [in Russian]
  5. Pecheritsa V. F. Koncepcija Si Czin’pina «soobshhestva edinojj sud’by chelovechestva»: ot idei do prakticheskogo voploshhenija : monografija [Xi Jinping’s Concept of “Community With Shared Future for Mankind”: From Idea to Practical Implementation: A Monograph] / Pecheritsa, A. V. Boyarkina. – Vladivostok: Publishing House of Far Eastern Federal University, 2020 — 224 p. [in Russian]
  6. Kitajj vydvinul predlozhenija po mirovomu ustrojjstvu posle pandemii [China Has Put Forward Proposals for the Post-Pandemic World Order] [Electronic resource]. – URL: https://news.mail.ru/politics/44256922/?frommail=1 (accessed: 22.11.2020) [in Russian]
  7. Samofalova Olga. Kitajj nanes ehkonomike SShA udar v spinu [China Delivers a Stab in the Back to the Us Economy] [Electronic resource].— URL: https://vz.ru/economy/2020/11/17/1070847.html (accessed: 22.11.2020) [in Russian]
  8. Bernheim B. D. Incomplete contracts and strategic ambiguity / B. D. Bernheim, M. D. Whinston // American Economic Review. 1998. — P. 902-932.
  9. 公方彬 [Gong Fangbin]. 习近平新政治观的思想内涵和理论基础 [Theoretical basis and ideological content of XI Jinping’s new Course] [Electronic resrouce].- URL: http:// www.chinareform.org.cn/Explore/explore/201511/t20151110_238006.htm (accessed: 12.11.2020) [in Chinese]
  10. Kiva A. V. Kitajj porazhaet mir [China Amazes the World] / A. V. Kiva // “Mir Peremen” [The World of Transformations]. – No. 3, 2028- pp. 37-51 [in Russian]
  11. Predsedatel’ KNR Si Czin’pin nanes istoricheskiĭ vizit v JuNESKO [Chinese President XI Jinping Pays Historic Visit to Unesco] [Electronic resource]. 27.03.2014 // e-NEWS Website – URL: http:// http://e-news.com.ua/ show/333266.html (accessed: 13.11.2020) [in Russian]
  12. Xi Jinping on Public Administration. Beijing: Foreign Languages Press, 2014, pp. 299 [in Chinese]
  13. Henry A. Kissinger. China: Containment Won’t Work / Henry A. Kissinger. // The Washington Post. — [Electronic resource]. – URL: http:// www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2005/06/12/AR2005061201533.html 17.03.2016 (accessed: 12.11.2020)

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.