Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2019.82.4.054

Скачать PDF ( ) Страницы: 123-127 Выпуск: № 4 (82) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Сирота Н. М. США VERSUS КИТАЙ: ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО / Н. М. Сирота, Г. А. Мохоров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 4 (82) Часть 2. — С. 123—127. — URL: https://research-journal.org/politology/ssha-versus-kitaj-voenno-politicheskoe-sopernichestvo/ (дата обращения: 21.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2019.82.4.054
Сирота Н. М. США VERSUS КИТАЙ: ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО / Н. М. Сирота, Г. А. Мохоров // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 4 (82) Часть 2. — С. 123—127. doi: 10.23670/IRJ.2019.82.4.054

Импортировать


США VERSUS КИТАЙ: ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО

США VERSUS КИТАЙ: ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО

Научная статья

Сирота Н.М.1, *, Мохоров Г.А.2

1 Государственный университет аэрокосмического приборостроения, Санкт-Петербург, Россия;

2 Военная академия связи им. С.М. Буденного, Санкт-Петербург, Россия

* Корреспондирующий автор (sirotanm[at]mail.ru)

Аннотация

Анализируются детерминанты и основные направления американо-китайского военно-политического соперничества, оцениваются его перспективы. В контексте функционирующего мироустройства рассматриваются противоречия между наиболее влиятельными центрами силы современного мира и их воздействие на международную среду. Анализируются детерминанты и основные направления американо-китайского военно-политического соперничества, оцениваются его перспективы. Акцентируется значимость создания устойчивого эквилибрума центров силы как фактора обеспечения международной стабильности и укрепления безопасности. Излагается авторское видение стратегии России в отношении США и Китая, её возможной роли в формировании сбалансированной полицентрической модели мирового порядка.

Ключевые слова: США, Китай, Россия, военно-политическое соперничество, полицентрический миропорядок, умная сила.

USA VERSUS CHINA: MILITARY AND POLITICAL COMPETENCE

Research article

Sirota N.M.1, Mokhorov G.A.2

1 State University of Aerospace Instrumentation, Saint-Petersburg, Russia;

2 Budyonny Military Academy of the Signal Corps, St. Petersburg, Russia

* Corresponding author (sirotanm[at]mail.ru)

Abstract

The authors analyze the determinants and the main directions of the USA-China military-political competition, its prospects are evaluated. In the context of the existing world order, the contradictions between the most influential centers of the forces of the modern world and their impact on the international environment are considered. Determinants and the main directions of the USA-China military-political competition are analyzed; its prospects are evaluated. The importance of creating a stable equilibrium of power centers as a factor of ensuring international stability and strengthening security is emphasized. The author’s vision of the strategy of Russia about the USA and China, its possible role in the formation of a balanced polycentric model of world order is also stated.

Keywords: USA, China, Russia, military-political competition, polycentric world order, smart power.

Ключевую роль в международно-политическом развитии современного мира играют центры силы, прежде всего США и Китай.

От внешнеполитического позиционирования и характера взаимодействия этих государств в существенной степени зависят перспективы мирового развития и будущая конфигурация системы международных отношений – полицентризм или новая биполярность с Соединёнными Штатами и Китаем в качестве главных центров притяжения других государств.

Важнейшей особенностью мирового развития является обострение соперничества ведущих центров силы современного мира – США, Китая и России, по своей сути представляющего собой глобальный геополитический конфликт, в котором США, стремясь сохранить лидерские позиции, объективно выступают за консервацию своего привилегированного положения, а их соперники – Китай и Россия заинтересованы в трансформации существующего мироустройства в полицентрический миропорядок. Растущая напряжённость в отношениях этих государств повышает риск глобального военного столкновения.

По оценке авторов доклада к Мюнхенской конференции по безопасности (2019 г.) соперничество супердержав важнее угрозы терроризма. После окончания холодной войны, полагают они, в любом случае мир ждёт «период длительной стабильности и неопределённости» [1].

Превращение Китая во вторую экономику мира и государство с расширяющейся зоной геополитического влияния влечёт за собой серьёзные последствия для глобального баланса сил и положения Соединённых Штатов, в качестве единственной сверхдержавы. Претензии Китая на утверждение в качестве регионального гегемона, а в перспективе и на мировое лидерство воспринимаются американским политико-академическим сообществом как подрыв основ существующего мироустройства и лидерских позиций Соединённых Штатов.

В новейшей американской военной аналитике Китай оценивается как государство, ведущее холодную войну против США с целью замены их в качестве лидирующей сверхдержавы. Ссылаясь на работы Председателя КНР Си Цзиньпина, чьё мировоззрение недавно было закреплено в конституции страны, участники форума по безопасности в Аспене (Колорадо), состоявшегося в июле 2018 г., характеризовали эту холодную войну как отличающуюся от противостояния СССР и США, но тем не менее классическую по своим целям с использованием всех возможностей – законных и незаконных, экономических и военных для подрыва позиций соперника, не скатываясь к открытому конфликту. Согласно заявлениям высокопоставленных чиновников, включая директора ФБР К. Рея, директора Национальной разведки Д. Коутса, Китай в настоящее время во многих отношениях представляет собой самую масштабную, самую сложную, самую серьёзную угрозу, с которой сегодня сталкиваются США [2].

Лейтмотив многих официальных заявлений американских политиков таков: Китай как соперник Соединённых Штатов неизмеримо опаснее России, поскольку концентрирует усилия на превращении в самое влиятельное государство мира, а Россия прежде всего стремится к доминированию на постсоветском пространстве. Высказываются опасения по поводу возможности новой холодной войны между США, с одной стороны, и альянсом авторитарных режимов РФ и Китая, в целях своего самосохранения заинтересованных в том, чтобы нормы демократии не стали международным стандартом. Ряд экспертов считает новую холодную войну реальностью и выражает озабоченность её последствиями. Подобные оценки состояния американо-китайских отношений представлены в ряде авторитетных международно-политических изданий и общенациональной прессе [3], [4], [5].

Не лишена резона интерпретация причин гипотетического глобального конфликта между Китаем и США, предложенная американским учёным Г. Эллисоном. Он исходит из так называемой «ловушки Фукидида», названной по имени древнегреческого историка, наблюдавшего опасное противостояние между поднимавшимися Афинами и правившей Спартой.

По его мнению, в случае с США и Китаем этот риск осложняется цивилизационной несовместимостью, усугубляющей конкуренцию и затрудняющей взаимодействие [6].

Важнейшим плацдармом в геополитическом соперничестве США и Китая является Восточная Азия. Наращивание Китаем военного присутствия в Южно-Китайском море расценивается Соединёнными Штатами как стремление расширить геополитическое влияние, создав плацдарм для контроля над морскими коммуникациями в этом районе Мирового океана, позволяющий максимально дистанцировать тихоокеанскую группировку американских ВМС от береговой линии КНР и тем самым поставить под вопрос превосходство США в западной части Тихого океана. Открытие в августе 2017 г. первой китайской военной базы за рубежом в районе Африканского Рога (Джибути) свидетельствует о создании потенциала не только для регионального, но и глобального проецирования силы.

Противодействуя укреплению военных возможностей Китая в АТР, США активно используют недовольство соседних государств освоением им спорных территорий, способное перерасти в открытый конфликт. Цель – через мобилизацию геополитических соперников девальвировать значение создаваемой на искусственных островах китайской инфраструктуры, заставить его тратить ресурсы в соперничестве с малыми странами ЮВА. К проблеме нейтрализации китайского вызова в Южно-Китайском море Соединённые Штаты всецело подходят с позиций неореализма во внешней политике, основывающегося на балансе сил.

Сферой соперничества США и Китая становятся новейшие системы оружия, такие, как беспилотные летательные аппараты, перспективные виды боевой авиации, боевые лазеры. Робототехника, кибероружие и т.д. По оценке отечественных учёных из Института международной экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, в области обычных вооружений это соперничество наиболее остро проявится в военно-морском сегменте. В результате к концу прогнозного периода (2035 г.) Китай сможет создать серьёзные проблемы для США в случае попыток ограничить сферу его влияния и прежде всего в прилегающих к нему акваториям [7, с. 323 – 324].

Просматривается перспектива вывода американо-китайского соперничества за пределы традиционного геополитического пространства – в космос. Общие черты стратегической деятельности США и Китая в этой сфере таковы. Во-первых, оба государства преследуют схожие цели: поддержание престижа, содействие социально-экономическому развитию и защита суверенной территории. Во-вторых, их объединяет видение развития космической отрасли в контексте подготовки к ведению боевых действий в ХХ1 веке [8, с.54].

В американской правящей элите и экспертном сообществе существует консенсус в оценке роста военного потенциала Китая и его активной политики как долгосрочного стратегического вызова доминированию США в АТР, Латинской Америке и Африке. Если в нулевые годы преобладало мнение о необходимости для Соединённых Штатов в отношениях с КНР следовать сбалансированной политике, сочетающей элементы сдерживания этой страны с достижением взаимоприемлемых соглашений по спорным вопросам, и даже обсуждалась идея создания американо-китайского тандема (G-2) для формирования нового миропорядка, то меняющееся соотношение сил переставало служить основой для гармонизации стратегических интересов двух стран. Отношения с Китаем рассматриваются во многом с точки зрения геополитического противоборства и военно-политического противостояния, делая ставку на сдерживание внешнеполитической активности этого государства как «ревизионистского», угрожающего доминированию США.

Стратегия сдерживания Китая осуществляется по следующим направлениям: усиление американского присутствия в АТР; укрепление силового потенциала союзников и партнёров в регионе для противовеса растущей мощи КНР; сужение пространства для геополитического маневрирования КНР путём включения государств, расположенных по периметру китайских границ, в западные структуры и зоны влияния. В целях сдерживания роста китайского влияния администрацией Д. Трампа акцентируется важность партнёрства «четырёх демократий вокруг Китая» – США, Японии, Австралии и Индии. Известный американский геополитик Р. Каплан рекомендует нынешней администрации стремиться к проецированию силы и влияния в «ближнем зарубежье» Китая и России в большей степени, чем это делала предшествующая администрация Б. Обамы, чтобы создать более благоприятный контекст для переговоров, избегая открытого конфликта с обоими государствами [9, p.14].

В последнее время обострение конфликта интересов США и Китая находит выражение в беспрецедентной торговой войне. Американские официальные лица настаивают на сокращении внешнеторгового дефицита, уменьшении роли китайских госкомпаний в хозяйстве страны, на разрешении американским фирмам владеть контрольным пакетом акций китайских компаний и т.д. Они отвергают требования Китая к западным компаниям из ведущих технологических отраслей создавать предприятия с китайскими фирмами, расценивая их как посягательство на интеллектуальную собственность. Условия торговли с Китаем рассматриваются в США не просто как экономический вопрос, а как фактор, оказывающий влияние на военный баланс.

Взаимные недоверие и подозрения между Китаем и США создают условия для роста напряжённости и вероятного возобладания конфронтации в отношениях между ними. В этой связи экспертами политиками высказываются опасения по поводу упрочения позиций Китая благодаря его партнёрству с Россией. «Китай, – полагает американский политолог Р. Мерри, – является государством, которое обладает наибольшей силой, чтобы бросить вызов роли Америки в мире, выдавливая её из Азии назад к опорному плацдарму – Гаваям». Согласно его рекомендации, «Соединённые Штаты должны стремиться увести Россию от флирта с Китаем, который наблюдался в последнее время» [10, p. 18].

С позиций Realpolitic США при всей остроте противостояния с Россией более озабочены сдерживанием Китая и не желают её вассализации азиатским гигантом. В ряде публикаций высказывается мысль о возможности создания американо-российского альянса для сдерживания Китая. Симптоматичен совет известных экспертов Г. Эллисона и Д. Саймса администрации в рамках треугольника «США-Китай-Россия» воспользоваться формулой «враг моего врага – мой друг». Апеллируя к опыту антигитлеровской коалиции периода Второй мировой войны и дипломатическому манёвру Никсона-Киссинджера начала 70-х гг. для ослабления и подрыва российско-китайского партнёрства они следующим образом формулируют свою позицию: «Если определяющим вызовом национальным интересам США в XXI веке оказался растущий Китай, то предотвращение появления китайско-российского союза должно стать ключевым приоритетом США. Чтобы убедить Россию сесть на американскую сторону качелей баланса сил, американским политикам потребуется существенно пересмотреть свои стратегические цели в отношениях с Москвой» [11].

Американский историк Х. Брэндс в статье для «Bloomberg» рекомендует администрации Д. Трампа в отношениях с Россией достичь новой разрядки напряжённости и даже стратегического партнёрства, чтобы ослабить более серьёзную и долговременную угрозу со стороны Пекина. «Исторический опыт, – прогнозирует он, – указывает на то, что эти огромные амбициозные страны с общей границей на тысячи километров со временем выступят друг против друга. И они знают об этом». Х. Брэндс предлагает повторить дипломатический манёвр Г. Киссинджера, который поездкой в Китай в 1971 г. осуществил удачный дипломатический ход, разобщив главных соперников США, Китай и Советский Союз. Для присоединения России к Западу с целью сдерживания Китая он призывает администрацию Трампа проявить готовность к далеко идущим уступкам и компромиссам в отношениях с этой страной [12].

Переплетение торгово-экономических интересов США и Китая в определённой степени способно оказывать сдерживающее влияние на геополитическое соперничество в обретении позиционных преимуществ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако оно не может быть надёжной гарантией от конфликтов между этими государствами в будущем. Резонна гипотеза российского учёного-американиста О.В. Приходько о вероятной перспективе американо-китайского соперничества-соразвития: «Характер эволюции американо-китайских отношений за последнее десятилетие позволяет предположить, что на каком-то этапе геополитические противоречия между двумя странами могут приобрести антагонистический характер и взять вверх над сдерживающими факторами, в том числе над взаимной экономической выгодой» Гипотетически возможно возникновение ситуации, когда  одной из стран придётся или уступить свои позиции в АТР, или вступить в конфликт за сохранение статус-кво в регионе [13, с. 38]. В ситуации подозрительности и обоюдной настороженности ведущих держав вероятны любые конфликтные инциденты. Однако необходимое для военного сценария сочетание конфликтных мотиваций и провоцирующих обстоятельств не сформировалось.

На фоне нарастания международной напряжённости внешнеполитическая риторика  Китая и официальные концепции взаимодействия  с другими государствами в целом миролюбивы и вызваны стремлением успокоить мир, испытывающий тревогу в связи с беспрецедентным увеличением совокупной мощи страны и прокламируемым руководством КПК  намерением превратить Китай в сильное государство. Этой же цели – демонстрации миролюбия КНР служат предложенные Си Цзиньпином инициатива «Один пояс и один путь» и концепция «китайской мечты о великом возрождении китайской нации» и «сообщества единой судьбы человечества», призванные убедить общественное мнение в стремлении Китая занять достойное место в мире, сотрудничая с другими государствами в условиях мирного окружения.

Представляется обоснованной оценка отечественными исследователями американо-китайских отношений на протяжении прогнозного периода (2035 г.) как напряжённого партнёрства. К концу этого периода Китай будет располагать военным потенциалом, способным создать серьёзные проблемы для США в случае попыток ограничить сферу его влияния, что относится прежде всего к прилегающим к территории страны акваториям [13, с. 321, 323].

В обстановке обостряющегося соперничества и взаимозависимости между двумя наиболее мощными центрами силы современного мира – США и Китаем оптимальной стратегией России может быть внешнеполитическое маневрирование, которое позволяло бы использовать возникающие возможности и шансы для укрепления собственных позиций в мире. Реализация этой стратегии требует гибкости и тщательного просчёта каждого шага. В настоящее время напряжённость в отношениях Запада и России ставит в  наиболее выигрышное положение Китай, позволяя ему занимать позицию балансира между ними.

Благоприятный сценарий для России – формирование сбалансированной полицентрической модели мирового порядка с перспективой интеграции экономического и политического пространства по линии «Лиссабон – Владивосток». В рамках этого сценария возможно и необходимо налаживание многостороннего взаимодействия с государствами АТР, включая их участие в развитии территорий и отраслей экономики. Однако в долгосрочном плане сотрудничество с Китаем и другими странами АТР не должно стать альтернативой интеграции с Евросоюзом.

По мере завершения острой фазы соперничества между Россией и Западом актуализируется проблема восстановления доверия и создания условий для конструктивного сотрудничества. Для обеспечения России достойного места и роли на новом этапе мирового развития предстоит в максимальной степени задействовать фактор умной силы не только для продвижения собственной повестки дня, но и для превращения в активного участника выработки правил будущего миропорядка.

Выводы

  1. Усиливающаяся напряжённость в отношениях между США и Китаем ограничивает возможности эволюционного становления нового полицентричного миропорядка, снижает вероятность укрепления безопасности в мире.
  2. Интересам мирового сообщества отвечает понижение уровня глобальной конфликтности, возможное при уважении цивилизационных различий и использовании международно-правовых механизмов.
  3. В связи с обостряющейся конкуренцией наиболее влиятельных центров силы актуален вопрос о формировании устойчивого эквилибрума, который обеспечивал бы международную стабильность, способствовал решению проблем как мирового сообщества как мирового сообщества в целом, так и его отдельных сегментов.
  4. Возобновление кооперационного взаимодействия России и Запада в сочетании с долгосрочным сотрудничеством с Китаем и другими странами АТР способно кардинально повысить уровень региональной и глобальной безопасности, расширить возможности рационального решения глобальных проблем современности.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Мюнхенская конференция по безопасности. Доклад. [Электронный ресурс] URL: https://inosmi.ru/politic/20190215/244578638.html (Дата обращения: 16.03.2019).
  2. Tarabay J. CIA official: China wants to replace US as world superpower. [Электронный ресурс] URL: https://edition.cnn.com/2018/07/20/politics/china-cold-war-us-superpower-influence/. (Accessed: 11.10.2018).
  3. Mandelbaum The New Containment. Handling Russia, China, and Iran. Foreign Affairs March/April 2019 Issue. [Электронный ресурс] UR: https: //www.foreignaffairs.com/articles/china/2019-02-12/new-containment (Дата обращения: 16.03.2019).
  4. Miller C. The New Cold War’s Warm Friends. Foreign Policy. March 1, [Электронный ресурс] URL: https://foreignpolicy.com/2019/03/01/the-new-cold-wars-warm-friends/ (Дата обращения: 15.03.2019).
  5. Robb R. Are we headed for a second Cold War with China, Russia? Not likely. USA Today. 11/03/2019.
  6. Allison G. China vs America. Managing the Next Clash of Civilizations. Foreign Affairs. September/October 2017. [Электронный ресурс] URL:https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2017-08-15/china-vs-america (Дата обращения: 12.11.2017).
  7. Мир 2035. Глобальный прогноз / под ред. акад. А.А.Дынкина / ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН. М.: Магистр, 2017. 352с.
  8. Дрожащих Е.В. Новое измерение американо-китайских отношений //Мировая экономика и международные отношения. №10. С. 51 – 56.
  9. Kaplan R. What Next for Donald Trump? (Symposium). The National Interest. 2017. January – February. P. 5 – 24.
  10. Merry R. What Next for Donald Trump? (Symposium). The National Interest. January – February 2017. P. 5 – 24.
  11. Graham T. Allison G.Simes D. A Sino-Russian Entente Again Threatens America. The Wall Street Journal, January. 29, 2019 [Электронный ресурс] URL: https://www.wsj.com/articles/a-sino-russian-entente-again-threatens-america-11548806978 (Дата обращения: 11.03.2019).
  12. Brands H. Trump Can’t Split Russia From China – Yet. [Электронный ресурс] URL: https://www.bloomberg.com/view/articles/2018-07-31/trump-can-t-split-russia-from-china-yet (Дата обращения: 11.10.2018).
  13. Приходько О.В. США и ЕС: конкурирующие подходы в отношении Китая // США-Канада: экономика, политика, культура. 2018. №3. C. 5 – 20.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Myunkhenskaya konferentsiya po bezopasnosti. Doklad. [Munich Security Conference. Report]. [Electronic resource] URL: https://inosmi.ru/politic/20190215/244578638.html (accessed: 16.03.2019).
  2. Tarabay J. CIA official: China wants to replace US as world superpower. [Electronic resource] URL: https://edition.cnn.com/2018/07/20/politics/china-cold-war-us-superpower-influence/. (accessed: 11.10.2018).
  3. Mandelbaum The New Containment. Handling Russia, China, and Iran. Foreign Affairs March/April 2019 Issue. [Electronic resource] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2019-02-12/new-containment (accessed: 16.03.2019).
  4. Miller C. The New Cold War’s Warm Friends / Foreign Policy. March 1, [Electronic resource] URL: https://foreignpolicy.com/2019/03/01/the-new-cold-wars-warm-friends/ (Accessed: 15.03.2019).
  5. Robb R. Are we headed for a second Cold War with China, Russia? Not likely. USA Today. 11/03/2019.
  6. Allison G. China vs America. Managing the Next Clash of Civilizations. Foreign Affairs. September/October 2017. [Electronic resource] URL: https://www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2017-08-15/china-vs-america (accessed: 12.11.2017).
  7. Mir 2035. Global’nyi prognoz. [The World 2035. Global Forecast]. Edited by academic A.A. Dynkin. IMEMO im. E.M. Primakova RAN. [IMEMO named after E.M. Primakov RSA]. Moscow: Magistr Publ., 2017, 352 p.
  8. Drozhashchikh E.V. Novoe izmerenie amerikano-kitaiskikh otnoshenii. [The new dimension of the USA-Chinese relationships]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. [World Economy and International Relations]. No.10, 2017, pp. 51-56.
  9. Kaplan R. What Next for Donald Trump? (Symposium). The National Interest. 2017. January–February. pp. 5-24.
  10. Merry R. What Next for Donald Trump? (Symposium). The National Interest. January–February 2017. pp. 5-24.
  11. Graham T. Allison G.Simes D. A Sino-Russian Entente Again Threatens America.The Wall Street Journal, January. 29, 2019 Available at: https://www.wsj.com/articles/a-sino-russian-entente-again-threatens-america-11548806978 (accessed: 11.03.2019).
  12. Brands H. Trump Can’t Split Russia From China – Yet. [Electronic resource] URL: https://www.bloomberg.com/view/articles/2018-07-31/trump-can-t-split-russia-from-china-yet (accessed: 11.10.2018).
  13. Prikhod’ko O.V. SShA i ES: konkuriruyushchie podkhody v otnoshenii Kitaya. [The USA and the EU: competing approaches to China]. SShA-Kanada: ekonomika, politika, kul’tura. [The USA and Canada: Economics, Politics, Culture]. No.3, 2018, pp. 5-20.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.