Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 121-122 Выпуск: №2 (21) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Дунамалян Н. А. ПРОБЛЕМА «СОВРЕМЕННОСТИ» КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА / Н. А. Дунамалян, Р. А. Мирумян // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №2 (21) Часть 3. — С. 121—122. — URL: https://research-journal.org/politology/problema-sovremennosti-kak-politicheskogo-proekta/ (дата обращения: 19.09.2019. ).
Дунамалян Н. А. ПРОБЛЕМА «СОВРЕМЕННОСТИ» КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА / Н. А. Дунамалян, Р. А. Мирумян // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №2 (21) Часть 3. — С. 121—122.

Импортировать


ПРОБЛЕМА «СОВРЕМЕННОСТИ» КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА

Дунамалян Н. А.1, Мирумян Р. А.2

1Магистрант (2 курс), 2профессор, доктор филос. наук, Российско-Армянский (Славянский) университет, Ереван

ПРОБЛЕМА «СОВРЕМЕННОСТИ» КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЕКТА

Аннотация

 В статье рассматривается проблема Современности как части политико-философского проекта Нового времени. В ней осуществлена попытка обозначения «исходной точки» политического проекта Modernity, в рамках которого разрабатывался новый взгляд на общество и государство, оказывающий определённое влияние на современные социально-политические тенденции.

Ключевые слова: модернизм, современность, периодизация, государство, общество.

Dunamalyan N.A.1, Mirumyan R.A.2

1Undergraduate student (2 course), 2PhD in Philosophy, professor, Russian-Armenian (Slavonic) University, Yerevan

PROBLEM OF “MODERNITY” AS POLITICAL PROJECT

Abstract

The article dedicates to problem of Modernity, as part of the political and philosophical project of  New times. It also is made an attempt of notation of “starting point” of political project Modernity, in which developed a new perspective on contemporary society and the state, which has definite influence on modern social and political tendencies.

Keywords: modernism, modernity, periodization, state, society.

Выявление смыслового содержания «современности» актуально не только для исторических наук, но и для политических и социальных исследований, так как этим понятием обозначается феномен, представляющий собой финал проекта, зародившегося ещё в конце Позднего средневековья. Понимаемое в широком смысле понятие «современность» может обозначать определённый исторический период, который зачастую неправомерно отождествляется с капитализмом или с индустриализмом, «информационным обществом» и другими атрибутами модернистского общества Модерна. С другой стороны, понятие «современность» обозначает проблемную ситуацию, в которой оказываются общества и государства вследствие подрыва и распада того строя высших ценностей, которые ранее легитимировали существующие в данных обществах и государствах порядки, обеспечивали восприятие общей «картины мира» у членов этих обществ и оценивались ими в качестве некой объективной реальности. Поэтому «современность» может быть осмыслена как способ обозначения постоянного динамического процесса изменения политического, социального, культурного и ценностного пространства, связанного с формированием нового историко-культурного сознания, проявляемого в отношении к общественным институтам и нормам.

Переход к антропоцентристскому мировоззрению в эпоху Возрождения заставил многих мыслителей допустить мысль о создании регулируемых с рационалистической точки зрения систем общежития или саморегулируемых «естественных» систем с широким применением научных технологий в социальной и политической сферах, так как смена парадигмы сопровождалась рационализацией социальных институтов и человеческой жизнедеятельности в западноевропейском обществе, а также постепенным отходом политико-философской мысли от универсальных идей и переходом к изучению конкретных политических, социальных, экономических и других проблем. Идейно-политическим пространством изменения данных установок, касающихся роли государства и общества, стал политический проект Modernity, который создал необходимые предпосылки для перестройки всего средневекового общества и в рамках которого разрабатывались основные подходы к построению нового общества и государства.

В данном случае современная эпоха предстаёт вполне законченным проектом, который является планом создания некоторой институциональной системы, удовлетворяющей требованиям современной парадигмы. По мнению модернистов, государство и общество также должны соответствовать критериям модернистского проекта как единственного пространства рационального существования. «Общество современно только при условии, что ряд ключевых для него институтов и типов поведения правомерно называть современными. Лишь в той мере, в которой между базовыми институциональными структурами и моделями поведения различных стран существуют выраженные (и возрастающие) когерентность и соответствие» [1]. Исходя из этого, необходимо понять роль политического проекта Modernity в создании новой политической и социальной реальности средневекового общества и выделить основные черты Современности.

Впервые упомянутое Тойнби выражение «эра Модерна» обозначал период технического и интеллектуального толчка в XVI-XVII вв., который уже тогда определил образ Современности. Нужно отметить, что «понятие «modernus», впервые употреблённое в V в. с целью разграничения римско-языческого культурного наследия («прошлого») от христианства («современности»), впоследствии становится выражением самосознания европейца в каждую очередную эпоху через соотнесение последней с предыдущей эпохой и с древностью…» [2].

Можно назвать конкретную историческую фигуру, ставшую своеобразным архитектором Современности. Речь идёт о попытке Ф. Бэкона создать качественно новую науку, основанную на принципах объективизма и принципе непрерывного производства знаний. В своей работе «Новый органон» Ф. Бэкон опровергал аристотелевскую систему науки, что опосредованно касалось и средневекового наследия. Категориям схоластической философии Ф. Бэкон противопоставил доктрину «естественной философии», базирующейся на опытном познании, хотя и не свободной от отдельных понятийных и терминологических заимствований из учения перипатетиков (аристотелевской школы). Но на развитие западноевропейского общества XVII в. больше повлияла идея господства человека над природой и «сциентизации» всех сфер человеческой жизнедеятельности. Однако согласно точке зрения британского философа С. Тулмина, начало «современности» лежит в работах французского философа и математика Р. Декарта и итальянского астронома и физика Галилео Галилея , которые также, как и Бэкон, поставили перед собой цель создания нового метода научного познания, основанного на рационализме и скепцитицизме. «Интеллектуальная революция была запущена Галилео Галилеем и Рене Декартом. Она имела два аспекта: это была научная революция, так как она привела к поразительным нововведениям в физике и астрономии, а также это было рождением нового метода в философии, который установил ту традицию исследований в теории познания и философии сознания, которая продолжалась вплоть до наших дней» [3].

Периодизация Модерна с точки зрения историографии несравнима, например, с периодизацией отдельных исторических эпох, так как цели модернизма обладают притязаниями на внеисторическое свойство, то есть модернисты «отказывались» от влияния исторического контекста на содержание и характер своего проекта. Свидетельством этому является появление большого количества идей в XIX-XX вв., которые прогнозировали конец истории человечества с победой какой-либо конкретной идеологии. Несмотря на это, в данном случае уточнение периодизации важно с точки зрения идейно-политических предпосылок возникновения Modernity как отдельного проекта. Последнее обстоятельство указывает на то, что Модерн представляет собой не столько отдельную историческую эпоху, сколько совокупность определённых взглядов, ценностей и идей, которые должны были прививаться и устояться на протяжении долгого времени в европейском и других обществах.

В связи с привязкой появления Модерна к XVII в. возникает вопрос о соотношении либерализма как политической идеологии и модернизма как политического проекта, так как принято считается, что Модерн является порождением либерализма как его основного орудия трансформации политического, социального и культурного пространства. Однако в отличие от либеральных мыслителей предтечи и разработчики модернизма в большинстве своём были сторонниками абсолютной монархии и сильного централизованного государства. В то же время чисто хронологически формирование модернизма на несколько десятков лет опережает либерализм, но нужно заметить, что либерализм (Дж. Локк), являясь некоторым реформатором ранних модернистских идей Бэкона, Гоббса, Гроция, Пуфендорфа, заимствовал из данных концепций основную идею естественного состояния и государства как совокупности определённых элементов, но убрал политически невыгодные идеи абсолютной монархии, суверена, «левиафановского» государства, хотя дальнейшее развитие идеологических течений покажет, что модернизм постепенно использовал свой скрытый потенциал в различных обществах (наибольшим образом крайние формы модернизма проявились в тоталитарных режимах XX в., которые использовали схожие механизмы реализации властных полномочий), независимо от господствующей идеологии.  Важно отметить, что либерализм нацелен на соединение политической и экономической сферы общества, через которые опосредованно влияет на другие сферы, модернизм же представлял собой совокупность различных проектов с общими элементами почти во всех формах культуротворчества (наука, политика, экономика, искусство, архитектура и другое). Таким образом, проект Модерна, соприкасаясь с созданием «реальности», вбирает в себя почти все необходимые для  построения общества плоскости, в то время как только его политическая и экономическая «версии» смешиваются с политическими идеологиями и, в частности, с либерализмом.

Исходя из вышеотмеченного, стоит заметить, что модернистский проект имеет как минимум два измерения: идеологическое и техническое. Наличие этих измерений объясняется самой сущностью модернизма как новой модели мышления и идеологического конструкта. Изначально проект Modernity был предназначен для борьбы с «предрассудками» средневековой эпохи и для создания нового, то есть «чистого», мировоззрения. Прежде всего, модернизм является технологией построения «современности» на основе принципов универсализма и тотальности, а, с другой стороны, влияя на то или иное общество через искусство и конструирование нового жизненного пространства, Модерн остаётся идеологическим продуктом Нового времени.

Отметим, что понимание «современности» как модернистского проекта даёт возможность переосмыслить роль и значение современных политических и социальных институтов, влияющих на создание единого универсального пространства, где должны функционировать одни и те же стандарты. В этом контексте можно рассматривать и феномен модернизации, понимаемый как процесс необходимого приобщения к западным ценностям. С другой стороны, модернизация может рассматриваться и как способ адаптации политической системы и адекватного реагирования на вызовы современности. Таким образом, модернистский проект не только создаёт современное социальное пространство, но и является причиной переживаемого мировым сообществом системного кризиса.

Сложившаяся на сегодняшний день на планете ситуация диктует острую необходимость в радикальных изменениях институциональных основ мирового сообщества, обусловленную исчерпанием осуществлённых в контексте эпохи Модерна социальных практик.

Литература

  1. Виттрок Б. Современность: одна, ни одной или множество? Европейские истоки и современность как всеобщее состояние// «Полис» («Политические исследования»), 2002 , №1. С. 141-159
  2. Мирумян Р.А. У истоков политического модернизма: к вопросу о формировании политического проекта Modernity (методологические аспекты). // Сборник научных статей РАУ. Ер., 2007. № 1 C. 66, 70
  3. Toulmin S. Cosmopolis: The Hidden Agenda of Modernity. The University of Chicago press. Chicago. 1990. C. 14

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.