Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.66.082

Скачать PDF ( ) Страницы: 140-142 Выпуск: № 12 (66) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Шорманбаева Д. Г. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КОРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / Д. Г. Шорманбаева, М. А. Сейдинова, М. Б. Жиенбаев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 12 (66) Часть 2. — С. 140—142. — URL: https://research-journal.org/politology/globalizaciya-i-korejskaya-nacionalnaya-identichnost/ (дата обращения: 19.09.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.66.082
Шорманбаева Д. Г. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КОРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ / Д. Г. Шорманбаева, М. А. Сейдинова, М. Б. Жиенбаев // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 12 (66) Часть 2. — С. 140—142. doi: 10.23670/IRJ.2017.66.082

Импортировать


ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КОРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Шорманбаева Д.Г.1, Сейдинова М.А.2, Жиенбаев М.Б.3

1Доктор, 2магистр юриспруденции, 3студент,

Карагандинский государственный технический университет

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И КОРЕЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Аннотация

Одной из наиболее ярких тем в современной южнокорейской внешней политике является сильное акцентирование на стремлении к достижению статуса «продвинутой нации» на международной арене, заключенное в актуальном лозунге «Глобальная Корея». Взаимодействуя с дискурсом глобализации, данная концепция предоставила Корее интерпретационную структуру для обсуждения ее национальной идентичности и глобальной позиции. Исторический опыт Кореи как отстающей нации вошел в основу цели стать лидирующей нацией. Так, дискурсивная практика Глобальной Кореи является не просто отправной точной во внешней политике современной Республики Корея, но и ключевым фактором корейской национальной идентичности

Ключевые слова: Республика Корея, национальная идентичность, Глобальная Корея, глобализация.

Shormanbaeva D.G.1, Seydinova M.A.2, Zhienbaev M.B.3

1PhD, Karaganda State Technical University,

2Master of Laws, Karaganda State Technical University,

3Student, Karaganda State Technical University

GLOBALIZATION AND KOREAN NATIONAL IDENTITY

Abstract

One of the most striking topics in the modern South Korean foreign policy is the strong emphasis on the desire to achieve the status of an “advanced nation” on the international arena, embodied in the topical slogan “Global Korea”. Interacting with the discourse of globalization, this concept provided Korea with an interpretative framework for discussing its national identity and global position. The historical experience of Korea as a backward nation was the basis for the goal of becoming a leading nation. Thus, the discourse practice of Global Korea is not just a starting point in the foreign policy of the modern Republic of Korea, but also a key factor in the Korean national identity.

Keywords: Republic of Korea, national identity, Global Korea, globalization.

В период после окончания Холодной войны понятие глобализации стало активно обсуждаться по всему миру. Процессы глобализации так остро волновали корейское общество, что правительство во главе с Президентом Ким Ёнсамом ввело собственное понятие глобализации, названное «segyehwa», которое обрело статус национальной стратегии и официальной политики в вопросах глобализации и строго придерживались его [1]. Согласно данному понятию, глобализация рассматривается как наиболее целесообразный путь для Кореи на пути к статусу мировой, продвинутой нации. Согласно Сэмюелю Киму ни одна страна в мире после окончания Холодной войны не имела столь яркого рвения и не вела столь активной политики на пути к глобализации [2]. Взаимосвязь глобализации и национальной идентичности в корейском обществе является сложной и многогранной, и в то время обе эти концепции имеют убедительное теоретическое обоснование, при этом, важно отметить что, как правило, национальную идентичность в актуальных исследованиях принято связывать с этнической идентичностью [3, С. 14]. Данные исследования отражают уникальное явление, названное корейским парадоксом [3, С. 20], когда параллельно в одном обществе активно развиваются и существуют две яркие противоборствующие глобализирующая и националистическая тенденции, которые, все же, не могут объяснить объективизм существования глобализационных и националистических настроений в корейском обществе.  Данная статья не имеет цели решения данного парадокса, а нацелена на демонстрацию контекста и условий, позволивших существовать глобализационных и националистических тенденций в Корее одновременно.

Опираясь на пост-структурные теории идентичности, статья предполагает, что национальная идентичность является специфической формой дискурсивной социальной идентичности, произведенной, воспроизведенной, трансформированной и разрушенной с помощью языка и других знаковых систем [4, С. 153]. Национальную идентичность следует понимать как динамичное, хрупкое, ранимое и часто некогерентное против классического толкования национальной идентичности как нечто последовательного, стабильного и неизменного [4, С. 154]. Дискурсивные особенности национальной идентичности не только допускают возможность существования различных форм идентичности в различных периодах истории, но и допускают возможность сосуществования нескольких форм идентичности в любой заданной точке истории [4, С. 158].

Девелопментаризм – еще одна теоретическая база, оказавшая существенное влияние в вопросе толкования национальной идентичности и мировоззрении многих стран в период после окончания Второй Мировой войны [5], [6]. В рамках данной работы основное внимание уделяется дискурсу девелопментализма в Корее и пониманию национальной динамики идентичности в условиях глобализации. Евроцентрический аспект мирового порядка девелопментализма, присутствовавший в Корее, через дискурс традиционного корейского понятия «seonjinguk» стал самой влиятельной дискурсивной рамкой для интерпретации корейской национальной идентичности во второй половине XX века [7, С. 90]. В своих исследованиях Ким Джунте отмечает что дискурс «seonjinguk» является исторически построенной системой знаний на основе системы концептуальной взаимосвязи «seonjinguk» и «hujinguk», которое отражает классификационное различие между «развитым» и «недоразвитым» в евроцентрической модели развития. Дословный перевод «seonjinguk» является «страна, идущая вперед», или развитая страна (передовая страна), когда как «hujinguk» переводится как «страна, идущая в обратном направлении» или недостаточно развитой страной.

Эволюцией дискурса понятия «передовая страна» в Корее можно считать появившуюся в 1960-е годы теорию «режима развития». Программа развития и национального видения Пак Чжон Хи, захватившего власть в результате военного переворота 1961 года, является отправной точкой траектории развития Кореи и ее национальной идентичности [7, С. 82].

В дискурсе понятия «передовой страны» с позиции девелопментаризма стоит отметить, что данное понятие стало идеальным образом для преобразования корейского общества, национальной идеей и центральной опорной точкой. Традиционное понятие «передовой страны» условно включает на 2 составляющие: конкретную и абстрактную. К конкретному типу принято относить высокоразвитые страны с высоким доходом, международные организации и международные финансовые структуры, такие как Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и комитет содействия развитию (КСР) [8, С. 190].

В качестве абстрактной сущности «передовой страны» принято считать национальные идеи, цели и статус, а так же наиболее желательные уровни и типы достижений в той или иной сфере. Как и любой другой дискурс, дискурс «развитая страна» считается динамичным и его представления исторической трансформации Кореи претерпевают изменения в виду различных факторов на национальном или глобальном уровне. Эта динамика прослеживается в том числе благодаря правительственным лозунгам, так, в период авторитаризма с начала 1960-х годов до середины 1980-х годов использовался лозунг «guendaewa» (модернизация), на смену которому пришел лозунг «segyehwa» (переосмысление), актуальный в 1990-х годах, логичным продолжением которого стал лозунг «seonjinwa» (достижение продвижения) с конца 2000-х годов [8, С. 192].

Режим Пак Чжон Хи имел антикоммунистический характер и преследовал цели форсированного экономического развития. Это привело к созданию нового синтетического дискурса власти путем объединения тезиса развития и антикоммунизма с национализмом под лозунгом «Модернизации Родины». В тот период сам Пак Чжон Хи определил актуальный статус Кореи как «недоразвитый», где основной проблематикой стали низкое экономическое развитие и общая бедность населения. Стремление Пак Чжон Хи привести Корею в категорию «передовых стран», иначе говоря «развитых» стран, определило национальную политику в период 1960х- 1980х годов.

Авторитарный режим Чон Дон Хвана во многом сохранил основные постулаты стратегии режима Пан Чжон Хи и продолжил курс на форсированный экономический рост. Дискурсивная сила «передовой страны» сыграла важную роль в идеологических основ «догоняющей» модели экономики Кореи. Дискурс «передовой страны» претерпел существенную трансформацию под влиянием глобализации в 1980-х годах. Затем, добившись индустриализации и демократизации, Корея нуждалась в другой модели развития, целью которой было бы «обновление Кореи для эффективного решения глобальной проблемы» [9, С. 325].

Администрация Президента Ким Ёнсама (1992-1997) начала политику «достижения продвижения» в качестве официальной политики глобализации. В своем новогоднем обращении в 1995 году Президент Ким провозгласил необходимость введения данной политики как способа Кореи к эффективной конкуренции на международном уровне, которая рассматривалась и как кризис, и как новые возможности [9, c. 330]. Корейская национальная элита считала глобализацию универсальной тенденцией и активно поддержала явление глобализации как путь к глобальной конкурентоспособности и продвижению [9, c. 331]. Политика «достижения продвижения» была уникальна и тем, что стратегический план развития в целях глобализации Кореи «спускался сверху вниз» [10, С. 100].

После вступления Кореи в ОЭСР в 1996 году, концепт полноценной «передовой страны» был принят в качестве национального материального видения, считавшегося неизбежно достижимым [10, С. 88]. Так, дискурс «передовой страны» претерпел важные преобразования. Три изменения были весьма значительными. Во-первых, понятие «передовой страны» стало более популяризованным, а его коннотация стала более обобщенной и идеализированной [11, С. 9]. Во-вторых, произошло расширение дискурсивной области «передовой страны» в области экономики, всей государственной политики, в том числе в сфере образования, дипломатии, охране окружающей среды и труда, здравоохранения. В-третьих, произошла существенная трансформация и консолидация корейской демократии. Это привело к расколу консерваторов и новаторов этого понятия в сфере политики. Консерваторы выступали за концепт «передовой страны», благоприятствующий свободе, росту и постепенному реформированию к чистому капитализму, поддерживая свободную рыночную экономику, основанную на идеях американской модели неолиберализма. В противовес этому, новаторы принимали демократические ценности и идеалы социального государства в соответствии с западноевропейской моделью, основанной на равенстве и фундаментальных реформах капитализма путем государственного вмешательства [11, С. 11].

В период азиатского финансового кризиса администрация Президента Ким Дэджуна столкнулась с новыми глобальными вызовами и использовала концепт глобализации для преодоления внутреннего сопротивления на реализацию программ структурной перестройки, предписанных Международным Валютным фондом. Неолиберальные реформы были введены как необходимый шаг на пути к достижению статуса «передовой страны». Тем не менее, администрации Президента Ким Дэджуна и Президента Но Му Хён практиковали более плюралистический и популистский дискурсивный фокус концепта «передовой страны» в соответствии с их прогрессивной политикой [8, С. 188]. Под лозунгом «универсального глобализма» идеалы концепта были сформулированы с точки зрения демократии, свободы, благосостояния, прав человека в соответствие с актуальной повесткой дня в целях активизации демократизации и построения благосостояния общества.

Возвращение консервативной власти во главе с Президентом Ли Мён Баком в 2008 году в период мирового финансового кризиса стало свидетельством возвращения к жесткому концепту «передовой страны», выражавшегося в изменившейся государственной политике и взгляду на национальную идентичность. Данные изменения были заключены в новом лозунге «передовая нация», который занял центральное место в концепции правительства в вопросе национальной идентичности [8, С. 190]. Основными изменениями стали новые цели и задачи администрации Президента Ли заключались в росте экономики (рост ВВП до 30000 USD на душу населения), изменении внутренней политики (либеральная демократия сменила популизм), поддержании баланса между частными и общественными интересами в обществе, создании глобальной культуры и реструктуризации международных отношений Кореи [8, С. 192]. По своей сути, концепт «передовой нации» сформулировал суть неолиберальной концепции коллективных усилий в обществе с прогрессом, основанном на инновациях.

В связи с этим, широкую популярность обрело понятие «Глобальной Кореи», являющим собой синтез баланса глобализационных и националистических начал корейского общества. В рамках статьи эволюция понятия Глобальной Кореи используется для обеспечения альтернативного чтения современной корейской внешней политики с точки зрения политики национальной идентичности в контексте глобализации, сосредоточенная на преемственности и авторитете дискурса «seonjinguk» и его влиянии на внешнюю политику Кореи. В статье было показано, что для обеспечения имиджа Кореи как продвинутой нации Правительство стремилось к обеспечению высокого развития не только в экономической сфере, но и во всех сферах жизни страны, включая дипломатическую практику. Так, глобализация внешней политики Кореи означает удовлетворение требования «догнать» дипломатические стандарты «продвинутой нации». Идентификация сильной идентичности послужила четким шаблоном для формирования дипломатической практики Кореи и международной роли страны под объединенным лозунгом «Глобальной Кореи».

Список литературы / References

  1. Shin Soon-ok. South Korea’s Elusive Middlepowermanship: Regional or Global Player? / Soon-ok Shin // The Pacific Review. — 2015. – DOI: 10.1080/09512748.2015.101344.
  2. Kim S. Korea’s Globalization / Samuel Kim – New York: Cambridge University Press, 2010. – 350 p.
  3. Kim S. Korea and Globalization: A framework for Analysis’. In Samuel Kim (ed.) Korea’s Globalization. – New York: Cambridge University Press, 2000. – P. 1-28.
  4. De Cellia R. The Discursive Construction of National Identities. / Rudolf de Cellia // Discourse & Society. – 1999. – №10 (2) – P. 149-173.
  5. Escobar A. Encountering Development: The Making and Unmaking of the Third World / Arturo Escobar – Princeton, NJ: Princeton University Press, 1995 – 120 p.
  6. Jan Nederveen Pieterse. Development Theory / Pieterse Jan Naderveen – London: Sage, 2009. – 87 p.
  7. Kim J. The West and East Asian National Identities: A Comparison of Discourses of Korean Seonjinguk, Japanese Nihonjinron, and Chinese New Nationalism’. / Kim Jongtae (eds.) Globalization and Development in East Asia. – New York: Routledge, 2012. – P. 80-97.
  8. Kim J.. The Discursive Structure of Developmentalism in Korea: A Compari­son of Geundaehwa, Segyehwa, and Seonjinhwa Discourses’. / Jongtae Kim // Economy and Society – 2012. – №103 – P. 166-195.
  9. Kim J. South Korea’s Historical Constructions of Advanced Country: The Discourse of Seonjinguk from the 1980s to the Present. . / Jongtae Kim // Society and Theory – 2011. – №18 – P. 315-351.
  10. Kang Eliot. Segyehwa Reform of the South Korean Developmental State’. In Korea’s Globalization. / In S. Kim (ed.) Korea’s Globalization. – New York: Cambridge University Press, 2000. – P. 76-101.
  11. Son Hyeonju. Analysis of Reasons and Countermeasures for the Necessity of Alternative Futures Discourses in South Korea. /Hyeonju Son// Futures – 2014 – №55(1) – P.1-11.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.