Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.58.094

Скачать PDF ( ) Страницы: 124-126 Выпуск: № 04 (58) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гуринович Д. Ф. БРИКС В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО МИРОПОРЯДКА / Д. Ф. Гуринович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 124—126. — URL: https://research-journal.org/politology/briks-v-strukture-sovremennogo-miroporyadka/ (дата обращения: 27.06.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.58.094
Гуринович Д. Ф. БРИКС В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО МИРОПОРЯДКА / Д. Ф. Гуринович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 04 (58) Часть 2. — С. 124—126. doi: 10.23670/IRJ.2017.58.094

Импортировать


БРИКС В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО МИРОПОРЯДКА

Гуринович Д.Ф.

ORSID: 0000-0002-4723-9313, Аспирант факультета политологии, Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД РФ

БРИКС В СТРУКТУРЕ СОВРЕМЕННОГО МИРОПОРЯДКА

Аннотация

Рассматриваемое в статье транснациональное объединение государств БРИКС представляет собой новый политический формат в развитии многомерности условий современной глобализации. Исследование различных аспектов трансрегионального развития современного политического института, представленного объединением БРИКС, обуславливается тем обстоятельством, что механизм его развития   зависит не только от экономической заинтересованности, сколько от политических условий стабильности регионального взаимодействия входящих в него стран.

Ключевые слова: БРИКС, политический институт, экономическое объединение, трансрегиональное сотрудничество, новый геополитический формат, новая форма международных отношений.

Gurinovich D.F.

ORSID: 0000-0002-4723-9313, Postgraduate student of the Faculty of Political Sciences, Moscow State Institute of International Relations of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Federation

 BRICS IN THE STRUCTURE OF THE MODERN WORLD ORDER

 Abstract

BRICS – the transnational association of states considered in the paper is a new political format in the development of the multidimensionality of the modern globalization conditions. The study of various aspects of the transregional development of the modern political institution represented by the BRICS Union is due to the fact that the mechanism of its development depends not only on economic interest, but also on the political conditions for the stability of the regional interaction of its members.

Keywords: BRICS, political institute, economic association, transregional cooperation, new geopolitical format, new form of international relations.

В ХХІ веке новый миропорядок обретает конкретную, исторически обусловленную структуру, стабильность которой поддерживается приблизительным паритетом между государствами и блоками государств. Демонтаж прежнего миропорядка является следствием нарушения равновесия и активирует переходный, транзитивный период, в ходе которого мир, как система, стремится достичь нового равновесия или нового дисбаланса. После того как равновесие будет достигнуто, будет складываться новый миропорядок, стабильность и продолжительность существования которого определяется: во-первых, тем, какие государства окажутся, образно говоря, форвардами в международной политической игре; во-вторых, тем, какие государства и какие регионы по какой-либо причине снизят своё влияние или же выдвинуться в определённом ареале геополитического пространства;

В данном контексте значительную актуальность приобретает тот факт, что БРИКС, как интеграционное объединение, представляет собой мощную структуру в современной системе международных отношений.

Без преувеличения возможно сказать, что проблематика БРИКС – один из постдисциплинарных объектов социогуманитарного знания последнего десятилетия, и синергетическая методология подобного знания позволяет продуцировать концептуальные основания решения возникшей, трансформирующейся и образно говоря, «мутирующей» проблемы. Интегральным выражением указанных проблем является оценка БРИКС в целом с позиций сущностно рассматриваемой современности.

Глубокое и всестороннее осмысление смыслотермина БРИКС предполагает, по мнению современного философа И.Я. Левяш, концептуально целостный контекст: триаду геополитики/геоэкономики – цивилизации – культуры с опорой на «культурные слагаемые современности»; понимание единства и вместе с тем многомерности глобального мира; выяснение роли в нем smart power (разумной силы)  наций-государств; непосредственная зависимость этой силы от беспрецедентной в истории инверсии – развития как условия выживания; признание, что пока субъекты БРИКС в лучшем случае более растут, чем действительно развиваются; отсюда – востребованность методологии предвидения, прогнозирования и моделирования процесса формирования БРИКС [1].

Следует подчеркнуть – БРИКС как межгосударственное объединение занял особое место в ряду трансрегиональных организаций. Он отображает тренд, в соответствии с которым Россия солидаризуется в качестве межрегионального центра влияния с элементами глобальной державы, разумеется, насколько это адекватно её реальным ресурсам, а не только декларациями.

Создание БРИКС, говорит о начале изменения мировой экономики в направлении с Запада на Восток, в сторону развивающихся стран. Кроме взаимодействия по значительным проблемам современности, БРИКС проводит политику невмешательства во внутренние дела своих партнёров. Практически, БРИКС, в случае его дальнейшего плодотворного развития, может предстать не только как идеальная модель института сотрудничества стран в глобальном мире; но и как реальная модель, выстраивания направлений «Север-Юг» и «Восток-Запад», а также каких-либо военно-политических блоков [2].

По мнению главного научного сотрудника Института Латинской Америки РАН Я.Г. Шемякина, в контексте осмысления предпосылок объединения стран БРИКС «…одна из главных коллизий, развёртывающихся в духовном пространстве BRICS, – это столкновение, взаимное переплетение и конфликтное взаимодействие двух качественно различных типов рациональности – формальной рациональности западного происхождения и характера» и присущей странам БРИКС «ценностной рациональности, опирающейся на духовное наследие соответствующих неевропейских цивилизаций». При всей огромной разнице между особенностями цивилизации стран БРИКС, все они «разновидности рациональности, которую вслед за Вебером можно назвать «ценностной»: здесь ключевое значение придаётся качественным характеристикам объектов действительности, всегда присутствует представление о некоей высшей цели» [3, С. 76].

Исходя из официальной позиции России, взаимодействие в рамках БРИКС совпадает со стратегически-национальными интересами, обеспечивая стабильность внешней политики. Данная позиция нашла своё отражение в концепции внешней политики России, а также и в других документах МИД Российской Федерации.

Необходимо учитывать, также потенциал структуры БРИКС имеющий стремление развиваться и тем самым увеличивать свой авторитет в мире, в том числе России, как одной из ключевых стран-участниц БРИКС. Практика отношений с США и Евросоюзом показывает, что в условиях второй декады ХХІ столетие Российская Федерация не достигает взаимопонимания по важным для себя вопросам. Соответственно, развитие альянсов подобных БРИКС, должно способствовать повышению уровня рациональности, сбалансированности и продуктивности системы международных отношений.  Безусловно, нахождение России в БРИКС ведёт к укреплению её позиций в диалоге с США и Евросоюзом по актуальнейшим проблемам международных отношений. Россия в перспективе могла бы стать связующим звеном между членами самого БРИКС (с государствами-участниками которых у РФ складывается благоприятный диалог), а также БРИКС и G-7.

России исторически присуще стремление к расширению пространства, таким образом, как известно, развивалось Российское государство. Объединяясь с Бразилией, Индией, Китаем, ЮАР, Россия имплицитно расширяет собственную зону влияния, реализуя собственные, а именно внешнеторговые интересы. Коллективная экономическая деятельность БРИКС должна способствовать развитию экспорта российского товара, способствующего укреплению торговли и налаживанию взаимодействия в сфере конкурентной политики. Тем самым БРИКС даёт возможность России широкого доступа на новые финансово-экономические рынки. К тому же Россия сохраняет положение главного поставщика энергоресурсов для государств партнёров, а в перспективе становясь важным импортёром новейших технологий, в таких сферах как: авиастроение, ядерная энергетика, производство военной продукции и т.д. Тем самым способствуя усилению конкуренции России как крупного экономического партнёра. Ко всему, используя БРИКС, Россия может решительнее озвучивать собственные предложения относительно борьбы с мировым кризисом (в частности, в рамках G-20), что объективно способствует усилению её влияния на глобальную экономику, и не только через энергетическую сферу [4, С.25].

Россия придерживается следующего что, имея жёсткую политическую волю в лице руководства стран БРИКС к стремлению кооперации, этот альянс в скором времени станет одним из главных элементов новой системы глобального управления, а именно в финансово-экономической сфере. Наряду с этим Российская Федерация выступает за позиционирование БРИКС в мире как принципиально новую модель международных отношений, дополняющей/замещающей прежние модели отношений «Север – Юг или Восток – Запад».

Впрочем, не стоит рассматривать процессы, относящиеся с БРИКС, только лишь с точки экономических процессов. БРИКС предполагает решение более сложных и масштабных задач – достижение мира и безопасности, развития сотрудничества в различных регионах планеты. БРИКС стремится «внести значительный вклад в развитие человечества и создание более равноправного и справедливого мира» [5].

Поэтому, как нам видится, членство в БРИКС сказывается положительно на интересах России по многим причинам. С учётом перспективности развития БРИКС, Российская Федерация приобретает сильный инструмент усиления политического авторитета в мире, сниженного с распадом СССР, а также получает средство утверждения и прогресса в своих стратегических приоритетах. Участники БРИКС выступают фактически партнёрами и единомышленниками в совместном осмыслении и принятия решений при возникновении региональных и глобальных проблем в ООН, а также включая «Большую двадцатку» (G-20). Ответственно и многообещающе БРИКС заявил о себе в Совете безопасности ООН.

Исходя из геополитической специфики Россия имеет таких препятствий меньше, по крайней мере, они незначительнее, возможно, за исключением системы США – Бразилия. Эти же сравнительные преимущества России распространяются и на её отношения в «Большой восьмёрке» и «Большой двадцатке». Во-первых – она образует фактически собственную категорию в одном лице и способна декларировать, по крайней мере, теоретически, свою повестку дня, с учётом интересов своих стратегических партнёров, включая членов БРИКС. Во-вторых, место и роль Российской Федерации более естественны, так как там у неё открывается потенциал не только «разыгрывать карту» своего вхождения в клуб «восьмёрки», где РФ находится от части, не будучи членом «финансовой семёрки», но и кооперироваться с Бразилией, Индией, Китаем, и другими, вновь заявившими о себе центрами мирового влияния во взаимодействии с членами G-7, которые возможно считаются безусловными единомышленниками.

Акцентируя усилия в придании БРИКС современного качественного уровня, очень важно усиление взаимодействия не только на государственном уровне, но и между гражданским обществом стран-партнёров. Поэтому для более глубокой интеграции структур гражданского общества в концепции председательства России в БРИКС отражены предложения о конкретных шагах в социально-политическом взаимодействии, молодёжной политики и культуры [6].

Необходимо отметить, что за короткий срок БРИКС продемонстрировал заметные успехи на мировой арене, из начально воспринимаемый как договор между государствами с развивающейся экономикой защищающихся от кризиса, БРИКС становится заметным объектом на карте мира.

Список литературы / References

  1. Левяш И.Я. БРИКС в постдисциплинарной оптике современности: вызовы и ответы по оси Москва – Пекин/И.Я Левяш// http://ukros.ru/wp-content/uploads/2015/08/Левяш.doc
  2. Торин А.И. Академический форум БРИКС: к новой модели глобальных отношений / А.И. Торин // Журнал Международная жизнь. – 2015, // https://interaffairs.ru/news/show/13192.
  3. Шемякин Я.Г. BRICS: цивилизационная идентичность и императив взаимопонимания / Я.Г. Шемякин // Журнал Латинская Америка. – 2014. – № 7. – С. 76.
  4. Гришаева Л.Е. БРИКС и новая роль России в глобальном партнёрстве // Экономический журнал. – 2012. – №27. – С. 6-28.
  5. Декларация, принятая по итогам саммита БРИКС. – Санья., Китай. – 2011. //http://kremlin.ru/supplement/907
  6. Концепция председательства Российской Федерации в межгосудар-ственном объединении БРИКС в 2015-2016 годах. Официальный сайт председательства Российской Федерации в БРИКС. // http://brics2015.ru/russia_and_brics/20150301/15383.html

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Levyash I. Ya. BRIKS v postdisciplinarnoy optike sovremennosti: vyizovyi i otvetyi po osi Moskva-Pekin [BRICS in postdisciplinary optics of the present: challenges and answers along the Moscow-Beijing axis]/ I. Ya. Levyash// http://ukros.ru/wp-content/uploads/2015/08/Levyash.doc. [in Russian]
  2. Torin A. I. Akademicheskiy forum BRIKS: k novoy modeli globalnih otnosheniy [BRICS Academic Forum: Towards a New Model of Global Relations] /A. I. Torin// Jurnal Mejdunarodnaya jizn [Journal International Affairs]. – 2015, // https://interaffairs.ru/news/show/13192. [in Russian]
  3. Shemyakin Ya. G. BRIKS: civilizacionnaya identichnost i imperative vzaimoponimaniya [BRICS: civilizational identity and imperative of mutual understanding] / Ya. G. Shemyakin // Jurnal Latinskay Amerika [Journal of Latin America]. – 2014. – №. 7. – P. 76. [in Russian]
  4. Grishaeva L.E. BRIKS i novaya rol Rossii v globalnom partnerstve [BRICS and the new role of Russia in the global partnership] // L.E. Grishaeva// Ekonomicheskiy jurnal [Economic Journal]. – 2012. – № 27. – P. 6-28. [in Russian]
  5. Deklaraciya, prinyataya po itogam samite BRIKS [Declaration adopted at the end of the BRICS summit]. – Sanya, China. – 2011. //http://kremlin.ru/supplement/907. [in Russian]
  6. Koncepciya predsedatelstva Rossiyskoy Federacii v mejgosudarstvennom obedinenii BRIKS v 2015-2016 godah [The concept of the Russian Federation’s chairmanship in the BRICS interstate association in 2015-2016]// Oficialniy sayt predsedatelstva Rossiyskoy Federacii v BRIKS [The official website of the Russian Federation presidency in the BRICS].//http://brics2015.ru/russia_and_brics/ 20150301/15383.html. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.