Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.131

Скачать PDF ( ) Страницы: 133-135 Выпуск: № 5 (119) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Юречко О. Н. Сознание, мышление и воображение человека в философских идеях и картинах мира / О. Н. Юречко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 4. — С. 133—135. — URL: https://research-journal.org/philosophy/soznanie-myshlenie-i-voobrazhenie-cheloveka-v-filosofskix-ideyax-i-kartinax-mira/ (дата обращения: 03.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.131
Юречко О. Н. Сознание, мышление и воображение человека в философских идеях и картинах мира / О. Н. Юречко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 4. — С. 133—135. doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.131

Импортировать


Сознание, мышление и воображение человека в философских идеях и картинах мира

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.131

Сознание, мышление и воображение человека в философских идеях
и картинах мира

Научная статья

Юречко О.Н.*

ORCID: 0000-0002-3614-8088,

Кубанский государственный медицинский университет, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (yurechko.o[at]mail.ru)

Аннотация

В статье анализируется проблема сознания, мышления и воображения, представленная в различных философских концепциях от классики до современности. Каждая модель или концепт сознания соотнесен с картиной мира, культурными универсалиями, идеями. Они задают особенности постановки и решения проблемы человека в аспекте его внутреннего, субъективного мира, то есть через особенное понимание мыслительных структур, самосознания и воображения как творческой, продуктивной силы, которая во многом и задает, формирует эти культурные миры и картины мира. Взаимосвязь и взаимозависимость построения философских концепций сознания человека, его мышления и воображения с культурными особенностями эпохи и научными идеями очевидна не только для древних и классических эпох. Эта связь еще отчетливее обнаруживается в современной культуре и обществе. Сегодня проблемы глобальной цивилизации, вопросы биотехнологий и человеческого будущего напрямую связаны с особенностями решения вопроса о том, что есть сознание, мозг, мышление. Таким образом, философские концепции нашей предметной области выступают необходимым компонентом новой картины мира.

Ключевые слова: сознание, человек, мышление, воображение, философская картина мира, натурфилософия, восприятие, язык, личность, культура.

Human Consciousness, Thinking and Imagination
in Philosophical Ideas and Worldviews

Research article

Yurechko O.N.*

ORCID: 0000-0002-3614-8088,

Kuban State Medical University, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (yurechko.o[at]mail.ru)

Abstract

The article analyzes the problem of consciousness, thinking, and imagination, presented in various philosophical concepts from the classics to the modern era. Each model or concept of consciousness is correlated with a worldview, cultural universals, ideas. They set the specifics of the formulation and solution of a person’s problem in the aspect of their inner, subjective world, that is, through a special understanding of mental structures, self-awareness, and imagination as a creative, productive force, which in many ways sets and forms these cultural worlds and worldviews. The interrelation and interdependence of the construction of philosophical concepts of human consciousness, their thinking and imagination with the cultural characteristics of the epoch and scientific ideas is obvious not only for the ancient and classical eras. This connection is even more clearly revealed in modern culture and society. Today, the problems of global civilization, the issues of biotechnology and the human future are directly related to the specifics of solving the question of what consciousness, brain, and thinking are. The philosophical concepts of the subject area under study are a necessary component of a new worldview.

Keywords: consciousness, human, thinking, imagination, philosophical worldview, natural philosophy, perception, language, personality, culture.

Введение

Проблема сознания является одной из самых глубоких, важных, интересных проблем среди многочисленных философских идей, концепций и теорий со времен возникновения западноевропейской философской традиции. Обращаясь к этой традиции, мы обнаруживаем очевидную связь проблемы сознания, с вопросами о том, что такое человек, в чем особенности его мышления и воображения, бытия и существования? Размышляя о сознании, его специфике и особенностях, философ, во-первых, обращается постоянно к опыту самоосмысления и рефлексии, к познанию самого себя и своего опыта жизни. Во – вторых, обнаруживает явную не предметность и не вещность сознания как такового, его открытость миру и постоянную естественную для самого человека феноменальную реальность внутреннего мира, который сопроводим сознанием постоянно. В – третьих, сознание напрямую выводит к проблеме мышления, возникновения мысли, но не сводится к ней, а включает духовно-нравственное содержание. Вот эти три аспекта проблемы сознания мы будем рассматривать в связи с историческими особенностями западноевропейской культуры и философии, и в связи с той картиной мира, которая во многом определялась философским пониманием человека, его сознания и познания.

Актуальность такого подхода и его новизна в современных исторических условиях информационного общества глобальной цивилизации, обусловлена обострившимися противоречиями между технологическими, научными достижениями и осмысленными, осознанными возможностями изменения привычного образа человека в этом мире, с учетом сохранения экологического и нравственного равновесия. Картина мира современной и постсовременной цивилизации как то легко отменяет или вытесняет философские идеи и принципы понимания нового. Точнее сказать, в этой картине мира философские идеи и принципы не обладают самоочевидной актуальностью. Видение мира основано на информационных и технологических достижениях. Однако, философия в своей истории продуктивна именно в кризисные переходные периоды жизни человеческой истории. В связи с этим, необычайно актуальной становится философская проблема человека и его сознания, мышления и разумности нового этапа эволюции жизни.

Основные результаты

Первая натурфилософская картина мира, сложившаяся в Античной Греции, явилась научным и философским основанием размышления и о человеке, и о его сознании, мышлении. Есть и обратная зависимость. Определенная модель сознания не только вытекала из этой картины мира, но и гармонично обусловливала ее устойчивость. Ведущим мировоззренческим принципом этой картины мира был космоцентризм. Он обеспечивал известную целостность и единство мира. Согласно этому принципу Космос – высшее бытие, природная чувственно-воспринимаемая реальность, телесно – вещественная и одновременно абсолютная. Ведущим принципом мировоззрения и картины мира античности был объективизм, как отмечал А.Ф. Лосев, «античная культура – это не только объективизм, но это еще и материально-чувственный космологизм» [8, С.154-155]. Макрокосмос мыслился древними греками как материальная, природная целостность, сущее в его полноте и единстве. Первоначалом этого космоса выбиралась та или иная субстанция, стихия (вещество), например у Гераклита – это огонь. Метаморфозы Огня – Логоса не только выстраивали всю «физику» Космоса, но и определяли его духовный, смысловой компонент. При этом, как отмечал М. Хайдеггер, греки мыслили субстанцию непосредственно (Гегель), обращались к тому, что лежит в основе, но философия «…должна мыслить истинное не только как субстанцию, но и как субъект» [10, С. 177]. Итак, мышление древнегреческих ученых обращено на поиск субстанции мира, на данное, мыслимое, а не на само себя и свое сознание. Однако есть особая категория, которая позволяет объединить или хотя бы найти момент соединения микро и макрокосмоса – это душа. С одной стороны душа категория собственно космологическая. Анаксагор считал необходимым существование особой субстанции («нус», ум), которая организует мир, делает его подвижным и познаваемым (своеобразный аналог совершенного знания, принцип организации и порядка). «Ум управляет сам собой и в конечном итоге ответственен за всё движение материи. В частности, он установил разумный порядок и устройство, которые суть следствия кругового движения» [1, С. 469]. Впервые Анаксагор отделил причину движения от материи, придал этой причине характер мыслящего начала, который дарует не только порядок, но и жизнь. С другой стороны, о душе говорят как о том, что одушевляет и оживляет тело человека, является началом движения и действия и, по сути мышления и рассуждения. И в этих подходах мы видим связь космологической и антропологической проблематики души. Антропологическая проблема сознания (души) пока только лишь часть космологии, как и человек в целом.

Душа человека как микрокосмоса есть начало не только движения, но и рационального познания, «пути истины», как его понимал Парменид. Великий элейский мыслитель открыл проблему бытия и впервые предложил метафизическую аргументацию в обосновании соотношения бытия и небытия, бытия и мышления. При этом бытие понимается как то, что есть, существует в единстве и как единое, абсолютная мысль тождественная Космосу. Элейская логика устанавливает, что то, что мыслится, существует, есть, то есть оно есть бытие или сущее. Рациональное, умственное «видение», схватывание сущего как такового, вводит ум, мышление человека в особенную способность противоположную всем другим качествам человека. Видеть, созерцать целое посредством ума – эта способность если и не заменяет проблему сознания, то все же подводит мыслителей к открытию специфики человека и его сущности. «Согласно Пармениду, мы или мыслим и, в таком случае, всегда мыслим чистое, утвердительное бытие, или отрицаем, и в этом случае мы фантазируем (doxazomen) – фантазируем о множественности и становлении» [7, С. 16]. Истина бытия устанавливается, таким образом, мышлением, разумом, а воображение полагает многообразие временного и пространственного мира природы, космоса, материи. Такая соотнесенность целостной картины мира и человеческого мышления, воображения, не предполагает пока духовно-нравственных аспектов изучения сознания и человека, которые в дальнейшем открывает Сократ. Афинский странствующий философ Сократ обратился к поиску абсолютной истины, но в этом поиске он начинает с самого себя. Открытие истины или Добра с необходимостью соотносится с тем, что есть в душе человека [9]. Самоосмысление – это не погружение в субъективность, а поиск нравственных оснований рациональности, как всеобщего знания. Сократ показал, что душа является сущностью человека, а интеллект и разум создают возможность нравственного совершенствования и, следовательно, выступают основанием гармонии мира души и социального космоса. Новоевропейская философия продолжает традиции рационального понимания человека, опираясь на исследования Сократа и классиков античной мысли. Однако меняется картина мира и мировоззренческие основания исследования человека, его сознания, мышления и воображения становятся иными. Во – первых, в картину мира входит идея бесконечности вселенной, которая вызывает трагическое мироощущение (Б. Паскаль). Во – вторых, человек осознавая свою отдельность и потерянность в этом мире, сосредоточен на своей собственной субъективности. Человек решает загадку бесконечности вселенной через внутреннее созерцание и размышление; априорные формы чувственности и рассудка, как показал И. Кант, структурируют этот бесконечный и безмолвный мир, делают его понятным и доступным сознанию, хотя бы на уровне опыта. «Пространство и время – вот те созерцания, которые чистая математика кладет в основу всех своих познаний и суждений, выступающих одновременно как аподиктические и необходимые» [6, С. 172]. Разрешить тайну бесконечности мира может исследование сознания человека. У Канта сознание человека, по сути, творческая способность, которая благодаря продуктивному воображению конструирует предмет знания, подводит понятие созерцания под категории рассудка, собирает мир целостности и возможности. Человек как субъект познания и творчества оказывается в центре большинства философских построений мыслителей нового времени. Проблему сознания в рамках рационалистической традиции исследовал Р. Декарт. Мышление, интеллектуальная интуиция становятся фактором открытия самоочевидности идей, которые находятся в душе человека или создаются им. Главный принцип «я мыслю, следовательно, я существую», демонстрирует факт самоочевидности мышления, сознания самому мыслящему субъекту, но мысль становится исходным и самостоятельным началом всего в мире
[4, С. 109]. Более того, активность мыслящего субъекта, деятельность самосознания, конструктивная роль воображения обретают даже онтологическое и метафизическое звучание, особенно в немецкой классической философии (Фихте). Метод сомнения Декарта приводит к обоснованию несомненности мыслящего субъекта, его сознания. Этот момент берет на вооружение основатель феноменологии Э. Гуссерль. Феноменологическая редукция Э. Гуссерля привела к углублению проблематики сознания в западноевропейской философии. При этом философ стремился преодолеть скептицизм и релятивизм в научном мировоззрении, и сделать это оказалось возможным через метод эпохэ, открывший новую сферу несомненных истин, феноменов чистого сознания. Гуссерль изучает интенциональные объекты или феномены чистого сознания, которое рассмотрено как некий поток различных актов, в том числе воображения, внимания, представления, и все это происходит во внутреннем мире трансцендентального субъекта (ego) в его сознании. Исследуя область чистого сознания, Гуссерль отмечал, что «…одна из существенных особенностей ego состоит в том, что оно всегда обладает системами интенциональности, в том числе и согласованными….», то есть любое сознание интенционально, направленно на объект [3, С.145]. Для трансцендентального сознания такими объектами будут перечисленные выше феномены восприятия, памяти, фантазии. И для самого сознания они в высшей степени реальны, несомненны и аподиктичны.

Заключение

Таким образом, если мы осуществим феноменологическую редукцию и вынесем вовне, «за скобки» все установки, предрасположенности эмпирического сознания (психики), то обнаружим особую реальность, поток феноменов чистого сознания. В соответствии с новой мировоззренческой картиной мира, которую открыла наука XX, субъект становится полноправным элементом видения и интерпретации многих событий, происходящих с различными объектами, при этом классический образ мира теряет свою необходимую актуальность [2], [5]. Новый мир постнеклассической науки вообще, возможно, откажется от устойчивого образа мира, как замкнутой и законченной картины реальности. Глобальный эволюционизм как ведущий принцип новой картины мира, делает универсальной идею развития, которая рассматривается с точки зрения самоорганизации. Синергетика определяет принципы возникновения упорядоченных структур, очевидно, что и сознание, мышление и воображение человека – своеобразные структуры духовного, внутреннего субъективного мира, понимание которого даст человечеству новые возможности в изучении вселенной.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Гатри У.К.Ч. История греческой философии в 6 т. Т. II: Досократовская традиция от Парменида до Демокрита / У.К.Ч. Гатри/ Пер. с англ. под ред. И.Н. Мочаловой. – Спб.: Владимир Даль,2017. -845 с.
  2. Грин Б. Элегантная Вселенная / Б. Грин. – Ижевск, 2001. – 285 с.
  3. Гуссерль Э. Картезианские размышления / Э. Гуссерль; Пер. с нем. Д.В. Скляднева. – СПб.: Наука, 2006. – 315 с.
  4. Декарт Р. Рассуждение о методе / Р. Декарт // Сочинения. – СПб.: Наука, 2015. – С. 93-132.
  5. Дойч Д. Структура реальности / Д. Дойч. – Ижевск, 2001. – 347 с.
  6. Кант И. Трактаты / И. Кант. – СПб.: Наука, 2006. – 551 с.
  7. Кох А.Ф. Гегель и греки о бытии и отрицании / А.Ф. Кох // Наследие Гегеля в истории философии и культуры: К 250-летию со дня рождения философа: сб. науч. Статей / отв. ред. А.Н. Муравьёв, А.А. Иваненко. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2020. – С. 15-32.
  8. Лосев А.Ф. Дерзание духа / А.Ф. Лосев. – М.: Политиздат, 1988. -366 с.
  9. Платон. Парменид, Кратил и другие диалоги. – СПб.: Наука, 2014.- 550 с.
  10. Хайдеггер М. Гераклит / М. Хайдеггер, Е. Финк; пер. с нем. А.П. Шурбелева. – СПб.: Владимир Даль, 2010. – 383 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Guthrie, U.K.C. Istorija grecheskoj filosofii v 6 t. T. II: Dosokratovskaja tradicija ot Parmenida do Demokrita [History of Greek Philosophy in 6 vols. Vol. II: The Pre-Socratic tradition from Parmenides to Democritus] / U.K.C. Guthrie / Translated from English. edited by I.N. Mochalova. – St. Petersburg: Vladimir Dal, 2017. – 845 p. [in Russian]
  2. Green B. Jelegantnaja Vselennaja [The Elegant Universe] / B. Green. – Izhevsk, 2001. – 285 p. [in Russian]
  3. Husserl E. Kartezianskie razmyshlenija [Cartesian reflections] / E. Husserl; Trans. from him. V. Sklyadneva. – St. Petersburg: Nauka, 2006. – 315 p. [in Russian]
  4. Descartes R. Rassuzhdenie o metode [Reasoning about the method] / R. Descartes // Sochinenija [Essays]. – St. Petersburg: Nauka, 2015. – pp. 93-132. [in Russian]
  5. Deutsch D. Struktura real’nosti [The structure of reality] / D. Deutsch. – Izhevsk, 2001. – 347 p. [in Russian]
  6. Kant I. Traktaty [Treatises] / I. Kant. – St. Petersburg: Nauka, 2006. – 551 p. [in Russian]
  7. Koch A.F. Gegel’ i greki o bytii i otricanii [Hegel and the Greeks on being and negation] / A.F. Koch // Nasledie Gegelja v istorii filosofii i kul’tury: K 250-letiju so dnja rozhdenija filosofa [Hegel’s legacy in the history of philosophy and culture: To the 250th anniversary of the birth of the philosopher] : collection of scientific articles / ed. by A.N. Muravyev, A.A. Ivanenko. – St. Petersburg: Publishing House of St. Petersburg University, 2020. – pp. 15-32. [in Russian]
  8. Losev A.F. Derzanie duha [Daring of the spirit] / A.F. Losev. – M.: Politizdat, 1988. -366 p [in Russian]
  9. Parmenid, Kratil i drugie dialogi [Plato. Parmenides, Cratylus and other dialogues]. – St. Petersburg: Nauka, 2014.- 550 p. [in Russian]
  10. Heidegger M. Geraklit [Heraclitus] / M. Heidegger, E. Fink; trans. from German A.P. Shurbeleva. – St. Petersburg: Vladimir Dal, 2010. – 383 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.