Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.159

Скачать PDF ( ) Страницы: 113-116 Выпуск: № 6 (108) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Григоренко Е. В. СОЕДИНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТЕОРИЙ ИСТИННОСТИ – ГЛАВНЫЙ ФАКТОР ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА И ПРОЦЕССА КОММУНИКАЦИИ В ФИЛОСОФИИ Д. ДЭВИДСОНА / Е. В. Григоренко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 5. — С. 113—116. — URL: https://research-journal.org/philosophy/soedinenie-razlichnyx-teorij-istinnosti-glavnyj-faktor-dlya-razvitiya-estestvennogo-yazyka-i-processa-kommunikacii-v-filosofii-d-devidsona/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.159
Григоренко Е. В. СОЕДИНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТЕОРИЙ ИСТИННОСТИ – ГЛАВНЫЙ ФАКТОР ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА И ПРОЦЕССА КОММУНИКАЦИИ В ФИЛОСОФИИ Д. ДЭВИДСОНА / Е. В. Григоренко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 5. — С. 113—116. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.159

Импортировать


СОЕДИНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТЕОРИЙ ИСТИННОСТИ – ГЛАВНЫЙ ФАКТОР ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА И ПРОЦЕССА КОММУНИКАЦИИ В ФИЛОСОФИИ Д. ДЭВИДСОНА

СОЕДИНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ТЕОРИЙ ИСТИННОСТИ – ГЛАВНЫЙ ФАКТОР ДЛЯ РАЗВИТИЯ ЕСТЕСТВЕННОГО ЯЗЫКА И ПРОЦЕССА КОММУНИКАЦИИ В ФИЛОСОФИИ Д. ДЭВИДСОНА

Научная статья

Григоренко Е.В.*

ORCID: 0000-0002-6139-4694,

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Россия

* Корреспондирующий автор (evgphil[at]mail.ru)

Аннотация

Главная цель статьи – представить идею философской концепции Д. Дэвидсона, заключающуюся в том, что только посредством соединения различных концепций возможно осуществление коммуникации и развитие речевого общения, а также формирование критериев истинного значения. Основной идеей философской концепции философа является мысль о том, что только основываясь на стремлениях человека, месте и времени всего происходящего, а также на практичности высказываний возможно формирование и реализация истинного знания о мире.

Задачами исследования являются: анализ концепции мыслителя с позиции формирования и интерпретации значения; трактовка критериев истинного знания в данном учении; актуализация концепции Д. Дэвидсона с позиции совмещения представленных им теорий истины. Помимо этой задачи, необходимо отметить стремление показать в рамках анализа вопроса о формировании истинного значения решение вопросов познания мира, интерпретации всего происходящего и задач, связанных с коммуникацией и речевым общением – создание конвенций, способствующих диалогу и пониманию между собеседниками.

Ключевые слова: истина, истинное значение, естественный язык, общение, конвенциональность, семантика, совмещение теорий, релятивистский подход, прагматизм.

THE COMBINATION OF DIFFERENT THEORIES OF TRUTH IS THE MAIN FACTOR
FOR THE DEVELOPMENT OF NATURAL LANGUAGE AND THE PROCESS OF COMMUNICATION
IN THE PHILOSOPHY OF D. DAVIDSON

Research article

Grigorenko E.V.*

ORCID: 0000-0002-6139-4694,

Siberian Federal University; Krasnoyarsk, Russia

* Corresponding author (evgphil[at]mail.ru)

Abstract

The main purpose of the current article is to present the idea of Donald Davidson’s philosophical concept, which consists in the fact that only through the combination of different concepts is it possible to carry out communication and develop speech communication along with the formation of criteria of true meaning. The main idea of the philosophical concept is the idea that to form and realize true knowledge about the world is possible only based on the aspirations of a person, the place and time of everything that happens, as well as on the practicality of statements.

The objectives of the research are the following: an analysis of the philosopher’s concept from the point of view of the formation and interpretation of meaning; interpretation of the criteria of true knowledge in this teaching; actualization of D. Davidson’s concept from the point of view of combining the theories of truth presented by him. In addition to this task, it is necessary to note the attempts to show, within the framework of the analysis of the issue such as the formation of true meaning of the solution to questions of knowledge of the world, the interpretation of everything that happens and tasks related to communication and speech: the creation of conventions that promote dialogue and understanding between interlocutors.

Keywords: truth, true meaning, natural language, communication, conventionality, semantics, combination of theories, relativistic approach, pragmatism.

Д. Дэвидсон – один из ярких представителей когерентной, прагматической теорий и реляционного подхода в понимании истины в аналитической философии языка. Совмещение этих теорий философ представляет во многих своих работах, в особенности в статьях «Истина и значение», «Общение и конвенциональность» и «Семантика для естественных языков».

В концепции истины философа представлена идея практичности логической семантики как условия успешности мыслей в современном знании. Эта особенность характеризует автора как представителя идей прагматизма.

Д. Дэвидсон, создавая теорию истины, основывается на теории истины А. Тарского. В этом философском учении основными критериями для определения истинного знания выступают «время – говорящий». Философ полагает, что метаязык должен являться основой для формирования и развития естественного языка, истинность знания которого определяется каждым из нас [6].

Д. Дэвидсон, опираясь на теорию истины своего предшественника, говорит о том, что фундаментальными критериями для представления истинной теории естественного языка выступает схема «место – время – говорящий», если изменяются данные критерии, формируется другая теория истины. Таким образом, данная идея демонстрирует релятивистский подход к истине, где истинное знание формируется относительно определённой системы, субъекта.

Относительность истины отмечает Е.В. Борисов, полагая, что для непропозициональных языков – метафорических, прагматических, ритуальных реальны только другие способы интерпретации, которые выражают непропозициональное содержание. «… для такого рода языков необходимо определённое расширение теории интерпретации, в рамках которого возможна тематизация неэквивалентности языков говорящего и интерпретатора» [2, С. 119]. Важно отметить, что постоянно изменяющийся характер истинного знания и поддерживает исследователь, анализируя философскую концепцию Д. Дэвидсона, что свидетельствует о реляционном подходе к истинному знанию, который является основополагающим в процессе коммуникации, формировании истинного значения и его реализации в естественном языке.

Помимо выявленных критериев истинного знания, отмечается создание конвенций – определённых соглашений, способствующих реализации правил, направленных на формирование общих понятий, выводов и развитие естественного языка. Это выражает главную идею прагматизма, где истинное знание формулируется благодаря определённым конвенциям, способствующим созданию общих идей, которые едины для всех собеседников диалога.

Прагматическую теорию истины, которая выражена посредством развития естественного языка через совершенствование речевого общения, Д. Дэвидсон представляет в своей работе «Общение и конвенциональность».

Главной особенностью данной теории является анализ взаимосвязи между значением и убеждениями, желаниями, намерениями, целями человека, а также вопрос о том, какую роль в речевом общении и в формировании значения играют конвенции.

Ещё один важный момент, отмеченный автором, заключается в том, что само высказывание истины в рамках произнесения предложения, которое отвечает критерию истинности, никогда не может быть самоцелью. В отличие от самого высказывания истины наиболее убедительным лингвистическим аналогом выигрыша является само утверждение. «Когда человек, выражающий какую-то идею, представляет себя убеждённым в правоте своих слов, возможно, что это так и есть» [6]. Релятивистский подход к истине выражается философом посредством утверждения каждого из нас, истинность и объективность которого представляется в его убеждении.

В связи с этим Д. Дэвидсон развивает идею о том, что любое утверждение является аналогичным победе, поскольку сам процесс и условия положения не регулируются никакими общими правилами, ни конвенциями. Акцент на субъективном выражении характеризует философа как представителя релятивистского подхода, в котором истина определяется индивидуальными правилами субъекта и основывается на его личных стремлениях и знаниях.

Анализируя особенность конвенции, Д. Дэвидсон полагает, что при формировании, понимании и употреблении значения не может быть никакой устоявшейся конвенции (правила). Главная особенность заключается в том, что «цель может и не быть очевидной, она может способствовать, а может не способствовать определению слушателем значения» [6]. Данное свойство языка он называет принципом автономии значения. Оно может меняться в связи с направлением речевого общения. Это подтверждает релятивистский подход к истине: истинно то, что направляет процесс коммуникации.

Далее исследуется конвенция, в которой каждый из нас приписывает значения отдельным словам и фразам при их произнесении или написании. Этот фактор также является особенностью релятивистского подхода, который характеризуется субъективным пониманием и реализацией значения каждым из нас. Именно условия, представленные индивидуальным пониманием субъекта, являются основой для формирования истины.

Важно отметить, что в релятивистском подходе к истине Д. Дэвидсона конвенция не определяется единообразием в формировании и интерпретации значения, поскольку единообразие не может быть обязательно для общения. «Каждый говорящий может говорить на своём особом языке, но это не будет препятствовать общению, коль скоро каждый слушатель понимает того, кто говорит» [6].

При успешном общении говорящему и слушающему необходимо вкладывать в слова говорящего одно и то же значение. Это главное условие конвенции, согласно которой должно осуществляться общение. И такое общее знание в этой концепции невозможно свести к определённым правилам, конвенциям и практике. Данная идея об общих принципах выражает одну из особенностей прагматизма.

Анализируя концепцию Д. Дэвидсона в этой работе, важно заключить: формирование, интерпретация и понимание значения выражает прагматическую теорию истины. Данная теория представлена теорией конвенции, которая создаётся посредством договорённости собеседников на предмет формирования и понимания идеи. «Дэвидсон, для того чтобы его теория интерпретации работала, требует лишь единообразия в убеждениях, единой когерентной системы взглядов, подобия в восприятиях реальности, а вовсе не допущения адекватного постижения самой реальности» [8, С. 64]. В.А. Ладов подчёркивает, что философская концепция Д. Дэвидсона характеризуется созданием соглашений, направленных на общность в решении обсуждаемых вопросов, что подтверждает когерентный подход к истине.

На основе проведённого анализа теории Д. Дэвидсона, представленной им в работе «Общение и конвенциональность», необходимо сделать вывод: с помощью представленных идей акцентируется внимание на том, что место, время, говорящий выступают основными критериями формирования истины; конвенция, способствующая соглашению как основы для общения и созданию общей мысли, понятна как для говорящего, так и для слушающего. Таким образом, создавая теорию истины, философ работает в рамках двух подходов – реляционного и прагматической теории истины. Здесь речевое общение основано на происходящем событии, где его целью является достижение общего согласия в понимании идеи.

Теория истины, сформулированная Д. Дэвидсоном, разработала логические конструкции с целью их применения в естественном языке для наилучшего его понимания и использования. Практическая применимость логической семантики выражается прежде всего в формулировании понятий, выражающих значения предмета с целью решения вопросов в обыденном языке. Это подтверждает корреспондентную направленность логической теории Д. Дэвидсона, где логика способствует решению вопросов в естественном языке.

Прагматическая теория истины Д. Дэвидсона представлена им посредством акцентирования внимания на формировании конвенции, которая осуществляется согласно целям и направлению речевого общения.

Данная теория представляет истину следующим образом: идеи, сформулированные определённым сообществом, должны быть применены на практике; изменение роли логики с целью развития естественного языка и процесса коммуникации.

Таким образом, теория истины Д. Дэвидсона представляет собой релятивистскую теорию истины, условиями которой выступают «место – время – говорящий»; меняется содержание и направленность этих аспектов, происходит изменение и в значении истины, её интерпретации и понимании.

В работе «Семантика для естественных языков» философ анализирует взаимодействие логики и естественного языка, где логика является основой для развития данного вида языка.

В концепции Д. Дэвидсона именно структура определяет истинность самой теории и отношения, в которых само предложение состоит с другими предложениями. Невозможно представить условия истинности всех предложений, не показав, что одни предложения являются логическими следствиями других. Таким образом, строгое связывание предложений друг с другом, представляет когерентную теорию истины.

Д. Дэвидсон приводит ещё один фактор для формирования истины в естественном языке – это эмпирический, выступающий основой для подтверждения истины. «Во многих случаях носителю языка может быть проще обозначить условия истинности предложения, чем оценить верность его грамматического построения. Предложение “Ребёнок кажется спящим”, может быть, трудно назвать грамматически верным, однако совершенно точно, что оно истинно, если и только если ребёнок кажется спящим» [5]. Здесь строгое соответствие образа факту показано в рамках корреспондентной теории истины, в которой и описано это соответствие.

Анализируя особенность истины для развития естественного языка, Д. Дэвидсон обращается к теории трансформационной грамматики Н. Хомского. В рамках данной концепции преимуществом данного вида грамматики над другими, которые могут задавать настолько же хорошие теории для совокупности грамматических предложений, является то, что такая грамматика может быть приведена в соответствие с лингвистической интуицией носителя языка.

Проблема заключается в том, чтобы найти относительно чёткий способ проверки соответствия теории этой лингвистической интуиции. Мы сами придаём эмпирический оттенок этой идее, если принимаем глубинную структуру за логическую форму.

Д. Дэвидсон сравнивает это с соответствующим разделом у Н. Хомского: «Хомский считает, что следующие два предложения, имея одинаковую поверхностную структуру, различаются по глубинной:

(1) Я убедил Джона уйти.

(2) Я ожидал, что Джон уйдёт.

Этот пример опирается на следующее наблюдение: если мы переводим встроенное предложение во втором предложении в пассивную форму, результатом будет предложение “когнитивно синонимичное” с его активной формой; однако аналогичная процедура с первым предложением не приведёт к аналогичному результату» [4, С. 107].

Д. Дэвидсон согласен с Н. Хомским, так как между первым и вторым утверждением существует разница и она заметна тогда, когда мы размышляем в терминах построения теории истины. «В самом деле, нам не нужно идти далее вопроса о семантической роли слова “Джон” в обоих предложениях. В (1) “Джон” может быть заменён любым кореферентным термином без изменения при этом истинностного значения предложения, что неверно для второго случая» [4, С. 107]. В связи с этим роль слова «Джон» для установления условий истинности первого предложения должна быть отличной от его роли для условий истинности второго предложения.

Данные замечания не подтверждают успешность истинностного вывода, они представляют различия между первой и второй структурой. Важно отметить, что Н. Хомский анализирует специфику глубинной структуры предложения в работе «Картезианская лингвистика» отмечая, что глубинные структуры представляют собой заложенные в сознании человека элементы, а также языковые компетенции. Таким образом, рассматриваемые предложения различаются между собой, это каждый из нас сможет понять, основываясь на своих знаниях, существующих в сознании каждого из нас.

В заключение данной работы отмечается одна из главных особенностей классической теории истины, способствующей формированию естественного языка, где структура как один из истинных критериев не может быть в полной мере направлена на проверку конечного результата. Только эмпирические данные являются основой для развития языка и формирования истины и выражают корреспондентную теорию истины, где опыт выступает главным фактором для формирования и интерпретации понятия о предмете.

На основе вышеизложенного можно представить следующее заключение: теория истинного знания Д. Дэвидсона сформулирована в рамках прагматической, корреспондентной теорий и реляционного подхода. Философ акцентирует своё внимание именно на том, что истина должна быть сформирована и представлена, опираясь на действительность, на то, что происходит в материальном мире, а также на то, чтобы регулировать процесс коммуницирования и понимания значения, которое становится истинным только благодаря диалогу между собеседниками.

Д. Дэвидсон в своём философском учении делает вывод о том, что именно в синтезировании разных теорий, возможно объективное представление и интерпретация истинного знания о мире, которое способствует развитию языка и процесса коммуникации. Философ акцентирует своё внимание на том, что отмеченные критерии являются основополагающими в познании и развитии речевого общения. В своей философской системе мыслитель подчёркивает, что следуя определённой теории истинного знания, невозможно представить решение вопросов об употреблении значения в естественном языке и развитии коммуницирования, где говорящий и слушающий могли бы понимать друг друга. Ведь только используемые Д. Дэвидсоном теории истинного знания – корреспондентная, когерентная, прагматическая и реляционный подход, направляют процесс диалога на соблюдение собеседниками правил, их регулирование, изменение и формирование нового значения языка, строго соответствующего всему происходящему в материальном мире.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Аналитическая философия [Электронный ресурс] / В.А. Ладов, М.В. Лебедев, Н.И. Петякшева [и др.]. – URL: http://yanko. lib.ru/books/philosoph/blinov-ladov-lebedev%3Danalytic_philosophy.htm. (дата обращения: 12.05.2021)
  2. Борисов, Е.В. О теории интерпретации и эпистемологии Д. Дэвидсона / Е.В. Борисов // Вестник Томского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Политология. – 2012. – № 2. – С. 115–119.
  3. Борисов, Е.В. Практический поворот в постметафизической философии / Е. Борисов, И. Инишев, В. Фурс. – Вильнюс: Изд-во ЕГУ, 2008. – Т. 1. – 212 с.
  4. Дэвидсон, Д. Исследования истины и интерпретации / Д. Дэвидсон. – М.: Праксис,2003. -448 с.
  5. Дэвидсон, Д. Истина и интерпретация / Д. Дэвидсон; пер. с англ. А.А. Веретенникова, Т.А. Дмитриева. – М.: Праксис, 2003. – 443 с.
  6. Дэвидсон, Д. Общение и конвенциональность [Электронный ресурс] / Д. Дэвидсон. – URL: http://knigi1.dissers.ru/books/ library3/4436-1.php. (дата обращения: 12.05.2021)
  7. Ладов, В.А. Иллюзия значения: проблема следования правилу в аналитической философии / В.А. Ладов. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. – 326 с.
  8. Ладов, В.А. Формальный реализм / В.А. Ладов. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2011. – 132 с.
  9. Хомский, Н. Картезианская лингвистика / Н. Хомский; предисл. Б.П. Нарумова. – М.: КомКнига, 2005. – 232 с.
  10. Хомский, Н. Современные исследования по теории врождённых идей / Н. Хомский. – URL: http://www.studfiles.ru/preview/ 2224585/page:12. (дата обращения: 12.05.2021)
  11. Davidson, D. The structure and content of truth / D. Davidson // Journal of Philosophy. 1990. Vol. 87. P. 279-378.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Analiticheskaja filosofija [Analytical philosophy] [Electronic resource] / V. A. Ladov, M. V. Lebedev, N. I. Petyaksheva et al. – URL: http://yanko.lib.ru/books/philosoph/blinov-ladov-lebedev%3Danalytic_philosophy.htm. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  2. Borisov, E. V. O teorii interpretacii i ehpistemologii [On D. Davidson’s Theory of interpretation and epistemology] / E. V. Borisov // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Filosofija. Sociologija. Politologija [Bulletin of the Tomsk State University. Series: Philosophy. Sociology. Political science]. – 2012. – No. 2, pp. 115-119 [in Russian]
  3. Borisov, E. V. Prakticheskijj povorot v postmetafizicheskojj filosofii [A practical turn in post-metaphysical philosophy] E. V. Borisov, I. Inishev, V. Furs]. – Vilnius: European Humanities University Publishing House, 2008. – Vol. 1. – 212 p. [in Russian]
  4. Davidson, D. Issledovanija istiny i interpretacii [Studies of Truth and Interpretation] / D. Davidson. – M.: Praksis, 2003. – 448 p. [in Russian]
  5. Davidson, D. Istina i interpretacija [Truth and Interpretation] / D. Davidson; translation from English by A. A. Veretennikova, T. A. Dmitrieva. – M.: Praxis, 2003 – 443 p. [in Russian]
  6. Davidson, D. Obshhenie i konvencional’nost’ [Communication and Conventionality] [Electronic resource] / D. Davidson. – URL: http://knigi1.dissers.ru/books/ library3/4436-1.php. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  7. Ladov, V. A. Illjuzija znachenija: problema sledovanija pravilu v analiticheskojj filosofii [The Illusion of Meaning: the problem of following a Rule in Analytical philosophy] / V. A. Ladov. – Tomsk: Publishing House of the Tomsk University, 2008 – 326 p. [in Russian]
  8. Ladov, V. A. Formal’nyjj realizm [Formal Realism] / V. A. Ladov. – Tomsk: Publishing House of the Tomsk University, 2011 – 132 p. [in Russian]
  9. Chomsky, N. Kartezianskaja lingvistika [Cartesian Linguistics] / N. Chomsky; preface. B. P. Narumov. – M.: KomKniga, 2005 – 232 p. [in Russian]
  10. Sovremennye issledovanija po teorii vrozhdjonnykh idejj [Recent Contributions to the Theory of Innate Ideas] / N. Chomsky. – URL: http://www.studfiles.ru/preview/ 2224585/page:12. (accessed: 12.05.2021) [in Russian]
  11. Davidson, D. The structure and content of truth / D. Davidson // Journal of Philosophy. 1990. Vol. 87. P. 279-378.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.