Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.65.044

Скачать PDF ( ) Страницы: 69-72 Выпуск: № 11 (65) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Евдокимов А. И. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТЕРЕОТИПИЗАЦИЯ МИГРАНТОВ В РЕГИОНАЛЬНОМ СОЦИУМЕ / А. И. Евдокимов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 1. — С. 69—72. — URL: https://research-journal.org/philosophy/sociokulturnaya-stereotipizaciya-migrantov-v-regionalnom-sociume/ (дата обращения: 18.06.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.65.044
Евдокимов А. И. СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТЕРЕОТИПИЗАЦИЯ МИГРАНТОВ В РЕГИОНАЛЬНОМ СОЦИУМЕ / А. И. Евдокимов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2018. — № 11 (65) Часть 1. — С. 69—72. doi: 10.23670/IRJ.2017.65.044

Импортировать


СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТЕРЕОТИПИЗАЦИЯ МИГРАНТОВ В РЕГИОНАЛЬНОМ СОЦИУМЕ

Евдокимов А.И.

ORCID: 0000-0002-0271-3202, аспирант, Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Президента РФ МК-587.2017.6

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СТЕРЕОТИПИЗАЦИЯ МИГРАНТОВ В РЕГИОНАЛЬНОМ СОЦИУМЕ

 Аннотация

Данная работа посвящена проблеме существования социокультурных стереотипов по отношению к мигрантам и их влияние на межэтнические отношения в региональном социуме. Проводится взаимосвязь между такими понятиями как «стереотип», «этнический стереотип» и «социокультурный стереотип», описываются варианты их воспроизводства в сознании представителей принимающего сообщества. Выделяются две основные концепции отношения принимающего сообщества к мигрантам: концепция развития и концепция безопасности. На основании данных массового социологического опроса в республиках Алтай, Тыва и Хакасия, делается вывод о доминировании идей безопасности в исследуемом региональном социуме.

Ключевые слова: миграция, региональный социум, социокультурный стереотип, стереотипизация, этничность.

Yevdokimov A.I.

ORCID: 0000-0002-0271-3202, Postgraduate Student, Khakassian State University Named After N.F. Katanova

The research has been carried out with the financial support of the grant of the President of the Russian Federation MK-587.2017.6

SOCIO-CULTURAL STEREOTYPTIZATION OF MIGRANTS IN THE REGIONAL SOCIAL MEDIUM

 Abstract

This work is devoted to the problem of socio-cultural stereotypes existence in relation to migrants and their influence on interethnic relations in the regional society. There is a correlation between such concepts as “stereotype,” “ethnic stereotype” and “socio-cultural stereotype.” Alternatives of their reflection in the minds of the representatives of the host community are described. Two main concepts of the host community’s attitude towards migrants are singled out: The concept of development and the concept of security. Based on the data of the mass sociological survey conducted in the republics of Altai, Tyva and Khakassia, a conclusion is made about the dominance of security ideas in the regional society under study.

Keywords: migration, regional social medium, socio-cultural stereotype, stereotyping, ethnicity.

Структуру современного российского общества можно представить в виде комплексной динамической системы, состоящей из совокупности частей, объединенных понятием «региональный социум». Региональный социум, в свою очередь, находится под воздействием различных факторов, влияющих на его трансформацию, связанных как с внутренними, так и внешними причинами. В современных реалиях феномен «миграции» становится важнейшим индикатором фиксированиях этих изменений.

Проблема исследования социокультурных стереотипов в контексте миграционной политики представляет определенный интерес в отечественной науке. Так Е. В. Шмелькова и И. В. Михалёва определяют «стереотип» в качестве устоявшегося отношения к происходящим в окружающей действительности событиям, выработанного на основании их сравнения с внутренними идеалами [13, С. 24]. Стереотипы объединяются в структуры и оказывают влияние на мировоззрение субъекта социальных отношений. Стереотипы по отношению к мигрантам составляют одну из таких структур, позволяющих отделять «себя» от «других» по социокультурным и этническим факторам.

Для Е. Ю. Садовской социальный стереотип является схематическим представлением о различных социальных явлениях, которое детерминирует социальные установки и помогает занять определенную позицию в отношении с «другими» [11, С. 171]. Это происходит благодаря трем составляющим структуры стереотипа: описанию, оценке и предписанию. На уровне «описания» субъект социальных отношений использует определенные социокультурные характеристики для формирования отношения к объекту, в нашем случае, мигранту.  На уровне «оценки» появляется положительная или отрицательная окраска этих характеристик, а на уровне «предписание» – руководство к социальному действию (или бездействию). Так, в региональном социуме совершенно по-разному воспринимается мигрант из Средней Азии, если на нем надет традиционный головной убор, отпущена борода и он находится в компании своих соотечественников; и если, он одет по-европейски и гуляет со своей семьей.

А. В. Дмитриев характеризует «стереотипизацию» как «процесс приписывания сходных характеристик абсолютно всем членам какой-либо социальной группы без достаточного осознания возможных различий между ними» [3, С. 24]. В ситуации отсутствия достоверной информации и недостатка личного опыта, стереотипы воплощают в себе упрощенные образы различных миграционных групп. Так появляются такие распространенные в российском социуме этнические стереотипы как «среднеазиат», «кавказец», «молдованин», «хохол» и т.п. С другой стороны, эти упрощения не всегда носят предвзятый предписывающий характер. Нередко они просто фиксируют сложившийся в определенной части социума или на определенной территории исторический и культурно-антропологический опыт. Так в Сибири до сих пор распространен стереотип, сформировавшийся в 1990-е годы, о «китайском» товаре, как о «плохом» и «некачественном». Или стереотип о «евреях», как о наиболее богатой и успешной этнической группе. Таким образом, можно согласиться с А. К. Осепян, что этнические стереотипы – это определенные признаки, приписываемые этнической группе, которые, однако, нельзя считать объективными характеристиками данной этнической группы [10, С. 32].

Необходимо отметить и феномен «этнизации», который в данном контексте оказывает значительное влияние на распространенность в обществе этнических стереотипов. В своих работах сибирские исследователи В. И. Дятлов и К. Г. Григоричев [5, С. 10], и Е. А. Ерохина [7, С. 122] связывают этнизацию с актуализацией этнического фактора в повседневной жизни, совершающейся посредством обращения к механизмам социокультурных связей и маркирования их этническими категориями. Процессы этнизации связаны с историческим развитием пространств, в рамках которых существовали и продолжают существовать устойчивые контакты между местным и приезжим населением. И чем сложнее и неоднородней происходили процессы формирования этих пространств, тем большая вероятность того, что этнические маркеры трансформировались в этнические стереотипы.

Этнические стереотипы становятся базовым звеном формирования социокультурных стереотипов, основой дифференциации и создания в региональном социуме определенного рода настроений по отношению к мигрантам.

С. А. Мадюкова и О. А. Персидская отмечают, что с распространением негативных стереотипов по отношению к мигрантам связаны две объективные причины. С одной стороны, это манипуляции с образами и положением мигрантов со стороны различных властных структур и СМИ. С другой стороны, это представления о мигрантах, складывающиеся в ходе непосредственного отношения между местным населением и мигрантами [9, С. 166].

Важность социокультурных факторов в формировании отношения к мигрантам представителями принимающих сообществ отмечают многие российские исследователи. Н. С. Зимина выделяет четыре таких фактора: принадлежность к определенному гражданству, особенности этноса, культурная и языковая близость, и историческая память [7, С. 90]. Фактор гражданской принадлежности связан, в первую очередь, с современными международными политическими отношениями между суверенными государствами, участвующими в миграционных отношениях. Мигрант из страны-союзника всегда будет восприниматься принимающим сообществом лучше, чем мигрант из государства-противника. Фактор этических особенностей связан с этническими стереотипами, о которых уже было упомянуто выше. Фактор культурной и языковой близости фиксирует возможность установления более тесных связей между представителями принимающего социума и мигрантами, которые говорят на родственных языках, придерживаются схожих религиозных взглядов, традиций, обычаев, моделей семейных отношений и этических норм. Фактор исторической памяти позволяет создавать особое поле отношений между местным населением и мигрантами в том случае, если в прошлом в отношениях между представителями данных этнических групп происходили какие-то важные события, повлиявшие на их становление, развитие и этногенез (общая историческая родина, государственность, войны и т.п.).

П. К. Варнавский отмечает ряд факторов, которые не просто оказывают влияние на принимающее сообщество, но и позволяют мигрантам адаптироваться к новым условиям жизни путем формирования диаспор и других социокультурных институтов [2, С. 124]. Во-первых, это социальные практики мигрантов, интенсификация которых, с одной стороны, ведет к сплочению и интеграции сообщества мигрантов, а с другой, увеличивает уровень напряженность в отношениях с местным населением. Во-вторых, действия лидеров по консолидации сообществ мигрантов, которые могут восприниматься в принимающих сообществах неоднозначно. В-третьих, административно-управленческие практики институтов принимающего общества. Эти практики связаны с миграционным законодательством, правовым регулированием, механизмами экономического, политического, административного давления или стимулирования деятельности мигрантов. В-четвертых, это дискурс мультикультурализма.

Применение дискурса мультикультурализма в отношении мигрантов в принимающем сообществе строится на двух противоположных основаниях: концепции развития и концепции безопасности [4, С. 202]. Основная идея концепции развития состоит в том, что миграция является необходимым элементом в развитии регионального социума. Миграционные потоки являются необходимым элементом роста экономического благосостояния, социокультурной модернизации, политического реформирования общества. Государство и местные власти должны направлять миграционную политику в сторону привлечения и всеобъемлющей адаптации мигрантов во все сферы жизни принимающего сообщества. Сторонники концепции безопасности воспринимают миграцию, как угрозу нормальному функционированию устоявшихся общественных институтов, идентичности представителей принимающего сообщества и возможную причину межэтнических конфликтов. Концепция безопасности, таким образом, создает максимально жесткие рамки для миграционной активности, наиболее строго ограничивая миграционные потоки, вплоть до их полной блокировки.

Описанные выше стратегии в региональном социуме также выступают в виде социокультурных стереотипов. Принимающее сообщество, приписывая мигрантам те или иные качества, выстраивая в своем сознании модели их восприятия, неосознанно делает себя сторонниками одной из концепций. Массовые социологические исследования, проводимые сотрудниками Хакасского государственного университета в республиках Саяно-Алтая (Алтай, Тыва, Хакасия), позволяют верифицировать эту гипотезу. Ю.М. Аксютин отмечает, что среди причин обострения межнациональной напряженности 2013 г. миграцию выделили 17,9% участников опроса, в 2014 г. – 26,6%, а в 2015 г. – уже 30,6% [1, С. 9]. Негативные нарративы восприятия внешних мигрантов были выделены нами и в ходе исследований 2016 г. [12], [6, С. 151]. Анализ ответов респондентов показывает, что среди населения Саяно-Алтая только 9,4% поддерживают концепцию развития, т.е. считают, что местные власти должны помогать мигрантам адаптироваться в среду принимающего сообщества. При этом концепцию безопасности (считают, что власти должны ограничить миграцию) поддерживают 32,9% опрошенных жителей региона. Еще 36,4% поддерживают необходимость более тщательного контроля мигрантов, что приближает их к сторонникам концепции безопасности.

  Именно общественность испытывает наибольший негативный эффект от миграции, который выражается в росте преступности, обострении межэтнических конфликтов и дисбалансе экономической системы (рост безработицы, конкуренция на рынке труда), в то время как различными выгодами от использования труда мигрантов пользуется, в основном, частный бизнес. Значение экономической сферы в формировании отношения принимающего сообщества к мигрантам подтверждают и данные исследований [12]. Так почти треть респондентов (32,6%) в качестве сферы общественной жизни, которая наибольшим образом подвержена влиянию внешней миграции, указали экономическую сферу. При этом государство, с экономических позиций, находится по отношению к мигрантам в индифферентном положении, не испытывая от них как особой пользы, так и существенных проблем (в частности, если речь идет о государственном бюджете).

Все это свидетельствует о том, что социокультурная стереотипизация мигрантов является действующим фактором функционирования и развития регионального социума. Параллельное существование концепций «развития» и «безопасности» является сегодня индикатором жизнеспособности гражданского общества. Каждая из выбранных линий имеет свои положительные и отрицательные стороны, поэтому должна учитываться местными властями и другими региональными акторами при выработке и принятии решений в сфере миграционной политики. Перевод стереотипов из «негативного» русла в «позитивное» является ее важнейшей задачей, а такие понятия как «польза» и «общественное благо» должны стать основными критериями формирования положительного образа мигрантов.

Список литературы / References

  1. Аксютин Ю. М. Влияние трансформации структуры идентичностей жителей регионов постсоветской России на характер межэтнических отношений (на примере Тувы, Хакасии, Алтая) / Ю. М. Аксютин // Новые исследования Тувы. – 2016. – № 2 (30). – С. 9.
  2. Варнавский П. К. Кыргызская диаспора в Улан-Удэ: этнизация мигрантской общины как реакция на контракт с принимающим сообществом / П. К. Варнавский // Вестник Бурятского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук. – 2013. – № 4. – С. 117–129.
  3. Дмитриев А. В. Конфликтогенность миграции: теоретические и практические проблемы / А. В. Дмитриев // Социологическая наука и социальная практика. – 2015. – № 1 (09). – С. 16–29.
  4. Дятлов В. И. Мигранты: проблемы безопасности и развития для России (многообразие и конфликт групп интересов в принимающем сообществе) / В. И. Дятлов // Человек в меняющемся мире. Проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности: Сборник научных статей. – 2015. – С. 198–209.
  5. Дятлов В. И., Григоричев К. В. Сибирь: динамика этнизации городского пространства переселенческого общества / В. И. Дятлов, К. В. Григоричев // Известия Иркутского государственного университета. Серия: Политология. Религиоведение. – 2014. – Т. 10. – С. 8–19.
  6. Евдокимов А. И. Нарративы восприятия миграции в региональном социуме (на примере центрально-азиатской миграции в республиках Южной Сибири) / А. И. Евдокимов // Международный научно-исследовательский журнал. – 2016. – № 11-1 (53). – С. 149–152.
  7. Ерохина Е. А. Доминирующее большинство и диаспоры в этническом пространстве города / Е. А. Ерохина // Сибирский философский журнал. – 2015. – Т. 13. – № 4. – С. 120–126.
  8. Зимина Н. С. Восприятие мигрантов принимающим сообществом: социально-антропологический аспект / Н. С. Зимина // Региональные проблемы. – 2015. – Т. 18. – № 3. – С. 88–94.
  9. Мадюкова С. А., Персидская О. А. Мигранты в социальном пространстве города / С. А. Мадюкова, О. А. Персидская // Сибирский философский журнал. – 2016. – Т. 14. – № 3. – С. 161–176.
  10. Осепян А. К. Социологический анализ взаимосвязи диаспоральных процессов и этического конфликта / А. К. Осепян // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2014. – № 7 (168). – С. 31–37.
  11. Садовская Е. Ю. Этническая структура современных миграций из Китая в Казахстан и проблемы принимающего общества / Е. Ю. Садовская // Вестник Евразии. – 2008. – № 2 . – С. 151–180.
  12. Социологическое исследование (июнь – сентябрь 2016 г., Хакасия, Тыва, Алтай). Грант Президента РФ по теме: «Российская гражданско-национальная идентичность: новые риски и способы преодоления (региональная модель)» (проект МК-6746.2015.6). Выборочная совокупность – 1000 чел.
  13. Шмелькова Е. В., Михалёва И. М. Особенности национальных стереотипов коренного населения по отношению к трудовым мигрантам / Е. В. Шмелькова, И. М. Михалёва // Молодежный вестник ИрГТУ. – 2014. –№1. – С. 24.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Aksjutin Ju. M. Vlijanie transformacii struktury identichnostej zhitelej regionov postsovetskoj Rossii na harakter mezhjetnicheskih otnoshenij (na primere Tuvy, Hakasii, Altaja) [Transformation of personal identity structure in the regions of post-Soviet Russia and its impact on interethnic relations: the cases of the republics of Tuva, Khakassia and Altai] / Ju. M. Aksjutin // Novye issledovanija Tuvy [The New Research of Tuva]. – 2016. – № 2 (30). – P. 9. [in Russian]
  2. Varnavskij P. K. Kyrgyzskaja diaspora v Ulan-Udje: jetnizacija migrantskoj obshhiny kak reakcija na kontrakt s prinimajushhim soobshhestvom [The Kyrgyz Diaspora of Ulan-Ude: Ethnicization of the Migrant Community as a Reaction to a Contact with the Host Community] / P. K. Varnavskij // Vestnik Burjatskogo nauchnogo centra Sibirskogo otdelenija Rossijskoj akademii nauk [Bulletin of the Buryat Scientific Center of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences]. – 2013. – № 4. – P. 117–129. [in Russian]
  3. Dmitriev A. V. Konfliktogennost’ migracii: teoreticheskie i prakticheskie problemy [Conflict Potential of Migration: Theoretical and Practical Problems] / A. V. Dmitriev // Sociologicheskaja nauka i social’naja praktika [Sociological Science and Social Practice]. – 2015. – № 1 (09). – P. 16–29. [in Russian]
  4. Djatlov V. I. Migranty: problemy bezopasnosti i razvitija dlja Rossii (mnogoobrazie i konflikt grupp interesov v prinimajushhem soobshhestve) [Migrants: security concerns and the impact of migration on Russia (variety and conflict of interest groups in a receiving society)] / V. I. Djatlov // Chelovek v menjajushhemsja mire. Problemy identichnosti i social’noj adaptacii v istorii i sovremennosti: Sbornik nauchnyh statej [Man in a changing world. Problems of Identity and Social Adaptation in History and Modernity: A Bulletin of Scientific Articles]. – 2015. – P. 198–209. [in Russian]
  5. Djatlov V. I., Grigorichev K. V. Sibir’: dinamika jetnizacii gorodskogo prostranstva pereselencheskogo obshhestva [Siberia: the Dynamics of Urban Space Ethnicization in the Resettlement Society] / V. I. Djatlov, K. V. Grigorichev // Izvestija Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Politologija. Religiovedenie [The Bulletin of Irkutsk State University. Series : Political Science and Religion Studies]. – 2014. – T. 10. – P. 8–19. [in Russian]
  6. Evdokimov A. I. Narrativy vosprijatija migracii v regional’nom sociume (na primere central’no-aziatskoj migracii v respublikah Juzhnoj Sibiri) [Narratives of perception of migration in the regional society (the case of Central Asian migration in the republics of Southern Siberia)] / A. I. Evdokimov // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel’skij zhurnal [International Research Journal]. – 2016. – № 11-1 (53). –P. 149–152. [in Russian]
  7. Erohina E. A. Dominirujushhee bol’shinstvo i diaspory v jetnicheskom prostranstve goroda [Siberia: the Dynamics of Urban Space Ethnicization in the Resettlement Society] / E. A. Erohina // Sibirskij filosofskij zhurnal [The Siberian Journal of Philosophy]. – 2015. – T. 13. – № 4. – P. 120–126. [in Russian]
  8. Zimina N. S. Vosprijatie migrantov prinimajushhim soobshhestvom: social’no-antropologicheskij aspect [Attitude of a host community to migrants: social-anthropological aspect] / N. S. Zimina // Regional’nye problemy [Reguonal problems]. – 2015. – T. 18. – № 3. – P. 88–94. [in Russian]
  9. Madjukova S. A., Persidskaja O. A. Migranty v social’nom prostranstve goroda [Migrants in the social space of the city] / S. A. Madjukova, O. A. Persidskaja // Sibirskij filosofskij zhurnal [The Siberian Journal of Philosophy]. – 2016. – T. 14. – № 3. – P. 161–176. [in Russian]
  10. Osepjan A. K. Sociologicheskij analiz vzaimosvjazi diasporal’nyh processov i jeticheskogo konflikta [Sociological analysis of interrelation of diaspora processes and ethical conflict] / A. K. Osepjan // Vestnik Orenburgskogo gosudarstvennogo universiteta [Vestnik of the Orenburg State University]. – 2014. – № 7 (168). – P. 31–37. [in Russian]
  11. Sadovskaja E. Ju. Jetnicheskaja struktura sovremennyh migracij iz Kitaja v Kazahstan i problemy prinimajushhego obshhestva [Ethnic structure of modern migrations from China to Kazakhstan and problems of the receiving society] / E. Ju. Sadovskaja // Vestnik Evrazii [Acta Eurasica]. – 2008. – № 2 . – P. 151–180. [in Russian]
  12. Sotsiologicheskoe issledovanie (iyul’ – sentyabr’ 2016 g., Khakasiya, Tyva, Altay) [Social study in Khakassia, Tyva, Altay, July – September 2016]. Grant Prezidenta RF po teme: «Rossijskaja grazhdansko-nacional’naja identichnost’: novye riski i sposoby preodolenija (regional’naja model’)» (proekt MK-6746.2015.6) [Russian President Grant on “Russian civil national identity: new risks and the ways of overcoming (regional model)” (MK-6746.2015.6 Project)].
  13. Shmel’kova E. V., Mihaljova I. M. Osobennosti nacional’nyh stereotipov korennogo naselenija po otnosheniju k trudovym migrantam [Features of national stereotypes of indigenous people towards migrant workers] / E. V. Shmel’kova, I. M. Mihaljova // Molodezhnyj vestnik IrGTU [ISTU Bulletin of Youth]. – 2014. – № 1. – P. 24. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.