Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 69-71 Выпуск: №4 (35) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Лобазова О. Ф. ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ / О. Ф. Лобазова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 69—71. — URL: https://research-journal.org/philosophy/osobennosti-individulnoj-religioznosti/ (дата обращения: 30.06.2022. ).
Лобазова О. Ф. ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ / О. Ф. Лобазова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №4 (35) Часть 2. — С. 69—71.

Импортировать


ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ

Лобазова О.Ф.

Доктор философских наук, профессор кафедры социальной философии, религиоведения и теологии,

Российский государственный социальный университет (Москва)

ОСОБЕННОСТИ ИНДИВИДУЛЬНОЙ РЕЛИГИОЗНОСТИ

Аннотация

Люди верят в Бога по разным причинам и по-разному их осознают и излагают. Вера – нормальное состояние человека, которое позволяет осмыслять действительность, придавать ей элементы творчества и одухотворять происходящее.

Ключевые слова: религиозность, индивидуальная вера, религиозный опыт.

Lobazova O.F.

Doctor of Philosophy, Professor,

Department of Social Philosophy, Religious Studies and Theology Russian State Social University (Moscow)

FEATURES INDIVIDULNOY RELIGIOUS

Abstract

People believe in God, for different reasons and in different ways and are aware of their pose. Faith – the normal human condition, which allows to comprehend reality, give it the elements of creativity and spiritualize what is happening.

Keywords: religious and personal faith, religious experience.

Фундаментальным свойством религиозного сознания является религиозная вера, под которой в науке принято понимать: убеждённость в действительном существовании явлений, свойств, связей, превращений существ, которые являются продуктами гипостазирования; убеждённость в возможности общения с этими существами, в возможности воздействовать на них и получать желаемую помощь; убеждённость в действительном совершении событий религиозного мифа и своей причастности к ним, в их повторяемости; убеждённость в истинности религиозных догматов, текстов, взглядов и их сверхъестественном происхождении; убеждённость в святости и непогрешимости религиозных авторитетов. Религиозная вера образует сферу символов, позволяет вести диалог со сверхъестественным существом, даёт наглядность образам и эмоционально насыщает процесс общения с ними [9,4,7].

Религиозную веру так же иногда понимают как определённое психическое состояние, находясь в котором человек принимает за истину то, что не доказано и может вызвать сомнения. Однако такое положение является определением веры вообще. В религиозной вере уверенность в реальном существовании объекта должна сочетаться с поклонением ему. Под религиозной верой, таким образом, можно понимать психическое состояние, при котором признание истинности или существования того, что не доказано или вообще недоказуемо, обязательно предполагает поклонение ему как объекту веры [5].

Религиозная вера является психологической установкой, включающей принятие определённых утверждений (догматов) и непреклонную решимость придерживаться этих догматов вопреки всяким сомнениям. Религиозная вера является способом духовно-практического освоения мира, находящегося в пределах психологической и социальной нормы, если содержание религиозных символов и способы поклонения религиозным объектам не противоречат гуманистическим принципам [6]. Понятие «религиозная вера» характеризует общие черты психологического состояния личности, рассматриваемой в обобщенном виде как некая абстракция. Когда речь идёт о более конкретном представлении о личности, с определёнными чертами и свойствами, речь должна идти о степени, глубине и других характеристиках религиозной веры определённого человека, то есть о том, что раскрывается в понятии «индивидуальная религиозность».

Религиозность индивида есть степень связанности в его сознании религиозных образов и символов с его индивидуальной системой смыслов, ценностей и установок, которая осуществляется посредством личного переживания, чувств и эмоций. В индивидуальном религиозном сознании как религиозные образы и символы влияют на личную систему ценностей, так и содержание основных установок сознания влияет на содержание выбранных личностью религиозных символов.

Рассматривая религиозность индивида в условиях современного российского общества, то есть, предполагая, что в большинстве случаев сознательный приход к религиозной вере совершается уже в зрелом возрасте, можно выделить в понятии «индивидуальная религиозность» несколько этапов, соответствующих процессу совершения религиозного выбора. Религиозность индивида можно рассматривать как поступательное движение от готовности к восприятию идей о сверхъестественном к поиску религиозных учений, затем к непосредственному переживанию связи со сверхъестественными силами, преобразующимся в религиозный опыт, и, наконец, к формированию стереотипов соответствующего религиозным убеждениям поведения в рамках или за рамками религиозных объединений.

Но прежде, чем начинается движения человека к восприятию религиозных символов и образов, идей и установок, личность испытывает давление целого ряда обстоятельств, под воздействием которых складывается уникальный индивидуальный психологический облик личности, формируются её мировоззренческие предпочтения. Среди них выделяются условия, воздействие которых на человека зависит в значительной мере от характеристик самой личности. Это, безусловно, обстоятельства внешнего происхождения, но ответная реакция на их воздействие всегда индивидуальна.

К условиям, усиливающим воздействие негативных факторов среды, можно отнести: переживание чувства всесторонней зависимости, осознанный страх угрозы собственной смерти, переживание чувства одиночества; острое горе утраты  и неодолимое страдание;  склонность к поклонению авторитетам, косность мышления. Все негативные влияния среды могут быть усилены   драматическими обстоятельствами личной судьбы.

Есть также условия индивидуальной судьбы, усиливающее положительное влияние окружающей среды. Это: наличие возможностей для выявления уникальных способностей, наличие интеллектуального и этического лидера в рамках общественно одобряемой деятельности, стремление к самореализации и духовному совершенствованию.

Данные обстоятельства могут переживаться личностью в различной степени и с различными выводами для мировоззрения и мироощущения в зависимости от того, каким личным опытом обладает тот или иной человек (воспитание, образование, жизненный путь, навыки общения и решения проблем, стиль мышления и жизненная стратегия в целом). От «точки А», в момент прохождения которой человек попал в трудные жизненные обстоятельства, до «точки Б», в момент прохождения которой у него сформируется свой личный тип религиозной веры, пролегает некая линия «принятия решения». Эта линия никогда не бывает прямой, и все свои повороты пролагает по нескольким возможным зонам развития. Это может быть зона страха,  отчаянья, отрицания, ненависти – зона негативных эмоций и чувств. Это может быть зона любви, прощения, покаяния, понимания – зона позитивных эмоций и чувств. Путь каждого человека по линии «принятия решения» не похож ни на один другой. Каждый человек совершает уникальный путь по возможным зонам  развития, с оригинальным чередованием негативных и позитивных эмоций и чувств, с собственным финалом. Этот уникальный путь есть непосредственный религиозный опыт – эмоциональное переживание, которое без должного рационального оформления его содержания не может сохраняться в памяти. А религиозная традиция есть не что иное, как особая социальная структура, воспроизводящая, хранящая и транслирующая содержание полученных из религиозного  опыта представлений.

Человек, выбрав свою линию «принятия решения», определяет свое мирочувствование на долгий период жизни. Сознание достигнутой гармонии с миром, несмотря на жесткие условия существования, поставленные этим миром человеку, дает личности ощущение счастья, покоя, обретения смысла жизни. Сам человек и общество заинтересованы в том, чтобы личность жила с ощущением счастья [2]. Религиозная вера даёт возможность обрести такое мироощущение при условии продвижения к ней через зоны позитивных эмоций и чувств, через обретение веры как любви к Богу [8].

По убеждению некоторых исследователей  наиболее распространённым чувством, дающим основу для мировоззренческих исканий, является страх. О связи между чувством страха и религией писали еще античные атеисты. Крылатое выражение «Страх создал богов» восходит к той древней эпохе. Но не всякий страх обязательно ведёт к религии. В качестве источника религиозности страх выступает как более или менее устойчивое эмоциональное состояние масс, отражающее их социальное бытие, а не как разовое переживание отдельного индивида. Однако страх смерти является принадлежностью именно индивидуального сознания и расценивается психологами в качестве одного из самых сильных факторов личной религиозности. Вера в посмертное существование, присущая в той или иной форме всем религиозным представлениям, буквально спасает человека и делает его способным продолжать жить и радоваться жизни.

Другие эмоциональные источники религии – это горе, потери близких, утрата физического здоровья, которые переживаются всеми людьми довольно остро. На обязательно возникающий вопрос – «за что все это?» – вразумительного ответа ни одна из социальных наук и практик не дает. Религия же, в силу всё той же идеи о посмертном существовании и связанной с ней идеей о справедливом воздаянии, помогает человеку находить утешение и объяснение довольно скоро и кардинально. Психологический комфорт, к которому усиленно стремится личность в состоянии сложной жизненной ситуации, достигается минимальными затратами и ощущается как избавление от тягот.

Кроме причин исключительно индивидуальной направленности, которые присутствуют в отдельной конкретной судьбе человека и не связаны с общей ситуацией в обществе, существуют причины индивидуальной религиозности, порожденные процессами, захватывающими весь социум. Эти причины, в отличие от индивидуально-психологических детерминант религиозности, можно назвать социально-психологическими детерминантами. При всей разности в определениях (страх, угнетение, потребность в защите и т.п.) главной причиной и условием, порождающим кардинальные изменения в общественной и индивидуальной психологии, можно считать кризис общественных отношений, в результате которого изменяется система ценностей. Кризис социальных отношений, порождая кризис ценностей, действует не только разрушающе, он вызывает к жизни или выводит на первое место новые ценности совершенно другого характера.

И.Н. Яблоков считает, что к разряду общественно-психологических факторов, детерминирующих индивидуальную религиозность, можно отнести превратный характер общественного мнения, влияние группы непосредственного общения, влияние группы происхождения или проживания [9, с.12].  На человека, его сознание и поведение начинают оказывать влияние ценности и интересы элиты (через СМИ в качестве общественного мнения), малой группы (через непосредственное общение часто вынужденного характера), непосредственного окружения. И если группа происхождения менее всего дает оснований для критики, так как по большей части поддерживает и передаёт гуманистические национальные  традиции, то остальные виды групп часто способны оказать губительное воздействие на личность, поскольку культивируют корпоративные, узкие интересы и ценности. Под влиянием всех этих причин человек не только приходит к мыслям о религии, он начинает их проживать, эмоционально переживать и подниматься на новую ступень религиозности сознания.

На готовность к восприятию религиозных образов и символов, отражающих представления о сверхъестественных силах, так же оказывают влияние образование, социальный статус, качество жизни личности и активность субъектов, ведущих пропаганду тех или иных религиозных взглядов. Именно под влиянием этих показателей складывается определённый тип установки, получающий воплощение в характере комплекса религиозных и нерелигиозных  идей, который формируется у личности и определяет её дальнейшее продвижение. Установки личности, ищущей собственные способы самореализации в религии, могут быть нескольких типов: обеспечить достойное место в жизни (прагматический тип), избежать серости обыденной жизни (романтический тип), проявить себя в борьбе за торжество добра (или зла) (героический тип), оградить себя от неудач и потерь (консервативный тип), ощутить власть над людьми (волюнтаристский тип) и т.д.

В зависимости от того, какая из установок сознания возобладала при формировании комплекса религиозных идей, этот комплекс приобретает определённую окраску. Сверхъестественные силы могут восприниматься как: организаторы конкретной помощи «по вызову», источник блаженства и положительных переживаний, помощники в достижении цели, контролёры и распорядители личной судьбы, источники личного могущества [1].

На основании этих представлений, сложившихся у личности, она начинает поиск религиозных учений, в которых, по представлениям личности, наиболее полно представлены возможности реализовать желаемое. Если личность воспринимает сверхъестественные силы как помощь по вызову, то будет искать религиозное учение  и организацию, в которых существует разнообразный и красивый культ и адаптивная мораль, позволяющие человеку быстро находить необходимые ему в данном конкретном случае способы «связи» с божеством. Если для личности сверхъестественное – это источник блаженства, то её поиски будут сосредоточены на мистицизме, медитации и свободе толкований, поскольку эти составляющие дают человеку методику достижения особых состояний сознания. Если личность рассматривает сверхъестественные силы как обладателей цели и помощников в её достижении, то будет искать религиозное учение с чёткой моделью активного социального поведения и рационализированным культом. Личность, которая ждёт от сверхъестественных сил контроля и распоряжения, будет искать организацию с охранительной моралью, которая гарантирует ей любовь и прощение (возможно, в результате и по итогам наказания). Личность, ищущая в сверхъестественных силах источник личного могущества, скорее примкнёт к религиозной организации, учение которой провозглашает избранничество её членов и явное превосходство над всеми остальными людьми.

Следующим этапом в формировании индивидуальной религиозности нам видится этап превращения знания о религиозных символах и образах в непосредственное переживание связи с ними. На качество этих переживаний личности оказывают влияние: психо-физические качества личности (подвижность психики и активность всех мыслительных процессов, сила воображения, суггестивные способности и т.д.); уровень религиозных идей (насколько переживаемые религиозные идеи связаны с значимыми для личности проблемами, насколько они разработаны и насыщены символами); эмоциональный фон событий (факты, сопровождающие переживания – общественная ситуация, трудные жизненные обстоятельства, радикальные изменения к лучшему или наоборот и т.д.); качества духовного наставника (способности реального или виртуального наставника повлиять на ход мыслей и картину чувств и эмоций).

В результате воздействия этих обстоятельств рождается непосредственное переживание связи со сверхъестественными силами, которое мы можем рассмотреть, применяя критерии: накал эмоций (низкий, средний, высокий), поглощённость (полная, частичная), степень самоконтроля (жесткий, щадящий), способность к рефлексии (высокая, средняя, низкая). В результате непосредственного переживания личностью  связи со сверхъестественными силами рождается личностный религиозный опыт, который является целостным образом, которому личность придаёт определённый смысл, пытается его объяснить, распространить и вновь воспроизвести в собственном сознании. Воспроизводство образов в сознании личности может производится с помощью некоторых техник, в состав которых входят внушение и самовнушение (как специфические механизмы достижения целей).

Итак, к религиозной вере в целом и к конкретным формам индивидуальной религиозности человек приходит под воздействием различного рода обстоятельств. Данные обстоятельства могут переживаться личностью в различной степени и с различными выводами для мировоззрения и мироощущения в зависимости от того, каким личным опытом обладает тот или иной человек. Вера – нормальное, можно сказать, законное человеческое состояние, целостное, синтетическое чувство. Оно является огромным психологическим усилителем нашего поведения.

Целью религиозной личности является приобретение религиозного опыта как подтверждения своей связи с божеством и залога выполнения своих основных жизненных стремлений. В разнообразных мировых традициях повторяются шесть отличительных типов религиозного опыта: опыт постижения божественного; мистический опыт единства; преобразующий опыт переориентации; мужество при встрече со страданием и смертью; нравственный опыт обязательств; благоговение перед порядком и творческими силами мира [3, с. 128-163]. Все эти ощущения переживаются непосредственно верующим, сопровождаются гаммой эмоций, накладывают глубокий отпечаток на последующие переживания уже окружающей реальности.

В результате религиозных переживаний возникает особенное чувство эмоционального пленения объектом переживания. Глубина и интенсивность переживания чувства эмоционального пленения зависят от характеристик самой личности и требований религиозной традиции, в рамках которой происходит приобщение к религиозному опыту. Сила переживания религиозного опыта зависит от степени вовлечённости личности в состояние веры, её подчинённости основным идеям и образам вероучения с помощью внушения и самовнушения.

Ощущения «связи с божеством» переживаются непосредственно верующим, сопровождаются гаммой эмоций, накладывают глубокий отпечаток на последующие переживания уже окружающей реальности. В результате религиозных переживаний возникает особенное чувство эмоционального пленения объектом переживания. Глубина и интенсивность переживания чувства эмоционального пленения зависят от характеристик самой личности и требований религиозной традиции, в рамках которой происходит приобщение к религиозному опыту. Внутренний опыт по структуре познания и его социальной сущности не отличается от внешнего. В познании мира всегда появляется такое содержание, которое непосредственно в ощущениях не дано и из известных посылок не следует. Представлению о возможности непосредственного отношения верующего к миру способствует преимущественно чувственный характер религиозного сознания, апелляция к сердцу, признание откровения высшей формой непосредственной связи человека и Бога. Переживание состояния, которое осознается как «откровение», есть попытка обыденного сознания выйти за пределы формализованного мышления, уловить моменты творческого настроя. Наитие и озарение, переживаемые верующим человеком, основаны на интуиции. В условиях разделения труда на умственный и физический они являются различными модификациями эмоциональной и интеллектуальной жизнедеятельности личности.

Литература

  1. Hood A. John Oman on feeling and theology // Religious studies. – Cambridge etc., 2013. – Vol.49, # 1. – P.5-18.
  2. McKaughan D.J. Authentic faith and acknowledged risk: dissolving the problem of faith and reason // Religious studies. – Cambridge etc., 2013. – Vol.49, # 1. – P.101-124.
  3. Барбур Й. Религия и наука: история и современность. Пер. с англ. – М., 2000.
  4. Гараджа В.И. Религиоведение. – М.: Аспект-Пресс, 1999.
  5. Двойнин А.М. Проблема веры в зеркале философско-психологического знания / Омский государственный педагогический университет. – Омск, 2011. – 100 с.
  6. Какурин А.А. Теория духовности: С добром и верой к цели жизни. – СПб., 2010. – 126 с.
  7. Лобазова О.Ф. Религиоведение. – М.: Дашков и К, 2002.
  8. Мюррей М., Рей М. Введение в философию религии. – М., 2010. – 410 с.
  9. Яблоков И.Н. Основы религиоведения: Учебник. – М.: Высшая школа, 1994.

References

  1. Hood A. John Oman on feeling and theology // Religious studies. – Cambridge etc., 2013. – Vol.49, # 1. – P.5-18.
  2. McKaughan D.J. Authentic faith and acknowledged risk: dissolving the problem of faith and reason // Religious studies. – Cambridge etc., 2013. – Vol.49, # 1. – P.101-124.
  3. Barbur J. Religija i nauka: istorija i sovremennost’. Per. s angl. – M., 2000.
  4. Garadzha V.I. Religiovedenie. – M.: Aspekt-Press, 1999.
  5. Dvojnin A.M. Problema very v zerkale filosofsko-psihologicheskogo znanija / Omskij gosudarstvennyj pedagogicheskij universitet. – Omsk, 2011. – 100 s.
  6. Kakurin A.A. Teorija duhovnosti: S dobrom i veroj k celi zhizni. – SPb., 2010. – 126 s.
  7. Lobazova O.F. Religiovedenie. – M.: Dashkov i K, 2002.
  8. Mjurrej M., Rej M. Vvedenie v filosofiju religii. – M., 2010. – 410 s.
  9. Jablokov I.N. Osnovy religiovedenija: Uchebnik. – M.: Vysshaja shkola, 1994.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.