Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.143 - Доступен после 17.11.2021

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Волохова Н. В. МЕСТО И РОЛЬ ПОЛЯ КУЛЬТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ / Н. В. Волохова, А. Ю. Огурцова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/philosophy/mesto-i-rol-polya-kultury-v-formirovanii-i-razvitii-rossijskoj-cifrovoj-ekonomiki/ (дата обращения: 07.12.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.143

Импортировать


МЕСТО И РОЛЬ ПОЛЯ КУЛЬТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

МЕСТО И РОЛЬ ПОЛЯ КУЛЬТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ И РАЗВИТИИ РОССИЙСКОЙ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Научная статья

Волохова Н.В.1, *, Огурцова А.Ю.2

1 ORCID: 0000-0002-7048-3509;

2 ORCID:0000-0003-1173-0386;

1 Курский государственный университет, Курск, Россия;

2 Юго-Западный государственный университет, Курск, Россия

* Корреспондирующий автор (volna-sha[at]rambler.ru)

Аннотация

Авторы статьи исследовали «поле культуры» как одно из составляющих среди семи основных полей социального пространства российской цифровой экономики, посредством определения ведущих акторов влияния на ее становление. В материале статьи приведены выборочные результаты социологического исследования в четырех областях Российской Федерации (Тамбовской, Курской, Калининградской, Ярославской). Выводы относительно «поля культуры» как формирующего поля цифровой экономики сводятся к неоднозначности принятия составляющих цифровизации со стороны респондентов – представителей поля культуры. В качестве рекомендаций отмечается, что для коррекции ситуации следует бережнее относиться к замене атрибутов культуры традиционного типа, совершенствовать методы, формы, платформы и способы воспроизводства продуктов культурной сферы.

Ключевые слова: цифровая экономика, цифровая культура, социальное поле, поле культуры, актор.

THE PLACE AND ROLE OF THE FIELD OF CULTURE IN THE FORMATION AND DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN DIGITAL ECONOMY

Research article

Volokhova N.V.1, *, Ogurtsova A.Yu.2

1ORCID: 0000-0002-7048-3509;

2 ORCID: 0000-0003-1173-0386;

1 Kursk State University, Kursk, Russia;

2 Southwest State University, Kursk, Russia

* Corresponding author (volna-sha[at]rambler.ru)

Abstract

The authors of the article investigate the “field of culture” as one of the components among the seven main fields of the social space of the Russian digital economy by identifying the leading actors of influence on its formation. The article presents selected results of a sociological study in four regions of the Russian Federation (Tambov, Kursk, Kaliningrad, Yaroslavl). Conclusions regarding the “field of culture” as a formative field of the digital economy are reduced to the ambiguity of the acceptance of the components of digitalization by respondents, the representatives of the field of culture. As a recommendation, it is noted that in order to correct the situation, one should take more care of replacing the attributes of a traditional type of culture, improve methods, forms, platforms, and ways of reproducing cultural products.

Keywords: digital economy, digital culture, social field, cultural field, actor.

Введение

С 2017 года построение цифрового общества в России приобрело новые масштабы стратегического развития в рамках проекта программы «Цифровая экономика РФ» [10]. Понятие «цифровая экономика» не приобрело еще окончательного определения, в связи с чем, авторы статьи придерживаются следующего объяснения этому расхожему термину: цифровая экономика – это оптимальная алгоритмизация, касающаяся процессов потребления и производства. Но цифровая экономика – это не только разработка и внедрение новых технологий, оборудования и т.д., это еще и новые социальные отношения, возникающие в процессе цифровизации, в том числе находящие отражение в культуре.

В контексте динамики кардинальных изменений всех цивилизационных процессов социокультурное пространство утрачивает свое физическое, геометрическое, географическое измерение, акцентуируется в социально-сетевой среде, приобретает тотально-виртуальный характер и требует нового переосмысления.

На наш взгляд возможен компромисс между формами традиционными и инновационными, и определение универсального варианта по принципу симбиоза лучшего в новом. Здесь особое звучание приобретает само понятие «социального поля» в целом и «культурного поля» в частности. Именно они являются объектом нашего исследования. В связи с вышесказанным мы, в первую очередь, обращаемся к определению «социального поля» как такого в разрезе его соотнесенности с цифровой экономикой. И, конечно же, сфера культуры как одна из самых традиционных и менее гибких в эпоху резких и быстрых перемен, является объектом нашего исследования.

В формировании социального поля российской цифровой экономики принимает участие семь основных полей: власти, науки, образования, экономики, культуры, IT и финансового поля. При этом каждое из полей-участников привносит свой вклад в образование социального поля ЦЭ. «Ведущую роль в формировании социального поля цифровой экономики играет поле власти, при том что остальные поля выполняют инициативные и исполнительные роли» [9, С. 106].

Поле культуры своей целью имеет поддержание цивилизационной основы общества, в связи с чем оно имеет широкий спектр целей в отношении формирующегося поля цифровой экономики – от осмысления формата цифровой экономики и измерения различного рода критериев цифровизации, как нового культурного явления до выработки новых критериев. В качестве латентной здесь будет выступать глобальная цель – создание общества новой формации. «Культурное поле является источником преобразований – на основе существующего культурного ресурса и опыта формируется новая культура цифровой экономики» [3, С. 220].

Анализ литературы по исследуемой теме позволяет обратиться к работам следующих авторов: Астафьева О. Н. [11], Галкин Д. В., Кузнецова Т. Ф., Никонорова Е. В., Скородумова О. Б., Соколова Н. Л., Шлыкова О. В.и др. Д. В. Галкин говорит о том, что цифровая культура развивается на нескольких важных уровнях: материальном, символическом, социальном, ментальном и ценностном. Подобная интерпретация цифровой культуры акцентирует внимание на развитие информативного общества, это не только лишь использование новейших технологий, но и возникновение новых возможностей для функционирования всех сфер жизни общества. Н. Л. Соколова в своей работе подчеркивает, что цифровые технологии являются обязательной составляющей существования человека, что пренебрегать явной культурной значимостью на сегодняшний день невозможно. «Цифровая культура» ставится в один ряд с такими понятиями как «киберпространство», «киберкультура», «цифровые медиа» и пр. Эта мысль продолжается в работах О. Н. Астафьевой [1], которая отмечает, что цифровая культура способна кардинальным образом оказать влияние на смыслы и ценности бытия, преобразовать соотношение между специальными и повседневным уровнями культуры общества, внести значительные коррективы в образ и стиль жизни.

Среди зарубежных исследователей уместно вспомнить следующие фамилии: Гер Ч. [12], Кастельс М., Шварц М. [13], Хантингтон С., Харрисон Л. и др. В контексте нашего исследования мы обращаемся к С. Хантингтону [7] и
Л. Харрисону именно потому, что они обосновывают чисто экономические задачи через призму культуры и определением единой культурной рамки можно выстроить перспективную экономику, в данном случае – цифровую. Заявка на подобное развитие событий полностью реализует себя в современности и согласно исследованию технического директора Google Рэймонда Курцвейла [11] поисковые системы будут функционировать не только с помощью языка, но и с помощью мыслей. Такие прогнозы говорят о том, что ИКТ-трансформации формируют культурную среду.

Цель, задачи, методы и принципы исследования

Цель статьи: представить обзор проблемы становления «поля культуры» в контексте современных процессов цифровизации в целом и цифровой экономики в частности.

Цель статьи определила следующие задачи:

– определить теоретико-гипотетические контуры концепта «поля культуры» топологической структуре социального пространства российской цифровой экономики;

– привести локальную верификацию рефлексии процессов цифровизации «поля культуры» в профессиональном сознании его институциональных агентов.

В исследовании применялись следующие методы теоретической работы:

– категориально-логический, который позволил выявить основные категории, термины и определения в рамках исследования феномена «цифровая культура» в условиях развития цифровой экономики и феномена культурного поля в социальном пространстве;

– системно-структурный метод, применяемый для установления структурных связей «цифровой экономики» и «цифровой культуры» в ее составляющих и взаимосвязи;

 – диалектический, при проведении противопоставлений и развертывании противоречий заявленных феноменов;

– метод статистического анализа информации, отражающей состояние развития «цифровой культуры» в частности и цифровизации в целом, как в России, так и за рубежом.

Эмпирическая база исследования: исследование носит разведывательный (пилотажный) характер, что объективно определено принципиальной новизной и эклектичностью процессов «цифровизации культуры». Таким образом, особенностью исследования является не аналитический, а описательно-констатирующий, проблемно-ориентирующий посыл, иллюстрирующий тематическую структуру общественного мнения в лице экспертного сообщества. В число экспертов были включены представители различных институциональных групп, имеющих непосредственные профессиональные связи с «цифровизацией» культуры: хормейстеры, директоры библиотек, администраторы областных органов власти в сфере культуры и искусства и др.

Основным методом интерпретации качественной социологической информации является тематический анализ, который, в свою очередь, лишь в настоящий период обретает популярность в социологической науке и является достаточно нетривиальным инструментом изучения латентных переменных (установок, стереотипов сознания и т.д.). Данный метод реализуется на небольших номинальных группах, так как имеет основной целью не выявление массовых тенденций каких-либо социокультурных процессов, а позволяет определять смысловые (тематические) паттерны индивидуального мировоззрения, характеризующие субъектно-личностное видение проблемы исследования испытуемыми.

Таким образом, выборка разведывательного качественного исследования составила 18 респондентов, выступающих институциональными агентами сферы своей профессиональной деятельности. Тематическое интервью проводилось в 2 этапа – первый (вторая половина 2020 г. – 8 респондентов) и второй (начало 2021 г. – 10 респондентов).

Гайд интервью содержит вопросы, касающиеся определения цифровой экономики в сфере культуры, в результате чего выявлялись открытые и латентные цели и ориентиры культуры, роль культуры и основные задачи в формировании цифровой экономики в социальном пространстве страны, выявлялись акторы культуры, роль и значение цифровых технологий при их внедрении в искусство.

Основные результаты

Поле культуры является одним из семи полей, сформировавших социальное поле цифровой экономики. Акторами цифровой экономики, являющиеся одновременно агентами поля культуры выступают Министерство культуры, государственные и негосударственные учреждения культуры, лидеры мнений и пр. Основные задачи поля культуры связаны с встраиванием процессов цифровой экономики в культурный код; с формированием материально-культурного наследия; с исследованием культурного капитала; с формированием новых этических принципов и т.д. При этом, нами в процессе исследования установлено, что степень поддержки цифровой экономики со стороны представителей поля культуры в отличие от других полей – средняя.

Соответственно следующая логично вытекающая задача нашего исследования, связана с характеристикой показателей поля культуры и его агентов как акторов поля российской цифровой культуры. Основными показателями выступают роль и явные цели поля, в данном случае, поля культуры. Роли поля культуры следующие: исполнительная, интерпретирующая, адаптивная, конструирующая. Они проявляют себя при решении явных целей: измерение культурного уровня населения; определение ментального и традиционного влияния; сохранение ценностной основы общества и выработка новых критериев ценности; осмысление формата цифровой экономики.

Следующая задача исследования обращена к выявлению спорных и слабых позиции закрепления отдельных цифровых процессов в контексте социокультурной составляющей российской современности. Так же мы попытались дать соответствующие рекомендации по улучшению и стабилизации.

Как показали результаты исследования, именно в поле культуры наглядно прослеживается столкновение традиционного и инновационного, открыто проявляется «притянутость» и «насаждаемость» некоторых явлений цифровизации, а также четко заявляет себя несвоевременность или невозможность преемственности ряда социкультурных аспектов. Подобные выводы нам позволяют делать результаты проведенного в рамках исследования тематического интервью (2020-2021 гг.) с представителями (акторами) поля культуры в отношении процессов ее цифровизации (хормейтерами, директорами библиотек, администраторами областных органов власти в сфере культуры и искусства и др.).

Первое, что отмечают участники интервью, говоря о культуре как одной из составляющей процесса цифровизации, это расширение доступности информации для аудитории, ее «расширение», более высокий «охват».

Детальнее эту позицию характеризуют следующие высказываемые положения:

«Если в каждом учреждении будет хотя бы интернет, то значение цифровых технологий при их внедрении в культуру будет очень высоким» (зав. отделом научно-просветительской и экскурсионной работы областной картинной галереи, г. Тамбов);

 – «Появится возможность приобщать жителей к мировому искусству, знакомить с культурным наследием нашей страны, зарабатывать на проведении киносеансов, онлайн выставок, виртуальных экскурсий и много чего другого» (художественный руководитель Центра культуры, досуга и спорта, г. Калининград);

– «цифровые технологии служат необходимым инструментом в процессе современного хранения» (начальник отдела профессионального искусства, художественного образования и культурно-досуговой деятельности, г. Ярославль);

– «цифровые технологии создают ощущение доступной информации» (хормейстер, г. Калининград).

При этом интервьюируемые отмечают ограничения ориентации на тотальную «оцифровку культуры». Можно привести следующие показательные высказывания:

– «Оцифровать можно книжные, архивные и музейные фонды, архивы по другим отраслям знания и другим сферам творческой деятельности (кино, театр, концерты). А вот что невозможно «оцифровать», так это живое общение…» (зав. отделом научно-просветительской и экскурсионной работы областной картинной галереи, г. Тамбов);

– «Оцифровать можно все произведения разных видов искусств для их трансляции и архивирования. Кроме личного контакта с произведением искусства, что дает непередаваемые ощущения» (хормейстер, г. Калининград);

– «В культуре, на мой взгляд, трудно оцифровать самое главное – духовные и ментальные скрепы» (директор «Областной универсальной научной библиотеки», г. Тамбов);

– «Наверно нет необходимости цифровать все. В настоящее время оцифровано 2-3% культурного наследия. Надо оцифровать то, что составляет культурное наследие и представляет интерес для широкого круга пользователей. Есть проекты по оцифровке, в том числе последовательность оцифровки, проекты ЮНЕСКО. Интересный опыт в России (например, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина)» (начальник отдела профессионального искусства, художественного образования и культурно-досуговой деятельности, г. Ярославль).

Также информативны позиции акторов в отношении перспектив «оцифровки культуры»:

– «Думаю, что переход к цифровой экономике в России, должен был начаться уже давно… И, может быть это не совсем успешный, но необходимый путь. Других альтернатив пока не вижу. Над этим надо думать» (начальник отдела профессионального искусства, художественного образования и культурно-досуговой деятельности, г. Ярославль);

– «В настоящее время это оптимальный путь, что будет дальше… На наш взгляд, технологии будут влиять на все сферы жизни и деятельности, надо срочно адаптироваться к существованию в качественно новом культурном, информационном, образовательном и т.п. пространствах» (зав. отделом научно-просветительской и экскурсионной работы областной картинной галереи, г. Тамбов).

На вопрос: «Несет ли цифровая экономика угрозы для общества», были получены следующие ответы:

– «При правильной пропорции существования «цифры» и подлинного контакта с произведением, и человека с человеком угрозы нет» (регент хора, г. Калининград);

– «Нет, при условии применения гуманного и творческого подхода к реализации не несет. Но есть данные о том, что кампании больше вкладываются в брендинг, чем в совершенствование качества продуктов и услуг; эксплуатации рабочей силы; сокращении возможностей малого бизнеса» (директор «Областной универсальной научной библиотеки», г. Тамбов).

Мнения экспертов по поводу явных и латентных целей цифровизации культуры, а также роли поля культуры в новом цифровом укладе почти совпадают.

Явные цели поля культуры: измерение культурного уровня населения; определение ментального и традиционного влияния; сохранение ценностной основы общества и выработка новых критериев ценности, осмысление формата ЦЭ.

Латентные цели поля культуры: процесс унификации, создание общества новой формации, получение прибыли негосударственными учреждениями в сфере культуры.

Роль поля культуры: адаптивная; конструирующая; оберегающая.

Выполненный тематический анализ показал, что опрошенные нами эксперты поля культуры (как в основных, так и в дополнительных интервью) совпадают в своем мнении относительно целей, задач, ролей и степени поддержки развития и внедрения процессов цифровизации. Совокупные показатели разделились примерно поровну относительно поддержки цифровизации, отражая как положительное, так и отрицательное влияние. 

Заключение

Культурное поле через своих агентов играет важную роль в деятельности российского поля цифровой экономики. Особенно важно при формировании российского цифрового пространства использовать культурное наследие, что позволит процессу цифровизации сохранять преемственность традиционных форм, аккуратно и бережно форматируя накопленный культурный опыт под новые требования современного цифрового общества.

В связи с этим нужно сформировать доступную и безопасную базу информационных ресурсов культуры, способствующих распространению традиционных духовно-нравственных ценностей; создать условия для популяризации составляющих культуры и науки; принять меры по эффективному использованию современных информационных платформ для распространения достоверной и качественной информации; обеспечить насыщение рынка доступными, качественными и легальными медиапродуктами и сервисами. Все вышеизложенное будет оказывать содействие по повышению доверия к современным процессам цифровизации. Таким образом, культурное поле в качестве составляющей социального пространства цифровой экономики России способно кардинально повлиять на привычные жизненные ценности и смыслы, корректировать традиции, образы и стиль мышления населения страны.

Финансирование

Исследование выполнено при поддержке гранта РФФИ №20-011-00228 «Российская цифровая экономика как социальное поле».

Funding

The research was supported by the RFBR grant No. 20-011-00228 “The Russian Digital Economy as a social field”.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Астафьева О. Н. Культура в цифровой цивилизации: новый этап осмысления стратегии будущего для устойчивого развития / О. Н. Астафьева, Е. В. Никонорова, О. В. Шлыкова // Обсерватория культуры. 2018. Т. 15, № 5. С. 516–531.
  2. Волохова Н. В. Уровень цифровой грамотности населения Курской области: реальность и перспективы / Н. В. Волохова, Б. Б. Подгорный // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. 2020. № 6. С. 190-201.
  3. Волохова Н. В. Социокультурная основа цифровой экономики / Волохова Н. В. // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. 2020. №3. С. 217-226.
  4. Гарнов А. П. Логистическая составляющая Цифровой экономики услуг культуры / А. П. Гарнов // Российский экономический интернет-журнал@e-rej. №3. [Электронный ресурс]. URL: https://readera.org/142216936 (дата обращения: 20.06.2021).
  5. Соколова Н. Л. Цифровая культура или культура в цифровую эпоху? / Н. Л. Соколова // Международный журнал исследований культуры. 2012. №3 (8). [Электронный ресурс]. URL: https://clck.ru/YrogH (дата обращения: 17.05.2021).
  6. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. М.: АСТ, 2003. 603 c.
  7. Хантингтон С. Культура имеет значение / С. Хантингтон, Л. Харрисон. [Электронный ресурс]. URL: https://mir-knig.com/read_228197-1 (дата обращения: 23.07.2021).
  8. Федеральный проект «Цифровая культура» [Электронный ресурс]. URL: https://www.mkrf.ru/about/national-project/digital-culture/ (дата обращения: 20.03.2021).
  9. Подгорный Б. Б. Социальный ландшафт российской цифровой экономики / Б.Б. Подгорный, Н. В. Волохова // Первый межд. Львовский форум: Сб. ст./ Под ред. Г. Б. Клейнера. – Москва, 2020. С. 105-107.
  10. Программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Утверждена Председателем Правительства РФ Д.А. Медведевым распоряжением от 28 июля 2017 г. № 1632-р [Электронный ресурс] URL: http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7Mpdf (дата обращения: 14.03.2021).
  11. Шлыкова О.В. Цифрогенез: перевороты электронной культуры. Исторические повороты культуры / О.В. Шлыкова // Вестник культурологии. 2018. С. 205-207.
  12. Gere Ch. Digital Culture / Gere. London : Reaction books, 2008. 248 р.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Astafyeva O. N. Kul’tura v cifrovojj civilizacii: novyjj ehtap osmyslenija strategii budushhego dlja ustojjchivogo razvitija [Culture in digital civilization: a new stage of understanding the strategy of the future for sustainable development] / O. N. Astafyeva, E. V. Nikonorova, O. V. Shlykova // Observatorija kul’tury [Observatory of Culture]. 2018. Vol. 15, No. 5, pp. 516-531 [in Russian]
  2. Volokhova N. V. Uroven’ cifrovojj gramotnosti naselenija Kurskojj oblasti: real’nost’ i perspektivy [The level of digital literacy of the population of Kursk Oblast: reality and prospects] / N. V. Volokhova, B. B. Podgorny // Izvestija Jugo-Zapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Ehkonomika. Sociologija. Menedzhment [Proceedings of the Southwestern State University. Series: Economics. Sociology. Management]. 2020. No. 6, pp. 190-201 [in Russian]
  3. Volokhova N. V. Sociokul’turnaja osnova cifrovojj ehkonomiki [Socio-cultural basis of the digital economy] / V. Volokhova // Izvestija Jugo-Zapadnogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Ehkonomika. Sociologija. Menedzhment [Proceedings of the Southwestern State University. Series: Economics. Sociology. Management]. 2020. No. 3, pp. 217-226 [in Russian]
  4. Garnov A. P. Logisticheskaja sostavljajushhaja Cifrovojj ehkonomiki uslug kul’tury [Logistic component of the Digital economy of cultural services] [Electronic resource] / A. P. Garnov //Russian Economic online magazine @e-rej. 2018. No. 3. URL: https://readera.org/142216936 (accessed: 06/20/2021) [in Russian]
  5. Sokolova N. L. Cifrovaja kul’tura ili kul’tura v cifrovuju ehpokhu? [Digital culture or culture in the digital age?] [Electronic resource] / N. L. Sokolova // Mezhdunarodnyjj zhurnal issledovanijj kul’tury [International Journal of Cultural Studies]. 2012. No. 3 (8). . URL: https://www.culturalresearch.ru/files/open_issues/03_2012/IJCR_03%288%29_2012.pdf (accessed: 05/17/2021) [in Russian]
  6. Huntington S. Stolknovenie civilizacijj [Clash of Civilizations] / S. Huntington. Moscow: AST, 2003. 603 p. [in Russian]
  7. Huntington S., Harrison L. Kul’tura imeet znachenie [Culture matters] [Electronic resource]/ S. Huntington, L. Harrison. URL: https://mir-knig.com/read_228197-1 (accessed: 07/23/2021) [in Russian]
  8. Federal’nyjj proekt «Cifrovaja kul’tura» [Federal project “Digital Culture”] [Electronic resource]. URL: https://www.mkrf.ru/about/national-project/digital-culture / (accessed: 03/20/2021) [in Russian]
  9. Podgorny B. B. Social’nyjj landshaft rossijjskojj cifrovojj ehkonomiki [Social landscape of the Russian digital economy] / B.B. Podgorny, N. V. Volokhova // Pervyjj mezhd. L’vovskijj forum: Sb. st. [The first international Lviv Forum: Collection of articles] / edited by B. Kleiner. – Moscow, 2020, pp. 105-107 [in Russian]
  10. Programma «Cifrovaja ehkonomika Rossijjskojj Federacii». Utverzhdena Predsedatelem Pravitel’stva RF D.A. Medvedevym rasporjazheniem ot 28 ijulja 2017 g. № 1632-r [The Program “Digital Economy of the Russian Federation”. Approved  Chairman of the Government of the Russian Federation D.A. By Medvedev’s Order No. 1632-r dated July 28, 2017] [Electronic resource] URL: http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdf (accessed: 03/14/2021)[in Russian]
  11. Shlykova O.V. Cifrogenez: perevoroty ehlektronnojj kul’tury. Istoricheskie povoroty kul’tury [Digital genesis: revolutions of electronic culture. Historical turns of culture] / O.V. Shlykova // Vestnik kul’turologii [Bulletin of Cultural Studies]. 2018, pp. 205-207 [in Russian]
  12. Gere Ch. Digital Culture / Gere. London : Reaction books, 2008. 248 р.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.