Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.56.112

Скачать PDF ( ) Страницы: 64-66 Выпуск: № 02 (56) Часть 1 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Демченко П. Н. МАСЛЕНИЦА КАК ПРАЗДНИК, ЯВЛЯЮЩИЙСЯ ПРЕОБРАЖЕНИЕМ МЕОНИЧЕСКОГО БЫТИЯ / П. Н. Демченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 64—66. — URL: https://research-journal.org/philosophy/maslenica-kak-prazdnik-yavlyayushhijsya-preobrazheniem-meonicheskogo-bytiya/ (дата обращения: 28.06.2017. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.56.112
Демченко П. Н. МАСЛЕНИЦА КАК ПРАЗДНИК, ЯВЛЯЮЩИЙСЯ ПРЕОБРАЖЕНИЕМ МЕОНИЧЕСКОГО БЫТИЯ / П. Н. Демченко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 02 (56) Часть 1. — С. 64—66. doi: 10.23670/IRJ.2017.56.112

Импортировать


МАСЛЕНИЦА КАК ПРАЗДНИК, ЯВЛЯЮЩИЙСЯ ПРЕОБРАЖЕНИЕМ МЕОНИЧЕСКОГО БЫТИЯ

Демченко П.Н.

ORCID: 0000-0002-1724-1439, Кандидат филологических наук, Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения

МАСЛЕНИЦА КАК ПРАЗДНИК, ЯВЛЯЮЩИЙСЯ ПРЕОБРАЖЕНИЕМ МЕОНИЧЕСКОГО БЫТИЯ

Аннотация

Статья посвящена исследованию древнего календарного праздника – масленицы. Автор рассматривает его как событие в несакральном, тварном, профаническом пространстве бытия-кентавра, которое опространствленно временем. Автор приходит к выводу, что профанный, имманентный мир в период празднования масленицы уподобляется сакральному. Масленица устраняет физическое время и размывает пространственные границы меонического бытия. Ежегодное повторение масленицы восстанавливает во всей целостности забытое время.

Ключевые слова: праздник Масленица, онтология, символ, время, пространство, чучело Масленицы.

 

Demchenko P.N.

ORCID: 0000-0002-1724-1439, PhD in Philology, St. Petersburg State Institute of Film and Television

MASLENITSA AS HOLIDAY, REGARDED AS REFORMED MEONIC BEING

Abstract

The article is concerned with the investigation of ancient calendar holiday – Maslenitsa. The author considers it as an event in non-sacral, created, profane space of being-centaur which is specialized by time. The author comes to a conclusion that the profane, immanent world during the celebration of Carnival is likened to the sacred one. Maslenitsa eliminates spatial boundaries of meonic being. Annual repetition of Maslenitsa restores the lost time entirely.

Keywords: Maslenitsa holiday, ontology, symbol, time, space, stuffed man of Maslenitsa.

В данной статье покажем, основываясь на методологии философии имяславия и авторском подходе [1], что праздничная деятельность является фактически актом преображения меонического бытия-кентавра и через образ чучела Масленицы проявленная духовная сущность обнаруживает себя в процессе всей праздничной масленичной деятельности. Отметим, что духовная сущность трансцендентна меоническому пространству, поэтому непроявленная духовная сущность без синергии, без возникновения пространства через отношение духовной сущности к другому, через именование не может явить себя. Согласно П.А. Флоренскому, пространство – это свет от самопроявляемой сущности, которая порождает пространство. «В собственнейшем смысле только имя предельно прилегает к сущности в качестве ее первообнаружения или первоявления, и потому оно преимущественно именует сущность в полноте ее энергий» [2, С. 464].  Если имя – это форма внутренней организации бытия-символа, то в бытии-кентавре число – форма внешней организации. К тому же псевдоимя как симуляция имени соответствует инварианту личностному, а число – вещественному. И псевдоимя, и число будут иметь одно онтологическое основание – бытие-кентавр. Масленица как псевдоимя и ее чучело как вещь являются инвариантами в бытии-кентавре символа кельтского креста.

Число, имея материальную и формальную стороны, порождает подчиненные ему и образующие внешний мир два начала. Этими началами являются меонические пространство и время. Вещь представляет собой кривизну времени-пространства, а сам вещественный мир – это объединение времени, определяемого преимущественно количеством, и пространства, определяемого качеством. Феномен масленицы имеет статус календарного праздника, повторяющегося ежегодно и имеющего временные пределы и отмечающегося в отведенных для него пространственных рамках (веселые гуляния вокруг костра, вокруг чучела Масленицы). Это следствие погружения общества в бытие во времени, «бытие в становлении», в бытие-кентавр, характеризующееся относительной формой своего существования.

Причиной возникновения необходимости в календарных праздниках, является время как онтологический процесс убывания от полноты к нищете. В то время как язык-знак становится все более самодостаточным, скрывая свою ущербность за маской симулякров и тем самым имитируя полноценное бытие символов, время может быть либо цикличным, либо спиральным, либо иметь направленный вектор в зависимости от рассматриваемых традиций. В масленице мы имеем дело именно с цикличным временем.

С позиции нашего подхода,  времени в чистом меональном виде в бытие-символе нет, время бытия-символа – это вечность как эоническое время. Возникновение исторического времени в привычном для нас понимании непосредственно связано с топологическим смещением. Поэтому масленица – это праздник, событие в несакральном, тварном, профаническом  пространстве бытия-кентавра, которое опространствленно временем. Другими словами, в масленице «сакральное пространство, снабженное качественно осмысленными ориентациями возникает из <…> привнесения времени в пространство» [3, С. 147].

Сегодня с учетом погружения нашего общества в традицию числа календарь является неким следом сакрального пространства и заключает в себе направление сакральных качественных ориентаций. Календарь представляет собой наглядную модель, которая сводит время и пространство в единое целое. Именно поэтому календарь можно отнести к сакральным элементам. Человек, созерцая и обдумывая календарь, соприкасается с Вечностью через «схватывание» всего времени в одной точке и наблюдение процесса перехода времени в пространство. Следовательно, со-участие в календарных праздниках, например, в масленице, позволяет человеку прикоснуться к трансцендентной реальности, в которой и пространство, и время имеют качественно иные характеристики по сравнению с имманентной реальностью. Масленица устраняет физическое время и размывает пространственные границы меонического бытия-кентавра. Возможно, именно с этим фактом и связано то, что дата празднования масленицы «размыта» и приходится не на весну, а конец зимы.

При актуализации ино-сознания в ходе со-участия человека в культе масленичного комплекса неизбежно происходит изменение времени и пространства, что в свою очередь задает так называемое «расширение» эонического времени традиции имени при одновременном «сжатии» меонического времени традиции числа. Внутренняя связь между имманентным и трансцендентным таится в актуализации синхронистичности посредством ино-сознания. Эта внутренняя связь становится условием постижения бытия-символа, сверхестественного и таинственного через кульминационный обряд сжигания чучела Масленицы.

Согласно нашему подходу, чучело Масленицы представляет собой трансцендентальную функцию традиции имени в традиции числа, трансцендентальную функцию языка-символа в меоническом времени. А процесс сжигания чучела Масленицы является процессом конгруэнтности Смысла и Явления в языке-знаке в меоническом времени с помощью актуализации виртуальной памяти о Символе (ино-сознания) как онтологической нормативности бытия за счет  синхронистичности. Тогда чучело Масленицы можно представить и как смысловую энергию акта полагания в меоническом времени, которое появляется на историческом поприще одновременно с числом и ограничивающее собой любой процесс образования, синтезирует бытие-символ с бытием-кентавром. Мысленный акт полагания осуществляется через слово,  содержит в себе топологический сдвиг между Явлением и Смыслом в Символе в меоническом времени.

Актуализацией ино-сознания у человека как участника процесса культовой деятельности масленичного комплекса является вторжение архетипов, которые мы более подробно рассмотрим в следующих параграфах нашего исследования. Влияние этих архетипов приводит к выпадению из естественной системы координат, вследствие чего пространство и время становятся относительными и теряют свое значение. Это связано с тем, что причинность, предполагающая наличие пространства и времени, становится совершенно немыслимой, иначе говоря, не может считаться существующей. Благодаря явлению синхронистичности достигается эффект «обожения», качественного преображения бытия-кентавра, приводящего к пространственно-временному континууму. Как следствие этого через со-участие в календарных праздниках мы попадаем в ситуацию наложения пространства и времени в одной точке (кельтский крест).

Обрядность, как считает П.А. Флоренский, помогает разорвать непрерывность «ткани времени, и в этом разрыве обнажается священное время, образ Вечности – ноуменальная основа времени» [4, С. 198]. Разрывается время в процессе со-участия человека в культе, «распадается связь времени, и начинается Царство Пресв<ятой> Троицы, как некий век исторический, но историю собою держащий эон. Начинается век божественный» [4, С. 198]. Одновременно происходит и расчленение пространственных границ. А качественная выделенность этих границ позволяет осознать самое пространство и увидеть его.

Выше-временное, считает П.А. Флоренский, и есть устойчивое во времени, не текущее со временем. Однако сроки, которые расчленяют время, сами должны быть явлениями вечности в меоническом времени, светами в эоническом времени. Сознание должно быть пронизано началом эонического времени, охвачено сеткой вечности, которая позволяет нам удерживаться в потоке времени, чтобы зафиксироваться во времени вообще.

«Держась за означенные сверхвременные сроки во времени, мы сами приобщаемся к бытию сверхвременному», бытию-символу [4, С. 199]. Однако для этого необходимо, чтобы человек открыл в себе эоническое время. В ходе со-участия в культовой деятельности масленичного комплекса человек становится живым свидетелем доступного ему бытия-символа. Этот акт со-участия качественно изменяет сущность человека как следствие прикосновения его к вечности, к эоническому времени.

Так освящается в культе масленицы вся природа, во всех ее явлениях, частях и направлениях. Культовые действия масленичного комплекса учитывают жизнь человека, одновременно имея свою связь с жизнью природы. И каждое культовое действие в процессе празднования масленицы подразумевает участие всех сфер в преображении бытия, потому что культ определяет границу между бытием-кентавра и бытием-символом. Освящение пространства и времени осуществляется через метафизику креста, поскольку самое пространство – это метафизический крест. Поэтому в масленичной обрядности можно встретить символику креста (шест, на который надевают чучело Масленицы; гора, с которой начинаются катания; костер и т.п.).

Масленица как праздник, разрывая монотонный поток меонического времени, дает  понимание чувства длительности и позволяет осознать и измерить внутренним чувством время. Благодаря существованию праздников, мы осознаем время как таковое, потому что время образуется ритмом праздников, системой праздников. Современное нивелирование праздничной обрядности масленицы, сведение всего многообразия ее проявлений (например, по географическому признаку) к одному шаблону приводит к ослаблению самоидентичности масленицы. Как следствие этого, сам праздник теряет остроту перерыва будничного времени, рискуя превратиться в монотонность и бесцветность. Феномен праздника масленицы заключается в паузе будничного временного потока жизни, состоящей во вторжении трансцендентного в имманентное. Масленица – это некий ритм жизни в традиции числа.

Масленица выступает символом трансцендентного в рамках эмпирического бытия-кентавра, характеризующегося как бытие временно-пространственное, в чем и заключается его эмпиричность.

Список литературы / References

  1. Демченко П. Н. Онтологические аспекты феномена праздника масленицы / П. Н. Демченко // Аспирантский вестник Поволжья. – № 3-4. – 2016. – С. 50-53.
  2. Флоренский П. А Сочинения в 4-х т. / сост. игумена Андроника (А. С. Трубачева), П. А. Флоренского, М. С. Трубачевой: ред. игумен Андроник (А. С. Трубачев) / П. А. Флоренский. – М.: Мысль, 2000. Т. 3 (2). 623 с.
  3. Дугин А. Г. Философия традиционализма / А. Г. Дугин. – М.: Арктогея-Центр, 2002. – 524 с.
  4. Флоренский П. А. Собрание сочинений. Философия культа. (опыт православной анроподицеи) / сост. и ред. игумен Андроник (Трубачев) / П. А. Флоренский. – М.: Мысль, 2004. – 685 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Demchenko P.N. Ontologicheskiye aspekty fenomena prazdnika maslennitsy [Ontological aspects of the phenomenon of Maslenitsa holiday] / P.N. Demchenko // Aspirantskiy vesnik Povolzhiya [Post graduates’ bulletin of Volga region]. – No 3-4. – 2016. – P. 50-53. [In Russian]
  2. Florensky P.A. Sochineniya в 4-kh t. [Works in 4 volumes] / Comp. by Abbot Androkin (A.S. Trubachev), P.A. Florenskiy, M.S. Trubachev: Ed. By Abbot Androkin (A.S. Trubachov) / P.A. Florensky. – M .: Misl’, 2000. V. 3 (2). 623 p. [In Russian]
  3. Dugin A.G. Философия традиционализма [Philosophy of traditionalism] / A.G. Dugin. – M.: Arctogeia-Center, 2002. – 524 p. [In Russian]
  4. Florensky P.A. Sobraniye sochineniy. Philosophia kulta. (opyt pravoslavnoy anropoditsei) [Collected edition. Philosophy of cult (Experience of the Orthodox anropoditsei)] / Comp. and ed. Hegumen Andronik (Trubachov) / P.A. Florensky. – M .: Misl’, 2004. – 685 p. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.