Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.96.6.112 - Доступен после 17.06.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Нескрябина О. Ф. КОНЦЕПЦИЯ «ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА»: ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ МЕДИААНАЛИТИКИ / О. Ф. Нескрябина // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/philosophy/koncepciya-prirody-cheloveka-ee-znachenie-dlya-mediaanalitiki/ (дата обращения: 06.07.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.96.6.112

Импортировать


КОНЦЕПЦИЯ «ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА»: ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ МЕДИААНАЛИТИКИ

КОНЦЕПЦИЯ «ПРИРОДЫ ЧЕЛОВЕКА»: ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ МЕДИААНАЛИТИКИ

Научная статья

Нескрябина О.Ф.*

Сибирский федеральный университет, Красноярск, Российская Федерация

* Корреспондирующий автор (nescr[at]mail.ru)

Аннотация

В литературе последних лет идет активный поиск унифицирующей методологической стратегии для медиологии. В статье отмечается, что предлагаемый в качестве синтетической методологии системный подход имеет ограничения, связанные с его предельной общностью. В статье обсуждается возможность применения концепта «природа человека» в качестве методологии исследования информационной среды и ее воздействия на аудиторию. Предлагается исследовать связь агрессии в сфере медиа и агрессивностью аудитории с учетом сущностных свойств человека: проактивности, субъективности, свободы.

Ключевые слова: медиа, методология, медиология, природа человека, системный подход, агрессия.

THE CONCEPT OF “HUMAN NATURE”: ITS VALUE FOR MEDIA ANALYTICS RESEARCH ARTICLE

Research article

Neskryabina O.F.*

Siberian Federal University, Krasnoyarsk, Russian Federation

* Corresponding author (nescr[at]mail.ru)

Abstract

There is an active search for a unifying methodological strategy for medialogy in the publications of recent years. The article notes that the proposed systematic approach has limitations as a synthetic methodology associated with its extreme generality. The article discusses the possibility of applying the concept of “human nature” as a methodology for studying the information environment and its impact on the audience. It is proposed to consider the relationship of media aggression and audience aggressiveness with regard to the essential properties of a person: pro-activity, subjectivity, freedom.

Keywords: media, methodology, medialogy, human nature, systems approach, aggression.

Современные подходы к исследованию медиасферы характеризуются огромным разнообразием. Оно так велико, что в ученом сообществе ощущается потребность в создании обобщающей методологии и, соответственно, унифицированного языка описания системы медиа [7], [8], [11].

Интеллектуальный поиск общей методологии сосредоточен вокруг исследования возможностей применения к анализу медиа идей системного подхода [6], [12], [13]. Однако, по нашему мнению, такая стратегия имеет ограничения. Она вряд ли будет эффективной для решения всех задач, стоящих перед исследователями состояния и тенденций развития сферы медиа.

Как известно логика процесса познания такова, что чем более общей является теория, тем менее она пригодна для описания специфических признаков объекта. Обычно генерализация оборачивается снижением уровня точности описания и предсказания поведения системы. Поэтому, наряду с созданием для медиологии обобщающих подходов, следует развивать теории не столь высокого уровня абстрагирования. Среди методов коммуникативных исследований к таковым относится, в частности, дискурс-анализ. Развитие данного комплексного подхода мы видим в дополнении его психологическим концептом «природа человека» («ПЧ»). Хотя среди адептов дискурс-анализа встречается негативное отношение к идее включения психологического знания в его идейный арсенал [15, с.272]. Однако основания для подобного скепсиса не вполне ясны, учитывая, что базовая посылка дискурс-анализа состоит в том, что «…идентичность людей конструируется «на пересечении» различных, противоречивых и часто антагонистичных дискурсов» [15, с.272].

Медиасфера, и прежде всего, СМИ, непосредственно состоит из текстов и дискурсов, являющихся, в первую очередь, объектом изучения лингвистики. Но в настоящее время сам языковой анализ наполняется экстралингвистическим содержанием. Набирают популярность методы коммуникативных исследований, в которых сделан акцент на когнитивных и интерактивных аспектах [14, с. 212].

В свою очередь психологический анализ стремится и к внутреннему единству, и к тому, чтобы быть органической частью антропологического знания, изучающего, в частности, генезис коммуникативного поведения человека. Думается, не требует особых пояснений и обоснований мысль о том, что исследование медийной сферы должно вестись с опорой на теории происхождения психики, культуры, социальности.

В качестве посредника между комплексом антропологических дисциплин и медиологией может быть использован комплекс представлений о природе человека. Концепт ПЧ не является целостной, строго структурированной научной теорией. Он содержит немало проблемных положений и подвергается критике по многим позициям [16]. Впрочем, его недостатки присущи многим концепциям достаточно высокой степени общности.

Следует пояснить значение понятий природа человека и сущность человека. В прошлом отечественного гуманитарного знания было принято разделять эти категории. «Сущность человека» дефинировалась, как социальное качество и соотносилась с «личностью». Тогда как «природа человека» характеризовалась единством биологического и социального, воплощением которого полагалась «индивидуальность». Такое представление отчетливо проявляет то обстоятельство, что в «ПЧ» находит выражение определенная философия человека и общества. В современном научном менталитете, видимо, нет оснований для разведения концептов природа и сущность.

Природа человека является комплексом идей об общих и существенных свойствах, присущих людям. Если такие свойства полагаются отсутствующими, то «природа человека» существенно обедняется, т.к. в этом случае остается сказать, что люди меняются в зависимости от социокультурной ситуации, чем их общность и исчерпывается.

В теоретической психологии идейный комплекс «природа человека» (ПЧ) представлен девятью антиномичными парами [16, C. 40]. Среди них такие как: свобода-детерминизм, рациональность-иррациональность, субъективность-объективность и др. Они предназначены для анализа психологических теорий и систематизации корпуса психологического знания. По нашему мнению, эти парные категории (шкалы, измерения) могут быть использованы и как методологические ориентиры в медиологии.

Понятия, образующие данные пары, можно представить как экстремумы соответствующих измерений. Шкалы относительно самостоятельны, так как содержание каждой из них частично перекрывается другими. Это значит, что поведение человека в общем случае может быть описано в виде области значений около точки пересечения нескольких, в пределе всех выделенных шкал. В природе человека присутствует рациональность и иррациональность, свобода и зависимость, проактивность и реактивность и т.п. Отношения внутри каждой пары и отношения между ними выражают глубинные качества человеческой природы: сложность, двойственность, широкий диапазон индивидуальных различий, высокая степень девиантности.

В данном тексте автор не ставит задачу дать полное описание структуры и методологической функции концепта «природа человека». Рассмотрим лишь один, но крайне важный аспект медиааналитики – проблему присутствия темы насилия в информационной среде. На этом примере можно показать методологические возможности предлагаемого подхода.

Исследование сущности и происхождения агрессии, в основном, идет по двум направлениям: первое изучает возможность генетической предрасположенности к агрессивному поведению, второе развивает идею социального научения. В терминах концепта ПЧ эти два направления представлены биполярной шкалой «конституционализм-инвайронментализм», в отечественной психологической терминологии: «биологическое-социальное» [16, с. 43]. В основном современная наука не решает вопрос о соотношении биологических и социальных детерминант антиномичным способом. Хотя полной определенности в отношении роли наследственной предрасположенности пока не достигнуто. Не вполне ясно, как наполнить психологическим и психофизиологическим содержанием понятия «агрессия высвобождается» и «агрессия формируется», но на внешнем, поведенческом уровне видно, что агрессия высвобождается, а способы ее проявления формируются, в том числе под влиянием медиа [4, с. 267], [9, с. 133]. Однако, возможно еще одно направление исследования генезиса агрессивного поведения.

Если принять во внимание способность человека к проактивному поведению, к субъективности и свободе, то можно предположить, что агрессия как модус поведения способна появляться в результате самообучения. Это значит, что она открывается индивидом уже в раннем возрасте, и далее видоизменяется под воздействием социокультурных факторов, включая влияние инфосферы. Происходит это, вероятно, путем переноса, когда простые манипуляции с предметами – притягивание, захват, отталкивание и пр. с предметов переходят на людей, в результате чего получается простейшее агрессивное действие. Если такое действие приводит к нужному результату, то вступает в действие механизм положительного подкрепления. Такое поведение является в сущности креативным, но можно дать ему ценностно нейтральное определение: «овладение навыком посредством собственного опыта». Данное представление не прибавляет оптимизма в отношении возможности окультуривания и купирования агрессивного поведения, и не помогает решить проблему снижения агрессивности инфосферы. Скорее – наоборот.

Анализ механизмов порождения агрессии в индивидуальном сознании дает более точное представление о характере и мере ответственности медиа за состояние общественных нравов. Изучению медиаагрессии и ее влияния на поведение современного человека посвящена огромная литература [1], [2], [5]. Большинство исследователей считают, что медиа, в частности СМИ, оказывают небольшое воздействие на состояние агрессивности общества. Но с учетом того, что повышать агрессию аудитории может и, казалось бы, нейтральная информация, оценка влияния медиа может быть иной. С другой стороны, отношения СМИ и аудитории – это, как правило, отношения взаимовлияния. Следуя концепции ПЧ, стоит говорить не только о воздействии, но и о том, что информационная среда проявляет состояние общественного сознания.

На основании сказанного можно заключить, что в исследовании медийных текстов и дискурсов и их воздействия на аудиторию целесообразно обращаться к теориям, которые в явном виде или имплицитно содержат отсылки к комплексу идей о природе человека.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Агрессия и психическое здоровье / под ред.: Т.Б. Дмитриевой и Б.В. Шостаковича. – СПб.: Изд-во «Юридич.центр Пресс», 2002. – 464 с.
  2. Аронсон Э. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление / Э. Аронсон, Э. Пратканис. – Перераб. изд.– СПб.: «Прайм-ЕВРОЗНАК», 2003. – 384 с.
  3. Бартол К. Психология криминального поведения / К. Бартол. – 7 междун. изд. – СПб.-М., 2004. – 352 с.
  4. Блэкборн Р. Психология криминального поведения / Р.Блэкборн. – СПб.: Питер, 2004. – 496 с.
  5. Брайант Д. Основы воздействия СМИ/ Д.Брайант, С.Томпсон. – М.: Издат.дом «Вильямс», 2004. – 425 с.
  6. Демина И.Н. Синергетика и теория журналистики: аспекты исследования медиасистемы / И.Н. Демина, М.В. Шкондин // Вопросы теории и практики журналистики. – 2016. – Т. 5. – № 1. – С. 14–28.
  7. Дмитровский А.Л. Теории журналистики: почему они «не работают»? (Проблема синергетического подхода к журналистским явлениям) / А.Л. Дмитровский // Вопросы теории и практики журналистики. – 2019. – Т. 8. – № 1. – С. 36–56.
  8. Дунас Д.В. К вопросу о классификации теорий СМИ / Д.В. Дунас // Вестн. Моск. Ун-та. Серия: Журналистика. – 2011.- № 4. – С. 27-41.
  9. Нескрябина О. Ф. Медиапсихология и медиаэтика / О.Ф. Нескрябина. – Красноярск: СибЮИ, 2008. – 179 с.
  10. Свитич Л.Г. Изучение журналистики в контексте общенаучных парадигм / Л.Г. Свитич // Вопросы теории и практики журналистики. – 2016. – Т. 5. – №. 4. – С. 546–561.
  11. Солганик Г.Я. Общая характеристика языка современных СМИ в сопоставлении с языком СМИ предшествующего периода / Г.Я. Солганик // Язык массовой и межличностной коммуникации. М.: МедиаМир, 2007. – С. 15–39.
  12. Суходолов А.П. Разработка аспектов теории медиасферы с применением математического моделирования, когнитивной методологии и системного анализа / А.П. Суходолов, В.А. Маренко // Вопросы теории и практики журналистики. – 2018. – Т. 7. – № 3. – С. 347–360.
  13. Суходолов А.П. Типологические аспекты системного представления СМИ / А.П. Суходолов, И.А. Кузнецова // Вопросы теории и практики журналистики. – 2019. – Т.8. – № 2. С. – 244–259.
  14. Тичер С Методы анализа текста и дискурса / С. Тичер, М. Мейер, Р. Водак, Е. Веттер; пер. с англ. – Х.: Изд-во Гуманитарный Центр, 2009. – 356 с.
  15. Филлипс Л. Дискурс-анализ. Теория и метод / Л. Филлипс, М.В. Йоргенсен; пер.с англ. – 2-е изд.испр. – Х.: Изд-во «Гуманитарный Центр», 2008. – 352 с.
  16. Хьелл Л. Теории личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер; перевод с англ. – СПб.: Питер, 1997. – 608 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Agressiya i psikhicheskoe zdorovye [Aggression and Mental Health] / edited by: T.B. Dmitrieva and B.V. Shostakovich. – St. Petersburg: Publishing House “Legal Centre Press,” 2002. – 464 p. [In Russian]
  2. Aronson E. Epokha propagandy: Mekhanizmy ubezhdeniya, povsednevnoe ispolzovanie i zloupotreblenie [The Age of Propaganda: Persuasion Mechanisms, Everyday Use, and Abuse] / E. Aronson, E. Pratkanis. – Revised ed. – SPb.: “Prime-EUROZNAK,” 2003. – 384 p. [In Russian]
  3. Bartol K. Psikhologiya kriminalnogo povedeniya [Psychology of Criminal Behavior] / K. Bartol. – 7th ed. – SPb.-M., 2004. – 352 p. [In Russian]
  4. Blackbourne R. Psikhologiya kriminalnogo povedeniya [Psychology of Criminal Behavior] / R. Blackbourne. – St. Petersburg: Piter, 2004. – 496 p. [In Russian]
  5. Bryant D. Osnovy vozdeistviya SMI [Media Impact Basics] / D. Bryant, S. Thompson. – M.: Publishing House “Williams,” 2004. – 425 p. [In Russian]
  6. Demina I.N. Sinergetika i teoriya zhurnalistiki: aspekty issledovaniya mediasistemy [Synergetics and Journalism Theory: Aspects of Media System Research] / I.N. Demina, M.V. Shkondin // Voprosy teorii i praktiki zhurnalizmu [Questions of Theory and Practice of Journalism]. – 2016. – V. 5. – No.1. – P. 14–28. [In Russian]
  7. Dmitrovskii A.L. Teorii zhurnalistiki: pochemu oni «ne rabotayut»? (Problema sinergeticheskogo podkhoda k zhurnalistskim yavleniyam) [Journalism Theories: Why don’t they “Work”? (Problem of a synergistic approach to journalistic phenomena)] / A.L. Dmitrovsky // Voprosy teorii I praktiki zhurnalizma [Questions of Theory and Practice of Journalism]. – 2019. – V. 8. – No.1. – P. 36–56. [In Russian]
  8. Dunas D.V. K voprosu o klassifikatsii teorii SMI [On the Classification of Media Theories] / D.V. Dunas // Vestn. of Mosc. University. Series: Journalism. – 2011. – No. 4. – P. 27-41. [In Russian]
  9. Neskryabina O. F. Mediapsikhologiya i mediaetika [Media Psychology and Media Ethics] / O.F. Neskryabina. – Krasnoyarsk: SibUI, 2008. – 179 p. [In Russian]
  10. Svitich L.G. Izuchenie zhurnalistiki v kontekste obshchenauchnykh paradigm [Studying Journalism in the Context of General Scientific Paradigms] / L.G. Svitich // Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki [Questions of the Theory and Practice of Journalism]. – 2016. – V. 5. – No. 4. – P. 546-561. [In Russian]
  11. Solganik G.Ya. Obshchaya kharakteristika yazyka sovremennykh SMI v sopostavlenii s yazykom SMI predshestvuyushchego perioda [General Characteristics of the Language of Modern Media in Comparison with the Language of the Media of the Previous Period] / G.Ya. Solganik // Language of Mass and Interpersonal Communication. M.: MediaMir, 2007. – P. 15–39. [In Russian]
  12. Sukhodolov A.P. Razrabotka aspektov teorii mediasfery s primeneniem matematicheskogo modelirovaniya, kognitivnoi metodologii i sistemnogo analiza [Development of aspects of the Theory of the Media Sphere using Mathematical Modeling, Cognitive Methodology and System Analysis] / A.P. Sukhodolov, V.A. Marenko // Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki [Questions of the Theory and Practice of Journalism]. – 2018. – V. 7. – No. 3. – P. 347-360. [In Russian]
  13. Sukhodolov A.P. Tipologicheskie aspekty sistemnogo predstavleniya SMI [Typological Aspects of the Systemic Representation of the Media] / A.P. Sukhodolov, I.A. Kuznetsova // Voprosy teorii i praktiki zhurnalistiki [Questions of the Theory and Practice of Journalism]. – 2019. – V.8. – No.2. – P. 244–259. [In Russian]
  14. Teacher S. Metody analiza teksta i diskursa [Text Analysis and Discourse] / S. Teacher, M. Meyer, R. Vodak, E. Vetter; trans. from English – X.: Publishing House “Humanitarian Centre,” 2009. – 356 p. [In Russian]
  15. Fillips L. Diskurs-analiz. Teoriya i metod [Discourse Analysis. Theory and Method] / L. Phillips, M.V. Jorgensen; transl. from English – 2nd ed. – X.: Publishing House “Humanitarian Centre,” 2008. – 352 p. [In Russian]
  16. Hyell L. Teorii lichnosti [Personality Theories] / L. Hyell, D. Ziegler; translated from English – St. Petersburg: Piter, 1997. – 608 p. [In Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.