Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 46-47 Выпуск: №2 (33) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Попова О. А. КОММУНИКАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ СО-БЫТИЯ Я И ТЫ / О. А. Попова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №2 (33) Часть 2. — С. 46—47. — URL: https://research-journal.org/philosophy/kommunikativnye-osnovaniya-so-bytiya-ya-i-ty/ (дата обращения: 18.09.2021. ).
Попова О. А. КОММУНИКАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ СО-БЫТИЯ Я И ТЫ / О. А. Попова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №2 (33) Часть 2. — С. 46—47.

Импортировать


КОММУНИКАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ СО-БЫТИЯ Я И ТЫ

Попова О.А.

Кандидат философских наук, Поволжский институт управления им. П.А. Столыпина

КОММУНИКАТИВНЫЕ ОСНОВАНИЯ СО-БЫТИЯ Я И ТЫ

Аннотация

 В статье рассматривается со-бытие Я и Ты  в аспекте феномена любви как первичного акта коммуникации. Любовь, как наиболее высокая, духовная форма взаимоотношений Я и Ты, позволяет обрести определенную осмысленность бытия, устанавливает единственно возможный контакт в мире, – истинный бытийный контакт, освещенный смыслом.

Ключевые слова: коммуникация, любовь, Я, Ты, со-бытие.

Popova O.A.

Candidate of Philosophical Sciences, The Volga Region Academy for Public Administration is a part of the Presidential Academy as the Stolypin

COMMUNICATIVE REASON СO-EXISTENCE I AND YOU

Abstract

In the article it is considered co-existens I and You in aspect of a phenomenon of love as primary act of communication. Love as the highest, spiritual form of relationship I and You, allows to find sense of existence, comes into the unique contact in the world – contact which gives meaning of life.

Keywords: communication, love, I, You, co-existens.

Бытие Я и Ты есть непрерывное сосуществование Я и Другого, особое пространство коммуникации, посредством которой Я входит в мир, мир при этом приобретает определенную осмысленность связей и отношений – не только в мире, но и со многими Ты, – без этого, как утверждают такие мыслители как  К. Ясперса, М. Хайдеггера, Л. Фейербаха мы не можем говорить о бытии Я. Поскольку настоящее, подлинное вступление в мир возможно только в утверждении подлинного коммуникативного акта, в котором производится, рождается смысл и что придает осмысленности существованию Я. Изначальным феноменом человеческого бытия коммуникация выступает в экзистенциализме. Смысл рождается в экзистенции – коммуникации, со-бытие Я и Ты наполняет жизнь смыслом. При этом, многие мыслители утверждают, что первичным, смыслообразующим актом коммуникации является любовь.

Любящая личность, как отмечают многие авторы, находится в ином бытии, духовном, где находит преображенную общность людей. Русские религиозные философы именуют ее «богочеловечеством», М. Бубер – отношением Я-Ты. Речь идет об одном и том же, и разные наименования, в данном случае, не исключают друг друга. Важно, что кто имел живой опыт непосредственного внутреннего самораскрытия реальности, как об этом пишет С.Л. Франк, тот уже не может и никогда не сможет его забыть, что означало бы забвение собственного «духовного лона», – тем более – иметь сомнение в существовании подлинно духовной высшей реальности[1][7].

Кроме того, что любовь открывает высшую реальность, осуществление любви – есть вполне определенный, специфичный акт коммуникации. Более того – наиважнейший первичный коммуникативный акт, который определяет все смысловое поле Я-бытия. Осуществление любви как первичного коммуникативного акта  является основанием наличия смысла в бытии Я, это та основа, которая способна расширить горизонты Я-бытия, задающая ему принципиально новое видение реальности. Но как возможен выход за пределы круга Я-бытия? Здесь встает очень важный вопрос относительно того, что заставляет Я совершать попытки выйти «за», посмотреть на себя и в себя иначе, чем прежде – а именно с точки зрения смысла, объективности, уникальности?

В ответе на поставленные вопросы, стоит обратить внимание, что даже если не затрагивать глубинные основания Я-бытия, тем не менее, нельзя не заметить, что каким бы ни был способ бытия Я, сама бытийная данность предполагает невозможность существования Я без Ты, когда мы говорим о Я, мы всегда имеем необходимость Ты-присутствия, участия Ты в жизни Я, в частности моего Я. Ты – первое, на что наталкивается, от чего отталкивается, к чему приобщается, или наоборот, Я, начиная с момента рождения. Одним словом, бытие Я, именно когда мы говорим о любви, невозможно представить без бытия Ты. Ортега-и-Гассет утверждал такое отношение к Ты, в котором: «Любить, что бы ни было – значит упорно настаивать на его существовании; отвергать такое устройство мира, при котором этого объекта могло бы не быть… Это, по существу, то же самое, что вдыхать в него жизнь, насколько это доступно человеку… Любовь – это извечное дарение жизни, сотворение и пествование в душе предмета любви» [2].

Мы обращаем внимание на  уникальную архитектонику Я-Ты-отношений: находя Другого, Я, не теряя себя ни на миг, обретает и себя, и Ты одновременно; и, как ни парадоксально, не исходя из своего собственного единственного места в бытии и своей уникальной единственности – Я возникает из отношения к Ты – первичного для осознания, осмысления Я. «Никакого готового «Я» вообще не существует до встречи с «Ты», до отношения к «Ты» [7], С.Л. Франк пишет, что «… принципы оформления души суть принципы оформления внутренней жизни извне, из другого…» [7].

Я и Ты – принципиально диалогичные сущности, встречающиеся, и встречаемые в диалоге. Как отмечает Бубер, в диалоге Я-Ты воплощается смысл, осуществляется встреча или событие любви.

Для рассмотрения диалогической сущности со-бытия Я и Ты, обратимся к классификации Я-Ты-отношений, которую предложил К. Ясперс, он выделил четыре уровня отношений Я к Ты. Если остановиться на первом уровне рассмотрения отношения Я к Ты, то мы должны обратить внимание, что, говоря о Я, Ясперс подчеркивает, что имеет в виду человека как представителя человеческого рода, природный объект. Здесь мыслитель имеет в виду эмпирическое Я, которое стремится к удовлетворению своих потребностей, заботящееся исключительно о нуждах собственной природы – своего тела, соответственно выстраивает отношения с Другим, который  выступает для Я всего лишь в качестве средства для реализации прагматики Я. Второй уровень, как отмечает Ясперс, является более высоким и предполагает понимание Я как не просто биологического существа, а как существа обладающего способностью мыслить, существа, обладающего сознанием, Я понимается как сознание. Общение, осуществляемое на этом уровне, безусловно, обладает уже определенной полнотой, но оно также скудно, в сравнении с возможным подлинным. На этом уровне общения Я и Ты, Я представляет себя в качестве носителя знания, при этом, равным по статусу Ты, и отличие заключается в том, насколько возможно усвоение этих знаний. Общение Я и Ты представляется нам как «обмен мыслями». Третий уровень понимает человека как существо общественное или социальное, когда человеческое Я выходит на уровень Духа. Это еще более высокий уровень общения, равно как и осознания себя как целого [1].

Стоит отметить, что представленные выше уровни общения Я-Ты – безусловно имеют значимость, и даже незаменимы в человеческом существовании, тем не менее, только на их основаниях мы не можем полностью определить сущность человеческого существа, которое стремится к обретению подлинного со-бытия Я и Ты. По этой причине, мыслитель говорит о четвертом уровне – который затрагивает глубинные стороны человеческой души. Ясперс называет его экзистенцией  или экзистенциальной коммуникацией. Философ, говоря об этом уровне, подчеркивает, что это наивысший уровень общения, поскольку придает общению не только осмысленность, но и определенную свободу и полноту бытия Я. Ясперс утверждает, что в человеческой жизни чаще всего присутствуют именно первые три типа общения. Нередко можно встретить крайне общительных людей, которые всегда с легкостью находят тему для разговора, даже с малознакомыми людьми. На первый взгляд, может показаться, что именно такое общение и является подлинной коммуникацией, однако, следуя логике рассуждений Ясперса, чрезмерная общительность не говорит о полноте коммуникации, ведь не всегда в таком общении есть место осмысленности, свободе и подлинного понимания Другого.

В со-бытии Я и Ты, Я, имея определенную долю независимости, может осмысливать не только свое существование, но и бытие Ты,  или как пишет Ясперс «человек должен осуществить в коммуникации связь самости с самостью» [8]. Я имеет предзаданную возможность «быть», и по большому счету, смысл существования Я и заключается в том, чтобы реализовать эту возможность, в том случае, когда Я не использует свой потенциал, С.Л. Франк говорит, что тем самым, человек теряет себя, предает свою судьбу, не укореняется в бытии. «Быть действительным в мире, даже если поставленной цели достигнуть невозможно, остается условием собственного существования»[5] – именно эта действительность в бытии, подлинное существование является условием и самореализации, и самоосуществления, и условием обретения уверенности и свободы в своем бытии.

Определяя любовь как первичный коммуникативный акт, как способность перейти за границы своего фактического феноменального бытия, можно говорить о со-бытии Я и Ты в любви, о способности жить в Другом и для Другого. Осуществление события любви – это не только появление и проявление единства, но создание истинного человека, свободного, выражающего единство и равенство мужского и женского начала, преодолевших рознь и разъединение. Соловьев отмечает, что «если корень ложного существования состоит в непроницаемости, т. е. во взаимном исключении существ друг другом, то истинная жизнь есть то, чтобы жить в Другом, как в себе, или находить в другом положительное и безусловное восполнение своего существа. Основанием и типом этой истинной жизни остается и всегда останется любовь» [6].

Подводя итог рассмотрению со-бытия Я и Ты как первичного акта коммуникации, можно сделать вывод, что любовь, как наиболее высокая, духовная форма взаимоотношений Я и Ты, задает масштабы объективного поведения, устанавливающего единственно возможный контакт в мире, – истинный бытийный контакт, освещенный смыслом. Смысл получает свое бытие через любовное сочувствие, соучастие, со-бытие в бытии иного.

[1] Франк С. Л. Непостижимое. М., 1990. С. 333.

Литература

  1. Демидов А. Б. Феномены человеческого бытия. – Минск, 1997. 190 c.
  2. Ортега-и-Гассет X. Этюды о любви // Эстетика. Философия культуры. М., 1991. – С. 350-433.
  3. Попова О.А. Любовь как организующее начало бытия: автореф. дис. … канд. философских наук: 09.00.01. – Саратов, 2013. – 16 с.
  4. Пятилетова,Л.В. Любовь как смысл и оправдание человеческой жизни: дис. … канд. философских наук: 09.00.13. – Екатеринбург, 1999. – 208 с.
  5. Речь о достоинстве человека // Фихте и конец XX века: «Я» и «Не-Я» –Уфа, 1992. – 233 с.
  6. Соловьев,B.C. Смысл любви / B.C. Соловьев.// Соловьев B.C. Сочинения: В 2 т. Т.2 – М.: Мысль, 1988. – С. 493-547
  7. Франк С. Л. Непостижимое. М., 1990. – 608 c.
  8. Ясперс К. Духовная ситуация нашего времени // Смысл и назначение истории –М.: Политиздат, 1991. – С. 228-418 с.

References

  1. Demidov A. B. Fenomeny chelovecheskogo bytija. – Minsk, 1997. 190 c.
  2. Ortega-i-Gasset X. Jetjudy o ljubvi // Jestetika. Filosofija kul’tury. M., 1991. – S. 350-433.
  3. Popova O.A. Ljubov’ kak organizujushhee nachalo bytija: avtoref. dis. … kand. filosofskih nauk: 09.00.01. – Saratov, 2013. – 16 s.
  4. Pjatiletova, L.V. Ljubov’ kak smysl i opravdanie chelovecheskoj zhizni: dis. … kand. filosofskih nauk: 09.00.13. – Ekaterinburg, 1999. – 208 s.
  5. Rech’ o dostoinstve cheloveka // Fihte i konec XX veka: «Ja» i «Ne-Ja» –Ufa, 1992. – 233 s.
  6. Solov’ev, B.C. Smysl ljubvi / B.C. Solov’ev.// Solov’ev B.C. Sochinenija: V 2 t. T.2 – M.: Mysl’, 1988. – S. 493-547
  7. Frank S. L. Nepostizhimoe. M., 1990. – 608 c.
  8. Jaspers K. Duhovnaja situacija nashego vremeni // Smysl i naznachenie istorii –M.: Politizdat, 1991. – S. 228-418 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.