Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.112.10.049

Скачать PDF ( ) Страницы: 104-107 Выпуск: № 10 (112) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Попов В. В. ИНТЕРСУБЪЕКТИВНОСТЬ И ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ КАК ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТРУКТЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ВКЛЮЧАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА / В. В. Попов, О. А. Музыка, С. И. Иванча // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 104—107. — URL: https://research-journal.org/philosophy/intersubektivnost-i-temporalnost-kak-fenomenologicheskie-konstrukty-konceptualizacii-vklyuchayushhego-obshhestva/ (дата обращения: 02.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.049
Попов В. В. ИНТЕРСУБЪЕКТИВНОСТЬ И ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ КАК ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТРУКТЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ВКЛЮЧАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА / В. В. Попов, О. А. Музыка, С. И. Иванча // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 104—107. doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.049

Импортировать


ИНТЕРСУБЪЕКТИВНОСТЬ И ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ КАК ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТРУКТЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ВКЛЮЧАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА

ИНТЕРСУБЪЕКТИВНОСТЬ И ТЕМПОРАЛЬНОСТЬ КАК ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТРУКТЫ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ВКЛЮЧАЮЩЕГО ОБЩЕСТВА

Научная статья

Попов В.В.1, *, Музыка О.А.2, Иванча С.И.3

1 ORCID: 0000-0001-5773-4839;

2 ORCID: 0000-0002-3786-2590;

1, 2, 3 Таганрогский институт им. А. П. Чехова (филиал) Ростовского государственного экономического университета, Таганрог, Россия

* Корреспондирующий автор (vitl_2002[at]list.ru)

Аннотация

В статье рассматриваются различные подходы в современной отечественной и зарубежной литературе, направленные на поиск адекватного категориального и концептуально-семантического аппарата для конструирования, интерпретации и понимания специфики включающего общества. Методологической основой проводимого исследования выступили феноменология и социальный конструктивизм. Показывается, что феноменологическое конструирование темпоральности и интерсубъективности как основных методологических характеристик приводит к формированию трансцендентального социума как своеобразного сообщества гармонизирующего и оптимизирующего темпоральность и интерсубъективность во взаимодействии индивидов. Интерсубъективность связывается с существованием и функционированием общности различных субъектов, представляющей синтез их индивидуальных характеристик с выходом на универсальные параметры социальной группы. Демонстрируется, что феноменологическая позиция постулирует интерсубъективность как обусловленность локальных социальных реальностей механизмами интенциональности, присущему человеческому сознанию.

Ключевые слова: концепция инклюзии, включающее общество, индивидуальное бытие, темпоральность, интерсубъективность, субъективность, особые потребности (ОП).

INTERSUBJECTIVITY AND TEMPORALITY AS PHENOMENOLOGICAL CONSTRUCTS
OF CONCEPTUALIZATION OF AN INCLUSIVE SSOCIETY

Research article

Popov V.V.1, *, Muzyka O.A.2, Ivancha S.I.3

1 ORCID: 0000-0001-5773-4839;

2 ORCID: 0000-0002-3786-2590;

1, 2, 3 A. P. Chekhov Taganrog Institute (branch) of the Rostov State University of Economics, Taganrog, Russia

* Corresponding author (vitl_2002[at]list.ru)

Abstract

The article discusses various approaches in modern domestic and foreign literature aimed at finding an adequate categorical and conceptual-semantic apparatus for constructing, interpreting and understanding the specifics of an inclusive society. Phenomenology and social constructivism lay the methodological basis of the research. It is shown that the phenomenological construction of temporality and intersubjectivity as the main methodological characteristics leads to the formation of a transcendental society as a kind of community that harmonizes and optimizes temporality and intersubjectivity in the interaction of individuals. Intersubjectivity is associated with the existence and functioning of a community of various subjects representing the synthesis of their individual characteristics with access to the universal parameters of a social group.  It is demonstrated that the phenomenological position postulates intersubjectivity as the conditionality of local social realities by the mechanisms of intentionality inherent in human consciousness.

Keywords: the concept of inclusion, including society, individual being, temporality, intersubjectivity, subjectivity, special needs.

Введение

Современный этап трансформирующегося социума в России инициирует модернизацию и пересмотр стратегии государственной политики, касающейся эффективного представления сложившейся в стране системы образования. Особое внимание уделяется реализации концепции инклюзивного образования, предполагающего социализацию индивидов, имеющих особые потребности (ограниченными возможностями здоровья, ограниченными образовательными возможностями, инвалидов и т.п.). Инклюзивное образование, способствующее эффективности, успешности, равнодоступности образовательных норм и ценностей для подобных индивидов, рассматривается как «…обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей» [1]. Идеология инклюзии постулирует функционирование включающего общества, для которого характерна специфическая многоуровневая коммуникация субъектов с особыми потребностями (ОП).

С позиции современной философии рассмотрим характерные особенности включающего общества, причем цель работы связана с применением конструктивно-феноменологического подхода с использованием концептов темпоральности и интерсубъективности в понимании взаимодействия субъектов с ОП в данном обществе. Предметом является демонстрация теоретико-выразительных возможностей феноменологического подхода при конструировании и интерпретации включающего общества. Научная новизна заключается в анализе полисубъективного ценностно-рационального взаимодействия субъектов с ограниченными потребностями во включающем обществе. Выводы имеют практическое значение в рамках решения философских, социокультурных, экономических, политических проблем, представляющих методологический характер. Они инициируют различные аспекты конструирования и моделирование ценностно-целевой и целерациональной деятельности субъекта с ограниченными потребностями в русле социальной транзитологии. 

Материалы и методы

Методологической основой проводимого исследования выступили теоретические источники и результаты фундаментальных историко-философских, современных отечественных и зарубежных работ в направлении осмысления концепции инклюзии, особенно в рамках социального конструктивизма и феноменологии. Методология работы основывается на исторических, философских и междисциплинарных комплексах, базирующихся на постулатах комплементарности и релевантности, позволяющих выявить структурно-функциональные и динамические аспекты включающего общества. 

Результаты

Методологически значимыми при исследовании включающего общества являются концепты темпоральности и интерсубъективности:

– В философии инклюзии темпоральность отражает особенности проживания и переживания индивидом интенциональности собственной субъективности в рамках включающего общества. Темпоральность выступает универсальной характеристикой в процессе реального осознания и осмысления субъектом с ОП внутренних качеств и интенций, своеобразия восприятия происходящих в социуме трансформаций.

– В качестве теоретического конструкта интерсубъективность является инструментальной конструктивно-феноменологической категорией. Такая категория полезна при рассмотрении различных аспектов социальной коммуникации. Интегральное представление интерсубъективности определено изучением индивидуальных и психологических характеристик жизнедеятельности человека во включающем обществе.

Дискуссия

В современной научной литературе идет широкая дискуссия, касающаяся инклюзивного образования и инклюзивных практик. При этом комплексное изучение особенностей самого включающего общества проводится не так активно. Методологические, теоретические и концептуально-содержательные аспекты в основном остаются в стороне. Тем не менее, в русле дискуссии относительно теоретических аспектов инклюзии обозначились следующие конструктивные позиции. Так Л.Е. Паутова предлагает акме-синергетический подход к концепции инклюзии. Основной категорией выступает «успех», связанный с самоидентификацией индивида; акцент делается и на самооценку [6]. Использование синергетического подхода в инклюзии предполагает стратегию достижения успеха, формирующегося при позитивной коммуникации субъектов с ограниченными потребностями (ОП). Подобная социальная коммуникация дает синергетический эффект в процессе социализации индивидов с ОП. Отметим, что взгляды Л.Е. Паутовой еще не получили системного оформления, а достаточно мощный по своим выразительным возможностям концептуальный аппарат социальной синергетики остался не задействованным. Вполне адекватное представление о многоуровневости взаимодействия субъектов в инклюзивном пространстве не привело к выделению структурно-содержательных особенностей включающего общества.

 Комплексное изучение теоретических и практических аспектов инклюзии представил А.Ю. Шеманов [9]. По его мнению, становление включающего общества осуществляется через осознание и осмысление людьми с ОП ценностей, смыслов и значений многообразия взаимодействий и взаимоотношений между ними. Реализация идеологии инклюзии инициирует необходимость трансформации социума и его основных институтов в направлении создания благоприятной среды для конструирования механизма включенности индивида с ОП в общество и специальную социальную группу одновременно. А.Ю. Шеманов анализирует различные векторы корреляции между концепцией нормализации и интегральной социальной моделью поведения субъектов с ОП. Достаточно широко представлен социально-конструктивистский подход к концепции инклюзии, а также соотнесенность социальной и индивидуальной модели включающего общества. Структурно-содержательная характеристика такого общества, его духовная атмосфера, феноменология весьма специфического социума требуют систематического рассмотрения.

Среди зарубежных авторов выделим работы А. Хикки-Муди и Р. Сли по различным теоретическим и практическим проблемам инклюзии [12], [14]. А. Хикки-Муди рассматривает теорию инклюзии как зависимую от «эгалитаризма, концепция которого основывается на идее равенства, понимаемого как наличие одинаковых исходных возможностей для различных индивидов. Для нормального функционирования включающего общества необходимо, чтобы в нем в рамках социального взаимодействия исключались нормы бинарной оппозиции в оценке жизнедеятельности людей, то есть следует отказаться от использования понятий «неспособный» – «способный», «инвалид»- «обычный человек». Нормы бинарной оппозиции искажают проект формирования включающего общества и деформируют сущностные основы человеческого бытия. Для обоснования структуры включающего общества А. Хикки-Муди применяет социально-структурный подход к социальному взаимодействию, что дает возможность выйти на проблему проектирования социальных ограничений для людей с ограниченными потребностями. Автор комплексно решает локальные вопросы инклюзивной практики, делает интересные выводы относительно функционирования социальных групп индивидов с ОП. Но при этом, идеология включающего общества, мировоззренчески-содержательные и ценностно-целевые аспекты требуют дальнейшего развития.

Теория социального действия легла в основу концепции инклюзии Р. Сли. Корректная социальная модель демонстрирует идентификацию индивидов с ОП без каких-либо дискриминационных моментов. Ключевые понятия такой модели «неспособность» и «нарушение», причем первое выступает социальной конструкцией, а второе – отражает негативные психологические или физиологические особенности индивидов. Во включающем обществе нет конфликта между контентами таких понятий. В этом направлении проведены исследования с выходом на специфику индивидуального бытия во включающем обществе, но основные параметры такого бытия не рассматривались, что осложняет дискурс относительно ценностно-смысловых аспектов «вхождения» индивида в специальную социальную группу. Достаточно широкое обсуждение в зарубежной литературе получила проблема соотнесения интегрированного общества с обществом включающем. Интегрированное общество представляется как результат социальной ассимиляции и коммуникации с выделением доминирующей культуры. Исследования в этой области не столько расширяют сферу познания включающего общества, сколько определяют его «духовные границы» (Г. Иттерстад, Д. Йенкенсон, Дж. П. Холл ) [5], [13], [11].

Конструктивно-феноменологический подход к интегральному исследованию включающего общества базируется на таких фундаментальных характеристиках как: темпоральность и интерсубъективность, позволяющих адекватно и эффективно представить особенности индивидуального существования субъекта с ОП, а также механизмы его «вхождения» в подобное общество. В социально-философских и локально-специальных научных исследованиях наметился интерес к различным аспектам феноменологии времени, причем приоритет отдан рассмотрению роли темпоральности в системе реального трансформирующегося социума с выходом на поиск корректной интерпретации и понимания специфики функционирования включающего общества. Дискурс связан с переживанием индивидом своего индивидуального бытия в специальной социальной группе, причем сам индивид получает конкретный опыт существования и жизнедеятельности в социальной группе, что показывает особенности восприятия ими социальной реальности.

Феномен темпоральной субъективности понимается как сущностно-индивидуальный параметр в корреляции с общественным сознанием индивидов с ОП. Темпоральность предполагает использование ситуативно-биографического, психологического и социального времени, что отражает этапы социализации индивида с ограниченными потребностями во включающем обществе. Отметим, что субъективные аспекты социального времени подразумевают существование многомерных моделей переживаемого субъектом времени и отражают процесс конструирования чувственных образов в сегментах его сознания. Характеристика субъективности времени показывает специальную форму существования комплекса событий в ментальных образах человеческого опыта. Такой комплекс событий обычно упорядочен структурами темпоральности, причем выделяются интервальная и моментная структуры времени. Они являются темпоральными референтами, выступающими регуляторами комплексов событий человеческого опыта.

В социально-философской литературе проходит активный дискурс, касающийся интерсубъективности в конструктивно-феноменологическом понимании, что имеет практическое и проектное использование в теории инклюзии. Именно теория интерсубъективности нередко изучается в контексте комплексных проблем социальной коммуникации. Отметим, что мир повседневности представляется важным для рассмотрения специфики жизнедеятельности во включающем обществе (внутри него принято выделять специальные социальные группы). Интерсубъективность как феноменологический феномен связан с этапами становления субъективного опыта человека. Необходимость в использовании интерсубъективности появляется в тех случаях, когда анализируется социальная группа субъектов с ограниченными потребностями, которая аккумулирует их индивидуальные особенности и параметры для определения универсальных характеристик социальной группы людей с ограниченными потребностями. Значимость интерсубъективности заключается в демонстрации диалектики индивидуального и социального в понимании «Я».

Иногда интерсубъективность проявляется в самоконструировании и конструировании индивидуального опыта в триаде «Я – Другой – Я» с позиции интенциональности, связанного с проживанием и переживанием человеком разнообразных сфер существования и функционирования во включающем обществе социальных групп различной модальности. Исходные установки индивидов с ОП отражают основные стереотипы духовной жизни человека в трансформирующемся социуме, для которой показательна достигнутая степень свободы человека. Подобную позицию отстаивают, например: Бахарев А.В., Егоров П.Р., Пенин Г.Н. [2], [4], [7]. 

Заключение

Конструктивно-феноменологическое представление темпоральности и интерсубъективности является концептуальной основой для комплексного исследования путей и особенностей формирования внутри социума особых социальных групп, в которые входят индивиды с особыми потребностями. Философия инклюзии непосредственно связывает интерсубъективность с осмыслением, интерпретацией и пониманием индивидуального бытия, что моделирует основные сценарии перехода из трансформирующегося социума к включающему. Темпоральность выступает универсальной характеристикой в процессе реального осознания и осмысления субъектом с ОП внутренних качеств и интенций, своеобразия восприятия происходящих в социуме трансформаций.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http: // www.consultant.ru/ (дата обращения: 03.06.2021).
  2. Бахарев, А.В.. Разработка модели инклюзивного образования: международный опыт / А.В.Бахарев // Знание. Понимание. Умение. – 2014.– №2.– С. 330-335.
  3. Гуссерль, Э. Идеи чистой феноменологии и феноменологической философии / Э. Гуссерль – Москва, Россия: Акад. Проект. – 2009. – 388 с.
  4. Егоров, П.Р. Теоретические подходы к инклюзивному образованию людей с особыми образовательными потребностями / П.Р. Егоров // Теория и практика общественного развития. – 2012. –№ 3. – С.107-112.
  5. Иттерстад, Г. Инклюзия – что означает это понятие и с какими проблемами сталкивается норвежская школа, претворяя его в жизнь? / Г. Иттерстад // Психологическая наука и образование. – 2011. – №3. –С.41-49.
  6. Паутова, Л.Е. Акме-синергетический подход к позиционированию успеха в системе инклюзивного образования / Л.Е.Паутова // V Международно-практическая конференция: Инклюзивное образование: непрерывность и преемственность. – Москва, Россия: МГППУ, 2019. – С.76-83.
  7. Пенин, Г.Н. Инклюзивное образование как новая парадигма государственной политики / Г.Н. Пенин // Вестник Герценовского университета.– 2010. –№9. – С.41-47.
  8. Попов, В.В. Психологическое время в контексте интерпретации включающего общества: феноменологический аспект / В.В. Попов // Социология. – 2020. – №2. – С.376-380.
  9. Шеманов, А.Ю., Психолого-педагогические основы инклюзивного образования / А.Ю. Шеманов Москва, Россия: МГППУ, 2013. – 315 с.
  10. Greene,S. The Nature of Immobility in Russian Society / S. Greene // Pro et contra. – 2011. – №2 ( 1). – Р. 6-19.
  11. Hall, J.P. Narrowing the breach: Can disability culture and full educational inclusion be reconciled? / J.P Hall // Journal of Disability Policy Studies. – 2002. –№13 (3). – Р.144-152.
  12. Hickey-Moody, A. «Turning away» from Intellectual Disability Methods of Practice, Methods of Thought / А.Hickey-Moody // Critical Studies in Education. – 2003. -№ 44 (1). Р.1-22.
  13. Jenkinson, J. Who Shall Decide? The Relevance of Theory and Research to Decision-making by People with an Intellectual Disability / J. Jenkinson // Disability, Handicap and Society. – 1999. –№8 (4). – Р.361-375.
  14. Slee, R. Beyond special and regular schooling? An inclusive education reform agenda. / R. Slee // International Studies in Sociology of Education. – 2008. – №18 (2). – Р. 99-116.
  15. Turchin, P. Historical Dynamics / Р. Turchin. – Princeton: Princeton University Press. 2003. – 288 р.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Federal Law No. 273-FZ dated December 29, 2012 « Ob obrazovanii v Rossijjskojj Federacii» [“On Education in the Russian Federation”]. [Electronic resource]. URL: http://www.consultant.ru/ (accessed: 03.06.2021) [in Russian]
  2. Bakharev, A.V. Razrabotka modeli inkljuzivnogo obrazovanija: mezhdunarodnyjj opyt [Development of a model of inclusive education: international experience] / A.V. Bakharev // Znanie. Ponimanie. Umenie. [Knowledge. Understanding. Skill]. – 2014. – No. 2. – p. 330-335 [in Russian]
  3. Husserl, E. Idei chistojj fenomenologii i fenomenologicheskojj filosofii [The ideas of pure phenomenology and phenomenological philosophy] / E. Husserl – Moscow, Russia: Akad. Proect. – 2009. – 388 p. [in Russian]
  4. Egorov, P. R. Teoreticheskie podkhody k inkljuzivnomu obrazovaniju ljudejj s osobymi obrazovatel’nymi potrebnostjami [Theoretical approaches to inclusive education of people with special educational needs] / P. R. Egorov // Teorija i praktika obshhestvennogo razvitija [Theory and practice of social development]. – 2012. – No. 3. – pp. 107-112 [in Russian]
  5. Ytterstad, G. Inkljuzija – chto oznachaet ehto ponjatie i s kakimi problemami stalkivaetsja norvezhskaja shkola, pretvorjaja ego v zhizn’? [Inclusion – what does this concept mean and what problems does the Norwegian school face when implementing it?] / G. Ytterstad // Psikhologicheskaja nauka i obrazovanie [Psychological science and education]. – 2011. – No. 3. – p. 41-49 [in Russian]
  6. Pautova, L. E. Akme-sinergeticheskijj podkhod k pozicionirovaniju uspekha v sisteme inkljuzivnogo obrazovanija [Acmesynergetic approach to positioning success in the system of inclusive education] / L. E. Pautova // V Mezhdunarodno-prakticheskaja konferencija: Inkljuzivnoe obrazovanie: nepreryvnost’ i preemstvennost’ [V International Practical Conference: Inclusive education: continuity and continuity]. – Moscow, Russia: MGPPU, 2019. – p. 76-83 [in Russian]
  7. Penin, G. N. Inkljuzivnoe obrazovanie kak novaja paradigma gosudarstvennojj politiki [Inclusive education as a new paradigm of state policy] / G. N. Penin // Vestnik Gercenovskogo universiteta [Bulletin of the Herzen University]. – 2010. – No. 9. – p. 41-47 [in Russian]
  8. Popov, V. V. Psikhologicheskoe vremja v kontekste interpretacii vkljuchajushhego obshhestva: fenomenologicheskijj aspekt [Psychological time in the context of the interpretation of inclusive society: a phenomenological aspect] / V. V. Popov // Sociologija [Sociology]. – 2020. – No. 2. – pp. 376-380 [in Russian]
  9. Shemanov, A. Yu. Psikhologo-pedagogicheskie osnovy inkljuzivnogo obrazovanija [Psychological and pedagogical foundations of inclusive education] / A. Yu. Shemanov Moscow, Russia: MGPPU, 2013 – 315 p. [in Russian]
  10. Greene,S. The Nature of Immobility in Russian Society / S. Greene // Pro et contra. – 2011. – №2 ( 1). – Р. 6-19.
  11. Hall, J.P. Narrowing the breach: Can disability culture and full educational inclusion be reconciled? / J.P Hall // Journal of Disability Policy Studies. – 2002. –№13 (3). – Р.144-152.
  12. Hickey-Moody, A. «Turning away» from Intellectual Disability Methods of Practice, Methods of Thought / А.Hickey-Moody // Critical Studies in Education. – 2003. -№ 44 (1). Р.1-22.
  13. Jenkinson, J. Who Shall Decide? The Relevance of Theory and Research to Decision-making by People with an Intellectual Disability / J. Jenkinson // Disability, Handicap and Society. – 1999. –№8 (4). – Р.361-375.
  14. Slee, R. Beyond special and regular schooling? An inclusive education reform agenda. / R. Slee // International Studies in Sociology of Education. – 2008. – №18 (2). – Р. 99-116.
  15. Turchin, P. Historical Dynamics / Р. Turchin. – Princeton: Princeton University Press. 2003. – 288 р.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.