Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2018.78.12.065

Скачать PDF ( ) Страницы: 140-143 Выпуск: № 12 (78) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Балановский В. В. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ЭТИКА И. КАНТА: О НЕДОПУСТИМОСТИ КЛОНИРОВАНИЯ ВЫМЕРШЕЙ ФЛОРЫ И ФАУНЫ / В. В. Балановский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 140—143. — URL: https://research-journal.org/philosophy/ekologicheskoe-soznanie-i-etika-i-kanta-o-nedopustimosti-klonirovaniya-vymershej-flory-i-fauny/ (дата обращения: 25.03.2019. ). doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.065
Балановский В. В. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ЭТИКА И. КАНТА: О НЕДОПУСТИМОСТИ КЛОНИРОВАНИЯ ВЫМЕРШЕЙ ФЛОРЫ И ФАУНЫ / В. В. Балановский // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — № 12 (78) Часть 2. — С. 140—143. doi: 10.23670/IRJ.2018.78.12.065

Импортировать


ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ЭТИКА И. КАНТА: О НЕДОПУСТИМОСТИ КЛОНИРОВАНИЯ ВЫМЕРШЕЙ ФЛОРЫ И ФАУНЫ

ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ И ЭТИКА И. КАНТА: О НЕДОПУСТИМОСТИ КЛОНИРОВАНИЯ ВЫМЕРШЕЙ ФЛОРЫ И ФАУНЫ

Научная статья

Балановский В.В. *

ORCID: 0000-0002-7859-2152,

Балтийский федеральный университет имени И. Канта, Калининград, Россия

* Корреспондирующий автор (v.v.balanovskiy[at]ya.ru)

Аннотация

Статья содержит попытку дать ответ на вопрос, насколько целесообразно и нравственно стремление возрождать вымершую флору и фауну – в первую очередь фауну – с помощью методов клонирования. Проблема рассматривается с позиций этики И. Канта. Учитывая его представления о некоем тайном «плане» природы, прямые указания насчёт того, как следует относиться к флоре и фауне, а также его рассуждения о том, как следует поступать в ситуации нехватки исчерпывающей информации, можно сделать вывод, что возрождение вымершей флоры и фауны нецелесообразно.

Ключевые слова: этика И. Канта, план природы, клонирование, долг.

ECOLOGICAL CONSCIOUSNESS AND KANT’S ETHICS: ON THE IMPERMISSIBILITY OF CLONING EXTINCT FLORA AND FAUNA

Research article

Balanovskiy V.V. *

Immanuel Kant Baltic Federal University, Russia

* Corresponding author (v.v.balanovskiy[at]ya.ru)

Abstract

The article attempts to answer a question, would it be reasonable and moral to revive extinct flora and fauna by cloning? The author considers the issue through a prism of I. Kant’s Ethics. Taking in account Kant’s representations on a secret plan of Nature, his explicit ideas on how should we act towards flora and fauna, and his reasoning on how should we act in a case of shortage of information, I conclude that the reviving of extinct flora and fauna is not reasonable.

Keywords: Kant’s Ethics, the plan of the nature, cloning, debt.

  1. Не все интенции экологического сознания, состоящего в осознании индивидами их неразрывной связи с природой и ответственности за состояние окружающей среды, могут и должны быть реализованы в современных условиях. В частности, представление об ответственности за нарушенный природный баланс порождает идею необходимости возмещения и исправления нанесённого ущерба путём возрождения вымерших представителей флоры и фауны. Доведённая до крайности и в отрыве от реальности эта интенция приводит к мыслям о клонировании не только исчезнувших по вине человека существ, но и тех, что вымерли до появления человека (нечто похожее моделируется в фильме «Парк Юрского периода»). Реализация подобных идей на практике чревата непредсказуемыми последствиями. Одна из причин заключается в том, что мы не всегда можем определить, какими в точности параметрами характеризовалось состояние той или иной экосистемы до вмешательства человека, что в точности нужно делать, чтобы всё исправить, а самое главное, где пределы возможного и должного «исправляющего» вмешательства.

Например, стоит ли исправлять нечто, что было нарушено до того момента, как люди научились более-менее точно фиксировать в документальном виде существенные параметры окружающей среды до некой катастрофы и после неё? Так, мамонты и ещё более 30 родов животных исчезли за несколько тысячелетий до изобретения письменности во время позднеплейстоцен-голоценового вымирания. Что послужило тому причиной до сих пор остаётся вопросом научных дебатов. К. Г. Леви и Н. В. Задонина, анализируя семь версий массового вымирания мегафауны, отмечают, что вряд ли человек мог быть тому причиной [7, С. 85]. Авторы, опираясь на фактический материал [9], [10], приходят к выводу, что главным «виновником» вымирания стало существенное изменение климата в период позднего плейстоцена – голоцена [7, С. 87]. Отсюда возникает закономерный вопрос: насколько целесообразно возрождение путём клонирования мамонтов (или иных вымерших животных), если мы даже до конца не знаем, что привело к их вымиранию – деятельность человека или, что более вероятно, естественные причины?

  1. Первым, что приходит на ум при изучении трудов Канта в контексте сформулированной проблемы, является частая апелляция философа к некоему «плану» природы, который у неё имеется не только в отношении человека (поскольку он принадлежит, в том числе и к миру природы) и общества, но и себя самой.

Так, Кант пишет, что природа по её плану задаёт «согласие людей с помощью разногласия даже против их воли» [4, С. 26]. Чтобы претворить этот замысел в жизнь природа создала условия для проживания человека во всех краях; «придумала» войну, чтобы равномерно распределить людей по всей планете во избежание перенаселённости наиболее благоприятных мест; с помощью войны же заставила нас договариваться друг с другом [4, С. 28]. Всё это делается для того, чтобы в отдалённой перспективе, хотим мы того или нет, «право получило, в конце концов, верховную власть» [4, С. 33].

В другом труде Кант продолжает свою мысль об имеющемся у природы плане, а наши поступки обусловлены её законами [5, С. 12]. Причём законы эти довольно «благорасположены» по отношению к человечеству. Ведь даже когда злодеи и эгоисты поступают, как им кажется, только по велению собственной корысти, нарушая чужие интересы, они «идут к неведомой им цели природы» [5, С. 12-13].

Кроме того, природа «компенсирует» нехватку собственного разумения у человек, упорядочивая бессмысленный хаос людских дел, задавая им общую цель [5, С. 13] – это «достижение всеобщего правового гражданского общества» [5, С. 17]. Поэтому Кант предлагает рассматривать историю человечества как осуществление совершенного государственного устройства [5, С. 23-24]. Правда, потрясения XX в. заставляют несколько усомниться в эффективности методов природы по осуществлению её плана [1, С. 68-73].

Отсылки к цели природы можно встретить и в других – не философско-исторических – контекстах. Например, относительно полового влечения Кант, в частности, пишет, что оно «ведёт самым прямым путём к великой цели природы» [2, С. 122]. В свою очередь нравственное измерение цели природы лежит в долге перед собой и человечеством, который велит продолжать род. В другом труде Кант отмечает, что «цель природы в совокуплении мужчины и женщины – в продолжении, т.е. сохранении, рода» [3, С. 468]. Разумеется, сохранение и продолжение рода никак не противоречит реализации указанной выше цели по созданию совершенного государственного устройства, скорее, второе является условием для первого.

Учитывая сказанное выше, а также звучащее как приговор утверждение Канта, согласно которому «природа не делает ничего лишнего» [5, С. 15], закономерно возникает казуистический вопрос: а не является ли вымирание флоры и фауны, в том числе и от хозяйственной деятельности, процессом естественным и не нуждающимся в искусственной регуляции, раз и общество, и всё живое и неживое управляется неким квазиразумным планом природы? Здравый смысл подсказывает, что такая формулировка граничит с кощунством, что недалеко от истины, поскольку принятие данного утверждения ведёт к полному снятию с корпораций и индивидов ответственности за состояние окружающей среды. Однако, например, в свете оживившихся споров о том, что же на самом деле является причиной глобального потепления, оценка подобных суждений перестаёт казаться простым делом. В ещё большей степени данный вопрос справедлив, если он задаётся в отношении исчезнувшей флоры и фауны, вымершей либо только из-за естественных причин, либо преимущественно из-за естественных. И тут уже здравый смысл подсказывает, что с кощунством граничат призывы взять ответственность за вымерших не по нашей вине мамонтов-динозавров и «исправить» допущенную природой «несправедливость», возродив этих существ путём клонирования.

  1. Обратимся теперь к явно сформулированным Кантом идеям относительно того, как следует поступать в отношении неразумной неживой и живой природы. В частности, он отмечает, что бережное отношение к неживой природе и растительному миру, а также гуманное отношение к животным являются долгом человека перед самим собой.

Про флору Кант пишет, что «в отношении прекрасного, хотя и неживого в природе, наклонность к разрушению … противна долгу человека перед сами собой» [3, С. 487], поскольку разрушая красоту природы, мы губим своё эстетическое чувство, создавая тем предпосылки для извращения морального чувства, что, в свою очередь, прямо ведёт к аморальности. Что же касается фауны, то «в отношении живой, хотя и лишённой разума, части тварей насильственное и вместе с тем жестокое обращение … ещё более противно долгу человека перед самим собой» [3, С. 487]. Действительно, человек, способный без необходимости нанести вред животному, из тех же склонностей сможет сделать нечто подобное в отношении разумного животного – человека.

Выходит, что если субъект не исполняет долг перед собой, заключающейся в заботе о неживом и живом, то тем самым он вредит своему моральному чувству, а это, в свою очередь, в далёкой или близкой перспективе чревато безнравственным поведением по отношению к другим разумным существам. К сожалению, в данном разделе Кант ничего не говорит о возмещении вреда, который человек или человечество могли ранее нанести минеральному, растительному или животному миру. Если немного утрировать, то возможная максима поступка здесь должна быть даже не «Высади ранее срубленные для наживы или без надобности деревья и не руби их впредь!» или «Убери за собой старый мусор и не мусори впредь, так как обратное ведёт к разрушению красоты природы!», или не «Вылечи ранее покалеченное жестоким обращением животное и не калечь животных впредь, поскольку обратное уничтожает нравственное чувство в тебе!», а только «Не руби деревья впредь! Не мусори впредь! Не калечь животных впредь!». Соответственно, прямые указания Канта также не дают вымершей флоре и фауне ни малейшего шанса на возрождение путём клонирования.

  1. Есть и третье ограничение, которое Кант, пусть не очень явно, накладывает на попытки человека взять на себя роль демиурга и исправить нанесённый природе вред. Связано оно с тем, что даже сегодня уровень развития знания и технологий не настолько высок, чтобы быть абсолютно уверенным не только в правильности принимаемых мер, но даже в их безопасности. Из-за отсутствия прямых указаний, здесь приходится рассуждать по аналогии с примером, изложенном в эссе «О мнимом праве лгать из человеколюбия». Говоря коротко, здесь Кант не только демонстрирует, что ложь на прямой простой вопрос недопустима никогда, но и даёт понять, что не стоит вмешиваться в то, что затеял не ты, особенно если не знаешь всех причин и не можешь просчитать абсолютно всех последствий. Причём делает он это, доводя до абсурда казуистический пример с человеком, укрывающимся в чужом доме от убийцы. Абсурдность эта заключается в том, что Кант придумывает совершенно невероятные повороты событий в приводимой им иллюстрации.

Кант пишет, что «если ты своею ложью помешал замышляющему убийство исполнить его намерение, то ты несёшь юридическую ответственность за все могущие произойти последствия. Но если остался в пределах строгой истины, публичное правосудие ни к чему не может придраться, каковы бы ни были непредвиденные последствия твоего поступка. Ведь, возможно, что на вопрос злоумышленника, дома ли тот, кого он задумал убить, ты честным образом ответишь утвердительно, а тот между тем незаметно для тебя вышел и … не попадется убийце, и злодеяние не будет совершено; если же ты солгал и сказал, что его нет дома, и он <…> вышел, а убийца встретил его на дороге и совершил преступление, то ты с полным правом можешь быть привлечён к ответственности как виновник его смерти» [6, С. 258]. Отсюда следует заключение, что если даже человек солгал из хороших побуждений, он всё равно  «должен отвечать даже и перед гражданским судом и поплатиться за все последствия, как бы они ни были непредвидимы» [6, С. 258].

Кто же отвечает, если главный герой, принимающий решение, останется правдивым? Оказывается, что случай, ведь если человек говорит правду с ситуации, когда никак не может уклониться от прямого ответа, даже во вред себе или другому, то «не он сам причиняет этим вред тому, кто страдает от его свидетельства, но случай» [6, С. 260].

Получается, что, не принимая сознательного решения лгать, мы, тем самым, позволяем разворачиваться ситуации в рамках её внутренней логики, не внося никаких помех своими активными действиями, а, значит, не неся никакой ответственности. Здесь мы сталкиваемся, с одной стороны, с неким «фатализмом», а, с другой, с чем-то похожим на даосскую практику недеяния, поскольку благом оказывается всё то, что идёт своим чередом, не нарушая естественного хода вещей. К такому образу мысли был склонен и Л. Н. Толстого, который отмечал, что жить хорошо означает «не столько делать то хорошее, что мы можем делать, сколько не делать того дурного, которое можем не делать» [8, С. 335].

Примечательно, что Кант даже не рассматривает случай, если бы укрывающий жертву человек знал бы наверняка, где находится в данный момент жертва и как ей действительно можно помочь. Возможно, потому, что человек в принципе способен обладать более-менее полной информацией только о себе, и, соответственно, должен активно участвовать только в своей судьбе, позволяя в остальном всему идти своим чередом, не мешая естественному порядку вещей, в том числе и тайному или явному плану природы.

Учитывая этот пример, когда в условиях нехватки информации лучшим оказывается не мешать разворачиваться чужому сюжету, максима может быть такая: «Сделай меньше, но только то, в чём ты можешь быть до конца уверен, что твой поступок приведёт к благому исходу». Согласно такой максиме, клонирование вымершей флоры и фауны представляется избыточной мерой, в благости которой нельзя быть абсолютно уверенным.

Таким образом, если обратиться к этике Канта, клонирование вымершей флоры и фауны не представляется целесообразным.

Финансирование

Данное исследование было поддержано из средств субсидии, выделенной на реализацию Программы повышения конкурентоспособности БФУ им. И. Канта.

Funding

This study was supported by the subsidy funds for the implementation of the Program for improving the competitiveness of the IKBFU.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Балановский В.В. Моральная политика и политический морализм на пути к вечному миру: три сценария будущего / В. В. Балановский // Гуманитарные проблемы современности: человек и общество: монография. Книга 11. Новосибирск, Изд-во «СИБПРИНТ», 2010. С.67-78.
  2. Кант И. Наблюдения над чувством прекрасного и возвышенного / И.Кант // Сочинения. В 8-ми т. Т.  / ред. А. В. Гулыга – М.: Чоро, 1994. – С. 85-142.
  3. Кант И. Метафизика нравов / И.Кант // Сочинения. В 8-ми т. Т.  / ред. А. В. Гулыга – М.: Чоро, 1994. – С. 224-543.
  4. Кант И. К вечному миру / И.Кант // Сочинения. В 8-ми т. Т.  / ред. А. В. Гулыга – М.: Чоро, 1994. – С. 5-56.
  5. Кант И. Идея всеобщей истории во всемирно-гражданском плане / И.Кант // Сочинения. В 8-ми т. Т.  / ред. А. В. Гулыга – М.: Чоро, 1994. – С. 12-28.
  6. Кант И. О мнимом праве лгать из человеколюбия / И.Кант // Сочинения. В 8-ми т. Т.  / ред. А. В. Гулыга – М.: Чоро, 1994. – С. 256-262.
  7. Леви К.Г., Задонина Н. В. Позднеплейстоцен-голоценовое вымирание. Причины и следствия / К. Г. Леви, Н. В. Задонина // Известия Иркутского государственного университета. Серия «Геоархеология. Этнология. Антропология». – 2012. – № 1 (1). – С. 68-90.
  8. Толстой Л.Н. Путь жизни / Л. Н. Толстой // Путь жизни. – М.: И. Н. Кушнерев и Ко, 1911. – 504 с.
  9. Шер А. В. Природная перестройка в Восточно-Сибирской Арктике на рубеже плейстоцена и голоцена и ее роль в вымирании млекопитающих и становлении современных экосистем (Сообщение 1) / А. В. Шер // Криосфера Земли. – 1997. – Т. 1, № 1. – С. 21–29.
  10. Шер А. В. Природная перестройка в Восточно-Сибирской Арктике на рубеже плейстоцена и голоцена и ее роль в вымирании млекопитающих и становлении современных экосистем (Сообщение 2) / А. В. Шер // Криосфера Земли. – 1997. – Т. 1, № 2. – С. 3–11.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Balanovskij V. V. Moral’naja politika i politicheskij moralizm na puti k vechnomu miru: tri scenarija budushhego [Moral Politics and Political Moralism on the Way Towards Peace: Three Scenarios] / V. V. Balanovskiy // Gumanitarnye problemy sovremennosti: chelovek i obshhestvo: monografija [Humanity Issues of a Modernity: Human and Society: Monograph]. Kniga 11. Novosibirsk, Izd-vo «SIBPRINT», 2010. P.67-78. [in Russian].
  2. Kant I. Nabljudenija nad chuvstvom prekrasnogo i vozvyshennogo [Observations on the Feeling of the Beautiful and Sublime] / I. Kant // Sochinenija. V 8-mi t. T. 2. / red. A. V. Gulyga – M.: Choro, 1994. – P. 85-142. [in Russian].
  3. Kant I. Metafizika nravov [The Metaphysics of Morals] / I. Kant // Sochinenija. V 8-mi t. T. 6. / red. A. V. Gulyga – M.: Choro, 1994. – P. 224-543. [in Russian].
  4. Kant I. K vechnomu miru [Toward Perpetual Peace] / I. Kant // Sochinenija. V 8-mi t. T. 7. / red. A. V. Gulyga – M.: Choro, 1994. – P. 5-56. [In Russian].
  5. Kant I. Ideja vseobshhej istorii vo vsemirno-grazhdanskom plane [Idea for a Universal History with a Cosmopolitan Purpose] / I. Kant // Sochinenija. V 8-mi t. T. 8. / red. A. V. Gulyga – M.: Choro, 1994. – P. 12-28. [In Russian].
  6. Kant I. O mnimom prave lgat’ iz chelovekoljubija [On a Supposed Right to Lie from Benevolent Motives] / I. Kant // Sochinenija. V 8-mi t. T. 8. / red. A. V. Gulyga – M.: Choro, 1994. – P. 256-262. [In Russian].
  7. Levi K. G., Zadonina N. V. Pozdneplejstocen-golocenovoe vymiranie. Prichiny i sledstvija [Late Pleistocene – Holocene Extinction. Causes and Effects] / K. G. Levi, N. V. Zadonina // Izvestija Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija «Geoarheologija. Jetnologija. Antropologija». – 2012. – № 1 (1). – P. 68-90. [In Russian].
  8. Tolstoj L. N. Put’ zhizni [Way of Life] / L. N. Tolstoj // Put’ zhizni. – M.: I. N. Kushnerev i Ko, 1911. – 504 p. [In Russian].
  9. Sher A. V. Prirodnaja perestrojka v Vostochno-Sibirskoj Arktike na rubezhe plejstocena i golocena i ee rol’ v vymiranii mlekopitajushhih i stanovlenii sovremennyh jekosistem (Soobshhenie 1) [Natural Rearrangement in East Siberian Arctic at the Turn of Pleistocene and Holocene and Its Role in Mammals’ Extinction and Making of Modern Ecosystem (1st Report)] / A. V. Sher  // Kriosfera Zemli. – 1997. – T. 1, № 1. – P. 21–29. [In Russian].
  10. Sher A. V. Prirodnaja perestrojka v Vostochno-Sibirskoj Arktike na rubezhe plejstocena i golocena i ee rol’ v vymiranii mlekopitajushhih i stanovlenii sovremennyh jekosistem (Soobshhenie 2) [Natural Rearrangement in East Siberian Arctic at the Turn of Pleistocene and Holocene and Its Role in Mammals’ Extinction and Making of Modern Ecosystem (2nd Report)] / A. V. Sher // Kriosfera Zemli. – 1997. – T. 1, № 2. – P. 3–11. [In Russian].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.