Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.112.10.052

Скачать PDF ( ) Страницы: 116-119 Выпуск: № 10 (112) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Яковлева Е. В. АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ / Е. В. Яковлева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 116—119. — URL: https://research-journal.org/philosophy/aksiologicheskie-aspekty-nauchnogo-poznaniya/ (дата обращения: 02.07.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.052
Яковлева Е. В. АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ / Е. В. Яковлева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 10 (112) Часть 2. — С. 116—119. doi: 10.23670/IRJ.2021.112.10.052

Импортировать


АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ

Научная статья

Яковлева Е.В.*

ORCID: 0000-0003-4123-7197,

Кубанский государственный аграрный университет им. И.Т. Трубилина, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (Concordia2005[at]mail.ru)

Аннотация

С учетом интенсификации рисков, вызванных результатами научно-технических разработок, приобретает актуальность вопрос об ответственности исследователей, производящих конкретные разработки. В статье производится последовательное исследование ценностного измерения научно-познавательной деятельности. Анализируются такие аспекты, как последствия открытий, приемлемость методов научных исследований, ответственность исследователей. Рассматривается проблема соотношения духовного и технологического развития человечества. Исследуется вопрос о влиянии научно-технического прогресса на сферу культуры. Ставится вопрос о приоритетности исследования аксиологических аспектов научной деятельности в текущих условиях в контексте расширенного рассмотрения последствий научно-технических достижений.

Ключевые слова: наука, прогресс, аксиология науки, последствия научных исследований, ответственность исследователя.

AXIOLOGICAL ASPECTS OF SCIENTIFIC COGNITION

Research article

Yakovleva E.V.*

ORCID: 0000-0003-4123-7197,

Kuban State Agrarian University, Krasnodar, Russia

* Corresponding author (Concordia2005[at]mail.ru)

Abstract

Taking into account the intensification of risks caused by the results of scientific and technical developments, the issue of the responsibility of researchers producing specific developments becomes relevant. The current article conducts a detailed examination of the value dimension of scientific and cognitive activity. It analyzes such aspects as the consequences of discoveries, the acceptability of research methods, and the responsibility of researchers. The problem of correlation of spiritual and technological development of mankind is also examined. The article investigates the impact of scientific and technological progress on the sphere of culture and raises the question about the priority of the study of axiological aspects of scientific activity in the current conditions in the context of an expanded study of the consequences of scientific and technical achievements.

Keywords: science, progress, axiology of science, consequences of scientific research, responsibility of the researcher.

Введение

Современный мир подвержен активной трансформации, что в значительной степени связано с уровнем научно-технического прогресса. Вмешательство человека в природные процессы, риск глобального военного конфликта – это лишь малая часть существующих проблем, вызванных бурным ростом возможностей человечества. Научно-технический прогресс последних столетий как нельзя ярко отражает справедливость высказывания «Знание – сила», приписываемого английскому философу Ф. Бэкону.

Возможности человека возросли многократно, и немалую роль в этом сыграло развитие научно-технической сферы. Более глубокое понимание того, каким образом устроены природа и общество, задает перспективы и возможности для осуществления различных воздействий. Это имеет для человека познавательную или прагматическую ценность. Фактически, наука на современном этапе развития общества представляет собой одну из наиболее могущественных движущих сил, причем речь идет как о естественнонаучно-технологической, так и о гуманитарной сфере. Феномен современной науки заключается в превращении созидательной мощи интеллектуального творчества, лишенного предрассудков на пути добывания истины, в общественную идеологию
[3, С. 290]. Таким образом, наука, взятая в широком смысле – не только как познавательная деятельность, но и как совокупность ее результатов, оказывает непосредственное влияние на характер жизни общества. Вместе с тем нельзя не отметить и обратного отношения: деятели науки в своих исследованиях зачастую опираются не только на закрепленные в системе научного знания положения и идеи, но также и на личные убеждения и установки, воспринятые из отличных от науки форм миросозерцания [10, С. 75]. На уровне естествознания производится углубленное исследование различных аспектов и принципов устройства природы, что позволяет более глубоко понимать окружающий мир и возможности человека в нем, а также те риски, с которыми могут столкнуться отдельные люди и человечество в целом. Именно на результаты естественнонаучных исследований опираются различного рода технические разработки, для которых совокупность результатов естествознания выступает в качестве теоретического фундамента для осуществления практико-ориентированных разработок.

На уровне гуманитарных наук происходит масштабное рассмотрение сущности человеческих отношений, психических процессов, закономерностей протекания общественных процессов. Ценностные ориентиры гуманитарного познания во многом определяются действующей на данный момент антропологической парадигмой, характер которой зависит от того, определяется ли человек, в своем сущностном отличии от всего остального природного мира через специфические духовные качества, или нет [2, С. 5].

Гуманитарное знание в существенной мере отличается от естествознания как по своему предмету, так и по характеру применяемой методологии. Неслучайно в рамках анализа различий между естественнонаучным и гуманитарным знанием В. Дильтей формулирует принцип различия между «науками о природе» и «науками о духе» [7]. Специфичность гуманитарного знания состоит в том, что оно ориентировано на понимание человеком вопросов, относящихся к миру человеческого. Также присутствуют установки на выделение неких объективно существующих принципов и закономерностей. Примером чему может выступить социологическое знание, стремящееся к раскрытию структурных аспектов общественных отношений. В целом, в гуманитарной сфере, так же, как и в естествознании, присутствует существенный потенциал применения полученных знаний на практике, поскольку углубленное понимание частных или общественных процессов позволяет своевременно обнаружить различного рода проблемные состояния, а также позволяет найти пути их разрешения.

Гуманитарные сферы познания (при условии конструктивного характера исходных целевых установок исследователей) могут способствовать существенному улучшению социальной и культурной ситуации. Но далеко не всегда формируемые результаты научных исследований применяются «во благо»: так, различного рода манипулятивные практики, ориентированные на достижение политических или экономических интересов отдельных сил, зачастую носят деструктивный характер. Точно так же результаты научно-технических разработок зачастую помимо позитивного прагматического значения также имеют многообразные негативные последствия: так, одна и та же совокупность открытий в области ядерной физики может быть применена и для разрешения энергетической проблемы, и для создания разрушительного оружия массового уничтожения. Получается, что формируемые в ходе развития научной сферы знания могут приобретать различную полярность влияния на жизнь общества, в зависимости от того, в каких целях и с учетом каких нравственных ограничений они применяются.

Обсуждение

В середине прошлого столетия известный представитель психоаналитического направления Э. Фромм выразил принцип расхождения в уровне духовно-нравственного и технологического развития человечества, как одну из основных причин возникновения ряда проблем, от общеизвестных глобальных рисков (войны, ухудшения экологической обстановки) и вплоть до таких проблем, как изменение психологических характеристик социальной среды, влекущее за собой многочисленные психические нарушения [8]. По мнению ученого, научно-технический прогресс определяет возможности человека, в то время как духовное развитие задает, с одной стороны, совокупность целей индивидуального и группового развития, с другой – набор ограничений индивидуальной и групповой активности. Чрезмерные возможности в условиях отсутствия развитой на должном уровне аксиологической сферы приводят к тому, что растет изолированность, оторванность человека от мира; отношения с ним смещаются от индивидуального развития к попытке обретения власти над вещами и другими людьми (известнейшая дилемма «иметь или быть?», превосходно описанная в работах Фромма [8], [9]. Многие перекосы общества потребления, связанные с нелимитированным стремлением к приобретению материальных благ и доступа к различного рода развлечениям, объясняются с точки зрения утраты включенности в социальный процесс, связанной с возникновением нецелевого досуга и смещением сферы ценностей в сторону материальных благ и возможностей [9].

Здесь следует остановиться подробнее. Процесс развития культуры в значительной мере основывается на избыточности производства ресурсов первой необходимости, определяющих жизнеобеспечение человека. Чем выше уровень производства таковых благ, тем больше в совокупности времени остается у группы людей для осуществления познавательной, творческой, социальной активности. Развитие науки, становление ремесел, повышение эффективности экономической сферы – все эти процессы с различных сторон обеспечивают сдвиг в сторону освобождения времени и сил человека и обретения им возможностей для осуществления деятельности более высокого порядка, нежели обеспечение выживания и безопасности. Фактически, здесь применима теория А. Маслоу, описывавшего иерархию потребностей человека и процесс их актуализации, начиная от базовых и завершая наиболее сложными. Проблемный момент состоит в том, что, по Маслоу, основанием для актуализации потребностей более высокого порядка является удовлетворение тех потребностей, которые актуальны на данный момент. Правомерна постановка вопроса о несоответствии нового уровня ресурсов и соответствующих аксиологических предпосылок. Чувство оторванности от мира, изоляции, описанное Э. Фроммом, как раз объясняется моментом несоответствия между расширенными возможностями и недостаточно полно сформировавшимися потребностями, что влечет за собой бездумное потребление, сопровождающееся чувством психологической неудовлетворенности. Оборотная сторона проблемы, о которой в данном случае нельзя забывать – это наличие или отсутствие нравственных ограничений, определяющих характер использования тех или иных областей знания, либо их развития.

Таким образом, обращаясь к вопросу о ценностной определенности научно-познавательной деятельности, мы сталкиваемся, как минимум, с следующими важными проблемами:

– проблема соответствия уровня духовного и научно-технологического развития человечества;

– проблема приоритетов исследовательской деятельности (ценностно-целевой аспект научного познания);

– проблема моральных ограничений в развитии научно-технической сферы;

– проблема исследования сферы культурных ценностей (что частично перекликается с первым вопросом).

Тематика соответствия уровня духовного и научно-технического развития человечества и ее отражение в исследовательской практике уже была отчасти освещена нами ранее. Здесь следует отдельно обратить внимание на то, что речь идет о соотношении гуманитарной и естественнонаучной (включая технологическую) сфер, их развития и степени доступности результатов познавательной деятельности в этих сферах широкой аудитории. Фактически, проблема соотношения духовно-культурного и технологического уровня развития цивилизации имеет два уровня. На первом уровне это общее рассмотрение результатов в двух обозначенных сферах и их соотношения (в данном случае соотносятся именно сферы знания, а не их представленность на уровне носителей культуры). Это определяет принципиальную возможность гармоничного использования результатов научно-технического прогресса. В данном случае очевидно, что преобладание в сфере познания прагматически ориентированных исследований технологического плана задает высокий уровень возможностей, не формируя при этом умение этими возможностями адекватно распоряжаться. Наличие же в культуре развитого знания гуманитарного плана еще не является залогом конструктивного состояния общества, поскольку данное знание может не быть в должной мере востребованным. И здесь мы, собственно говоря, подходим ко второму уровню проблемы соотношения результатов гуманитарного познания и естественнонаучных исследований в культуре, с учетом включения в них, в том числе, и факторов развития материальной культуры, влияющих на характер общественного сознания и деятельной активности членов общества. Ключевое значение приобретает то, являются ли достоянием отдельных факторов достижения обозначенных сфер познавательной и творчески-изобретательской деятельности. Приходится констатировать, что технический прогресс оказывает органично вплетающееся в жизнь людей влияние, уже на уровне возможностей человека и спектра доступных ему форм деятельности, определяя его мировоззрение и активность. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и такой момент, как обширное распространение культуры потребления [4], напрямую связанной с избыточным характером производства материальных благ. Распространение культуры потребления представляет собой одну из тех проблем, которые тесно связаны с вопросом оценки последствий научной деятельности.

Обратимся ко второму из рассмотренных аспектов, а именно к вопросу о приоритетах в исследовательской деятельности. Здесь мы наблюдаем весьма сложную ситуацию, поскольку, по факту, речь идет о выборе направления исследовательской активности, что может быть продиктовано как личными интересами ученых, так и различного рода социальными запросами (включая институционально поддерживаемые исследования). В данном случае важно понимать, что исследовательский потенциал ученых может быть направлен на различные разработки, и крайне важно, чтобы эти исследования имели конструктивный характер. Присутствует широкий спектр возможных мотивов исследования той или иной области (признание в научной сфере, интерес, материальная поддержка ученых, стремление к познанию истины [5]. От того, какие именно аксиологические установки учитываются и рассматриваются в приоритете, во многом зависит будущее человечества.

Актуальность темы ценностей в научном познании обусловлена тем, что они определяют направленность и интенсивность развития науки, которая сегодня является основным фактором естественного и социокультурного развития современного обществ [6, С. 144]. С вопросом приоритетов в исследовательской деятельности тесно связана проблема моральных ограничений в научном познании. Следует отдельно выделить ограничения, накладываемые на осуществление процесса исследования путем определенных проблематичных в аксиологическом плане методов, и ограничения, накладываемые на саму сферу исследований и результаты исследовательской деятельности. Речь идет о цене открытия и о его последствиях. Что касается первого – известно множество фактов бесчеловечных экспериментов, производимых с целью продвижения отдельных сфер научного познания. И в данном случае мы говорим о необходимости наличия нравственных ограничений у исследователей, не позволяющих им в процессе научной деятельности переступать определенные границы. Существует и целый ряд областей, статус которых вызывает бурные споры в плане оценки приемлемости осуществления исследований. Так, например, серьезные вопросы вызывают исследования в области генной инженерии, направленные на модификацию генома человека, клонирование человека.

Не менее проблематичным является вопрос о рисках, связанных с исследованием определенных областей природы. Вопрос о том, готово ли человечество к отдельным открытиям, в высшей мере актуален в настоящее время, когда уже результаты отдельных научно-технических разработок ставят под вопрос выживание человечества, а экологическая обстановка с каждым годом в значительной степени ухудшается. Мы вновь возвращаемся к вопросу о соотношении духовного и технического развития человечества, но уже с другого ракурса: приобретает актуальность вопрос об ограничении научного развития в отдельных сферах, продвижение в которых несет в себе существенные риски бесконтрольного применения полученного знания.

Отдельного внимания заслуживают научные исследования, посвященные собственно исследованию аксиологической проблематики, поскольку они, с одной стороны, позволяют оценить текущие культурные последствия прогресса, с другой стороны определяют приоритеты изменения культурной сферы, с третьей – способствуют постановке проблематики аксиологии научного познания.

Помимо естественнонаучных исследований и технологических разработок, большое значение имеет проработка аксиологического аспекта гуманитарных исследований, поскольку знания, приобретаемые в ходе гуманитарного познания, в ряде случаев предшествуют возникновению различного рода социальных технологий, определяющих характер протекания отдельных общественных процессов. Имеет значение как вопрос приоритетов социального познания, так и вопрос ответственности ученых, разрабатывающих отдельные вопросы управления общественными процессами, поскольку далеко не всегда результаты социальных исследований применяются в конструктивных целях. Так, существуют технологии информационного воздействия (манипулятивные практики, «информационные войны», бесконтрольное воздействие на аудиторию в целях повышения прибылей крупных компаний, методики агрессивного политического воздействия и т. д), в совокупности, несущие в себе существенные социальные риски.

Заключение

Таким образом, в настоящее время, бурное развитие научного знания (и его возможностей) определило крайнюю интенсификацию вопроса об ответственности исследователей и нахождении баланса между ценностью и рисками познавательной деятельности [1], а также вопроса устранения уже возникших проблем, связанных с активным развитием научно-технической сферы и тех деформаций в культуре, которые ему сопутствуют. Это определяет высокую степень перспективности исследований в области аксиологии научного познания, а также необходимость расширения освещения данной тематики на уровне системы подготовки научных сотрудников. В целом, подводя итог, следует отметить высокую естественную предрасположенность общества к усугублению проблем техногенного плана, что задает необходимость специализированных исследований гуманитарной направленности, ориентированных на поиск путей противодействия сложившейся проблемной ситуации.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Викторук Е. Н. Этика науки: практико-прикладной модус / Е. Н. Викторук // Высшее образование в России. 2013. №8-9.
  2. Еникеев А. А. Аксиологические принципы современной познавательной деятельности / А. А. Еникеев, В. В. Плотников; под общ. ред. М. И. Даниловой; Кубанский государственный аграрный университет им. И. Т. Трубилина. – Краснодар: Новация, 2020. – 90 с.
  3. Данилова М. И. Образование в глобальном мире / М. И. Данилова // Общество и право. – 2012. – № 4(41). – С. 287-291.
  4. Медведева М. А. Квазиценность «Праздника потребления» в системе культуры современного общества / М. А. Медведева / Аналитика культурологии. 2007. №7.
  5. Мирошников Ю. И. Ценностные аспекты научного познания и знания / Ю. И. Мирошников // Научный ежегодник ИФиП УрО РАН. 2013.
  6. Петрич Т. В. Роль ценностей в науке и научном познании / Т. В. Петрич, М. И. Данилова // Эпомен. – 2019. – № 33. – С. 142-150.
  7. Писарчик Л. Ю. Проблема специфики «Наук о духе» в методологии гуманитарного познания В. Дильтея / Л. Ю. Писарчик // Вестник ОГУ. 2012. №1 (137).
  8. Фромм Э. Бегство от свободы / Эрих Фромм; Пер. с англ. Г. Ф. Швейника; Общ. ред. и послесл. П. С. Гуревича. – М.: Прогресс, 1990. – 269 с.
  9. Фромм Э. Иметь или быть / Эрих Фромм; [пер. с нем. Э. М. Телятниковой]. – Москва: Изд-во АСТ [и др.], 2012. – 314 с.
  10. Яковлева Е. В. Место научного мировоззрения в культуре и индивидуальном сознании / Е. В. Яковлева // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. – 2016. – № 3. – С. 74-84.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Viktoruk E. N. Ehtika nauki: praktiko-prikladnojj modus [Ethics of science: practical and applied mode] / E. N. Viktoruk // Vysshee obrazovanie v Rossii [Higher education in Russia]. 2013. №8-9 [in Russian]
  2. Enikeev A. A. Aksiologicheskie principy sovremennojj poznavatel’nojj dejatel’nosti [Axiological principles of modern cognitive activity] / A. A. Enikeev, V. V. Plotnikov; under the general ed. M. I. Danilova; Kuban State Agrarian University named after I. T. Trubilina. – Krasnodar: Novation, 2020– 90 p. [in Russian]
  3. Danilova M. I. Obrazovanie v global’nom mire [Education in the global world] / M. I. Danilova // Obshhestvo i pravo [Society and Law]. – 2012. – № 4(41). – pp. 287-291 [in Russian]
  4. Medvedeva M. A. Kvazicennost’ «Prazdnika potreblenija» v sisteme kul’tury sovremennogo obshhestva [The quasi-value of the “Holiday of consumption” in the system of culture of modern society] / M. A. Medvedeva // Analitika kul’turologii [Analysis of Cultural Studies]. 2007. №7 [in Russian]
  5. Miroshnikov Yu. I. Cennostnye aspekty nauchnogo poznanija i znanija [Value aspects of scientific cognition and knowledge] / Yu. I. Miroshnikov // Research Yearbook, Institute of Philosophy and Law, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences. 2013 [in Russian]
  6. Petrich T. V. Rol’ cennostejj v nauke i nauchnom poznanii [The role of values in science and scientific cognition] / T. V. Petrich, M. I. Danilov // Epomen. – 2019. – No. 33. – pp. 142-150 [in Russian]
  7. Pisarchik L. Yu. Problema specifiki «Nauk o dukhe» v metodologii gumanitarnogo poznanija V. Dil’teja [The problem of the specifics of the “Sciences of the Spirit” in the methodology of humanitarian cognition of W. Dilthey] / L. Yu. Pisarchik // Vestnik OGU [Bulletin of OSU]. 2012. No. 1 (137) [in Russian]
  8. Fromm E. Begstvo ot svobody [Escape from freedom] / Erich Fromm; Translated from English. G. F. Shveynik; Edited by and afterword by P. S. Gurevich. – M.: Progress, 1990– 269 p. [in Russian]
  9. Fromm E. Imet ili byt [To have or to be] / Erich Fromm; [Translation from German by E. M. Telyatnikova]. – Moscow: AST [et al.], 2012. – 314 p. [in Russian]
  10. Yakovleva E. V. Mesto nauchnogo mirovozzrenija v kul’ture i individual’nom soznanii [The place of scientific worldview in culture and individual consciousness] / E. V. Yakovleva // Kontekst i refleksija: filosofija o mire i cheloveke [Context and reflection: philosophy about the world and man]. – 2016. – No. 3. – pp. 74-84 [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.