Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.075

Скачать PDF ( ) Страницы: 23-26 Выпуск: № 5 (119) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бабина Г. В. ХАРАКТЕРИСТИКА СЕНСОМОТОРНОГО И ИДЕОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ С НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ / Г. В. Бабина, А. В. Денисова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 3. — С. 23—26. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/xarakteristika-sensomotornogo-i-ideomotornogo-razvitiya-doshkolnikov-s-narusheniyami-rechi/ (дата обращения: 30.06.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.075
Бабина Г. В. ХАРАКТЕРИСТИКА СЕНСОМОТОРНОГО И ИДЕОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ С НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ / Г. В. Бабина, А. В. Денисова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2022. — № 5 (119) Часть 3. — С. 23—26. doi: 10.23670/IRJ.2022.119.5.075

Импортировать


ХАРАКТЕРИСТИКА СЕНСОМОТОРНОГО И ИДЕОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ С НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2022.119.5.075

ХАРАКТЕРИСТИКА СЕНСОМОТОРНОГО И ИДЕОМОТОРНОГО РАЗВИТИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ С НАРУШЕНИЯМИ РЕЧИ

Научная статья

Бабина Г.В.1, Денисова А.В.2, *

1, 2 Московский педагогический государственный университет, Москва, Россия

* Корреспондирующий автор (av.denisova[at]list.ru)

Аннотация

В публикации излагаются теоретические основы и представляются результаты эмпирического исследования, посвященного выявлению особенностей формирования идеомоторных образов реальных действий у детей старшего дошкольного возраста с речевыми нарушениями. Предлагается краткое описание фактического материала, используемого в эксперименте, определяются параметры анализа результатов. Дается квалификация установленных затруднений и/или ограничений, отражающих особенности формирования праксиса, в т. ч. идеомоторного праксиса, у дошкольников с общим недоразвитием речи. Рассматриваются диагностические перспективы проведения подобных исследований.

Ключевые слова: сенсомоторика,идеомоторный праксис, идеомоторные образы, особенности развития, ограниченные возможности, дошкольники с общим недоразвитием речи.

CHARACTERISTICS OF SENSORIMOTOR AND IDEOMOTOR DEVELOPMENT
OF PRESCHOOLERS WITH SPEECH DISORDERS

Research article

Babina G.V.1, Denisova A.V.2, *

1, 2 Moscow Pedagogical State University, Moscow, Russia

* Corresponding author (av.denisova[at]list.ru)

Abstract

The article outlines the theoretical foundations and presents the results of an empirical study that attempts to identify the features of the formation of ideomotor images of real actions in older preschool children with speech disorders. The study provides a brief description of the actual material used in the experiment as well as determines the parameters of the analysis of the results. The article also provides a qualification of the established difficulties and/or limitations reflecting the features of the formation of praxis, including ideomotor praxis, in preschoolers with general speech underdevelopment. The authors examine diagnostic prospects of conducting such studies.

Keywords: sensorimotor, ideomotor praxis, ideomotor images, developmental features, limited opportunities, preschoolers with general speech underdevelopment.

Введение

Актуальность исследования, посвященного диагностике идеомоторного праксиса дошкольников с общим недоразвитием речи (ОНР), определяется тем, что его результаты являются основанием для дальнейшего изучения и характеристики концептуального базиса речи.

Важными вопросами, относящимися к области коррекционного обучения, считаются вопросы превентивного воздействия на развитие детей, имеющих особые образовательные потребности. Среди значимых предпосылок развития ребенка исследователи выделяют идеомоторику, или образное предметное действие [5], [6], [11]. Идеомоторный праксис является психофизиологическим феноменом, полноценное развитие которого имеет важное значение для многих процессов, тесно связанных с формированием языковой/речеязыковой системы индивида. Феномен идеомоторного праксиса, как правило, относят к психомоторным предпосылкам становления этой системы.

На сегодняшний день проблема описания идеомоторного праксиса детей с общим недоразвитием речи не получила широкого освещения. При этом исследователи отмечают увеличение числа детей с тяжелыми нарушениями речи, в структуре дефекта которых проявляется неречевая симптоматика: задержка в развитии психомоторных функций, ограниченные моторные умения, затруднения в подражании и другое [1]. Перечисленные трудности можно отнести к проявлениям недостаточного формирования идеомоторного праксиса.

Предметом нашего исследования является изучение и квалификация особенностей формирования идеомоторных образов действия и предшествующих им сенсомоторных действий у дошкольников с общим недоразвитием речи.

Основная часть

Каждое конкретное движение человека имеет отображение/представление в сознании, всем двигательным актам предшествует создание их мысленных образов. Реализация движений осуществляется по следам возникающих мысленных образов (в соответствии с сигналами, идущими от мозговых структур к конкретным мышцам). Такие мысленные образы, при которых сигналы к тем или иным мышцам тела направляются и при планировании движения, и при думании о нём, в психологии и психофизиологии обозначаются как идеомоторные образы действия. Феномены, которые в форме представлений движений рождаются в сознании и далее объективируются в моторике, принято называть идеомоторными актами [6], [11].

Анализ литературы, относящейся к области психологии, психофизиологии, показывает, что под идеомоторикой понимается мысленное представление о целенаправленном движении. Идеомоторика относится к сложным психофизиологическим феноменам, суть которых составляют представления о выполняемых движениях, при необходимости получающие свою реализацию в соответствующих идеомоторных актах [2], [11].

В настоящее время в неврологии, психологии и смежных областях научного знания активно используется термин «праксис», введенный К. Липманном [11]. и обозначающий практическое (предметное) действие. Применяемое в широком значении понятие «праксис» означает способность индивида выполнять отдельные предметные действия, а также последовательные комплексы произвольных серийных движений [3], [10]. Праксическая деятельность подразумевает действия с реальными предметами и действия с воображаемыми предметами (идеомоторный праксис).

Многие исследователи рассматривают идеомоторные процессы в тесной свези с подражательной способностью индивида [5], [6], [11]. Подражание трактуется как воспроизведение чего-либо реального, существующего с ориентацией на определенную точность и полноту. Процесс подражания как «сложный многофазный процесс» является главным механизмом, осуществляющим связь между воображением и движением/действием. Так,
А.В. Запорожец акцентирует внимание на том, что благодаря подражанию реальным движениям, событиям в сознании человека происходит создание образов имитируемых действий, имеющих место в действительности [6].

Известный исследователь проблем эрготерапии Дж. Айрес подчеркивает значимость звуковых, кинестетических и зрительных образов, на базе которых воссоздается опыт взаимодействия с миром, в частности, с миром предметов. Формируемые в сознании образы необходимы для реализации полноценного двигательного планирования, что в свою очередь служит своеобразным «мостом» между сенсомоторными, перцептивными и когнитивными аспектами деятельности человека [1], [4], [9]. Важно отметить, что на образной основе осуществляются процессы концептуализации, одного из наиболее значимых видов мыслительной деятельности человека. Концепты отражают структуру нашего жизненного опыта и способность формировать ментальные образы происходящего. Система концептов или концептуальная система – это та основа, на которой формируется языковая система [8].

Направленность эмпирической части настоящего исследования – изучение и описание возможностей реализации сенсомоторных и идеомоторных актов старшими дошкольниками с общим недоразвитием речи (3 уровень речевого развития). Базой исследования являлась ГБОУ школа №875, ДГ «Надежда».

Для установления уровня развития идеомоторного праксиса у старших дошкольников нами была разработана методика экспериментального исследования, в содержание которой включены разделы, ориентированные на оценку действий с реальными предметами (праксис) и действий с воображаемыми предметами (идеомоторный праксис).

Задания первого блока (исследование праксиса в действиях с реальными предметами)были направлены на определение уровня сформированности зрительно-моторной, кинестетико-моторной и слухо-моторной координации в процессе выполнения различных предметных действий, соотносящихся с сенсомоторным уровнем деятельности индивида. Результаты оценивались по 3 показателям: соответствие выполненного действия эталонному (учитывались показатели точности, скоординированности, полноты); количество попыток; способ выполнения.

Анализ состояния сенсомоторных функций позволил установить, что дошкольники с речевыми нарушениями демонстрируют определенные ограничения в развитии сенсомоторики в рамках всех изучаемых модальностей.

При исследовании зрительно-моторной координации фиксировалось неполное, недостаточно точное, нескоординированное выполнение предметных действий; для части детей (примерно 30% обследованных) было характерным преимущественное использование способа проб и ошибок. Деятельности этих дошкольников были свойственны многочисленные попытки как результативные, так и нерезультативные. Для всех участников эксперимента, имеющих речевые нарушения, были характерны не только недостаточно дифференцированные способы выполнения движений, но и инфантильные способы взаимодействия с предметами. Выявленные ограничения зрительно-моторной координации дошкольников можно продемонстрировать на конкретном примере. Так, забрасывание мешочков с разными наполнителями (фасоль и синтепон) в контейнер характеризовалось отсутствием поиска оптимального приложения силы с учетом разной тяжести предмета; часто отсутствовала скоординированность захвата и типа броска, не учитывалось расстояние до цели). Отмечались нулевые реакции, сопровождавшиеся ссылкой на сложность заданий.

Особый интерес представляют результаты раздела, посвящённого исследованию слухо-моторной координации. Для дошкольников с ОНР было характерно ограничение произвольной регуляции движений, выполняемых в соотнесении со звуковыми сигналами, фиксировались частые отступления от заданного алгоритма действий. Постоянным явлением, связанным с реализацией этого цикла заданий, было механическое выполнение требуемых движений / их серий в полном или частичном отвлечении от количества и/или характера воспринимаемых на слух сигналов. Примером может служить результат выполнения задания на перешифровку сигналов маракаса в действия: в ходе звучания маракаса необходимо пинцетом перекладывать бусинки в пиалу, с прекращением звучания следует «замереть». Задание оказалось трудновыполнимым: большинство детей выполняли необходимые действия с предметом, не соотнося их с наличием или отсутствием звукового сигнала. В таких случаях терялась установка на перекодирование звуковых сигналов в моторные и/или наоборот. 30% участников эксперимента, вошедших в подгруппу с низкими показателями, часто отказывались от выполнения заданий, а в случаях включения в работу давали ряд нерезультативных попыток.

Самыми сложными оказались задания, ориентированные на кинестетико-моторную координацию. Малодоступными для выполнения стали целенаправленные действия руками в отсутствии зрительного контроля: многие дошкольники с ОНР не выполнили задания, другие дети экспериментальной группы показали низкие или средние результаты. Следует обратить внимание на то, что особые трудности у детей возникали при выполнении заданий с функциональной нагрузкой (в заданном ритме, ускоренном темпе и пр.), а также при выполнении бимануальных действий. Например, в задании, где предлагалось застегнуть молнию при отсутствии зрительного контроля, дети с трудом соотносили конец молнии с бегунком, в целом ряде попыток игнорировалась стратегия удержания одной рукой места «состыковки» частей молнии.

Задания второго блока были ориентированы на исследование идеомоторного праксиса. В основу разработки предлагаемой нами методики были положены концептуальные подходы, изложенные в трудах А.В. Запорожца, современные нейропсихологические концепции и представленные в литературе тестовые задания, направленные на оценивание идеомоторного праксиса (IPR – ideomotorpraxisrepresentation) [6], [7], [11]. Оценивалось соответствие выполненного идеомоторного акта оригинальному (копируемому) действию, учитывались показатели точности, целенаправленности, соразмерности.

Материалы исследования свидетельствуют о том, что только у 20% обследованных детей с ОНР не было выявлено явных ограничений в развитии идеомоторного праксиса. Дошкольники этой подгруппы способны выполнять символические (идеомоторные) действия, демонстрируя при этом отдельные отступления от образца, что соотносится с онтогенетическими показателями.

Для большинства дошкольников с ОНР (80%) было характерно отступление от символического отображения действий. Часто отмечалось использование своей руки в качестве инструмента: например, идеомоторный акт «резать ножом» выполнялся без включения воображаемого инструмента. В других случаях в ходе демонстрации символических действий с предметами дети представляли образы реальных действий в искаженном виде. Так, при копировании действия «расчесать волосы» дошкольники водили рукой с воображаемой расчёской по голове (по волосам), не оставляя пространства между рукой и волосами. Подобные примеры могут свидетельствовать о недостаточной сформированности соответствующих образов. У 40% дошкольников с ОНР копируемые движения как правило характеризовались диффузным характером, недостаточной точностью и соразмерностью, были лишены требуемой целенаправленности. Следствием указанных ограничений в реализации демонстрируемых действий явился их практически неузнаваемый характер.

Как мы предполагаем, выявленные у дошкольников с общим недоразвитием речи особенности связаны с отсутствием достаточного эмпирического опыта взаимодействия с соответствующими предметами/орудиями, с неполноценным, диффузным состоянием образов, стоящих за теми или иными предметами и/или действиями с ними. Прослеживается зависимость полноценного и своевременного формирования идеомоторного праксиса дошкольников от уровня развития зрительно-моторной и кинестетико-моторной координации в действиях с предметами окружающего мира.

Заключение

Обобщая результаты теоретического и экспериментального анализа проблемы, можем отметить, что перспективным аспектом в изучении предпосылок когнитивного и речевого развития детей дошкольного возраста, в том числе, детей с речевыми нарушениями, является целенаправленное исследование (с подробным дифференцированным анализом и оценкой) перцептивных процессов различных модальностей, возможностей активного оперирования реальными предметами, уровня сформированности представлений об имитируемых действиях. Результаты констатирующего эксперимента позволили выявить специфические особенности формирования предметного и идеомоторного праксиса дошкольников с ОНР, обнаружить связь между уровнем развития сенсомоторики и актуальным статусом идеомоторного праксиса. Потенциалом использования разработанной нами методики изучения особенностей идеомоторного развития детей дошкольного возраста является эффективная диагностика состояния предпосылок, определяющих своевременное и полноценное становление концептуального базиса речеязыкового развития ребёнка.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Айрес Э. Дж. Ребенок и сенсорная интеграция. Понимание скрытых проблем развития / Э. Дж. Айрес; [пер. с англ. Юлии Даре]. – 5-е изд. – М.: Теревинф, 2020. – 272 с.
  2. Амосов Н. М. Моделирование мышления и психики / Н. Амосов. – Киев: Наукова думка, 1965. – 304 с.
  3. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность / Н.А. Бернштейн – М.: Книга по Требованию, 2012. – 496 с.
  4. Бехтерев В.М. Введение в патологическую рефлексологию [Электронный ресурс] / В. М. Бехтерев // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. – 2022. — 345 с. — URL: https://urait.ru/bcode/492636 (дата обращения: 04.04.2022).
  5. Джемс У. Научные основы психологии / У. Джемс. – Минск : Харвест, 2003.
  6. Запорожец А.В. Избранные психологические труды: В 2-х т. Т. 2. Развитие произвольных движений / А.В. Запорожец. – М.: Педагогика, 1986. – 296 с.
  7. Зиннхубер Х. Как развивается ваш ребенок? Таблицы сенсомоторного развития, игры и упражнения: от 4 до 7,5 лет. – Изд. 5-е / Хельга Зиннхубер; [пер. с нем. Е. Араловой]. – М.: Теревинф, 2020. – 160 с.
  8. Лакофф Дж. Метафоры, которыми мы живем / Дж. Лакофф; Под ред. и с предисловием А.Н. Баранова. – М. : Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.
  9. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека / А.Р. Лурия. – М.: Изд-во Питер, 2018. – 768 с.
  10. Микадзе Ю.В. Нейропсихология детского возраста: Учебное пособие / Ю.В. Микадзе. – СПб.: Питер, 2021. – 288 с.
  11. Ньокиктьен Ч. Детская поведенческая неврология. В двух томах. Том 1; пер. с англ. Д.В. Ермолаев, Н.Н. Заваденко, М.А. Островская; под ред. Н.Н. Заваденко. – 3-е изд. – М.: Теревинф, 2019. – 288 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Ayres E. J. Rebenok i sensornaja integracija. Ponimanie skrytykh problem razvitija [Child and sensory integration. Understanding the hidden problems of development] / E. J. Ayres; [trans. from English. Julia Dare]. – 5th ed. – Moscow: Terevinf, 2020. – 272 p. [in Russian]
  2. Amosov N. M. Modelirovanie myshlenija i psikhiki [Modeling of thinking and psyche] / N. Amosov. – Kiev: Naukova dumka, 1965. – 304 p. [in Russian]
  3. Bernstein N.A. Fiziologija dvizhenijj i aktivnost’ [Physiology of movements and activity] / N.A. Bernstein – M.: Kniga po Trebovaniyu, 2012. – 496 p. [in Russian]
  4. Bekhterev V.M. Vvedenie v patologicheskuju refleksologiju [Introduction to pathological reflexology] [Electronic resource] / V. M. Bekhterev // Educational platform Yurayt [website]. – 2022. — 345 p. — URL: https://urait.ru/bcode/492636 (accessed: 04.04.2022) [in Russian]
  5. James W. Nauchnye osnovy psikhologii [Scientific foundations of psychology] / W. James. – Minsk : harvest, 2003 [in Russian]
  6. Zaporozhets A.V. Izbrannye psikhologicheskie trudy: V 2-kh t. T. 2. Razvitie proizvol’nykh dvizhenijj [Selected Psychology works: In 2 vols. Vol. 2. The development of voluntary movements] / A. V. Zaporozhets. – M.: Pedagogy, 1986. – 296 p. [in Russian]
  7. Zinnhuber H. Kak razvivaetsja vash rebenok? Tablicy sensomotornogo razvitija, igry i uprazhnenija: ot 4 do 7,5 let. – [How is your child developing? Sensorimotor development tables, games and exercises: from 4 to 7.5 years. – 5th edition] / Helga Zinnhuber; [translated from German by E. Aralova]. – M.: Terevinf, 2020. – 160 p. [in Russian]
  8. Lakoff J. [Metaphors that we live by] / J. Lakoff. Edited and with a preface by A.N. Baranov. – M. : Editorial URSS, 2004. – 256 p. [in Russian]
  9. Luria A.R. Vysshie korkovye funkcii cheloveka [Higher cortical functions of a person] / A. R. Luria. – M.: Publishing House of St. Petersburg, 2018. – 768 p. [in Russian]
  10. Mikadze Yu.V. Nejjropsikhologija detskogo vozrasta: Uchebnoe posobie [Neuropsychology of childhood: A textbook] / Yu. V. Mikadze. – St. Petersburg: Peter, 2021. – 288 p. [in Russian]
  11. Charles Nyokiktien Detskaja povedencheskaja nevrologija [Children’s behavioral neurology. In two volumes. Volume 1] / Ch. Nyokiktyen; translated from English. D.V. Ermolaev, N.N. Zavadenko, M.A. Ostrovskaya; edited by N.N. Zavadenko. – 3rd ed. – Moscow: Terevinf, 2019. – 288 p. [in Russian]

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.