Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2016.51.146

Скачать PDF ( ) Страницы: 105-107 Выпуск: № 9 (51) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Чжу Тинтин. ВОСПРИЯТИЕ РУССКИХ РАЗГОВОРНЫХ КОНСТРУКЦИЙ КИТАЙСКИМИ СТУДЕНТАМИ-ФИЛОЛОГАМИ (КОНСТАТИРУЮЩИЙ СРЕЗ) / Тинтин. Чжу // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 9 (51) Часть 4. — С. 105—107. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/vospriyatie-russkix-razgovornyx-konstrukcij-kitajskimi-studentami-filologami-konstatiruyushhij-srez/ (дата обращения: 02.06.2020. ). doi: 10.18454/IRJ.2016.51.146
Чжу Тинтин. ВОСПРИЯТИЕ РУССКИХ РАЗГОВОРНЫХ КОНСТРУКЦИЙ КИТАЙСКИМИ СТУДЕНТАМИ-ФИЛОЛОГАМИ (КОНСТАТИРУЮЩИЙ СРЕЗ) / Тинтин. Чжу // Международный научно-исследовательский журнал. — 2016. — № 9 (51) Часть 4. — С. 105—107. doi: 10.18454/IRJ.2016.51.146

Импортировать


ВОСПРИЯТИЕ РУССКИХ РАЗГОВОРНЫХ КОНСТРУКЦИЙ КИТАЙСКИМИ СТУДЕНТАМИ-ФИЛОЛОГАМИ (КОНСТАТИРУЮЩИЙ СРЕЗ)

Чжу Тинтин

ORCID: 0000-0003-3071-4306, Аспирант, Санкт-Петербургский государственный университет

ВОСПРИЯТИЕ РУССКИХ РАЗГОВОРНЫХ КОНСТРУКЦИЙ КИТАЙСКИМИ СТУДЕНТАМИ-ФИЛОЛОГАМИ (КОНСТАТИРУЮЩИЙ СРЕЗ)

Аннотация

В статье рассматриваются результаты констатирующего среза по исследованию восприятия русских разговорных конструкций китайскими учащимися. В эксперименте приняли участие 66 китайских студентов магистратуры 1 и 2 курсов кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания филологического факультета СПбГУ. Полученные результаты позволяют выявить трудности китайских учащихся при идентификации русских разговорных конструкций, а также причины возникновения этих трудностей.

Ключевые слова: эксперимент, восприятие, русские разговорные конструкции, китайские учащиеся.

Zhu Tingting

ORCID: 0000-0003-3071-4306, Postgraduate student, Saint-Petersburg State University

PERCEPTION OF RUSSIAN SPOKEN STRUCTURES BY CHINESE STUDENTS-PHILOLOGISTS (EXPERIMENT)

Abstract

The article discusses the results of experiment to study perception of Russian spoken structures. The experiment involved 66 Chinese students of master 1 and 2 courses at the Department of Russian as a foreign language and teaching methodology at the faculty of Philology in St. Petersburg state University. The obtained results allow determining the difficulties of Chinese learners in the identification the meanings of Russian spoken structures and explaining the reasons of these difficulties.

Keywords: experiment, perception, Russian spoken structures, Chinese students.

В российской лингвистике используются разные подходы к изучению разговорной речи. Так, Е.А. Земская, М.В. Китайгородская и Е.Н. Ширяев рассматривают разговорную речь как языковую систему, «для которой в высшей степени характерно стремление к использованию готовых единиц, всякого рода готовых конструкций, что объясняется автоматизмом протекания речевого акта» [1, с. 6]. В более широком смысле разговорной можно назвать «речь носителей литературного языка в условиях непринуждённого неподготовленного непосредственного общения» [2, с.11]. По мнению Т. Д. Соколовской, «разговорная речь – это устное, диалогическое, неофициальное, контактное, бытовое общение» [3, с. 5]. Д.Э. Розенталь и М.А. Теленкова полагают, что разговорная речь как особая стилистически однородная функциональная система противопоставлена книжной речи по таким параметрам как «отсутствие предварительного обдумывания высказывания и предварительного отбора, непосредственность речевого общения между его участниками, непринуждённость речевого акта, связанная с отсутствием официальности в отношениях между ними и в самом характере высказывания» [4, с.328].

Таким образом, очевидно, что большинство ученых единодушны в том, что разговорная речь находится в сфере неофициального, непринужденного и неподготовленного общения. Вслед за Н. Ю. Шведовой под разговорной речью мы понимаем «сам произносимый, звучащий язык, непосредственно обращённый к слушателю или слушателям, не подвергающийся предварительной обработке и не рассчитанный на фиксацию» [5, с. 3]. Строй русской разговорной речи обладает своей спецификой, которая заключается не только в преобладании сочинения над подчинением, эллиптичности высказываний (так называемой «неполноте»), но и в использовании большого количества застывших конструкций – «шаблонных фраз», – не требующих «комбинирования» и не поддающихся отчётливому членению [5, с. 7]. Для их обозначения принято использовать термин разговорные конструкции.

С целью выявления уровня сформированности навыков восприятия разговорных конструкций в русской диалогической речи китайскими студентами-филологами в ноябре-декабре 2015 года на базе Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) был проведен констатирующий срез. В эксперименте приняли участие 66 китайских студентов первого и второго курсов магистратуры кафедры русского языка как иностранного и методики его преподавания филологического факультета СПбГУ. Возраст испытуемых – от 22 до 25 лет. 47 студентов изучали русский язык в вузах Китая в течение 4 лет, 19 – в российских вузах (в СПбГУ и Дальневосточном государственном гуманитарном университете). Все испытуемые имеют сертификат II уровня общего владения РКИ.

Материалом для эксперимента по восприятию послужили 20 аутентичных диалогических текстов, отобранных из двух художественных фильмов: «Питер FM» (2006 г., режиссер О. Бычкова) и «Прогулка» (2003 г., режиссер А. Учитель). Выбор фильмов обусловлен тем, что, во-первых, они созданы относительно недавно, во-вторых, сюжеты фильмов связаны с современной российской действительностью, в-третьих, герои – молодые люди, в речи которых отражены языковые особенности разговорного стиля речи, поскольку в большинстве случаев герои оказываются в неофициальных ситуациях общения.

В отобранных нами диалогах фильмов представлено 13 интенций: недовольство, обеспокоенность, оправдание, опасение, несогласие, обвинение, требование, восхищение, обида, удивление, непонимание, утешение, возмущение. Значение интенций были установлены 10-ю аудиторами, носителями литературной нормы русского языка (аспиранты и преподаватели-русисты). Интенции отбирались в соответствии с критерием частоты употребления в современной русской разговорной речи и с требованиями ко II сертификационному уровню общего владения РКИ.

Эксперимент проводился в естественных аудиторных условиях во время учебных занятий. Участники были ознакомлены с целью и задачами эксперимента и проинструктированы относительно правил заполнения рабочей матрицы: после просмотра фрагмента фильма нужно было отметить любым знаком один из 3-х предлагаемых вариантов интенций (тест множественного выбора). Кроме того, была предъявлена инструкция на русском языке (Прослушайте мини-диалоги и выберите правильный вариант интенции (выделенные конструкции). В рабочей матрице испытуемые указали свое имя и курс, на котором они обучаются.

Во избежание ошибок из-за неточностей понимания русских наименований интенций, все варианты ответов были переведены на китайский язык. Дополнительной опорой послужили скрипты кинодиалогов. Разговорные конструкции, которые должны были быть идентифицированы, выделялись жирным шрифтом.

Отобранные фрагменты были вырезаны из фильмов и записаны на электронный носитель в формате AVI. Качество записи – отличное. Фрагменты предъявлялись с помощью компьютера и проектора.

На основе анализа результатов выполнения теста было установлено, что лучше всего опознавались следующие конструкции (более 60% правильных ответов):

  • Да что подождите? (возмущение – 96, 96%),
  • А откуда ты знаешь, что меня зовут Маша? (удивление – 95,45%),
  • И что за помада? (недовольство – 83,3%),
  • Ничего, живу как-то (утешение – 80,3%),
  • А чего же из квартиры не выписываетесь? (обвинение – 77,27%),
  • Да кто завидует? (оправдание – 75,75%).

Наименьший процент правильного опознания (менее 30%) отмечен при восприятии таких разговорных конструкций как:

  • Сейчас же слезайте, а? (требование – 28,78%),
  • Ещё какая! (восхищение – 25,75%),
  • Да куда ты денешься? (несогласие – 19,69%),
  • Ну, ещё не хватало! (недовольство – 12,12%),
  • Ещё посеешь (опасение – 12,12%).

Средний процент правильного опознания отмечен при восприятии следующих разговорных конструкций:

  • О чём вы? (непонимание – 63,63%),
  • Да ну что ты (утешение – 62,12%),
  • Кто будет у меня работает? Пушкин? (возмущение – 62,12%),
  • Хорошенькое дело! (несогласие – 54,54%),
  • И не подумаю (несогласие – 54,54%),
  • Ничего (обида – 50%),
  • Я надеюсь, ты его тоже потеряешь (обида – 50%),
  • В каком смысле? (непонимание – 40,9%),
  • …на что ты нарываешься? (обеспокоенность – 34,84%)

Средний процент правильных ответов для каждого испытуемого – около 54%. Максимальный результат (65% правильных ответов) был отмечен только у 16 испытуемых.

Наибольшее количество ошибок было допущено при опознании разговорных конструкций, выражающих следующие интенции:

а) интенция «недовольство» (Ещё посеешь);

б) интенция «опасение» (Ну, еще не хватало!);

в) интенция «несогласие» (Да куда ты денешься! в контексте: А по-моему, клево. Будешь завтра на приеме самая главная. – Я не пойду. – Да куда ты денешься? – Не пойду и всё).

Полученные результаты выполнения теста по восприятию русских разговорных конструкций позволяют сделать следующие выводы:

1) Испытуемые знакомы с некоторыми русскими разговорными конструкциями, но не способны их идентифицировать правильно, поскольку эти конструкции могут в разных ситуациях выражать разные интенции. Например, выражение «Да ну что ты» в предлагаемом контексте используется для утешения собеседника, который просит прощения за то, что был не прав. В случае эмоциональной окрашенности эта фраза могла бы означать и несогласие (Хочешь, я тебя провожу? – Да ну что ты! Я сама.), и упрек (Да ну что ты! Зачем ты сказал ему об этом?).

2) В некоторых диалогах фильмов были использованы разговорные конструкции, характерные для неофициальной русской диалогической речи, абсолютно неизвестные китайским студентам: Ещё посеешь (интенция «опасение»), Ну, еще не хватало! (интенция «недовольство»).

3) Некоторые интенции на первый взгляд кажутся похожими, хотя отличаются степенью выраженности признака (например, совет, просьба, требование). Многие китайские студенты не понимают разницы между такими вариантами: Сейчас же слезайте, а? (интенция «требование»).

4) В русском языке имеется достаточно много устойчивых разговорных конструкций, которые китайские учащиеся пытаются перевести дословно (Да куда ты денешься?), что не способствует адекватному пониманию смысла. В этом случае возможен только эквивалентный перевод на родной язык обучаемых и соотнесение русской разговорной конструкции с ситуацией, в которой эта конструкция используется.

Таким образом, сделанные выводы подтверждают наше предположение о том, что китайские студенты-филологи, имеющие сертификат II сертификационного уровня общего владения РКИ, владеют навыками восприятия русских разговорных конструкций недостаточно и, следовательно, не всегда могут понимать носителей русского языка, активно использующих такие конструкции.

Результаты констатирующего среза доказали значимость проблемы отбора активных разговорных конструкций, используемых в русском разговорном диалоге. На наш взгляд, систематизация данного речевого материала и разработка методики обучения диалогической речи, смогут способствовать эффективному формированию и развитию навыков восприятия разговорных конструкций китайскими студентами-филологами.

Литература

  1. Земская Е. А., Китайгородская М. В., Ширяев Е. Н. Русская разговорная речь. Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. Отв. ред. Е.А. Земская. /АН СССР Ин-т русского языка/ М.: Наука, 1981. 276 с.
  2. Земская Е. А. Русская разговорная речь. Лингвистический анализ и проблемы обучения: Учебное пособие. 4-е изд., испр. М.: Флинта: Наука, 2006. 240 с.
  3. Соколовская Т. Д. Русская разговорная речь: материалы по спецкурсу. М.: Институт русского языка им. А. С.Пушкина, 1994. 63 с.
  4. Розенталь Д. Э. Теленкова М. А. Справочник лингвистических терминов. Пособие для учителей. М.: Просвещение, 1985. 400 с.
  5. Шведова Н. Ю. Очерки по синтаксису русской разговорной речи. М.: Наука, 1960. 378 с.

 References

  1. Zemskaja E. A., Kitajgorodskaja M. V., Shirjaev E. N. Russkaja razgovornaja rech’. Obshhie voprosy. Slovoobrazovanie. Sintaksis. Otv. red. E. A. Zemskaja /AN SSSR In-t russkogo jazyka/ M.: Nauka, 1981. 276 s.
  2. Zemskaja E. A. Russkaja razgovornaja rech’. Lingvisticheskij analiz i problemy obuchenija: Uchebnoe posobie. 4-e izd., ispr. M.: Flinta: Nauka, 2006. 240 s.
  3. Sokolovskaja T. D. Russkaja razgovornaja rech: materialy po speckursu. M.: Institut russkogo jazyka im. A.S. Pushkina, 1994. 63 s.
  4. Rozental’ D. Je. Telenkova M. A. Spravochnik lingvisticheskih terminov. Posobie dlja uchitelej. M.: Prosveshhenie, 1985. 400 s.
  5. Shvedova N. Ju. Ocherki po sintaksisu russkoj razgovornoj rechi. M.: Nauka, 1960. 378 s.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.