Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.110.8.080

Скачать PDF ( ) Страницы: 33-36 Выпуск: № 8 (110) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Генералова Л. М. ПРОИНКЛЮЗИВНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ – ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ / Л. М. Генералова, А. В. Аржановская, Е. А. Елтанская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 33—36. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/proinklyuzivnaya-transformaciya-obrazovaniya-vozmozhnosti-i-perspektivy/ (дата обращения: 28.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.080
Генералова Л. М. ПРОИНКЛЮЗИВНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ – ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ / Л. М. Генералова, А. В. Аржановская, Е. А. Елтанская // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 8 (110) Часть 3. — С. 33—36. doi: 10.23670/IRJ.2021.110.8.080

Импортировать


ПРОИНКЛЮЗИВНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ – ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

ПРОИНКЛЮЗИВНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ – ВОЗМОЖНОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Обзорная статья

Генералова Л.М.1, Аржановская А.В.2, *, Елтанская Е.А.3

1 ORCID: 0000-0003-0807-391X;

2 ORCID: 0000-0001-6606-3248;

3 ORCID: 0000-0001-8793-1083;

1, 2, 3 Волгоградский государственный университет, Волгоград, Россия

* Корреспондирующий автор (arjanovskaya[at]volsu.ru)

Аннотация

В контексте активного международного сотрудничества и межкультурного диалога, влияющего на российский экономический сектор, назрела необходимость инфраструктурных изменений в образовательной среде, внедрения традиционных и инновационных методов обучения. Современный мир сталкивается как с возможностями, которые предоставляют технологии, так и с вызовами, которые они создают на местном или мировом рынке. Поскольку условия электронной среды отличаются от традиционных, важно не только понимать меняющиеся потребности, влияющие на цифровое взаимодействие, но и выбирать подходящие стратегии, пытаясь удовлетворить эти потребности. Принцип инклюзивного роста подразумевает преодоление структурных ограничений и внедрение новых технологий. В настоящее время система инклюзивного образования находится на стадии становления. Актуальность данного исследования заключается в том, что практика инфраструктурных преобразований в сфере образования направлена на инклюзивный рост российской экономики. В статье обосновывается важность такой структурной модернизации как одного из ключевых факторов обеспечения идеального баланса между обществом, государством и бизнесом.

Ключевые слова: образовательная среда, инклюзивное образование, инклюзивный рост, цифровизация, интеграция.

PRO-INCLUSIVE TRANSFORMATION OF EDUCATION: OPPORTUNITIES AND PROSPECTS

Review article

Generalova L.M.1, Arzhanovskaya A.V.2, *, Eltanskaya E.A.3

1 ORCID: 0000-0003-0807-391X;

2 ORCID: 0000-0001-6606-3248;

3 ORCID: 0000-0001-8793-1083;

1, 2, 3 Volgograd State University; Volgograd, Russia

* Corresponding author (arjanovskaya[at]volsu.ru)

Abstract

In the context of active international cooperation and intercultural dialogue affecting the Russian economic sector, there is a need for infrastructural changes in the educational environment and the introduction of traditional and innovative teaching methods. Today, the world is facing both the opportunities that technologies provide and the challenges that they create on the local or global market. Since the conditions of the electronic environment differ from traditional ones, it is important not only to understand the changing needs that affect digital interaction but also to choose appropriate strategies in an attempt to meet these needs. The principle of inclusive growth implies overcoming structural constraints and introducing new technologies. Currently, the system of inclusive education is at its formation stage. The relevance of this study lies in the fact that the practice of infrastructural transformations in the field of education is aimed at the inclusive growth of the Russian economy. The article substantiates the importance of such structural modernization as one of the key factors for ensuring an ideal balance between society, state and business.

Keywords: educational environment, inclusive education, inclusive growth, digitalization, integration.

Введение

В современных дискуссиях в сфере экономической политики все чаще фигурирует новое словосочетание: инклюзивный рост. Данное понятие означает создание благоприятных условий для повышения качества жизни и обеспечения равных возможностей всех групп населения страны. Другими словами, инклюзивный рост подразумевает, что доход от экономического подъема должен принадлежать не ограниченной группе лиц, а как можно большему количеству людей. Инклюзивный рост вовлекает индивида во все сферы общественной жизни, обеспечивая при этом доступ, участие, свободу от дискриминации и самоопределение на основе собственных индивидуальных потребностей. Жизнь человека любой возрастной группы тесно переплетается с экономикой, поскольку личная, социальная и профессиональная сферы требуют базовой экономической ориентации, суждений, навыков и компетенций для принятия решений. Каждый человек стремится к улучшению собственного социально-экономического статуса, для которого ему необходимы соответствующие экономические условия, гарантия социальной мобильности, равных возможностей. Это стремление может принимать форму и размер заработной платы, занятости населения, распространяться на участие в общественной жизни в более широком смысле. Сюда же можно отнести такие аспекты, как семейный доход, возможности трудоустройства, безопасность и качество жизни. Именно они являются индикаторами эффективности экономической политики и политического руководства страны.

Сильный, устойчивый, сбалансированный инклюзивный рост выражает желание извлечь выгоду из экономического роста, чтобы как можно больше людей смогли получить выгоду и не остаться в стороне. С институциональной экономической точки зрения степень инклюзивности роста в решающей степени зависит от того, все ли члены общества или группы населения субъективно воспринимаются как «подходящие» для инклюзивной экономики и, следовательно, для получения дохода.

Исходя из этого, обсуждение инклюзивного экономического роста одинаково оправдано как для развивающихся, так и развитых стран. Объясняется этот феномен следующими факторами: за последние десятилетия многие промышленно развитые страны крайне пренебрегли своими политическими и институциональными экосистемами, что привело к неравенству во многих социальных обществах из-за технологических изменений, усиления глобализации, местного дерегулирования и роста иммиграции.

В свою очередь, многие развивающиеся страны просто не смогли заложить основы успешного экономического развития: индустриализация и глобальная интеграция продвинулись вперед, но правительство этих стран упустило возможность вовлечь широкие слои населения в процесс экономического развития.

Основная часть

Все больше экономических экспертов сегодня едины во мнении, что нет ничего плохого в фундаментальной концепции инклюзивного роста. Такое «переосмысление» структурной экономической реформы и ее изменение по отношению к макроэкономической, экономической и торговой политике необходимы для того, чтобы правительства могли более эффективно реагировать на слабое развитие экономики и вызванное этим растущее неравенство.

Поскольку цель любой экономики – обеспечить процветание как можно большей части населения, то термин «инклюзивный рост» наглядно дает понять, каким образом экономический рост является основной предпосылкой для решения вопросов социальной экономической политики, расширения прав и возможностей людей, укрепление экономики, активное участие в трудовой жизни. «Приоритеты проинклюзивной экономики должны переориентироваться на более эффективное противодействие незащищенности и неравенству, которые сопровождают внешние вызовы и технологические изменения» [7].

Так как «инклюзивная модель развития любой национальной экономики имеет в своей основе, главным образом, внутренние ее факторы» можно предположить, что во многом эта проблема связана «со спецификой промышленности отдельно взятой страны, а точнее с разбалансированностью ее технологической структуры» [8]. В связи с этим необходимо осуществлять либо замещение технологически отсталых сегментов (отраслей, производств) промышленного производства технологически передовыми, либо компенсацию — в плане снижения уровня научно-технологического оснащения производств [10]. Практика показывает, что когда дело доходит до требования инклюзии, часто упускается из виду, что автономия и самоопределение связаны с личной ответственностью каждого в конкурентном обществе.

 Поэтому меры, рекомендованные многими экспертами-аналитиками, разумны и служат этой цели. В частности, это такие меры, как инвестиции в образование, инвестиции в инфраструктуру, открытие и продвижение бизнеса, твердая государственная бюджетная политика.

Сегодня экономическое мышление и деятельность пронизывают все сферы нашей жизни. Если раньше, с начала финансового кризиса существовала неоклассическая экономическая парадигма, которая неоднократно подергалась критике как парадигма, основанная на практике homo oeconomicus, постоянно производившей победителей и побежденных. То сегодня в первую очередь необходимо понять, как, с экономической точки зрения, должно быть спроектировано образование, чтобы можно было добиться процветания и успеха от каждого, кто принимает в экономике участие. Устойчивое экономическое развитие невозможно без образовательного процесса. Образование должно способствовать поступательному развитию общества и давать возможность населению участвовать во всех процессах социального обучения. Главной образовательной целью должно являться развитие ключевых компетенций, которые позволили бы каждому формировать процесс саморазвития. Сюда относятся актуальная компетентность в сетевом мышлении, стратегическая компетентность, компетентность в критическом мышлении, навыки комплексного решения проблемы. Учителя должны обладать инновационными методами преподавания, обучения, навыками их применения, чтобы развивать вышеперечисленные компетенции у обучающихся. Средние и высшие учебные заведения должны рассматривать себя как места обучения и получения опыта для дальнейшего профессионального развития.

Следовательно, именно образование является решающим ключом к перспективам на рынке труда и к возможности получения дохода на рынке.

Педагогическое стремление к инклюзии компенсируется тенденциями социально-экономической изоляции, которые воспроизводятся через систему образования и становятся видимыми в профильных образовательных учреждениях, а также на различных образовательных курсах [10]. На первом месте в современных образовательных учреждениях стоит сегодня поиск адекватных концепций экономического образования.

Экономический исторический обзор и критический анализ институциональной деловой этики, а также непрекращающиеся дебаты в сфере бизнес-образования показывают, что инклюзия без морально ответственных субъектов невозможна. Исходя из этого, сегодня многими исследователями постулируются требования к инклюзивному экономическому образованию, а уже существующие концепции экономического образования исследуются на предмет их пригодности в этом отношении.

В педагогическом дискурсе под инклюзией понимают обучение детей и молодых людей с особыми образовательными потребностями в школах и вузах с целью осознания ими своей профессиональной подготовки на первичном рынке труда [1], [4]. Однако первостепенной задачей любого профессионального обучения является подготовка высококвалифицированного специалиста, способного быть занятым в нашей системе экономики. Именно образовательные учреждения способны призвать учащихся быть ответственными за формирование социально и экономически развитого общества. Система образования во взаимодействии с экономической системой вносит свой значительный вклад в процесс инклюзии, создавая возможности и гарантируя доступ к активному участию в экономической жизни. Поэтому, систему образования нельзя рассматривать изолированно от экономики и общества, для которого оно готовит профессиональные кадры [5].

Профессиональное образование в широком социально-экономическом смысле должно означать полное соответствие Конвенции ООН о правах инвалидов, полное и эффективное включение и участие всех членов человеческого общества, а также равные их возможности в экономике отдельного государства. В экономической сфере это означает право на достойный уровень жизни и возможность зарабатывать себе на жизнь собственным трудом, защиту от эксплуатации и доступ к образовательной среде. Придем ли мы к инклюзии экономики, во многом будет зависеть от доступа к рынку труда и перспектив дохода. Не случайно, что парадокс инклюзии в общество сейчас особо ощущается в профессиональных училищах [2].

До недавнего времени в российской системе образования наблюдалась некоторая неоднородность образовательного процесса, связанная с разделением групп и классов на общие и специальные, для лиц со специальными образовательными потребностями. Все усилия по преодолению этого разделения назывались интеграцией и имели в прошлом положительный оттенок.

Инклюзия же означает новый подход, при котором нормой является разнообразие обучения. Ее качественной особенностью является адаптация системы к конкретным потребностям заинтересованных лиц, что до недавнего времени не могло считаться как само собой разумеющееся в конкурентной экономической системе.

Когда дело доходит до требования инклюзии, часто упускается из виду, что автономия и самоопределение связаны с личной ответственностью в конкурентном обществе, что позволит обучающимся найти достойные рабочие места и суметь зарабатывать на жизнь.

Использование компьютеризированного обучения и изучения продолжалось на протяжении многих лет, и было связано, как правило, с использованием портативного компьютера, ноутбука или видеопроектора. Сегодня, с повсеместным Интернетом и смартфонами в карманах студентов, компьютерное обучение устарело. Оцифровка радикально меняет современный процесс обучения. Дигитализация рассматривается как учеными, так и политиками в качестве решающего фактора для усиления внутренней конкурентоспособности [3], так как она способствует огромной концентрации экономической власти, что, в свою очередь, приводит не только к повышению производительности труда, но и высоким темпам экономического роста.

 Научно-ориентированное преподавание и обучение началось, в свое время, с Болонской реформы. А сегодня люди все больше задумываются о том, как это можно осуществить и поддержать с помощью цифровых носителей. Преподаватели создают пространство для исследовательской ориентации в обучении с использованием цифровых медиа. Цифровые носители могут быть использованы как для более эффективного проектирования отдельных процессов или этапов (для исследований, оценки данных или распространения результатов), так и для включения процессов, которые вряд ли были бы осуществимы без цифровых носителей (таких как анализ больших объемов данных, составление базы данных и т.д.) [6].

Заключение

Дигитализация – центральная движущая сила для экономического роста и социального развития. Для того чтобы появилась возможность использовать потенциал оцифровки для инноваций, экономического роста и полной занятости населения, необходимо создать соответствующие условия и устранить возможные препятствия, расширить инфраструктуру, улучшить перспективы цифрового образования и трудоустройства, разработать и применить нормы и стандарты, а также суметь завоевать потребительское доверие.

В некотором смысле цифровые медиа можно рассматривать как инструменты, помогающие управлять определенными ситуациями, совершенствоваться в ориентированном на исследования формате преподавания-обучения, улучшить методы исследования или обобщить разнородные данные со стороны. Интерактивные задания и поставленные задачи позволяют облегчить информационное исследование и коммуникацию.

Цифровые изменения открывают новые рабочие места и новые перспективы для всех слоев населения, особенно в развивающихся странах. Инклюзивная экономика сможет предоставить равноправный доступ любому представителю общества для поддержания своей жизнедеятельности. Он позволит достичь идеального равновесия между обществом, государством и бизнесом.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Abubakirova R. Modern view of inclusive education / R. Abubakirova, E. Zhacheva // Norwegian Journal of development of the International Science. – 2021. – No. 60. – pp.14-16.
  2. Arzhanovskaya A. V. Convergence of Technologies in Education: New Determinant of the Society Development / A. V. Arzhanovskaya, E. A. Eltanskaya, L. M. Generalova // In: Popkova E.G., Sergi B.S. (eds) “Smart Technologies” for Society, State and Economy. ISC 2020. Lecture Notes in Networks and Systems, vol 155. Springer, Cham. DOI: 10.1007/978-3-030-59126-7_69
  3. Arzhanovskaya A. V. Teaching English by means of competence-based approach to the students of secondary vocational education / A. V. Arzhanovskaya, E. A. Eltanskaya, Yu. I. Linkova // 1st International Scientific Practical Conference “The Individual and Society in the Modern Geopolitical Environment” (ISMGE 2019) Advances in Social Science, Education and Humanities Research, volume 331. pp. 177-181
  4. Culham A. Deconstructing Normalization: Clearing the Way for Inclusion / A. Culham, M. Nind // Journal of Intellectual and Developmental Disability, 2003. Vol. 28. No 1. P. 65-78.
  5. Hutmacher W. Key competencies for Europe / W. Hutmacher // Report of the Symposium Berne, Switzerland 27–30 March, 1996; Council for Cultural Co-operation (CDCC) / Secondary Education for Europe Strasburg, 1997.
  6. Machekhina O. N. Digitalization of education as a trend of its modernization and reforming. / O. N. Machekhina // Espacios. – 2017. – 38.40. – P. 26.
  7. Rodríguez-Gulías M.J. The Regional Effect on the Innovative Performance of University Spin-Offs: a Multilevel Approach / M.J. Rodríguez-Gulías, D. Rodeiro-Pazos, S. Fernández-López, // J Knowl Econ 7, 869–889 (2016). DOI: 10.1007/s13132-015-0287-y
  8. Sharafutdinov R. I. Studies in National Key Performance Indicators of Inclusive Growth and Development of the Regions of the Russian Federation / R. I. Sharafutdinov, D. O. Izmailova, E. M. Akhmetshin, // Theoretical and Applied Economics, 3, 118–134. DOI: 10.25136/2409-8647.2018.3.27061.
  9. Miles S. The Education for All and inclusive education debate: conflict, contradiction or opportunity? / Susie Miles & Nidhi Singal // International Journal of Inclusive Education, 14:1, 1-15, DOI: 10.1080/13603110802265125
  10. Tarko V. Simple rules for a more inclusive economy / V. Tarko // Eur J Law Econ (2020). DOI:10.1007/s10657-020-09674-2

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.