Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.18454/IRJ.2015.41.169

Скачать PDF ( ) Страницы: 14-16 Выпуск: №10 (41) Часть 5 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Иванов А. Ю. ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ МАРШРУТОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ / А. Ю. Иванов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 14—16. — URL: https://research-journal.org/pedagogy/problemy-optimizacii-marshrutov-professionalnogo-obrazovaniya/ (дата обращения: 25.09.2021. ). doi: 10.18454/IRJ.2015.41.169
Иванов А. Ю. ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ МАРШРУТОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ / А. Ю. Иванов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2015. — №10 (41) Часть 5. — С. 14—16. doi: 10.18454/IRJ.2015.41.169

Импортировать


ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ МАРШРУТОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Иванов А.Ю.

Кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник лаборатории профессиологических и социологических проблем педагогического образования и образования взрослых, ФГНУ «Институт педагогического образования РАО»

ПРОБЛЕМЫ ОПТИМИЗАЦИИ МАРШРУТОВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Аннотация

Автор анализирует проблемы общего и профессионального образования с позиций психофизиологии и этологии человека, пытается найти пути оптимизации образовательных маршрутов с учетом реальных умственно-познавательных возможностей учащихся системы среднего профессионального образования, общественных интересов, требований рынка труда и гуманистических принципов построения образовательных систем.

Ключевые слова: эволюционно-антропологические факторы, образовательные маршруты, инфантильно-архаичные формы поведения, природосообразность, поведенческие стереотипы.

Ivanov A.Yu.

PhD in Pedagogy, senior researcher associate of laboratory professiological and sociological problems of pedagogical education and educations of adults FGNU Institute of the pedagogical educations and formations of adult, Russian Academy of Education

PROBLEMS OF OPTIMIZATION OF ROUTES OF PROFESSIONAL EDUCATION

Abstract

The author analyzes the problems of general and vocational education from the standpoint of human psychophysiology and ethology, is trying to find ways to optimize educational routes based on actual mental and cognitive capabilities of students in secondary vocational education, public interest, labour market requirements and humanistic principles of educational systems.

Keywords: evolutionary and anthropological factors, educational routes, infantile archaic forms of behavior, nature conformity, behavioral stereotypes, mobilization pedagogy.

В настоящей  статье мы хотели бы заострить внимание наших коллег на ряд проблем, связанных с учетом эволюционно-антропологических факторов, влияющих на педагогические явления и процессы [1, 2]. Системы образования большинства развитых стран и общественные запросы сегодня  в основном ориентированы на длинные образовательные маршруты.  Предполагается, что почти каждый человек должен получить тем или иным способом общее среднее образование. Чем выше уровень образования, тем лучше. В России полное среднее образование, среднее профессиональное образование юридически общедоступны. Фактически и  высшее образование по многим направлениям становится доступным всем. Но не всегда длительное пребывание в стенах учебного заведения означает образование. Как известно из исследований психологов (работы проводились в 1960-е и 1970-е годы  социологической Службой Гэллапа в США и развитых европейских странах), только около 10% людей сохраняют способность к систематическому «книжному» образованию после 14-ти лет, остальным посильна лишь относительно короткая и утилитарная профессиональная подготовка. В этом контексте человек ничем не отличается от любого другого животного, когда после полового созревания способность к обучению сохраняет лишь незначительное количество особей. Иными словами, только каждому 10-му жителю Земли нужны долгое детство и длинные образовательные маршруты. Но, заняв руководящее положение в нашем высокотехнологичном мире, эти 10 процентов «книжников» навязали всему обществу свои ценности, нимало не интересуясь тем, что остальное человечество устроено иначе и, просто не в состоянии измениться в силу своей природы [2]. Таким образом, сегодня из практической педагогики ушел принцип природосообразности учебно-воспитательного процесса, а на смену ему пришли идеалистические представления о максимально возможном уровне образования как об абсолютной ценности безотносительно реальным возможностям и потребностям конкретного человека.

Автор этих строк в 1998 году сделал следующее педагогическое наблюдение. Группе юношей из 27 человек, поступившей в профессиональный лицей после 11-го класса, был задан вопрос: с каким противником сражались русские войска во время Куликовской битвы. Кого, только не называли молодые люди: немцев, фашистов, шведов, французов и др. Только один юноша назвал татаро-монголов. При этом мнения учащихся разделились относительно того, кто был русским военачальником во время данной битвы: Суворов или Кутузов. Спасибо, что не маршал Жуков! Отложим в сторону современные трактовки указанного исторического события и отметим лишь то, что эти молодые люди, получив своё полное общее среднее образование, либо вообще не открывали учебник истории; либо его прочтение не оставило никакого следа у них в сознании. По другим дисциплинам их знания тоже оставляли желать лучшего. Многие юноши были уверены, что атомы состоят из молекул, не знали, сколько на Земле континентов и не могли объяснить причину смены времен года. Некоторые из них вообще не связывали сезонные изменения с вращением Земли. Тогда зачем государство тратит столько средств на содержание 10-х и 11-х классов в общеобразовательной школе, явно бесполезных для большинства учащихся [3]?

Здесь следует отметить еще одно негативное явление, связанное с непосильными для большинства людей требованиями образовательных стандартов. Ученые называют этот феномен «Реверсия управления поведением». Как показали исследования этологов, он свойствен всем сложным живым организмом от насекомых до высших приматов и проявляется в том, что когда учебные задачи становятся непосильными, обучающийся забывает всё ранее выученное, отказывается от дальнейшего обучения и даже иногда нападает на экспериментатора, стараясь уничтожить раздражающий фактор [1]. Так знания, полученные через силу, все равно будут вскоре выброшены из головы, а стойкая неприязнь к обучению, книгам и образованным людям может остаться у человека на всю, что представляет уже довольно серьезно социальную проблему.

В длинных образовательных маршрутах (школа, колледж, ВУЗ и пр.), которые предлагаются сегодня людям без учета их реальных возможностей и потребностей экономики, есть и другая опасность. Это снижение качества человеческой популяции за счёт консервации инфантильных (детских) психологических черт у взрослых людей. То есть это тот случай, когда мы можем наблюдать элементы подросткового поведения у взрослых. Интересно отметить, что негативный эффект затянувшегося детства проявляется не только у людей, но практически у всех животных. Как показали исследования зарубежных этологов, этот эффект наиболее ярко выражается в повышении агрессивности особей, преобладания элементов игрового поведения в повседневной жизни, снижении рождаемости и заботы о потомстве, которые в определенных условиях может привести к демографическому коллапсу – гибели всей популяции. Д.Кэлхаун добивался такого поведения у лабораторных мышей путем увеличения плотности населения колонии, когда включался защитный механизм, ограничивающий численность особей [5]. В российской системе образования  механизмы консервации детского состояния у взрослых людей другие, но вредоносность продления подросткового периода нам представляется очевидной.  Необходимо помнить, что человек является всего лишь одним из видов узконосых обезьян Старого Света и все биологические законы для него тоже обязательны [1].

Автор этой статьи, работая в одном из профессиональных образовательных учреждений Санкт-Петербурга, с интересом  наблюдал родительские собрания в группах, обучающихся на базе11-го класса девушек, многие из которых уже не жили с родителями, а некоторые уже сами готовились стать матерями. В профессиональных учебных заведениях до сих пор существуют мастера производственного обучения, единственной обязанностью которых является поддержание дисциплины в закрепленных за ними учебных группах (мастера-воспитатели, мастера-кураторы), а 20–ти летние учащиеся традиционно называются  детьми. Вместо того чтобы участвовать в общественном производстве и выполнять репродуктивные функции эти физически развитые субъекты с давно остановившимся умственным и психическим развитием продолжают играть роли школьников, а у значительной их части такая поведенческая модель закрепляется на всю жизнь. Так педагогическая практика продолжает продуцировать инфантильно-архаичные формы поведения людей, уместные только в человеческих сообществах, ведущих традиционный образ жизни в гармонии с природой.  Европейцы в свое время называли взрослыми детьми североамериканских индейцев и австралийских аборигенов. Нет нужды говорить  о том, что в современном высокотехнологичном индустриальном и постиндустриальном мире не сможет успешно развиваться популяция людей, основу которой составляют «взрослые дети». Сегодня необходима целенаправленная ранняя профессионализация каждого человека, определение его места в общественном производстве сообразно  его способностям и наклонностям. В первую очередь это относится к подготовке работников по массовым рабочим профессиям машинного и машинно-ручного труда, наиболее востребованным в народном хозяйстве страны и актуальным для большей части ее населения.

Когда-то  наша страна имела эффективную систему подготовки рабочих кадров. Но середине прошлого века в профессиональные училища ввели обязательное общее образование, удлинив сроки обучения, и они из кузницы рабочих кадров превратились в общеобразовательные школы для отстающих молодых людей, неспособных окончить обычную школу. Причем все понимали, что это среднее образование, полученное в ПТУ, в большом количестве случаев было простой фикцией. В середине 1990-х эти учебные заведения сделали лицеями с 4-х летним сроком обучения, и они стали социальными убежищами для молодых людей, не желающих взрослеть или прячущихся от армии. Окончательную точку в истории нашего профтехобразования поставили сегодня, превратив профессиональные училища в колледжи с чуждым для них статусом среднего профессионального образования и с невыполнимыми образовательными стандартами. Таким образом, мы можем констатировать факт: эффективной системы подготовки рабочих в стране более не существует [3].

Может быть, пришла пора встать на прагматические позиции и вернуться к школам-семилеткам, снизить возраст приема на работу по большинству рабочих профессий, снять некоторые законодательные ограничения, регламентирующие труд несовершеннолетних, пересмотреть перечень профессий, для овладения которыми требуется полное общее среднее образование? Ведь трудно предположить, при каких обстоятельствах наладчику станков или слесарю механосборочных работ могут пригодиться навыки написания уравнения распада урана 239 с образованием нептуния, и как долго  он будет помнить квантовые постулаты Бора после окончании школы. Не стоит ли присмотреться к опыту Франции, где после молодежных беспорядков середины 2000-х предложили обучать ремеслу не с 16-ти, а с 14-ти лет? Таким образом, сократив образовательные маршруты для значительной части российской молодежи и создав условия для ее ранней профессионализации, мы частично решим многие производственные и демографические проблемы, стоящие перед нашим обществом.  Тем более что сегодня существуют многообразные формы обучения (очно-заочное, дистанционное, экстернат и пр.), которые предоставляют для людей неограниченные перспективы, если в силу каких-либо жизненных обстоятельств возникнет необходимость продолжения образования. Но это потребует от педагогов встать на позиции близкие к позициям дидактического утилитаризма и научиться адаптировать учебный процесс к реальным возможностям различных групп обучающихся, что в свою очередь возможно только при наличии соответствующей нормативной базы, вариативных учебных планов, программ, учебников.

С нашей точки зрения пора также вернуть право промышленным предприятиям самостоятельно готовить рабочие кадры в рамках заводского ученичества по ускоренным учебным программам и выдавать соответствующие сертификаты. Сегодня это право монополизировано учреждениями среднего профессионального образования, перегруженными своими образовательно-воспитательными задачами и обремененными необходимостью выполнения все возрастающего объема формальных и часто бессмысленных требований контролирующих организаций. Предложенная реформа позволит восстановить систему оперативной подготовки и переподготовки рабочих, что жизненно необходимо нашей стране, вступающей в глубокий экономический кризис в условиях сильнейшего внешнего давления. Такой подход к оптимизации образовательных маршрутов позволит также, по нашему мнению, полнее реализовать педагогическую парадигму «образование через всю жизнь», максимально совместить потребности в профессиональном совершенствовании человека и динамику развития рынка труда.

В заключении мы хотим отметить, что советская система профессионального образования 1940-х и 1950-х годов, основанная на слаженном взаимодействии школ-семилеток, школ-десятилеток, технических училищ, вечерних школ, дневных и вечерних отделений техникумов и ВУЗов являла собой почти оптимальное образовательное пространство, ориентированное на людей с разными способностями, потребностями и амбициями.  Эта система обеспечивала квалифицированными кадрами народное хозяйство страны, как в годы Великой Отечественной войны, так и в годы послевоенного восстановления. Сегодня, когда мы отметили 70-ти летнюю годовщину Великой победы, наша страна опять оказалась в непростой экономической и геополитической ситуации. И когда на самом высоком уровне говорят о необходимости реиндустриализации России, обеспечении ее экономической самодостаточности, возможно, следует обратиться к опыту прошлого. Мобилизационной экономике, с нашей точки зрения, должна соответствовать мобилизационная педагогика, нацеленная не на реализацию образовательных фантазий ученых и управленцев, не на удовлетворение образовательных амбиций части населения, а на потребности народного хозяйства страны [4].

Литература

  1. Дольник В. Р. Непослушное дитя биосферы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей. СПб. : Издательство Петроглиф, 2009. –352 с.
  2. Зверев А. 10 и 90. Новая статистика интеллекта. // Знания – сила. – 1997. – №5 – С. 92 – 97.
  3. Иванов А.Ю. Вариативность образовательных программ профессионального обучения в современных социально-экономических условиях. // Инновационные технологии обучения как средство эффективного формирования профессиональной компетентности и личностного развития выпускников ОУ НПО и СПО. Пятые городские педагогические чтения. Ч. 1 / Учебно-методический центр Комитета по образованию Правительства Санкт-Петербурга. СПб., 2007. С. 32-44
  4. Профессиональные стандарты педагогических работников;  профессиологическая экспертиза качества педагогического образования; ведущие идеи, подходы и механизмы разработки профессиональных стандартов: Отчет о НИР (промежут.) / ФГНУ Институт педагогического образования и образования взрослых РАО (ФГНУ ИПО ОВ РАО); Руководитель работы Мелехин В.А. – УДК  37:006.37. 12, № гос. регистрации 01201353818 – СПб., 2014. – 93 с.
  5. Calhoun John, Population density and social pathology, “Scientific American”, 1962, N 206, pp. 139-148

References

  1. Dol’nik V. R. Neposlushnoe ditja biosfery. Besedy o povedenii cheloveka v kompanii ptic, zverej i detej. SPb. : Izdatel’stvo Petroglif, 2009. –352 s.
  2. Zverev A. 10 i 90. Novaja statistika intellekta. // Znanija – sila. – 1997. – №5 – S. 92 – 97.
  3. Ivanov A.Ju. Variativnost’ obrazovatel’nyh programm professional’nogo obuchenija v sovremennyh social’no-jekonomicheskih uslovijah. // Innovacionnye tehnologii obuchenija kak sredstvo jeffektivnogo formirovanija professional’noj kompetentnosti i lichnostnogo razvitija vypusknikov OU NPO i SPO. Pjatye gorodskie pedagogicheskie chtenija. Ch. 1 / Uchebno-metodicheskij centr Komiteta po obrazovaniju Pravitel’stva Sankt-Peterburga. SPb., 2007. S. 32-44
  4. Professional’nye standarty pedagogicheskih rabotnikov;  professiologicheskaja jekspertiza kachestva pedagogicheskogo obrazovanija; vedushhie idei, podhody i mehanizmy razrabotki professional’nyh standartov: Otchet o NIR (promezhut.) / FGNU Institut pedagogicheskogo obrazovanija i obrazovanija vzroslyh RAO (FGNU IPO OV RAO); Rukovoditel’ raboty Melehin V.A. – UDK  37:006.37. 004.12, № gos. registracii 01201353818 – SPb., 2014. – 93 s.
  5. Calhoun John, Population density and social pathology, “Scientific American”, 1962, N 206, pp. 139-148

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.