Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гарипова Н. М. О МУЗЫКАЛЬНОЙ ЭМОЦИИ И ЕЁ ИПОСТАСЯХ / Н. М. Гарипова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/pedagogy/o-muzykalnoj-emocii-i-eyo-ipostasyax/ (дата обращения: 22.06.2021. ).

Импортировать


О МУЗЫКАЛЬНОЙ ЭМОЦИИ И ЕЁ ИПОСТАСЯХ

Гарипова Н.М.

Доцент, кандидат педагогических наук, Башкирский государственный педагогический университет им.М.Акмуллы

О МУЗЫКАЛЬНОЙ ЭМОЦИИ И ЕЁ ИПОСТАСЯХ

Аннотация

В статье исследуется музыкальная эмоция, которая может проявляться по-разному. Она может иметь сходство с жизненной эмоцией и с лёгкостью вербализироваться или быть эмоциональным переживанием звуковой материи. Понимание механизмов объективации и трансляции музыкальной эмоции позволит музыканту-аналитику глубже проникнуть в смысл произведения, а музыканту-педагогу – эффективно организовать процесс обучения.

Ключевые слова: сущностные свойства эмоционального явления и их музыкальная объективация; музыкальная эмоция; жизненная эмоция в музыке.

Garipova N.M.

docent (assistant professor) of musical instruments and theory of music, Bashkir state pedagogical university by M. Akmulla (Ufa), PhD, assistant professor

ABOUT MUSIC EMOTIONS AND THEIR HYPOSTASES

Abstract

The article investigates the musical emotion that can manifest itself in different ways. It may resemble a vital emotion and easily verbalize or be an emotional experience of sound material. Understanding the mechanisms of objectification and translating of musical emotions will allow the musician-analytic deeper penetrate into the meaning of the work, and a musician-teacher – to effectively organize the learning process.

Keywords: essential properties of emotional phenomena and their music objectification, musical emotion,  life emotion in the music.

Всем известна особая эмоциогенность музыкального искусства. Музыка способна вызывать чувства, порой недоступные человеку в его повседневной жизни, что делает её притягательной на протяжении многих тысячелетий. Эмоциональная многогранность даже одного произведения порой удивляет и потрясает. Всё это издавна являлось источником научного интереса к музыкальным эмоциям. В музыкальной психологии эта проблема так или иначе затрагивалась и затрагивается практически всеми учёными, поскольку традиционно музыка рассматривается как особый язык чувств. При этом музыкальная эмоция рассматривается в самых разных контекстах – в контексте психики (Л.Дорфман, В.Петрушин, J.Sloboda), тех или иных видов музыкальной деятельности (Л. Бочкарев, Г. Цыпин, E. Clarke, P. Juslin,), музыкальной педагогики (В.Ражников), или сквозь призму музыкознания и музыкального искусства (В.Холопова, P. Kivy L. Meyer ).

Один из интереснейших вопросов – является ли эмоция в музыке уникальным явлением или она подобна жизненному эмоциональному переживанию. В данной статье будет показано, что музыкальная эмоция существует в этих двух ипостасях, развести которые порой можно лишь теоретически.

Можно предположить, что музыкальная эмоция напоминает жизненную в том случае, когда при восприятии музыки у слушателя возникают различные ощущения и представления, связанные с миром (реальным или вымышленным), и музыкальное произведение предстаёт как модель этого мира, той или иной его стороны, или как модель эмоционального состояния по отношению к этому миру (предмету, явлению, событию).  Весьма существенно, что в музыке отражается не только состояние, сознательно моделируемое (и, возможно, переживаемое) композитором, но и состояние человека (людей) определённой эпохи, этноса, социальной принадлежности. «Даже в одном музыкальном произведении, – пишет В.Медушевский, – мы не только ощущаем быстротечные душевные движения персонажей и более протяжённые состояния лирического героя – мы угадываем в нём отзвуки доминирующего настроения композитора, нации в определённый период её социально-духовного развития, исторической эпохи» [5, с. 55]. Как правило, эмоция является существенным элементом этого состояния.

Однако это состояние связано не только эмоциональной сферой, но и с деятельностью иных сфер психики – с деятельностью, результаты которой осознаются слушателем и с лёгкостью вербализуются (хотя бы ретроспективно). Дело в том, что в эмоции имеет место связь между субъектным (связанным с самим переживанием) и объектным, когнитивным (связанным с объектом эмоции) элементами [см. 2, с. 496-589]. Это запечатлено в понятиях, лексемах, которые отражают субъектный компонент эмоции (то есть, само переживание), и вместе с тем указывают на объектный компонент, уходящий своими корнями в сенсорно-перцептивные, мыслительные или двигательные процессы (что собственно позволяет аргументированно говорить о модальности эмоционального явления). Многие слова вербального языка, отражающие и музыкальное переживание, могут указывать на эту связь. Так, эпитеты печально, грустно, радостно, ликующе, страшно, гневно принадлежат, прежде всего, к самой сфере эмоций (к субъектному компоненту). Эпитеты торжественно, величественно, грандиозно, возвышенно, созерцательно указывают на связь эмоции с сенсорно-перцептивными процессами. Лексемы сосредоточенно, серьёзно, рассудочно, рассудительно, надуманно отсылают к мыслительным процессам. А эпитеты решительно, порывисто, призывно, суетливо явно связаны с регуляционными процессами психики.

Выявление истоков объектного компонента эмоции, воплощённой в музыкальном произведении, нередко позволяет глубже понять его смысл, а точнее – предмет смысла. Так, например, эпитет тяжело, часто указываемый в нотном тексте, отсылает к мышечным ощущениям, а потому может быть связан с образами гнёта, борьбы, преодоления (однако лишёнными активной моторики). А вот эпитет монументально (формально по характеру звучания напоминающий образную сферу тяжело) указывает на предмет смысла, доступный для созерцания.

Таким образом, музыкальная эмоция подобна жизненной эмоции в том случае, когда музыкальное произведение воспринимается как художественный мир, подобный миру реальному, иначе говоря, когда художественный мир музыкального опуса оценивается сквозь призму реального мира, а возникшая эмоция связывается с состояниями субъекта этого мира. Механизм возникновения таких эмоциональных переживаний напоминает механизм возникновения эмоций в повседневной жизни, где человек сталкивается не только со многими эмоциогенными объектами, явлениями, но и с эмоциогенными свойствами мира. Музыка способна вызвать представления подобных предметов, а также эмоциогенные ощущения, которые человек связывает не со звучащей материей, а с художественным миром, выстраиваемом в музыкальном произведении.

Однако музыкальную эмоцию слушатель может связать сугубо с музыкальным произведением, с музыкально-звуковым телом, в котором эта эмоция нашла свою объективацию. Если в первом случае эмоция в музыке отражается как бы опосредованно – благодаря вызываемым у слушателя представлениям и ощущениям (хотя не только так), то во втором – она моделируется непосредственно. Это непосредственное моделирование эмоционального явления заключается в том, что в музыкально-звуковой материи непосредственно отражаются его сущностные свойства – двухкомпонентность, двузначность, обобщённость, а также временно-пространственные и модальностно-интенсивностные характеристики [см. 1, с. 400; 4 ].

Двухкомпонентность эмоции проявляется как нерасторжимое единство её объектного (когнитивного) элемента – отображения на экране психики объекта эмоции, и субъектного элемента – эмоционального переживания, уходящего своими корнями в ощущения тела [см. 1, с. 381-406]. Исследования психологов показали, что в рисунках и пиктограммах, отражающих ту или иную эмоцию, двухкомпонентность выражается в наличие центрального компонента и периферийного пространства. Надо полагать, что в музыке она находит выражение в существовании рельефного и фонового материала, а это обнаруживаются на любом уровне музыкального произведения и даже в одноголосии (как слой основы и орнаментации).

Двузначность эмоции выражается в существовании положительных и отрицательных эмоций, в основе которых лежат элементарные чувства удовольствия и неудовольствия. Эти элементарные чувствования, как показал ещё В.Вундт в своих опытах с метрономом, возникают в связи с чередованием напряжения и разрядки (расслабления), возбуждения и успокоения. При этом само чередование этих чувствований вызывает у человека положительную эмоцию [2, с. 589; 3, с. 47-53]. Музыке как процессуальному виду искусства присуще чередование напряжения и разрядки, возбуждения и успокоения, что осуществляется посредством различных музыкальных средств, и что знает каждый из своего музыкального опыта.

Обобщённость эмоции проявляется в том, что человек может одинаково относиться (проявлять одинаковое переживание) к различным, но в чём-то сходным объектам [1, c. 443]. Обобщённость музыкальной эмоции не вызывает сомнения, поскольку обобщён (и нередко в значительной мере) сам объект музыкального отражения.

Временно-пространствнные характеристики эмоции также находят отражение в звуковой материи, элементарным и наиболее очевидным проявлением чего являются ритмическая и звуковысотная организация музыки (хотя не только). Заметим, что ритм имеет особое значение в воплощении эмоций, в их генезисе, поскольку он самым непосредственным образом связан с движением, существующем в субъекте как ощущения тела (как интеро- и проприорецептивные ощущения). В музыке ритм играет особую роль. Даже высота звука как система колебаний представляет собой особое ритмическое явление.

Модальность эмоции – это характеристика её качественного своеобразия. Поскольку эмоция двухкомпонентна, то она бимодальна по своей сущности: она отражает информацию, поступающую из внешнего мира (экстеросенсорика) и информацию, поступающую из тела (интерорецептивная, кинестетическая сенсорика). При восприятии музыки человек получает звуковую информацию (экстеросенсорика) и информацию из тела, представленную в кинестетико-проприорецептивных ощущениях, ощущениях идущих от внутренних органов (интеросенсорика). Интеросенсорика обусловлена тем, что музыка “заставляет” мышцы сокращаться, а внутренние органы, мозг “работать” в определённом режиме. Понятно, что эта информация изначально заключена в музыкальном звучании. Поскольку музыкальное звучание способно вызывать в слушателе различные соощущения (зрительные, тактильные, вкусовые и пр. ощущения), то музыкальная эмоция может оказаться не только бимодальной, но и полимодальной.

Интенсивность эмоции, как показали опыты В.Вундта, зависит (хотя до определённого предела) от интенсивности самого ощущения. Заметим, что любой элемент музыкально-звуковой материи (любое музыкальное средство), отражённый на экране психики, ощущается с той или иной интенсивностью. Вместе с тем можно назвать элементы музыки, интенсивностная характеристика которых выступает на первый план, а потому они способны непосредственно коррелировать с интенсивностью эмоции. Прежде всего к ним относятся средства, связанные с силой звучания (громкостная динамика, фактура). Вместе с тем некоторые отступления от привычных норм использования музыкальных средств также способны усилить эмоциональное воздействие музыки, что знакомо каждому любителю этого вида искусства.

Таким образом, в музыкальном звучании непосредственно отражается эмоциональное явление, что служит основой эмоционального переживания слушателем сугубо музыкальной эмоции, о которой сложно говорить словами и которую он (слушатель) связывает с самим произведением. Как только это переживание окажется в контексте представлений и мыслей о некоем  художественном мире с присущими ему атрибутами мира реального, оно будет подобно жизненной эмоции. Согласно изложенной точке зрения, к сугубо музыкальным переживаниям следует отнести эмоции, связанные с оценкой исполнительского мастерства, находок композитора и прочих моментов, не выходящих за ”границы” музыки как искусства звуков.

Понимание механизмов отражения и трансляции музыкальных эмоций может сыграть позитивную роль при анализе музыкальных произведений, а также при организации процесса обучения музыке, при целенаправленной реализации её социальных функций.

Литература

  1. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. – М.: Смысл, 1998. – 685 с.
  2. Вундт В. Основы физиологической психологии. – М., 1880. – 1038 с.
  3. Вундт В. Введение в психологию. – М.: Космос, 1912. – 152 с.
  4. Гарипова Н.М. Интонационная природа музыки: механизмы объективации и трансляции смысла. Монография. – Saarbrucken: Lambert Academic Pablishing, 2012. – 560 c.
  5. Медушевский В.В. Интонационная форма музыки. – М.: Композитор, 1993. – 263 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.