Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2017.62.021

Скачать PDF ( ) Страницы: 132-137 Выпуск: № 08 (62) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Матейкович Е. А. ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ВОПРОСОВ О НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ОКАЗАНИИ АКУШЕРСКО-ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) / Е. А. Матейкович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 3. — С. 132—137. — URL: https://research-journal.org/medical/zashhita-interesov-medicinskix-rabotnikov-pri-rassmotrenii-voprosov-o-nenadlezhashhem-okazanii-akushersko-ginekologicheskoj-pomoshhi-obzor-literatury/ (дата обращения: 20.04.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2017.62.021
Матейкович Е. А. ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ВОПРОСОВ О НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ОКАЗАНИИ АКУШЕРСКО-ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) / Е. А. Матейкович // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 3. — С. 132—137. doi: 10.23670/IRJ.2017.62.021

Импортировать


ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ВОПРОСОВ О НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ОКАЗАНИИ АКУШЕРСКО-ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

Матейкович Е.А.

ORCID: 0000-0002-2612-7339, Кандидат медицинских наук, доцент, Тюменский государственный медицинский университет

ЗАЩИТА ИНТЕРЕСОВ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ВОПРОСОВ О НЕНАДЛЕЖАЩЕМ ОКАЗАНИИ АКУШЕРСКО-ГИНЕКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

Аннотация

В статье приведен обзор современной, преимущественно отечественной, литературы по вопросам дефектов оказания акушерско-гинекологической помощи. Не отрицая реальности существования проблемы некачественного оказания медицинской помощи, ряд авторов отмечает нарастание проявлений «потребительского экстремизма» среди пациентов и их родственников, направленного на получение необоснованной материальной выгоды за счет лечебно-профилактических учреждений и медицинских работников. Медицинская деятельность также привлекает повышенное внимание контролирующих органов, средств массовой информации, различных общественных организаций. В результате ученые свидетельствуют о появлении феномена «defensive medicine» (защитной медицины), который заключается в предпочтении врачами методов диагностики и лечения по принципу минимизации вероятности потенциальных рисков, а не эффективности, целесообразности и достаточности. Большинство авторов связывают дефекты оказания медицинской, в том числе акушерско-гинекологической помощи, с врачебными ошибками, основанными на добросовестном заблуждении, за которое врач не должен нести уголовную ответственность. В литературе указывается на необходимость страхования ответственности врачей и медицинских организаций и на причины, по которым такое страхование не стало повсеместным явлением.

Ключевые слова: акушерско-гинекологическая помощь, дефекты оказания медицинской помощи, врачебная ошибка, страхование профессиональной ответственности.

Matejkovic E.A.

ORCID: 0000-0002-2612-7339, MD, Associate professor, Tyumen State Medical University

PROTECTION OF INTERESTS OF MEDICAL WORKERS IN CONSIDERATION OF ISSUES ABOUT NON-DELICIOUS PROVISION OF OBSTETRIC AND GYNECOLOGICAL ASSISTANCE (LITERATURE REVIEW)

Abstract

The article gives an overview of contemporary, mostly domestic literature on defects in the provision of obstetric and gynecological care. Without denying the reality of the problem of poor quality medical care, a number of authors note the increase in manifestations of “consumer extremism” among patients and their relatives aimed at obtaining unreasonable material benefits at the expense of medical and preventive institutions and medical workers. Medical activity also attracts increased attention of controlling bodies, mass media, various public organizations. As a result, scientists testify to the emergence of the phenomenon of “defensive medicine”, which means that doctors preferring methods of diagnosis and treatment based on the principle of minimizing the likelihood of potential risks, rather than effectiveness, appropriateness and sufficiency. Most authors associate defects in the provision of medical, including obstetric and gynecological care, with medical errors based on a conscientious delusion, for which the doctor should not be held criminally liable. The literature indicates the need to insure the liability of doctors and medical organizations and the reasons why such insurance has not become a universal phenomenon.

Keywords: obstetric-gynecological care, defects in the provision of medical care, medical error, professional liability insurance.

  1. Медицинская помощь или медицинская услуга?

Медицинская помощь уникальна в своем роде, как бы эту уникальность не принижали, приводя в пример другие специфические сферы человеческой деятельности [1, С. 35-38]. Более убедительны те авторы, которые указывают на значительные нервно-психические и физические перегрузки, испытываемые, прежде всего, врачом, его социальную ответственность, высокие требования к уровню компетенции, навыкам и умениям, постоянные риски [2, С. 9].

Медицинская помощь в целом и акушерско-гинекологическая помощь в частности не сводится к совершению определенных действий или осуществлению определенной деятельности в интересах пациента. Она призвана помочь человеку, то есть содействовать ему в том, чтобы сохранить и укрепить свое здоровье, распознать его состояние, установить факт наличия или отсутствия заболеваний, устранить или облегчить проявления заболеваний либо состояний пациента, восстановить или улучшить его здоровье, трудоспособность и качество жизни.

Многое, если не все в этом процессе зависит от самого пациента, который должен вести здоровый образ жизни, избегать неоправданного риска, при обращении к врачу максимально точно и конкретно изложить свои жалобы, выполнять рекомендации врача, возможно, в течение всей своей жизни.

Тем не менее, в судебной практике любая акушерско-гинекологическая помощь, в том числе оказываемая гражданам за счет средств ОМС,  рассматривается как медицинская услуга, а пациент признается ее потребителем.

На практике это приводит к тому, что, проиграв спор с пациентом или его представителями о возмещении материального и морального вреда, ЛПУ  вынуждены нести по таким искам дополнительные финансовые потери в виде штрафов за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

  1. Проблема «потребительского экстремизма»

Рассмотрение медицинской помощи как разновидности услуг, повышенное внимание к проблемам здравоохранения со стороны средств массовой информации и пользователей сети Интернет, пропаганда разрешения споров с медицинскими организациями в пользу пациента обусловили появление  «потребительского экстремизма» [3, С. 6],[4, С. 123].

«Потребительский экстремизм» в сфере оказания медицинской помощи – это стремление к извлечению материальной выгоды за счет лечебно-профилактических учреждений при отсутствии признаков некачественного оказания медицинской помощи или явного преувеличения допущенных дефектов.

При этом в отличие от сфер торговли, общественного питания, бытового обслуживания населения, адаптированных к возможным претензиям со стороны населения, медицинские организации и медицинские работники оказались неподготовленными к неправомерным материальным притязаниям пациентов и их родственников. Такая ситуация отвлекает силы врача, создает нервозность в медицинском мире, и все это происходит на фоне активности различного рода союзов защиты прав потребителей, растущей грамотности пациентов [3, C. 6], [2, C. 60].

Можно согласиться с тем, что публикации в СМИ дают толчок защите прав и интересов пациента в борьбе с реально существующей честью мундира и круговой порукой [5, C. 7], однако проблемы прав пациентов и прав медицинских работников по отдельности не существуют, поэтому «незащищенный» врач не может эффективно защищать своего пациента [2, C. 9].

В проведенном в 2012 году исследовании Е.Х. Баринов и П.О. Ромодановский отмечали, что российский врач и пациент в своих взаимоотношениях далеко не равны. Деятельность врача могут проверить, по их оценке, семь различных инстанций [6, C. 44-48], хотя мы утверждаем, что семь – это далеко не полное число.

Риск ошибок в медицинской деятельности очень велик. Старченко А.А. приводятся данные ВОЗ, согласно которым в развитых странах при оказании медико-санитарной помощи причиняется вред каждому десятому пациенту, у каждой из 20 женщин в родах отмечаются серьезные повреждения родовых путей. При неизбежности подобных ошибок медицинское сообщество должно по возможности разрешать споры с пациентами внутри системы здравоохранения, чтобы не доводить дело до провозглашения обвинительных приговоров и лишения членов сообщества личных сбережений, свободы и профессии [5, C. 7].

Кроме того, несмотря на серьезные и вполне оправданные опасения медицинских работников, подавляющее большинство (86,9%) граждан никогда в своей жизни не обращались с жалобами на ненадлежащую медицинскую помощь [7, C. 23]. Вопросы устранения дефектов чаще всего пациент обсуждает со своим лечащим врачом [8, C. 6-14].

При возникновении конфликтов подавляющее большинство пациентов (82 %), по данным О.А. Цыгановой, пыталось разрешить возникавшие конфликты внутри самой системы здравоохранения: через заведующего отделением (47,1%), главного врача или его заместителя (22,5%), органы управления здравоохранением разных уровней (12,4 %). Вне ведомственного уровня контроля рассматривается лишь около 18 % обращений, причем в судах – не более 2,5%. Количество довольных и недовольных результатами рассмотрения обращения делится примерно поровну [7, C. 23].

Проявления потребительского экстремизма, выходящие за рамки разумного и цивилизованного порядка разрешения спорной акушерско-гинекологической ситуации, несут в себе опасность не только для медицинских работников и лечебно-профилактических организаций. За рубежом достаточно давно, а в России – в течение двух последних десятилетий получил распространение феномен «defensive medicine» (защитной медицины), который заключается в предпочтении врачами методов диагностики и лечения по принципу минимизации вероятности потенциальных рисков, а не эффективности, целесообразности и достаточности [3, C. 22], [4, C. 125-126], [9, C. 7-9].

  1. Дефекты оказания медицинской помощи и их разновидности

Уделяя большое внимание дефектам оказания медицинской помощи, ученые не пришли к единому мнению относительно определения понятия «дефекта» и не выработали единого подхода к их классификации. Термин «дефект оказания медицинской помощи» отсутствует в Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», что является одним из доводов медицинских организаций, оспаривающих указание на наличие таких дефектов в заключениях судебно-медицинских экспертов.

Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10 мая 2017 года № 203н утверждены критерии оценки качества медицинской помощи, в том числе акушерско-гинекологической помощи. Позитивно оценивая появление таких критериев, Старченко А.А. рассматривает дефект медицинской помощи в качестве антитезиса качества медицинской помощи и предлагает собственную классификацию дефектов оказания медицинской помощи при оказании интенсивной терапии в акушерско-гинекологической практике [5, C. 61, 216-223].

Бесспорную практическую ценность имеет ответ на вопрос, как та или иная разновидность дефекта акушерско-гинекологической помощи влияет на юридическую квалификацию действий медицинских работников. Для этих целей более всего подходит наиболее распространенная квалификация дефектов медицинской помощи, исходя из природы допущенного нарушения. По этому критерию все дефекты делятся на 4 группы:

1) преступления медицинских работников, совершенные умыщленно;

2) преступная неосторожность медицинских работников;

3) врачебные (медицинские) ошибки;

4) несчастные случаи (казусы) [10, C. 15].

Следствием любого из приведенных дефектов является неблагоприятный исход акушерско-гинекологической помощи.

Если содержание умышленных преступных действий достаточно четко раскрыто в уголовном законе и не вызывает проблем при их квалификации, то разграничение преступной неосторожности и врачебной ошибки сопряжено со значительными трудностями.

Так, в литературе помимо преступной небрежности и преступного легкомыслия выделяется также форма неосторожности, не известная уголовному законодательству, – преступное невежество [11, C. 76, 79]. Но поскольку любое невежество трудноотделимо от ошибки, то на практике врачебная ошибка может повлечь не только гражданско-правовую ответственность медицинского учреждения, но и уголовную ответственность врача, если его ошибочные действия будут квалифицированы, например, как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

Врачебная ошибка в любом случае не связана с небрежным или халатным выполнением профессиональных обязанностей. Она основана на добросовестном заблуждении медицинского работника, допустившего дефект в силу несовершенства медицинской науки и методов исследования, особого течения заболевания у определенного больного, недостатка знаний и навыков среднего добросовестного врача [10, C. 20], [12, C. 16-17].

В отличие от врачебных ошибок, влекущих гражданско-правовую ответственность, несчастный случай (казус) предполагает объективную невозможность предвидеть последствия врачебных действий, например, при наступлении аллергических, токсических реакций на применение тех или иных лекарственных препаратов [10, C. 15]. Так, акушерство и гинекология относится к тем отраслям медицины, в которых чаще всего встречаются клинико-фармакологические дефекты и связанное с ними причинение вреда здоровью [13, C. 39].

Квалификация дефекта как казуса находится в компетенции эксперта, и наступление такого случая не влечет какой-либо ответственности врача и медицинского учреждения.

Отдельную группу дефектов в литературе предложено связывать с нарушением прав пациентов (на добровольное информированное согласие, выбор врача и т.д.) [14, C. 61]. Такие дефекты могут быть никак не связаны с неблагоприятным исходом оказания медицинской помощи и в этом случае должны приводить лишь к административной или дисциплинарной ответственности. Однако само по себе указание в заключении судебно-медицинского эксперта на нарушение прав пациента даже при квалификации дефекта как несчастного случая может быть расценено судом как нарушение прав потребителя с вытекающей из него обязанностью возместить причиненный вред [3, C. 22].

К основным причинам ошибок в акушерско-гинекологической практике принято относить недостаточный опыт и переоценку собственных возможностей врачом, незнание или нежелание применять современные стандарты и протоколы лечения заболеваний, некоординированные действия со смежными специалистами, необходимость мгновенного принятия решений, недостаточную техническую оснащенность лечебно-профилактического учреждения [10, C. 95].

Конкретные ошибки при оказании акушерско-гинекологической помощи рассматриваются применительно к каждой нозологии. Так, наиболее частыми ошибками при лечении преэклампсии являются недооценка данных анамнеза и клинических методов исследования, неправильная интерпретация лабораторно-инструментальных методов исследования, неадекватная терапия и ее несвоевременное начало, бесконтрольная инфузионно-трансфузионная терапия, которая способствует гипергидратации, неправильная тактика родоразрешения, неполноценная профилактика кровотечений [15, C. 23].

  1. Механизмы защиты врача акушера-гинеколога

Сталкиваясь с проблемой ответственности за ненадлежащее оказание медицинской помощи и одновременно решая проблему контроля расходов на здравоохранение, зарубежная наука, начиная с 60-х годов прошлого века, предложила пойти по пути стандартизации всех разделов медицины и даже отдельных манипуляций [23, 166-206].

Введение стандартов медицинской помощи в отечественной медицине приветствуется учеными, указывающими на появление объективных критериев ответственности ЛПУ и врача [10, С. 17]. Основным методом работы эксперта при оценке случаев оказания медицинской помощи становится сравнение медицинской документации с эталоном – стандартом диагностики и лечения, при котором выявляются несоответствия эталону. Уходят расплывчатые термины: правильность, полнота, обоснованность диагноза и др. Вводится новый понятийный аппарат: диагностический и лечебный процесс соответствует или не соответствует эталонному описанию технологии – стандарту, схеме, протоколу, рекомендациям. Отклонения от эталона могут быть обоснованными, т.е. связанными с наличием противопоказаний у пациента, и необоснованными, т.е. не связанными с наличием противопоказаний [16, С. 18]. Стандарт, протокол являются самым дешевым и эффективным способ обезопасить пациентку и самого врача от последствий некомпетентных действий [4, С. 136].

Вместе с тем, стандартизация медицинской помощи не должна вызывать неоправданную эйфорию. В литературе отмечается, что сами по себе стандарты медицинской помощи не стоит воспринимать в качестве абсолютной и непреложной истины [10, С. 17]. Остается неясным вопрос о взаимосвязи дефектов, то есть отклонений от эталона, с эффективностью медицинской помощи и ее исходом, ответ на который полностью зависит от субъективного мнения эксперта. Относительно одного и того же случая могут быть даны противоположные заключения экспертов [16, С. 19].

Вероятнее всего, такие противоречия должны устраняться путем проведения комиссионной экспертизы. Однако в ходе исследования, проведенного Д.В. Тягуновым  в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре, выявлено, что проведение комиссионных экспертиз дезавуируется участием во всех комиссиях одного и того же эксперта-клинициста, который, по существу, и является автором комиссионного заключения [17, С. 19].

Оценивая действия медицинских работников, суд, прокуратура, следователь обычно адресуют экспертам вопросы, касающиеся объективной стороны возникшего неблагоприятного исхода медицинской помощи [16, С. 19].

При этом за рамками заключения эксперта остаются личные качества врача, его психологические особенности, эмоциональное состояние [16, С. 22], [18, C. 8]. Врач принимает большое количество мгновенных решений [2, C. 9], [3, C. 22], он может «профессионально выгореть» из-за постоянных перегрузок, несправедливости, предвзятого отношения [19, С. 82]. Не случайно, по приведенным в научных источниках результатам опросов врачей, большинство из них устают, причем сильно, испытывают значительные перегрузки [2, C. 220].

При опросе врачей конкретной профессиональной группы – акушеров-гинекологов, проведенного И.М. Лузановой в Оренбургской области,  установлено, что более 80 % врачей – женщины. Доминирование положительных эмоций выявлено у менее половины опрошенных 46,5%. Основная положительная эмоция – удовлетворенность своим положением в обществе. Основу негативных настроений составляют материальное положение и жилищные условия, возможность заражения гемоконтактными инфекциями, возможность наступления ответственности за неблагоприятные последствия оказания медицинской помощи, страх совершить профессиональную ошибку [20, C. 130-131].

Распространенные опасения акушеров-гинекологов по поводу наступления ответственности за неблагоприятные последствия оказания медицинской помощи вполне оправданны. Данные разных источников свидетельствуют, что судебные дела по искам пациентов и возбужденным уголовным делам, связанным с ненадлежащим оказанием акушерско-гинекологической помощи, занимают первое место в целом по России и, как правило, делят первое-второе места с хирургической помощью в различных субъектах Российской Федерации [10, C. 13], [17, C. 11], [21, C. 11], [22, C. 29].

Даже при проведении профилактических мероприятий, где дефекты традиционно встречаются реже, на долю акушеров-гинекологов приходится более трети дефектов, здесь они значительно опережают онкологов [17, C. 11].

Проведенное И.М. Лузановой изучение первичной документации по перинатальной смерти выявило, что причиной гибели плода или новорожденного только в 25,8% случаев являлось ненадлежащее оказание медицинской помощи. В основном же неблагоприятный исход произошел из-за особенностей поведения и образа жизни пациентки, в том числе ее вредных привычек и отношения к врачебным рекомендациям, а главным образом – состояния здоровья матери и патологии плода [20, C. 152].

Важнейшим организационно-правовым способом защиты интересов врачей в современном мире выступает страхование профессиональной ответственности медицинских работников, причем страховые взносы составляют около 10 % годового заработка врача – в зависимости от профессиональных рисков. В Российской Федерации, по результатам опроса, проведенного Е.В. Приз, абсолютное число респондентов (89%) выразили желание застраховать свою ответственность, однако не готовы страховаться за свой счет [2, C. 274].

Список литературы / References

  1. Мохов А.А. Функции обязательств вследствие причинения вреда здоровью или жизни пациента / А.А. Мохов, И.Н. Мохова // Медицинское право. – 2006. – № 3. – С. 35-38.
  2. Приз Е.В. Социальная комплементарность прав пациентов и медицинских работников в отечественной медицине: дис. доктора мед. наук: 14.02.05: защищена 17.12.2011; утверждена: 12.11.2012/ Приз Евгения Вячеславовна. – Волгоград, 2011. – 377 с.
  3. Пашинян А.Г. Комплексное клиническое, экспертное, медико-правовое исследование профессиональных ошибок и неблагоприятных исходов при оказании дерматовенерологической помощи: дис. доктора мед. наук: 14.00.24, 14.00.11: защищена 22.06.2005/ Пашинян Альбина Гургеновна. – М., 2005. – 197 с.
  4. Радзинский В.Е. Акушерская агрессия v. 2.0. / В.Е. Радзинский. – М.: Статус презенс, 2017. – 872 с.
  5. Старченко А.А. Профессиональные правонарушения в анестезиологии и реаниматологии. Проблемы юридической ответственности / А.А. Старченко. – М.: БИНОМ, 2016. – 944 с.
  6. Баринов Е.Х. Изучение неблагоприятных исходов в акушерско-гинекологической практике / Е.Х. Баринов, П.О. Ромодановский // Медицинское право. – 2012. – № 6. – С. 44-48.
  7. Цыганова О.А. Медико-правовое обоснование совершенствования системы обеспечения и защиты прав граждан на получение доступной и качественной медицинской помощи: автореф. дис. доктора мед. наук: 14.02.03: защищена 15.10.2013; утверждена: 21.04.2014 / Цыганова Ольга Альбертовна. – М., 2013. – 48 с.
  8. Малый А.Ю. Защита прав врачей в конфликтных ситуациях / А.Ю. Малый // ТОП-медицина. – 2000. – № 5. – С. 6-14.
  9. Сергеев В.В. Медицинские и юридические аспекты врачебных ошибок / В.В. Сергеев В.В., С.О. Захаров // Здравоохранение Российской Федерации. – 2000. – № 1. – С. 7-9.
  10. Бисюк Ю.В. Ненадлежащее оказание экстренной медицинской помощи (критерии экспертной оценки и медико-правовые аспекты проблемы): дис. доктора мед. наук: 14.00.24: защищена 17.09.2008 / Бисюк Юрий Виулович. – Волгоград, 2011. – 377 с.
  11. Гринберг М.С. Преступное невежество / М.С. Гринберг // Изв. вузов. Правоведение. – 1989. – № 5. – С. 74-79.
  12. Сидорович Ю.С. Гражданско-правовая ответственность за медицинскую ошибку: автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.03: защищена 02.06.2005 / Сидорович Юлия Сергеевна. – М., 2013. – 30 с.
  13. Поздеев А.Р. Судебно-медицинский анализ клинико-фармакологических дефектов лечебной помощи больным в премортальный период: автореф. дис. доктора мед. наук: 14.00.24, 14.00.25: защищена 18.06.2008 / Поздеев Алексей Родионович. – М., 2008. – 49 с.
  14. Акопов В.И. Судебная медицина в вопросах и ответах: практическое пособие для юристов, врачей и студентов / В.И. Акопов. – Ростов-на-Дону: изд-во «Феникс», 2008. – 508 с.
  15. Ошибки в клинической практике акушера-гинеколога: учеб. пособие / под ред. С.-М. А. Омарова. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2016. – 160 с.
  16. Березников А.В. Судебно-медицинская оценка дефектов оказания терапевтической помощи: дис. доктора мед. наук: 14.00.05, 14.00.24: защищена 19.01.2012: утверждена 11.03.2013 / Березников Алексей Васильевич. – Омск, 2011. – 332 с.
  17. Тягунов Д.В. Судебно-медицинская характеристика дефектов, возникших при оказании медицинской помощи (по материалам судебно-медицинских комиссионных экспертиз): автореф. дис. канд. мед. наук: 14.03.05: защищена 24.06.2010 / Тягунов Денис Владимирович. – М., 2010. – 27 с.
  18. Ившин И.В. Судебно-медицинские аспекты профессиональных преступлений медицинских работников против жизни и здоровья: автореф. дис. канд. мед. наук: 14.00.24: защищена 08.02.2006 / Ившин Илья Валерианович. – М., 2005. – 26 с.
  19. Шамов И.А. Биомедицинская этика: учебник. 2-е изд. / И.А. Шамов. – М.: ИНФРА-М, 2015. – 288 с.
  20. Лузанова И.М. Ненадлежащее оказание помощи в акушерской практике (медико-правовые аспекты проблемы): дис. канд. мед. наук: 14.00.24, 14.00.01: защищена 07.02.2007 / Лузанова Инна Михайловна. – М., 2007. – 183 с.
  21. Черкалина Е.Н. Экспертная оценка профессиональных ошибок и дефектов оказания медицинской помощи в неонатологии: автореф. дис. канд. мед. наук: 14.00.24: защищена 18.11.2009 / Черкалина Елена Николаевна. – М., 2009. – 23 с.
  22. Абаева О.П. Научное обоснование и пути оптимизации прав пациента в Российской Федерации: дис. доктора мед. наук: 14.02.03, 14.02.05: защищена 21.06.2011 / Абаева Ольга Петровна. – Н. Новгород, 2011. – 275 с.
  23. Donabedian A. Evaluating the quality of medical care / A. Donabedian // Milbank Memorial Fund Q. – 1966. – Vol. 44(3)(suppl). P. 166-206. Reprinted in Milbank Q. – 2005. – Vol. 83(4). P. 691-729.

Список литературы на английском языке / Reference in English

  1. Mokhov A.A. Funktsii obyazatelstv vsledstviye prichineniya vreda zdorovyu ili zhizni patsiyenta [Functions of obligations due to injury to the health or life of the patient] / A.A. Mokhov, I.N. Mokhova // Meditsinskoye pravo [Medical Law]. – 2006. – № 3. – P. 35-38. [in Russian]
  2. Priz Ye.V. Sotsialnaya komplementarnost prav patsiyentov i meditsinskikh rabotnikov v otechestvennoy meditsine [Social complementarity of rights of patients and medical workers in domestic medicine]: dis. … of MD: 14.02.05: defense of the thesis 17.12.2011: approved 12.11.2012 / Priz Yevgeniya Vyacheslavovna. – Volgograd, 2011. – 377 p. [in Russian]
  3. Pashinyan A.G. Kompleksnoye klinicheskoye, ekspertnoye, mediko-pravovoye issledovaniye professionalnykh oshibok i neblagopriyatnykh iskhodov pri okazanii dermatovenerologicheskoy pomoshchi [Pashinyan AG Comprehensive clinical, expert, medical and legal study of professional errors and adverse outcomes in providing dermatovenereological care]: dis. … of MD: 14.00.24, 14.00.11: defense of the thesis 22.06.2005 / Pashinyan Albina Gurgenovna. – M., 2005. – 197 p. [in Russian]
  4. Radzinskiy V.E. Akusherskaya agressiya v. 2.0 [Obstetrical aggression v. 2.0] / V.E. Radzinskiy. – M.: StatusPraesens, 2017. – 872 p. [in Russian]
  5. Starchenko A.A. Professionalnyye pravonarusheniya v anesteziologii i reanimatologii. Problemy yuridicheskoy otvetstvennosti [Professional offenses in anesthesiology and resuscitation. Problems of legal responsibility] / A.A. Starchenko. – M.: BINOM, 2016. – 944 p. [in Russian]
  6. Barinov E.H. Izucheniye neblagopriyatnykh iskhodov v akushersko-ginekologicheskoy praktike [Study of adverse outcomes in obstetric-gynecological practice] / E.H. Barinov, P.O. Romodanovsky // Meditsinskoye pravo [Medical Law]. – 2012. – № 6. – P. 44-48. [in Russian]
  7. Tsyganova O.A. Mediko-pravovoye obosnovaniye sovershenstvovaniya sistemy obespecheniya i zashchity prav grazhdan na polucheniye dostupnoy i kachestvennoy meditsinskoy pomoshchi [Medico-legal basis for improving the system of ensuring and protecting the rights of citizens to obtain affordable and high-quality medical care]: the author’s abstract of the dis. … of MD: 14.02.03: defense of the thesis 15.10.2013: approved 21.04.2014 / Tsyganova Olga Albertovna. – M., 2013. – 48 p. [in Russian]
  8. Maly A.Yu. Zashchita prav vrachey v konfliktnykh situatsiyakh [Protection of the rights of doctors in conflict situations] / A.Yu. Maly // TOP-meditsina [TOP-medicine]. – 2000. – № 5. – P. 6-14. [in Russian]
  9. Sergeyev V.V. Meditsinskiye i yuridicheskiye aspekty vrachebnykh oshibok [Medical and legal aspects of medical errors] / V.V. Sergeev, S.O. Zakharov // Zdravookhraneniye Rossiyskoy Federatsii [Health care of the Russian Federation]. – 2000. № 1. – P. 7-9. [in Russian]
  10. Bisyuk Yu.V. Nenadlezhashcheye okazaniye ekstrennoy meditsinskoy pomoshchi (kriterii ekspertnoy otsenki i mediko-pravovyye aspekty problemy) [Inadequate provision of emergency medical care (criteria for peer review and medico-legal aspects of the problem)]: dis. … of MD: 14.00.24: defense of the thesis 17.09.2008 / Bysyuk Yuri Viulovich. – Volgograd, 2011. – 377 p. [in Russian]
  11. Grinberg M.S. Prestupnoye nevezhestvo [Criminal ignorance] / M.S. Grinberg // Izvestiya vuzov. Pravovedeniye [Izvestiya Vuzov. Jurisprudence]. – 1989. – № 5. – P. 74-79. [in Russian]
  12. Sidorovich Yu.S. Grazhdansko-pravovaya otvetstvennost za meditsinskuyu oshibku [Civil liability for medical error]: the author’s abstract of the dis. … of PhD in Jurisprudence: 12.00.03: defense of the thesis 02.06.2005 / Sidorovich Julia Sergeevna. – M., 2013. – 30 p.
  13. Pozdeyev A.R. Sudebno-meditsinskiy analiz kliniko-farmakologicheskikh defektov lechebnoy pomoshchi bo’nym v premortalnyy period [Forensic analysis of clinical and pharmacological defects of medical care for patients in the pre-mertral period]: the author’s abstract of the dis. … of MD: 14.00.24, 14.00.25: defense of the thesis 18.06.2008 / Pozdeev Alexey Rodionovich. – M., 2008. – 49 p. [in Russian]
  14. Akopov V.I. Sudebnaya meditsina v voprosakh i otvetakh: prakticheskoye posobiye dlya yuristov, vrachey i studentov [Forensic medicine in questions and answers: a practical guide for lawyers, doctors and students] / V.I. Akopov. – Rostov-on-Don: Phoenix, 2008. – 508 p. [in Russian]
  15. Oshibki v klinicheskoy praktike akushera-ginekologa: ucheb. posobiye [Errors in the clinical practice of the obstetrician-gynecologist: Proc. Allowance] / ed. C.-M. A. Omarova. – M.: GEOTAR-Media, 2016. – 160 p. [in Russian]
  16. Bereznikov A.V. Sudebno-meditsinskaya otsenka defektov okazaniya terapevticheskoy pomoshchi [Forensic medical evaluation of defects in the provision of therapeutic care]: dis. … of MD: 14.00.05, 14.00.24: defense of the thesis 19.01.2012: approved 11.03.2013 / Bereznikov Alexey Vasilevich. – Omsk, 2011. – 332 p. [in Russian]
  17. Tyagunov D.V. Sudebno-meditsinskaya kharakteristika defektov, voznikshikh pri okazanii meditsinskoy pomoshchi (po materialam sudebno-meditsinskikh komissionnykh ekspertiz) [Forensic medical description of defects that arose in the provision of medical care (based on forensic medical commission expertise)]: dis. … of MD: 14.03.05: defense of the thesis 24.06.2010 / Tyagunov Denis Vladimirovich. – M., 2010. – 27 p. [in Russian]
  18. Ivshin I.V. Sudebno-meditsinskiye aspekty professional’nykh prestupleniy meditsinskikh rabotnikov protiv zhizni i zdorovya [Judicial-medical aspects of professional crimes of medical workers against life and health]: the author’s abstract of the dis. … of MD: 14.00.24, defense of the thesis 08.02.2006 / Ivshin Ilya Valerianovich. – M., 2005. – 26 p. [in Russian]
  19. Shamov I.A. Biomeditsinskaya etika: uchebnik. 2-ye izd. [Biomedical Ethics: Textbook. 2nd ed.] / I.A. Shamov. – M.: INFRA-M, 2015. – 288 p.
  20. Luzanova I.M. Nenadlezhashcheye okazaniye pomoshchi v akusherskoy praktike (mediko-pravovyye aspekty problemy) [Inadequate assistance in obstetric practice (medical and legal aspects of the problem): dis. … of MD: 14.00.24, 14.00.01, defense of the thesis 07.02.2007 / Luzanova Inna Mikhailovna. – M., 2007. [in Russian]
  21. Cherkalina E.N. Ekspertnaya otsenka professionalnykh oshibok i defektov okazaniya meditsinskoy pomoshchi v neonatologii [Expert evaluation of professional errors and defects in the provision of medical care in neonatology]: the author’s abstract of the dis. … of MD: 14.00.24 defense of the thesis 18.11.2009 / Cherkalina Elena Nikolaevna. – M., 2009. – 23 p. [in Russian]
  22. Abayeva O.P. Nauchnoye obosnovaniye i puti optimizatsii prav patsiyenta v Rossiyskoy Federatsii [Scientific substantiation and ways of optimization of the rights of the patient in the Russian Federation]: dis. … of MD: 14.02.03, 14.02.05: defense of the thesis 21.06.2011 / Abaeva Olga Petrovna. – N. Novgorod, 2011. – 275 p. [in Russian]
  23. Donabedian A. Evaluating the quality of medical care / A. Donabedian // Milbank Memorial Fund Q. – 1966. – Vol. 44(3)(suppl). P. 166-206. Reprinted in Milbank Q. – 2005. – Vol. 83(4). P. 691-729.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.