Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.107.5.051

Скачать PDF ( ) Страницы: 90-98 Выпуск: № 5 (107) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Карачев А. Ю. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СОБЫТИЙ, ИЗОБРАЖЕННЫХ НА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ / А. Ю. Карачев, Ф. В. Алябьев, Е. В. Валик и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 2. — С. 90—98. — URL: https://research-journal.org/medical/sudebno-medicinskij-kriminalisticheskij-aspekt-rekonstrukcii-obstoyatelstv-sobytij-izobrazhennyx-na-xudozhestvennyx-proizvedeniyax/ (дата обращения: 14.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.051
Карачев А. Ю. СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СОБЫТИЙ, ИЗОБРАЖЕННЫХ НА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ / А. Ю. Карачев, Ф. В. Алябьев, Е. В. Валик и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 5 (107) Часть 2. — С. 90—98. doi: 10.23670/IRJ.2021.107.5.051

Импортировать


СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СОБЫТИЙ, ИЗОБРАЖЕННЫХ НА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕКОНСТРУКЦИИ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВ СОБЫТИЙ, ИЗОБРАЖЕННЫХ НА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

Научная статья

Карачев А.Ю.1, *, Алябьев Ф.В.2, Валик Е.В.3, Карачева Ю.В.4, Хлуднева Н.В.5

1-5 Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого
Минздрава России, Красноярск, Россия;

1 Сибирский государственный университет, Красноярск, Россия

* Корреспондирующий автор (r_gud[at]mail.ru)

Аннотация

В статье рассматривается вопрос ретроспективной реконструкции обстоятельств происшествия и выявления криминального деликта, как одного из актуальных вопросов теории и практики следственной и оперативно-розыскной работы, возможности использования познаний в области судебной медицины, участия врачей судебно-медицинских эксперты и криминалистов в процессе исследования. Проводится анализ и предлагается версия оценки события, изображённого на картине известного художника времён Реформации Рембрандта Хармезона из Лейдена «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632). Использованы теоретические (моделирование, анализ и синтез) и эмпирический (сравнение) методы. Об амстердамском Teatrum anatomicum известно немного и на полотне Рембрандт лишь обозначил его без особых деталей. Арис Киндт по прозвищу «Младенец» (настоящее имя – Адриан Адрианзон / Adriaanszoon), был жестоким грабителем, которого казнили за его преступления, – 31 января 1632 года он был повешен и передан для публичной аутопсии амстердамской гильдии хирургов. Это обстоятельство имеет важное значение, поскольку лишь на 4-й день после казни тело было подвергнуто анатомированию. После наступления биологической смерти в организме начинают происходить необратимые явления. Речь идёт о позднем трупном явлении, таком как гниение (разложение). На картине Рембрандта мы видим бледность кожных покровов, отсутствие выраженных трупных пятен, а также синюшности лица, выступающего языка из полости рта, что также не характерно для этого вида смерти. Поскольку художники используют в своём искусстве способ наложения мазка масляной краски на холст «per via dipore» подобно тому, как каждый последующий мазок ложится, полностью или частично, прикрывая предыдущий, картины, написанные маслом, могут претерпевать изменения, скрывая ранее изображённые объекты. То обстоятельство, что картина подписана Rembrandt 1632, тогда, как обычно ранее, он ставил инициалы RHL (Рембрандт Харменсзон из Лейдена), позволяет предположить, что полотно претерпевало изменения вместе с растущей известностью художника.

Таким образом, предложена оригинальная версия ретроспективной реконструкции события, изображённого на картине Рембрандта «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632), показывающую возможности применения знаний по судебной медицине и криминалистике, позволяющие повысить объективность установления отдельных обстоятельств событий в разрезе изучения свидетельств давно минувшей эпохи.

Ключевые слова: судебно-медицинская экспертиза, судебная медицина, медицинская криминалистика, криминалистика.

FORENSIC ASPECT OF THE RECONSTRUCTION OF THE CIRCUMSTANCES OF EVENTS DEPICTED
IN WORKS OF ART

Research article

Karachev A.Yu.1, *, Alyabyev F.V.2, Valik E.V.3, Karacheva Yu.V.4, Khludneva N.V.5

1-5 Voino-Yasenetsky Krasnoyarsk State Medical University of the Ministry
of Health of the Russian Federation, Krasnoyarsk, Russia;

1 Siberian State University, Krasnoyarsk, Russia

* Corresponding author (r_gud[at]mail.ru)

Abstract

The article deals with the issue of retrospective reconstruction of the circumstances of incidents and the identification of criminal tort as one of the topical issues of the theory and practice of investigative and operational-search work, the possibility of using knowledge in the field of forensic medicine as well as the participation of forensic experts and criminologists in the research process. The article analyzes and presents a version of the assessment of the event depicted in the painting of the famous Reformation artist Rembrandt Harmenszoon van Rijn from Leiden, “The Anatomy Lesson of Dr. Nicolaes Tulp” (1632). The study uses theoretical (modeling, analysis, and synthesis) and empirical (comparison) methods. Little is known about the Amsterdam Teatrum anatomicum, and Rembrandt depicted it on the canvas without much detail. Aris Kindt (Adrian Adriaanszoon) was a violent robber who was executed for his crimes on January 31, 1632. He was hanged and handed over for a public autopsy by the Amsterdam Guild of Surgeons. This fact is important since the body was subjected to dissection only on the 4th day after the execution. After the onset of biological death, irreversible phenomena begin to occur in the body, namely, a late phenomenon, such as putrefaction (decomposition). In Rembrandt’s painting, we see the pallor of the skin, the absence of pronounced cadaverous spots, as well as the blueness of the face, the protruding tongue from the mouth, which is also not characteristic of this type of death. Since artists use the method of applying a stroke of oil paint on the canvas “per via dipore”, just as each subsequent stroke lies, completely or partially, covering the previous one, oil paintings can undergo changes, hiding previously depicted objects. The fact that the painting is signed as Rembrandt 1632, whereas earlier, he put the initials RHL (Rembrandt Harmenszoon van Rijn from Leiden), suggests that the canvas underwent changes along with the rising fame of the artist.

In light of this fact, the study proposes an original version of the retrospective reconstruction of the event depicted in Rembrandt’s painting “The Anatomy Lesson of Dr. Nicolaes Tulp” (1632) that demonstrates the possibilities of applying knowledge in forensic medicine and criminology, which allow increasing the objectivity of establishing individual circumstances of events in the context of studying the evidence of a long-past era.

Thus, the original version of the retrospective reconstruction of the event depicted in Rembrandt’s painting “Dr. Tulpa’s Anatomy Lesson” (1632) is proposed, showing the possibilities of applying knowledge in forensic medicine and criminology, which allow to increase the objectivity of establishing individual circumstances of events in the context of studying the evidence of a long-past era.

Keywords: Forensic Medicine, Legal Medicine, Forensic Science.

Ретроспективная реконструкция обстоятельств происшествия и выявление криминогенного деликта является одним из актуальных вопросов как теории, так и практики следственной и оперативно-розыскной работы, в решении которых принимают участие многие специалисты: врачи судебно-медицинские эксперты, криминалисты и т.д. [2], [3], [4], [6]. В этом плане судебная медицина как научная дисциплина и судебно-медицинская экспертиза как практическая медицинская профессия могут внести кардинальный вклад в осуществление правосудия.

Ретроспективная историческая реконструкция позволяет воссоздать события материальной и духовной культуры исторических эпох и регионов, используя, в том числе изобразительные источники. Прикладное применение профессиональных знаний и навыков судебно-медицинского эксперта в данном аспекте может оказаться не просто весьма занимательным, а поможет сделать анализ более полным и подробным.

В последнее время историческая реконструкция как способ получения исторических знаний в научном и любительском направлениях стали набирать популярность. Однако в любом случае реконструкцией является только те события, которые восстановлены на основе объективных и достоверных данных.

Несмотря на популярность этого культурного феномена, с научной точки зрения остаётся малоизученным. Кроме того, требует наличия представлений о теоретических и методических основах формирования верифицируемых знаний о прошлом на основе ретроспективной информации, сохранившейся в исторических источниках. Особое внимание заслуживают критерии, по которым конкретные объекты относят к историческим источникам для решения конкретных изучаемых вопросов, а также оценка информационного потенциала различных видов исторических источников, установлении оптимальных методов (методик) получения и обработки ретроспективной информации, критерии корректности решения конкретных исторических вопросов.

Ретроспективная реконструкция проходит несколько этапов (стадий). Создаётся некая воображаемая схема ситуации (мысленный эскиз). В дальнейшем происходит наполнение её конкретным содержанием за счёт поступления новых данных от проведённых методов исследования. При этом реконструкция выполняет ориентировочную функцию в отборе фактов, мобилизации опыта и знаний, активизирует аналитическую деятельность исследователя, уточняет ситуацию, определяет пути решения, актуализирует оценку. Ретроспективная реконструкция основывается на непосредственном ознакомлении с явлениями, внутренними связями, обстановкой и т.д.

Образные представления отражают, главным образом, внешнюю сторону и внешние связи. Логические конструкции раскрывают сущность реконструкции, возможные источники и содержание информации, обязывают разрабатывать несколько рабочих программ с учётом каждой версии. Логическое исследование версий позволяет методом дедукции выводить систему последствий и, в зависимости от их содержания, определять круг вопросов, подлежащих изучению. Однако, взгляд на версию, как на элемент реконструкции, требует дополнительного разъяснения. В криминалистической литературе обоснованно принята теоретическая концепция о существовании версий, обращенных в будущее. Сама возможность построения таких версий объясняется природой мышления, его способностью к опережающему отражению, предсказаниям, целенаправленной мозговой деятельности. Мнение сначала обращается к фактам настоящего, к явлениям доступным познанию, и от них восходит к прошлому, реконструирует события прошлого, чтобы потом на основе этого прогнозировать цель и способы её достижения. Такая последовательность познания является обязательным естественным процессом.

При реконструкции обстоятельств событий важно использовать произведения знаменитых художников. Но использование их для реконструкции не вызывает затруднений только в том случае, когда они содержат информацию, необходимую для решения поставленной исследовательской задачи в непосредственном выраженном виде. Однако для решения значительного числа исследовательских задач такие источники не дают открытой информации. Необходимо уметь извлекать из них информацию, содержащуюся в скрытом виде, путём применения специальных методик, в том числе медико-криминалистических.

Когда историки и не могут воспроизвести ситуацию, чтобы работать с соответствующими данными, это отнюдь не означает, что достоверной информации нет совсем. Факты истории доступны нам в виде фрагментов прошлого, запечатленных на фотографиях, художественных полотнах и пр. Именно на основании этих данных историки пробуют воссоздать события и опыт прошлого.

Для адекватного осмысления изобразительных объектов, кем и для чего они были созданы, нужно быть хорошо осведомленным об истории общества исследуемого периода, его материальной и духовной культуре, системе ценностей, а значит, необходимо применять определённые методики.

План действий для использования исследователем реконструкции должна включать: определение обстоятельств, подлежащих изучению; разработку общего направления исследования; определение действий, времени их проведения и задач и способов координации. В программе сочетаются две взаимообусловленные установки: первая постоянно направляет исследователя на поиск источников доказательной информации, решение невыясненных вопросов, установления неочевидных обстоятельств; вторая – стимулирует логический анализ информации, приводит к объяснению фактов, обязывает к проверке возникающих вопросов и сомнений.

Центральное место в ретроспективной реконструкции занимает гипотеза. Она служит логической формой выражения представлений о сущности произошедшего. По мнению некоторых исследователей, гипотеза является уже готовой реконструкцией, как бы она ни была выражена: словами, схемами или иным образом.

В ретроспективной реконструкции присутствуют не только гипотетические объяснения, но и другие логические элементы, а также мысленные образы. Гипотеза в ретроспективной реконструкции соединяет эти элементы, служит средством объяснения фактов. Наличие нескольких гипотез по-разному объясняют событие и его отдельные элементы, делает ретроспективную реконструкцию многосторонней и тем обеспечивает объективность познания.

Моделирование используется в науке и практике, когда прямое исследование фактов по разным причинам невозможно, либо нецелесообразно, а многообразие задач научной и практической деятельности экспертов порождает многообразие видов и способов моделирования.

Метод моделирования применяется в судебно-медицинской экспертизе, в частности при производстве медико-криминалистических экспертиз. В аспекте моделирования могут быть рассмотрены и более общие познавательные процедуры, например, построение версий. Конечно, нельзя сводить процесс ретроспективной реконструкции только к моделированию. Речь может идти об особом подходе к изучению и описанию явлений, некоторых сторон мыслительной деятельности исследователей.

Особым случаем моделирования необходимо признать реконструкцию, под которой понимается восстановление, воссоздание объектов, ситуаций по сохранившимся остаткам, описаниям, картинам и др. Она рассматривается как разновидность материального моделирования, один из способов его осуществления и зависит от особенностей изучаемого объекта, а также определяется целью исследования.

Иногда исторические данные бывают неполными по причине утери, а также сознательного или несознательного искажения «учёными». Кроме того, могут сказаться неточности перевода с одного языка на другой, либо исходные сведения представляются в ложном или искаженном свете непосредственными участниками событий.

Изобразительные источники помогают установить воссоздать атмосферу событий при реконструкции, хотя по сложившейся традиции и находятся на незаслуженно невысоком месте по значимости.

Сложность анализа этих источников в том, что они сочетают раннесредневековый натурализм с сильным влиянием религии. Также возникают трудности в трактовке схематических изображений.

При обращении к изобразительному источнику, необходимо решить вопрос подлинности и соответствия периоду и лишь потом приступать к анализу. Следует учесть, насколько далеко по времени отстоит изображенное событие и создание исследуемого изображения. При анализе должны быть установлены источники заимствования и возможные протографы изображения. Используя изображение, как источник информации, следует установить личность и статус изображенного лица.

Таким образом, разрешить споры по поводу исторических несоответствий становится возможным при обращении к другим источникам, например проведя экспертный анализ специалистами в области судебной медицины.

Особое значение имеет изучение фотографических снимков вне зависимости от того, являются они художественными или научными. Понятие «художественная фотография» отнюдь не исключает того, что она подчинена научным законам физики и химии. В равной мере следует сказать, что художественная фотография по ряду моментов сопряжена с теорией и техникой научной фотографии. В то же время от научной её отличает одно основное свойство — художественная фотография субъективна, в то время как научная фотография объективна [5].

Когда событие восстанавливается в соответствии с тем, что действительно происходило в прошлом, при этом прошлое, например, смерть принимается как неизменное, а личность за крайне редкими исключениями познаётся всегда в динамике.

Реконструкция совершается с помощью изучения следов прошлого, которые обнаруживаются в настоящем. Таким образом, объективно процесс реконструкции представляется в виде движения во времени от события к полной реконструкции этого события, через познание или поиск, анализ и синтез информации, которая собирается в ходе реконструкции.

Можно отметить большое разнообразие задач, правильное решение которых требует применения разнообразных качеств, навыков и знаний. Нужны специальные знания в области медицины. Для того чтобы применить эти знания в сложных ситуациях, безусловно, необходима их систематизация.

В средние века популярной формой запечатления и увековечивания событий, лиц стали индивидуальные и групповые портреты, зачастую тематически связанные с деятельностью лиц, на них изображенных [19], [20], [22], [23].

Субъективность художественного изображения в том, что художник стремится воспроизвести на полотне тот или иной объект так, как он его видит или хотел бы не просто видеть, но и поделиться этим видением со зрителями. При этом художник обычно в той или иной мере произвольно «искажает» действительность, прибегая к различным особым приёмам изобразительного искусства. Например, применяя технику цветопередачи в таком сочетании, при котором нарушается правильное соотношение цветовых тональностей или совсем исчезают некоторые из цветовых деталей, используя необычные условия освещения для выделения или гашения отдельных частей объекта, изображая объект в необычных ракурсах, применяя особо мягко рисующие объекты или выводя изображение из фокуса внимания, одни и те же объекты, изображённые художниками, могут значительно отличаться от реального их состояния [5], [16], [17], [18].

В то же время художники старались передать и максимально приближенную к реальности картину. Достаточно упомянуть атласы анатомического строения органов и тканей человеческого тела, подробнейшим образом фиксирующие все детали. Дошедшие до настоящего времени их шедевры могут с лёгкостью конкурировать с возможностями современной полиграфии, ничуть не уступая последней [18], [24], [25].

Основным требованием, предъявляемым к научному изобразительному стилю, является объективность, т. е. максимальная беспристрастность и тождественность запечатления внешних материальных признаков объекта изучения. Конечно, неизбежна и некоторая субъективность в выборе условий, но она всегда ограничена конкретными научными задачами производимого исследования [5], [24], [25].

К числу таких приёмов, используемых сегодня как в живописи, так в фотографическом искусстве относятся: наглядная демонстрация и изучение тех или иных материальных признаков объекта; беспристрастная метрическая фиксация внешних материальных признаков изучаемого объекта, причём нередко таких признаков, которые являются кратковременными или неустойчивыми; фиксация натурального пространственного состояния; выявление и фиксация материальных признаков объекта, скрытых для невооруженного или вооруженного глаза [5], [16], [17].

Все эти приёмы имеют важное значение в судебно-медицинской экспертной практике важное значение, позволяя всесторонне и полно изучить объект, максимально объективизировать, научно обосновать экспертные выводы и могут быть использованы впоследствии при реконструкции обстоятельств событий, изображённых на полотнах великих художников. В качестве примера, предлагаем версию с анализом картины известного художника времён Реформации – Рембрандта Харменса ван Рейна (Рис. 1).

26-05-2021 11-16-56

Рис. 1 – Фоторепродукция «Урок анатомии доктора Тульпа», 1632. Рембрандт. Холст, масло. 169,5 × 216,5 см. Маурицхейс, Гаага

Сюжет картины связан с изучением анатомии – строения человеческого тела. Подобные открытые уроки в запечатленный исторический период преподносились слушателям, как правило, в холодное время года (зимние месяцы), когда температура позволяла затормозить процессы разложения трупа (гниения) и были обычным явлением не только в Нидерландах, но и по всей Европе, носили торжественный характер и длились, как правило, несколько дней. Зрителями были «коллеги по цеху», студенты и уважаемые граждане, поддержка которых помогала избежать церковных судов и возможных негативных последствий [1], [7], [8], [11].

Исследование личности художника в развитии механизма образования творческой установки, сюжетного замысла и субъективного отношения его также имеет огромное значение. Важная задача – получить полную информацию о субъекте и его субъективной стороне, о конкретных причинах, которые проявляются через установки и поведение данной личности. Хотя между реконструкцией события и изучением личности имеются некоторые различия.

Об амстердамском Teatrum anatomicum известно немного, и на полотне Рембрандт лишь обозначил его без особых деталей. На групповом портрете анатомический театр, где проходили аутопсии, имел округлую форму с поднимающимися кверху рядами. Стол с телом, стоящий в центре театра, был хорошо виден из любого места
[1], [8], [11].

Реконструкция непосредственно события и объективных условий, которые ему способствовали окончательной целью преследует получение исчерпывающих сведений об объекте и объективной стороне.

Личности двух человек на этом портрете известны. Один из них — доктор Николас Тульп, который показывает собравшимся устройство мускулатуры руки человека. Другой — труп Ариса Киндта по прозвищу «Младенец» (настоящее имя – Адриан Адрианзон / Adriaanszoon), был жестоким грабителем, которого казнили за его преступления [1], [7], [10]. В своё время тяжело ранивший в Утрехте тюремного охранника, а в Амстердаме избивший и ограбивший человека, за что Арис Киндт 31 января 1632 года был повешен и передан для публичной аутопсии амстердамской гильдии хирургов [1], [8], [11].

Необходимо отметить неточность в датах, которые приводит А. Вержбицкий (1995): «31 января 1632 года был повешен и передан для публичной аутопсии амстердамской гильдии хирургов».

По данным иностранной литературы и источников 28-летний Адриан, занимавшийся плетением корзин, пытался украсть мужское пальто в Амстердаме, был схвачен и приговорён к смерти. Повешен за кражу 27 января 1632 года, а 31 января 1632 года его тело было снято с виселицы и помещено в городской анатомический театр [7], [8], [9].

Это обстоятельство имеет важное значение, поскольку лишь на 4-й день после казни тело было подвергнуто анатомированию. После наступления биологической смерти в организме начинают происходить необратимые явления. И, несмотря на зимние месяцы, процесс разложения, хоть и затормаживается, но продолжает развиваться. Речь безусловно идёт о позднем трупном явлении, таком как гниение (деструктивное позднее трупное явление). Учитывая многолетние наблюдения о том, что зима в Нидерландах проходит при температурах близких к 00С процесс разложения неизбежно прогрессирует по распространению и выраженности в мёртвом теле, особенно во влажной среде, свойственной прибрежным территориям Балтийского моря.

Значительное время своего существования Нидерланды находились под влиянием Испании, где широко применялась смертная казнь. Однако, в XVI веке голландцы начали борьбу за независимость, в результате которой в 1549 году была создана Голландская республика, которая просуществовала до периода её оккупации территории французскими войсками в 1895 году.

В целом в средние века смертная казнь применялась за большой список преступлений (грабежи, поджоги, убийства, изнасилования). В зависимости от личности осуждённого и его состояния казнь могла выполняться различными способами. Кроме того, казнь использовали для преследования политических врагов. С начала французской оккупации на территории страны действует Уголовный кодекс Франции, согласно которому смертная казнь может осуществляться только через гильотину. После того, как Королевство Нидерланды (1815 г.) получило независимость, было установлено, что смертная казнь должна осуществляться через обезглавливание, но на практике казнили через повешение. Все казни были публичными, однако происходили все реже и реже — общественное мнение не одобряло «варварский способ» наказания и король всё чаще миловал преступников.

Последняя казнь по уголовному преступлению проведена 31 октября 1860 г. — был повешен Джон Натан за убийство матери. В 1870 г. министр юстиции Ван Лилар инициирует исключение смертной казни из уголовного права Нидерландов, как «жестокий и нецивилизованный вид наказания», где после семи дней дебатов в нижней и верхней палатах парламента принята поправка к Уголовному кодексу и смертная казнь заменена пожизненным заключением.

Доктор Николас Тульп (Клаус Пиетерзон, 1593 – 1674) обладает более высоким саном в сравнении с остальными персонажами картины (в помещении иметь привилегию носить головной убор, всегда было признаком принадлежности к высшему обществу), – он один изображен на картине в шляпе. Тульп принадлежал к верхушке амстердамского общества, несколько раз был бургомистром Амстердама, во время написания полотна входил в городской совет и был прелектором (президентом) гильдии хирургов. Тульп был практикующим врачом в Амстердаме, анатомия была одной из областей, в которых он специализировался [8], [9], [10], [11].

Рембрандт изобразил на своём полотне персонажи иначе, чем его предшественники – слушатели изображены в профиль или полуоборот и сгруппированы в форме пирамиды, причём главный персонаж расположен не на её вершине, тогда как обычно, они изображались сидящими рядами и смотрящими не на тело анатомируемого трупа, а прямо на зрителя [1], [8], [11].

Рембрандт подчёркивает неподдельный интерес всех собравшихся, а некоторые персонажи поданы как чрезвычайно заинтересованные в новом эксклюзивном знании от мэтра: два человека наклонились вперёд, их осанка и взгляды указывают на то, что они непременно хотят всё увидеть, как можно ближе и точнее, при этом, с трудом верится, что оба хирурга действительно увлеклись происходящим церемониальным действом и пытаются утолить свой научный интерес. Маловероятно, чтобы в реальности собравшиеся сидели так близко к месту действа, Рембрандт сконцентрировал происходящее на узком пространстве, окружив мертвеца напряжённым вниманием и жизнью [1], [8], [11].

Тем не менее, как минимум несколько человек (двое на заднем плане и один справа), изображенные на групповом портрете, взорами устремлены не на объект исследования, а, словно, в объектив аппарата камеры, демонстрируя свою непричастность или отрешённость от происходящего действия. Их появление на полотне возможно в более поздние сроки и на момент анатомирования они просто отсутствовали. Поскольку подобные увековечивания были модной традицией эпохи нельзя не согласиться с версией, что они «софинансировали» эту картину, а присутствие на групповом портрете служило лишь их прославлению, украшая резиденцию гильдии.

На это указывает А. Вержбицкий (1995): «Первоначально на картине были изображены шесть человек, а крайний слева и самый верхний дописаны художником позднее. Список с именами собравшихся, находящийся в руках одного из зрителей, появился позже» [1].

А. Вержбицкий (1995) пишет: «Так же, как сухожилия управляют рукой, управляет Бог людьми. Удивительно, что аутопсия начата с руки. Обычно хирурги сначала вскрывали брюшную полость и вынимали внутренние органы. 24 года спустя Рембрандт написал полотно «Лекция по анатомии доктора Деймана», на котором изображено тело с открытой брюшной полостью — по существующим тогда канонам» [1].

При этом автор полагает, что это могло объясняться двумя причинами: первая – дань уважения Андреасу Везалию, основоположнику современной анатомии, ставшему известным благодаря исследованию анатомии руки; вторая — изобразив руку, художник мог легче привнести религиозное послание на картину: «Так же, как сухожилия управляют рукой, управляет Бог людьми». Наука должна была показать людям могущество Бога [1].

Возможно, эта версия имеет право на существование, однако религиозная подоплёка и попытка установить связи между наукой и религией в эпоху, когда в Нидерландах были сильны демократические идеи представляется маловероятной, тем более, что анатомируемая рука – левая, в то время как в Христианстве идеологически доминирует праворукость.

Хотя Доктор Тульп и является центральным персонажем, тело Ариса Киндта занимает большую площадь на полотне. На него падает также основной свет, его нагота и окоченелость отличают его от изображённых на картине людей. Кажется, что Рембрандт лишь затем так близко изобразил хирургов и придал такую динамику полотну, чтобы подчеркнуть, тем самым, неподвижность тела, сделать осязаемой его «мёртвость». [1]

Рембрандт изобразил лицо Ариса Киндта наполовину покрытое тенью, как будто в полумраке видна ombra mortis (перевод с латыни: тень смерти). Художники до Рембрандта обычно изображали лицо покойного прикрытым платком или стоящим перед ним человеком. Наблюдатели должны были забыть о том, что перед ними находится человек, которого расчленяют на их глазах. Рембрандт придумал промежуточное решение — он изобразил его лицо наполовину покрытое тенью. Типичная для Рембрандта игра на контрасте света и тени, как будто в полумраке видна ombra mortis — тень смерти [1].

Несколько иная картина происходящего описана радом авторов: «Лежащий на переднем плане труп Ариса Киндта был зелёного цвета, со сломанной шеей и ужасно извилистой грудью». Кроме того, они отмечают анатомическую неточность на картине – приподнятая мышца поверхностный сгибатель пальцев кисти (m. flexor digitorum superficialis), должна находиться на внутренней стороне локтевого сустава, а не там, где её изобразил Рембрандт [7], [9], [10].

Смертная казнь, как было отмечено выше, в Нидерландах, осуществлялась через повешение. При этом, сталкиваемое с парапета тело, приобретало дополнительное ускорение при свободном в начале полета падении, что, зачастую, приводило к повреждению шейного отдела позвоночника, травме спинного мозга и заканчивалось мгновенной смертью. Это подтверждается в трудах K. Emmert (1901) и F. Strassman (1901). В случаях, когда этого не происходило, присутствующие на публичной казни наблюдали мучительный процесс умирания в результате сдавления органов шеи петлей под тяжестью собственного тела, или, иными словами, классического варианта – механической асфиксии от сдавления шеи петлей при повешении.

Быстрый темп умирания характеризуется частичным или полным отсутствием свертывания крови, что обусловливает раннее появление и выраженность трупных пятен, которые при повешении обычно располагаются циркулярно на верхних и нижних конечностях. На картине Рембрандта мы видим бледность кожных покровов, отсутствие выраженных трупных пятен, а также синюшности лица, выступающего языка из полости рта, что также не характерно для этого вида смерти.

Рембрандт прикрывает тенью лицо трупа, возможно с единственной целью – отвести внимание зрителя, переключив его на более освещённые и контрастные объекты, чтобы не было возможности распознать черты и, возможно, не заметить подмены трупа.

При повешении достаточно быстро начинают развиваться процессы гниения, чему способствует и жидкая несвернувшаяся трупная кровь. Указание ряда авторов на зелёный цвет трупа говорит о том, что действительно, изначально был представлен обозрению труп Ариса Киндта, но впоследствии на момент окончания исследования, спустя несколько дней, ввиду выраженного гниения и невыносимости запаха, тело попросту заменили. Отчасти это подтверждается целостностью трупа и исследованием лишь оставшихся анатомических областей. Ряд зарубежных источников указывает, что за грабежи Анриан Киндт был уже наказан – ему отрубили руку [9], [10]. На картине зрителю представлено тело без грубых анатомических дефектов.

Ряд авторов также отмечают, что на картине анатомирование начинается не с исследования полостей тела и последующего исследования эвисцерированных органов, как это принято в прозектуре, а с препарирования руки» [7], [9], [10].

Во многих руководствах того времени, собственно, как ранее, а также в последующие века и сегодня техника вскрытия и последовательность исследования остаются неизменными [12], [13], [14]. Это находит своё подтверждение в таких работах как «Царь Камбиз и судья Сезамн. Жерар Давид» (1498), «Урок анатомии доктора Виллема ван дер Меера» (1617), «Анатом. Габриель фон Макс» (1869), «Клиника Гросса. Томас Икинс» (1875) и, наконец, более поздней работе самого Рембрандта «Лекция по анатомии доктора Деймана» (1656). Трудно предположить, что доктор Николас Тульп, будучи известным и авторитетным в кругах врачей специалистом допустил бы возможность отступить от общепринятых правил, а художник позволил себе отойти от своего принципа в точности объективного отображения объектов. Ведь Ластмановское пристрастие к пестроте и детальность в исполнении оказало огромное влияние на Рембрандта, тогда еще молодого художника [15]. Рембрандт не допустил, при этом, никаких неточностей. Он увидел совершенно другое тело и изобразил его, наложив на картину новые мазки масляной краски. Лицо прикрыто было тенью, дабы, оттенив его, скрыть подмену трупа.

Поскольку художники используют в своём искусстве способ наложения мазка масляной краски на холст «per via dipore» подобно тому, как каждый последующий мазок ложится, полностью или частично, прикрывая предыдущий, картины, написанные маслом, могут претерпевать изменения, скрывая ранее изображённые объекты.

То обстоятельство, что картина подписана Rembrandt f[ecit] 1632, тогда, как обычно ранее, он ставил инициалы RHL (Рембрандт Харменсзон из Лейдена), позволяет предположить, что полотно претерпевало изменения вместе с растущей известностью художника [1], [8], [11].

Чтобы не допустить ошибок в процессе логической обработки данных (например, неправильного определения версии или необоснованных выводов при окончательной оценке доказательств и др.), необходимо хорошо знать и соблюдать логические законы и формы мышления, диалектически подходить к рассмотрению известных фактов в их взаимосвязи и взаимной обусловленности, а также контролировать, имеются ли в распоряжении достаточные доказательства для того, чтобы сделать тот или иной вывод.

Таким образом, мы предлагаем лишь свою версию ретроспективной реконструкции события, изображённого на картине Рембрандта «Урок анатомии доктора Тульпа» (1632), показывающую возможности применения знаний по судебной медицине и криминалистике, позволяющие повысить объективность установления отдельных обстоятельств событий в разрезе изучения свидетельств давно минувшей эпохи. 

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Вержбицкий А. Творчество Рембрандта / А. Вержбицкий. – СПб.: Мифрил, 1995. — 256 с.
  2. Карачева А.А. Возможности использования диатомовых водорослей в практике судебной медицины / А.А. Карачева, А.Ю. Карачев, В.И. Лысый // Вопросы судебной и клинической медицины: сб. научн. практ. работ. – Ханты-Мансийск, 2002. – С. 1-5.
  3. Карачева А.А. Медико-криминалистический аспект планктоноскопического метода исследования минерализатов органов трупа, извлеченного из водоема / А.А. Карачева, А.Ю. Карачев, В.И. Лысый и др. // Акт. вопр. судебн. мед. и экспертн. практ. Мат. научн. исследований кафедр судебной медицины и бюро судебно-медицинской экспертизы / под ред. проф. В.П. Новоселова, Б.А. Саркисяна, В.Э. Янковского. – Новосибирск. – 2003. – Вып. 8. – С. 247-250.
  4. Карачев А.Ю. К вопросу установления места и времени утопления в пресной воде / А.Ю. Карачев, В.И. Лысый, Ю.В. Шаройкин // Акт. вопр. суд. мед. и эксперт. практ: Сб. научн. тр., посвящённый 70-летию образования Красноярского края. – Красноярск. – 2004. – С.86.
  5. Роди Х.М. Пособие по основам научной фотографии в судебной медицине / Х.М. Роди. – М.: Медицина, 1965. – 192 с.
  6. Чикун В.И. К вопросу установления места и времени утопления в пресной воде на основе результатов диатомового анализа / В.И. Чикун, В.И. Лысый, А.Ю. Карачев и др. // Сиб. мед. журнал (Иркутск). – 2005. – Т. 57, № 7. – С. 68-71.
  7. Donhuijsen K. Die Anatomie des Dr. Tulp: Eine kleine anatomische Abweichung / Donhuijsen K. // Dtsch Arztebl 2015; 112(26): A-1198. [Electronic resource]. – URL: https://www.aerzteblatt.de/archiv/171139/Die-Anatomie-des-Dr-Tulp-Eine-kleine-anatomische-Abweichung. (accessed 12.4.2021)
  8. FFA I. Jpma The anatomy lesson of Dr. Nicolaes Tulp by Rembrandt (1632): a comparison of the painting with a dissected left forearm of a Dutch male cadaver / FFA I. Jpma et al. // J Hand Surg, 2006; 31: 882—891.
  9. Die Anatomie des Dr. Tulp. [Electronic resource]. – URL: https://clck.ru/Umn7U (accessed 12.4.2021)
  10. Die Anatomie des Dr. Tulp (Die Ringe des Saturn S. 22f, 102). [Electronic resource]. – URL: https://www.wgsebald.de/anatomie.html. (accessed 12.4.2021)
  11. Rose-Marie Meisterwerke im Detail / Rose-Marie und Rainer Hagen. Taschen Verlag, Köln
  12. Эммерт К. Руководство судебной медицины, согласованное с Германским, Австрийским и Бернским законодательством / К. Эммерт ; под ред. ак. Н.П. Ивановского. – Спб: издание журнала «Практическая медицина» (В.С. Эттингер), 1901. – 492 с.
  13. Штрассман Ф. Учебник судебной медицины со ссылками на Русское Законодательство (пер. с нем. д-ра С.В. Оречкина) / Ф. Штрассман. – Спб: издание журнала «Современная медицина и гигиена», 1901. – 768 с.
  14. Крюков В.Н. Судебная медицина / В.Н. Крюков: учебник. 3-е изд. перераб. и доп. – М.: Медицина, 1990. – 448 с.
  15. Доброклонский М.В. Рембрандт Харменс ван Рейн / М.В. Доброклонский // Большая советская энциклопедия / Гл. ред. С. И. Вавилов. — 2-е изд. — М.: Сов. энциклопедия, 1965.
  16. Müller J. Der sokratische Künstler: Studien zu Rembrandts Nachtwache / J. Müller. Leiden: Brill, 2015.
  17. Грегори М. Автопортрет Рембрандта с его последнего года / М. Грегори // J. Burlington, 1967. 109 (771): C. 354–355.
  18. Егорова К.С. Рембрандт Харменс ван Рейн. Картины художника в музеях Советского Союза: Альбом репродукций и каталог / К.С. Егорова, Ю.И. Кузнецов, И.В. Линник. – Ленинград: Аврора, 1971. – 80 с.
  19. Кузнецов Ю.В. Рембрандт. Альбом / Ю.В. Кузнецов. – М.: Изобразительное искусство, 1988. – 16 с.
  20. Митчелл Д. Урок анатомии доктора Тулпа Рембрандта: грешник среди праведников / Д. Митчелл // Artibus et Historiae, 1994. 15 (30): Pp. 145–156.
  21. Рембрандт Харменс ван Рейн. Картины художника в Советских собраниях. Альбом (на франц. яз.) – Ленинград: Аврора, 1987. Изд. 2. – 80 с.
  22. Рикетс М. Рембрандт / М. Рикетс ; пер. с англ. Верди А.В.). – М.: Айрис-пресс, 2006. – 127 с.
  23. Тейн де Фрис Рембрандт. – М.: Издательство иностранной литературы, 1956. – 280 с.
  24. Эрпель Ф. Рембрандт / Ф. Эрпель. – Берлин, 1989. – 80 с.
  25. Эстер-Ли М. Поздние автопортреты Рембрандта: психологические и медицинские аспекты / М. Эстер-Ли; А.М. Кларфилд // Международный журнал старения и человеческого развития, 2002. 55 (1): 25–49.
  26. Феномен исторической реконструкции в приобретении новых знаний о прошлом общества // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2019. № 59. DOI: 10.17223/19988613/59/15

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Verzhbitsky A. Tvorchestvo Rembrandta [The Work of Rembrandt] / A. Verzhbitsky. – St. Petersburg: Mifril, 1995. – 256 p. [in Russian]
  2. Karacheva A. A. Vozmozhnosti ispol’zovanija diatomovykh vodoroslejj v praktike sudebnojj mediciny [The Possibilities of Using Diatom Algae in the Practice of Forensic Medicine] / A. A. Karacheva, A. Yu. Karachev, V. I. Lysy // Voprosy sudebnoy i klinicheskoy meditsiny: sb. nauchn. prakt. rabot [Questions of Forensic and Clinical Medicine: A Collection of Scientific-Practical Works]. – Khanty-Mansiysk, 2002, pp. 1-5. [in Russian]
  3. Karacheva A. A. Mediko-kriminalisticheskijj aspekt planktonoskopicheskogo metoda issledovanija mineralizatov organov trupa, izvlechennogo iz vodoema [Medical and Criminalistic Aspect of the Planktonoscopic Method of Investigation of Mineralizates of Organs of a Corpse Extracted From a Reservoir] / A. A. Karacheva, A. Yu. Karachev, V. I. Lysy et al. // Akt. vopr. sudebn. med. i ehkspertn. prakt. Mat. nauchn. issledovanijj kafedr sudebnojj mediciny i bjuro sudebno-medicinskojj ehkspertizy [Topical Issues of Forensic Medical Expert Practice. Materials of Scientific Research of the Departments of Forensic Medicine and the Bureau of Forensic Medical Examination] / Edited by V. P. Novoselova, B. A. Sargisyan, V. E. Yankovsky. – Novosibirsk. – 2003. – Issue 8. – pp. 247-250 [in Russian]
  4. Karachev A. Yu. To the question of establishing the place and time of drowning in fresh water / A. Yu. Karachev, V. I. Lysy, Yu. V. Sharoikin // Akt. vopr. sud. med. i ehkspert. prakt: Sb. nauchn. tr., posvjashhjonnyjj 70-letiju obrazovanija Krasnojarskogo kraja [Topical Issues of Forensic Medical Expert Practice. Scientific Works Dedicated to the 70th Anniversary of the Formation of Krasnoyarsk Krai]. – Krasnoyarsk. – 2004. – p. 86. [in Russian]
  5. Rodi Kh. M. Posobie po osnovam nauchnojj fotografii v sudebnojj medicine [Manual On the Basics of Scientific Photography in Forensic Medicine] / Kh. M. Rodi. – M.: Medicine, 1965. – 192 p. [in Russian]
  6. Chikun V. I. K voprosu ustanovlenija mesta i vremeni utoplenija v presnojj vode na osnove rezul’tatov diatomovogo analiza [On the Issues of Establishing the Place and Time of Drowning in Fresh Water on the Basis of the Results of Diatom Analysis] / V. I. Chikun, V. I. Lysy, A. Yu. Karachev et al. // Sib. med. zhurnal (Irkutsk) [Siberian Medical Journal (Irkutsk)]. – 2005. – Vol. 57, No. 7, pp. 68-71 [in Russian]
  7. Donhuijsen K. Die Anatomie des Dr. Tulp: Eine kleine anatomische Abweichung [The anatomy of Dr. Tulp, A small anatomical deviation] / Donhuijsen K. // Dtsch Arztebl 2015; 112(26): A-1198. [Electronic resource]. – URL: https://www.aerzteblatt.de/archiv/171139/Die-Anatomie-des-Dr-Tulp-Eine-kleine-anatomische-Abweichung. (accessed 12.4.2021) [in German]
  8. FFA I. Jpma The anatomy lesson of Dr. Nicolaes Tulp by Rembrandt (1632): a comparison of the painting with a dissected left forearm of a Dutch male cadaver / FFA I. Jpma et al. // J Hand Surg, 2006; 31: 882—891.
  9. Die Anatomie des Dr. Tulp [The anatomy of Dr. Tulp]. [Electronic resource]. – URL: https://clck.ru/Umn7U (accessed 12.4.2021) [in German]
  10. Die Anatomie des Dr. Tulp (Die Ringe des Saturn S. 22f, 102) [The anatomy of Dr. Tulp (The rings of Saturn, p. 22f, 102)]. [Electronic resource]. – URL: https://www.wgsebald.de/anatomie.html. (accessed 12.4.2021) [in German]
  11. Rose-Marie Meisterwerke im Detail [masterpieces in Detail] / Rose-Marie und Rainer Hagen. Taschen Verlag, Köln 2003. [in German]
  12. Emmert K. Rukovodstvo sudebnojj mediciny, soglasovannoe s Germanskim, Avstrijjskim i Bernskim zakonodatel’stvom [The Manual Of Forensic Medicine, Coordinated With the German, Austrian and Bernese Legislation] K. Emmert/ Edited by N. P. Ivanovsky. – St. Petersburg: izdanie zhurnala «Prakticheskaja medicina» [Practical Medicine] (V. S. Ettinger), 1901. – 492 p. [in Russian]
  13. Strassmann F. Uchebnik sudebnojj mediciny so ssylkami na Russkoe Zakonodatel’stvo [Textbook of Forensic Medicine With References to Russian Legislation]  / F. Strassman.(translation from German. Dr. S. V. Orechkina). – St. Petersburg: Sovremennaja medicina i gigiena [Modern Medicine and Hygiene Journal], 1901. – 768 p. [in Russian]
  14. Kryukov V. N. Sudebnaja medicina: uchebnik [Forensic Medicine: A Textbook] / V. N. Kryukov. 3rd ed. Revised and Expanded-M.: Meditsina, 1990 – 448 p. [in Russian]
  15. Dobroklonsky M. V. Rembrandt Harmenszoon van Rijn / M. V. Dobroklonsky // Bolshaya sovetskaya enciklopediya / Edited by S. I. Vavilov. – 2nd ed. – Moscow: Sovetskaya entsiklopediya, 1965. [in Russian]
  16. Müller J. Der sokratische Künstler: Studien zu Rembrandts Nachtwache [The Socratic artist: studies on Rembrandt’s night watch] / J. Müller. Leiden: Brill, 2015. [in German]
  17. Gregory M. Avtoportret Rembrandta s ego poslednego goda [Rembrandt’s Self-Portrait From His Last Year] / M. Gregory. J. Burlington, 1967. 109 (771), pp. 354–355 [in Russian]
  18. Egorova K. S. Rembrandt Kharmens van Rejjn. Kartiny khudozhnika v muzejakh Sovetskogo Sojuza: Al’bom reprodukcijj i katalog [Rembrandt Harmenszoon Van Rijn. Artist’s Paintings in the Museums of the Soviet Union: Album of Reproductions and Catalog] / K. S. Egorova, Yu. I. Kuznetsov, I. V. Linnik. – Leningrad: Avrora, 1971. – 80 p. [in Russian]
  19. Kuznetsov Yu. V. Rembrandt. Al’bom. [Rembrandt. Album] / Yu. V. Kuznetsov – Moscow: Izobrazitelnoe iskusstvo, 1988. – 16 p. [in Russian]
  20. Mitchell D. Urok anatomii doktora Tulpa Rembrandta: greshnik sredi pravednikov [Dr. Tulp Rembrandt’s Anatomy Lesson: The Sinner Among the Righteous] / D. Mitchell. Artibus et Historiae, 1994. 15 (30), pp. 145–156 [in Russian]
  21. Rembrandt Kharmens van Rejjn. Kartiny khudozhnika v Sovetskikh sobranijakh. Al’bom [Rembrandt Harmenszoon Van Rijn. The Artist’s Paintings in the Soviet Collections. An Album] (in French) – Leningrad: Avrora, 1987. Second Edition – 80 p.
  22. Ricketts M. Rembrandt [Rembrandt] / M. Ricketts (translated from English by A.V. Verdi). – M.: Iris-press, 2006. – 127 p. ISBN 5-8112-2006-5. [in Russian]
  23. Theun de Vries Rembrandt [Rembrandt] / Theun de Vries. – M.: Publishing house of foreign literatury, 1956 – 280 p. [in Russian]
  24. Erpel F. Rembrandt [Rembrandt] / F. Erpel. – Berlin, 1989. – 80 p.
  25. Esther-Lee M. Pozdnie avtoportrety Rembrandta: psikhologicheskie i medicinskie aspekty [Rembrandt’s Late Self-Portraits: Psychological and Medical Aspects] / M. Esther-Lee, A. M. Clarfield // Mezhdunarodnyjj zhurnal starenija i chelovecheskogo razvitija [International Journal of Aging and Human Development], 2002. 55 (1): 25-49. DOI : 10,2190 / 8LQ5-CC7W-UJDF-TNM0. [in Russian]
  26. Fenomen istoricheskoj rekonstrukcii v priobretenii novyh znanij o proshlom obshhestva [The phenomenon of historical reconstruction in the acquisition of new knowledge about the past of society] // Vestn. Tom. State University. History. 2019. № 59. DOI: 10.17223/19988613/59/15[in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.