Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.113.11.068

Скачать PDF ( ) Страницы: 182-187 Выпуск: № 11 (113) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Магомедов М. М. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ГАСТРОДУОДЕНАЛЬНЫХ ПЕРФОРАТИВНЫХ ЯЗВ / М. М. Магомедов, М. Д. Омаров, М. А. Магомедов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 11 (113) Часть 2. — С. 182—187. — URL: https://research-journal.org/medical/sravnitelnaya-xarakteristika-metodov-xirurgicheskogo-lecheniya-gastroduodenalnyx-perforativnyx-yazv/ (дата обращения: 25.05.2022. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.068
Магомедов М. М. СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ГАСТРОДУОДЕНАЛЬНЫХ ПЕРФОРАТИВНЫХ ЯЗВ / М. М. Магомедов, М. Д. Омаров, М. А. Магомедов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 11 (113) Часть 2. — С. 182—187. doi: 10.23670/IRJ.2021.113.11.068

Импортировать


СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ГАСТРОДУОДЕНАЛЬНЫХ ПЕРФОРАТИВНЫХ ЯЗВ

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДОВ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ГАСТРОДУОДЕНАЛЬНЫХ ПЕРФОРАТИВНЫХ ЯЗВ

Научная статья

Магомедов М.М.1, *, Омаров М.Д.2, Магомедов М.А.3

1, 2, 3 Дагестанский государственный медицинский университет, Махачкала, Россия

* Корреспондирующий автор (magomedov[at]mail.ru)

Аннотация

Перфорация является угрожающим осложнением язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки и в большинстве случаев требует немедленного хирургического вмешательства.

Цель. Оценка целесообразности и безопасности лапароскопического оперативного вмешательства в лечение гастродуоденальной перфорации пациентов с критериями перитонита по сравнению с открытым доступом.

Оперативному вмешательству были подвергнуты 169 пациентов с перфоративной язвой желудка и двенадцатиперстной кишки. Из этих пациентов 125 (74%) были мужчины и 44 (20%) – женщины. Средний возраст составил 42 года. Оценивали несколько параметров у пациентов, такие как пол, возраст, сопутствующие заболевания, наличие перитонита, осложнений, смертность и классификация Клавьена-Диндо.

За исследуемый период 169 пациентам была проведена экстренная операция по поводу перфоративной язвы (ПЯ). Лапароскопический подход был опробован у 60 пациентов и полностью выполнен у 49 из них (коэффициент конверсии 18,3%). В открытую группу вошли 120 пациентов. Сравнивая лапароскопическую с открытой группой, были выявлены достоверные различия по полу соотношение мужчин и женщин 7,2/1 против 2,2/1 соответственно (p=0,009) и по наличию критериев сепсиса 12,2% против 38,3% соответственно (р=0,009).р=0,001), в то время как оценка Воеу не показала различий между двумя группами. Время операции было больше в лапароскопической группе (медиана 100′ против 80′, p=0,01). Лапароскопия была связана с несколько ранних послеоперационных осложнений 18,4% против 41,7%, (p=0,004), смертности 2,0% против 14,2% (p=0,02), сокращение пребывания в стационаре в среднем 6 дней против 7 (p=0,001).

Лапароскопическая технология является эффективным методом при наличии специальных знаний и лапароскопического оборудования. Такая технология связана с более короткой продолжительностью пребывания в клинике, и более ранней активизации пациентов. У пациентов с критериями перитонита требуется большего опыта для безопасного проведения оперативного вмешательства при лечении перфоративной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки.

Ключевые слова: язвенная болезнь, перфорация, заболеваемость, язвенная болезни желудка и двенадцатиперстной кишки.

COMPARATIVE CHARACTERISTICS OF THE METHODS OF SURGICAL TREATMENT
OF GASTRODUODENAL PERFORATING ULCERS

Research article

Magomedov M.M.1, *, Omarov M.D.2, Magomedov M.A.3

1, 2, 3 Dagestan State Medical University, Makhachkala, Russia

* Corresponding author (magomedov[at]mail.ru)

Abstract

Perforation is a threatening complication of gastric and duodenal ulcers and in most cases requires immediate surgical intervention.

The aim of the study is an assessment of the feasibility and safety of laparoscopic surgical intervention in the treatment of gastroduodenal perforation in patients with peritonitis criteria compared with open access.

The study involved 169 patients with perforated gastric and duodenal ulcers subjected to surgical intervention. Of these patients, 125 (74%) were male and 44 (20%) were female. The median age was 42 years. The research evaluated such parameters as gender, age, comorbidities, presence of peritonitis, complications, mortality, and Clavien-Dindo classification.

In the course of the research, 169 patients underwent emergency surgery related to a perforated ulcer. The laparoscopic approach was tested in 60 patients and fully performed in 49 of them (conversion rate of 18.3%). The open group included 120 patients. Comparing the laparoscopic group with the open group, significant differences were revealed by gender, the ratio of men and women was 7.2/1 vs. 2.2/1, respectively (p=0.009) and by the presence of sepsis criteria, 12.2% vs. 38.3%, respectively (p=0.009).p=0.001), while the Boey score showed no differences between the two groups. The operation time was longer in the laparoscopic group (median 100′ vs. 80′, p=0.01). Laparoscopy was associated with several early postoperative complications 18.4% vs. 41.7%, (p=0.004), mortality 2.0% vs. 14.2% (p=0.02), reduction of hospital stay on average is 6 days vs. 7 (p=0.001).

Laparoscopic technology is an effective method in the presence of special knowledge and laparoscopic equipment. This technology is associated with a shorter duration of stay in the clinic, and earlier activation of patients. In patients with peritonitis criteria, more experience is required for safe surgical intervention in the treatment of perforating ulcers of the stomach and duodenum.

Keywords: peptic ulcer, perforation, morbidity, peptic ulcer of the stomach and duodenum. 

Введение

Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (ЯБДК) – клиническое состояние, возникающее в результате дисбаланса между ульцерогенными факторами и защитными барьерами слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки.

Результаты исследований свидетельствуют о гетерогенной природе заболеваемости и распространенности прободной язвы (ПЯ) во всем мире [1]. При этом, по мнению большинства авторов, эрадикационная терапия Helicobacter pylori и применения ингибиторов протонной помпы (ИПП) способствуют уменьшению частоты развития ЯБЖДК [2].

Последние десятилетия характеризуются увеличением возрастной категории лиц, страдающих данной патологией; равномерным распределением частоты встречаемости среди мужчин и женщин; более частой локализацией в желудке по сравнению с двенадцатиперстной кишкой [3].

Несмотря на снижение регистрации ЯБЖДК, общее число таких осложнений, как кровотечение и перфорация, продолжает оставаться стабильным [4].

Перфорация язвенной болезни представляет собой основное показание к экстренному хирургическому вмешательству при перфоративной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки (ПЯЖДК) [2], [5].

Некоторые перфорации могут рассасываться спонтанно, и эти пациенты могут лечиться неоперативно. Наличие сепсиса, генерализованного перитонита или неудачное неоперативное лечение является показанием к экстренной операции [6]. Наиболее часто используемой техникой является ушивание перфорации, с сальниковой заплатой или без нее посредством применения минимально инвазивного подхода. Результаты недавно проведенных исследований свидетельствуют о том, что лапароскопическая репарация ПЯЖДК выполняется у 1/3 пациентов [6], [7].

Цель. Оценка целесообразности и безопасности лапароскопического оперативного вмешательства в лечение гастродуоденальной перфорации пациентов с критериями перитонита по сравнению с открытым доступом.

Материалы и методы. В период с января 2016 года по 2019 год 169 пациентов (125 мужчин (74%) и 44 (26%) женщин; средний возраст- 42 года (диапазон 18–76 лет)) получили хирургическое лечения ПЯ.

В исследование не включались больные с консервативной тактикой ведения и лица со злокачественными новообразованиями желудка или двенадцатиперстной кишки.

Пациенты были разделены на две группы: группа лапароскопии 60 пациентов (40,2±2,01) и группа лапаротомии 109 пациентов (53,1±2,66). Пациенты, которым потребовалась конверсия, были включены в группу открытых оперативных вмешательств.

При сравнении обеих групп наблюдались достоверные различия в гендерном распределении соотношение мужчин и женщин составило 7,2: 1 в группе лапароскопии и 2,2:1 в группе лапаротомии.

Дополнительно был проведен анализ подгруппы пациентов-52 человека (30,8%), у которых на момент постановки диагноза имелись признаки перитонита [8]. У 33 (19,5%) человек из них наблюдался перитонит и у 19 (11,2%) – симптом системной воспалительной реакции с развитием сепсиса.

Для оценки наличия сепсиса или септического шока на момент постановки диагноза использовали 3-е Международное консенсусное определение сепсиса и септического шока (Sepsis-3) [9].

Статистический анализ. Критерий Хи-квадрат использовался для сравнения категориальных переменных и непараметрический U– критерий Манна-Уитни для непрерывного анализа данных. Коэффициенты вероятности были приняты с помощью логистической регрессии и скорректированы с учетом пола и возраста. Для выполнения всех статистических анализов использовался SPSS 24,0 (SPSS Inc., Chicago, IL). Значение р <0,05 было принято, как статистически значимое.

Результаты исследования

Анализ полученных результатов представлен в таблицах 1, 2 и на рисунке 1.

 

Таблица 1 – Сравнительная характеристика основных показателей пациентов ПЯЖДК

Показатели Лапароскопия (n=60) Лапаротомия (n=109) Всего (n= 169) p
кол-во % кол-во % кол-во %
Мужчины 43 71,7 82 75,2 125 74 0,002
Женщины 6 10,0 38 34,9 44 26
Возраст (годы) 48 21–81 53 34,9 52 21-97
Сопутствующие заболевания 25 41,7 72 60,1 97 57,4 0,284
Критерии перитонита:
Ограниченный 28 46,7 46 42,2 74 43,9 0,001
Разлитой 5 8,3 28 25,7 33 19,5
Сепсис 3 2,8
Boey score
0 22 36,7 43 39,4 65 38,5 0,317
1 17 38,3 35 32,7 52 30,8
2 7 11,7 28 25,7 35 20,7
3 3 5,0 14 12,8 17 10,1
Категория (Boey score)
Boey score < 2 39 65 78 71,6 117 69,2 0,062
Boey score ≥ 2 10 15,7 42 38,5 52 47,7
Время поступления
<12 19 31,7 41 36,7 60 35,5 0,700
12<24 13 21,7 29 26,6 42 24,9
>24 17 28,3 50 45,9 67 39,6
Локализация язвы
Желудок 22 36,6 58 53,2 80 47,3 0,305
Пилорический отдел 16 26,7 47 43,1 63 57,8
Двенадцатиперстная кишка 11 18,3 14 12,8 25 14,8
Гастродуоденал ьный анамнез 0 0 1 0,9 1 0,6

Представленные данные свидетельствуют о том, что большинство пациентов 102 (60,4%) были прооперированы менее чем через 24 часа после появления симптомов. Между двумя группами не было обнаружено различий в отношении временного интервала от симптомов до операции.

Перфоративная язва желудка наблюдалась у 80 (47,3%) пациентов, пилорического отдела – у 63 (37,3%).

 

Таблица 2 – Сравнительная характеристика методов оперативного лечения и их осложнений

Показатели Лапароскопическая операция (n=60) Открытая операция (n=109) Всего (n= 169) p
кол-во % кол-во % кол-во %
Методы операций
Ушивание 60 100 104 95,4 164 97 0,323
Резекция 0 0 5 4,6 5 3
Биопсия с места язвы
+ 8 13,3 48 44 56 33,1 <0,001
14 23,3 6 5,5 20 11,8
Оперативное время, минуты 85 (45–111)* 80 (40–160)
Осложнения
класс I 0 0* 1 0,9 1 0,6 0,032
класс II 3 5,0 12 11 15 8,9
класс III 5 8,3 7 6,4 12 7,1
класс IV 0 0 13 11,9 13 7,8
класс V 1 1,6 17 15,6 18 10,7
Смертность 1 1,6 17 15,6 18 10,7 0,02
Несостоятельность швов 2 3,3 5 4,6 7 4,6 0,980
Релапоротомия 3 5,0 13 11,9 16 9,5 0,343
Поздние осложнения (>30 дней) 5 8,3 15 13,7 20 11,8 0,369
Пребывание в больнице
(дни, медиана и диапазон)
6 (4–79)** 7 (1–99) 7 (1–100) 0,001

Примечание: р < 0,05-достоверность различия признака между группами; р < 0,01-достоверность различия признака между группами

 

Резекция желудка выполнена 5 пациентам открытым доступом по методике Бильрот 2.

Биопсия стенки язвы взята интраоперационно у 56 (70%) пациентов: 8 (36,4%) в группе лапароскопии и 48 (82,8%) пациентов в группе лапаротомии (p<0,05). Признаков злокачественности у всех пациентов не было обнаружено.

Среднее время операции в группе лапаротомии и в группе лапароскопии составило 81 и 98 минут соответственно (p=0,05).

Ранние осложнения (<30 сут.) выявлены у 59 (34,9%) пациентов: 9 (18,4%) в группе лапароскопии и 50 (41,7%) в группе лапаротомии, р=0,004. Согласно классификации Клавьена-Диндо, осложнения I и II степени в основном респираторные или раневые инфекции, после антибиотикотерапии наблюдались у 16 (27,1%) пациентов, осложнения III степени были зарегистрированы у 12 (20,7%) пациентов, а осложнения IV степени – у 13 (22,0%).

Общая летальность составила 18 (10,7%), в группе лапароскопии 1(2%) и 17 (14,2%) в группе лапаротомии (р=0,02). Наиболее частой причиной смерти была системная воспалительная реакция с развитием тяжелой формы сепсиса с полиорганной недостаточностью.

Релапоротомия потребовалась 16 пациентам, 3 (6,1%) в группе лапароскопии и 13 (10,8%) в группе лапаротомии. Было зарегистрировано 7 случаев несостоятельности швов: 2 (4,1%) в лапароскопической группе и 5 (4,2%) в группе вмешательств открытым доступом (р=0,980). Несостоятельность швов привела к релапоротомии у 6 пациентов, консервативному лечению (антибиотикотерапия+чрескожное дренирование) у 1 пациента. Все повторные операции выполнялись методом срединной лапаротомии. Другой причиной повторного оперативного вмешательства был третичный перитонит (у 5 пациентов).

Средняя продолжительность пребывания в стационаре при лапароскопии составила 6 дней (4–14) по сравнению с 7 днями (5–18) в группе лапаротомии, (p=0,001); медиана времени возобновления приема пищи внутрь после операции – 3 суток в группе лапароскопии по сравнению с 4 сутками в группе лапаротомии (p=0,021).

Поздние осложнения (в основном, послеоперационные грыжи) (>30сут.) наблюдались у 5 (10,4%) пациентов, подвергшихся лапароскопическому вмешательству ПЯЖДК и у 15 (16%) пациентов, перенесших открытую операцию.

Анализ статистической обработки материала с корреляцией на метод оперативного вмешательства и гендерно-возрастную характеристику позволил установить факт того, что лапароскопия снижала вероятность послеоперационных осложнений и летальности на 68,5%, (ДИ 95% 0,140–0,707, p=0,005) и 87,4% (ДИ 95% 0,016–0,967, p=0,047) соответственно, а

женский пол (2,378; ДИ 95% 1,175–4,812, p=0,016) и возраст (057; ДИ 95% 1,034– 1,081, р<0,001) были факторами риска для послеоперационных ранних осложнений и смертности (4,301; ДИ 95% 1,574–11,752, p=0,004 и 1,047; ДИ 95% 1,016–1,079, p=0,003, соответственно).

В подгруппе пациентов с перитонитом 46 (88,5%) из 52 были оперированы открытым способом.

Сравнительная характеристика частоты развития осложнений у данной категории больных приведена на Рисунке 1.

01-12-2021 12-46-56

Рис. 1 – Сравнительная характеристика частоты развития осложнений у подгруппы пациентов с перитонитом
в зависимости от способа оперативного вмешательства

Примечание: р < 0,05-достоверность различия признака между группами

 

В этих подгруппах пациентов наблюдались достоверные различия в послеоперационных осложнениях (33,3%) в группе лапароскопии и 76,1% в группе лапаротомии (p<0,05). Лапароскопия ассоциировалась со снижением послеоперационных осложнений на 84,3% (ОШ 0,157; ДИ 95% 0,025–0,977, p=0,047). Пол и возраст не были связаны с послеоперационными осложнениями в данной подгруппе.

Обсуждение. В нашем исследовании ПЯЖДК чаще была верифицирована у пациентов мужского пола и в пределах медианы возраста 42 года [4], [6], [8].

Поскольку перфоративная язва является серьезным осложнением язвенной болезни, интервал от симптомов до операции является важным прогностическим фактором развития осложнений и смертности [9]. Каждый час задержки снижает вероятность выживания на 2–4% [10]. Большинство наших пациентов были прооперированы в течение 24 часа.

Стратификация риска проводилась с использованием оценки Boey, одной из наиболее специфичных валидированных оценок, используемых для ПЯЖДК [4], [11].

Пациенты с распространенным перитонитом были прооперированы преимущественно посредством лапаротомии и имели более высокие показатели послеоперационных осложнений и летальности. Хотя оценка Boey ≥ 2 считается маркером плохого прогноза, в данном исследовании только у 34 из 52 пациентов (оценка Boey ≥ 2) наблюдался сепсис.

Хирургическое лечение выбиралось в каждом конкретном случае с учетом опыта хирургов в лапароскопии. Мы наблюдали, что лапароскопическая технология ПЯЖДК была выполнена у 29% пациентов, что согласуется с недавно опубликованными данными о том, что лапароскопическая технология используется у 3–33% пациентов [6], [8], [9], [12].

Коэффициент конверсии 18,3% ниже, чем у других исследований 25–44% [9], [10], [13], [14].

Среднее время операции было больше при лапароскопической технологии.

Ранние послеоперационные осложнения возникли у 59 (34,9%) наших пациентов с общей летальностью (10,7%). При анализе лапароскопическая технология имела значительно более низкую частоту осложнений и летальности по сравнению с открытым оперативным вмешательством. При анализе с поправкой на пол и возраст статистически значимых различий в отношении осложнений или смертности не обнаружено (p<0,05). Соответственно, другие исследования не выявили существенных различий между лапароскопией и лапаротомией в отношении послеоперационных осложнений или смертности [14], [15].

Исходы после лапароскопических операции не уступают результатам открытой операции, даже при наличии критериев тяжести. По мере постоянного совершенствования хирургического опыта и периоперационной помощи в ближайшем будущем мы сможем наблюдать полный спектр преимуществ, приписываемых малоинвазивным методам, как это описано для других оперативных вмешательств.

Заключение

Результаты нашего исследования показали, что по сравнению с открытой операцией, лапароскопическая технология связана с более коротким оперативным временим, уменьшением послеоперационной боли, меньшей продолжительностью пребывания в стационаре и ранним возвращением к нормальной повседневной деятельности. Частота осложнений при лапароскопической операции снижена по сравнению с открытым оперативным вмешательством. Наличие перитонита или сепсиса не может считаться абсолютным противопоказанием для лапароскопической технологии ПЯ, но необходимы дополнительные исследования для оценки целесообразности и безопасности исходов у данной подгруппы пациентов.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Tarasconi, A. Perforated and bleeding peptic ulcer: WSES guidelines / Tarasconi, A., Coccolini, F., Biffl, W.L. et al. // World J Emerg Surg. – 2020.- -3-6. DOI: 10.1186/s13017-019-0283-9
  2. Керимов М.К. Роль лапароскопии в лечении перфоративных гастродуоденальных язв / М.К. Керимов, Н.Ю. Коханенко, А.Л. Луговой и др. // Медицина и здравоохранение. – 2018. – Том 3. -№ 4. – С. 25–29.
  3. Jamal M. Laparoscopy in Acute Care Surgery: Repair of Perforated Duodenal Ulcer / M. Jamal, A. Karam, Alsharqawi et al. // Med Princ Pract. – 2019.-vol.-28.-442-448. DOI: 10.1159/000500107
  4. Moller М.H. Multicentre trial of a perioperative protocol to reduce mortality in patients with peptic ulcer perforation / М.H. Moller, S. Adamsen, R.W. Thomsen // British Journal of Surgery.-2011. –vol. – 98. – no.-6.- pp.802–810.
  5. Wright G.P. Cost-efficiency and outcomes in the treatment of perforated peptic ulcer disease: laparoscopic versus open approach / G.P. Wright, A.T. Davis, T.J. Koehler et al. // Surgery.-2014. – vol. -156. – no.4.- pp.1003–1008.
  6. Nirula R. Gastroduodenal perforation / R. Nirula // Surgical Clinics of North America.-2014.- vol.94.- no.1.- pp.31–34.
  7. Thorsen K. Trends in diagnosis and surgical management of patients with perforated peptic ulcer / K. Thorsen, Т.B. Glomsaker, A. von Meer et al. // Journal of Gastro­intestinal Surgery.-2011.- vol.15.- no.8.- pp.1329–1335.
  8. Лубановский В.Г. Эффективность малоинвазивных технологии в хирургии перфоративной язвы двенадцатиперстной кишки / В.Г. Лубановский, Н.Б. Омаров // Кубанский научны медицинский вестник. – 2013. – №4. – том.139. – С.70-72.
  9. Seymour C.W. Assessment of clinical criteria for sepsis / C.W. Seymour, V.X. Liu, T.J. Iwashyna et al. // JAMA.-2016. – vol.315. – no.8.- pp.762–774.
  10. Boey J. A prospective validation of predictive factors / J. Boey, S.K.Y. Choi, Т.T. Alagaratnam et al. // Annals of Surery.-1987. – vol.205. – no.1. – pp. 22–32.
  11. Buck D.L. Surgical delay is a critical determinant of survival in perforated peptic ulcer / D.L. Buck, M. Vester-Andersen, and М.H. Moller // British Journal of Surgery.-2013. – vol.100. – no.8. – pp. 1045–1049.
  12. Surapaneni S. The perforation-operation time interval; an important mortality indicator in peptic ulcer perforation / Surapaneni and A.V. Reddy // Journal of Clinical and Diagnostic Research. – 2013.-vol.7. – no.5.- pp.880–882.
  13. Thorsen K. Scoring systems for outcome prediction in patients with perforated peptic ulcer / K. Thorsen, J.A. Soreide, and K. Soreide // Scandinavian Journal of Trauma, Resuscitation and Emergency Medicine.-2013. -vol.21.- no.1.- p. 25-28.
  14. Tarasconi, A. Perforated and bleeding peptic ulcer: WSES guidelines / Tarasconi, A., Coccolini, F., Biffl, W.L. et al. // World J Emerg Surg. – 2020.- 15.- 3-6. DOI: 10.1186/s13017-019-0283-9
  15. Guadagni S. Laparoscopic repair of perforated peptic ulcer: single-center results / S. Guadagni, I. Cengeli, C. Galatioto et al. // Surgical Endoscopy.-2014. – vol.28/- no.8/- pp. 2302–2308.
  16. Zimmermann M. Conversion of laparoscopic surgery for perforated peptic ulcer: a single-center study / Zimmermann, M. Hoffmann, T. Laubert et al. // Surgery Today.-2015. – vol.45.- no.11.- pp.1421–1428.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Tarasconi, A. Perforated and bleeding peptic ulcer: WSES guidelines / Tarasconi, A., Coccolini, F., Biffl, W.L. et al. // World J Emerg Surg. – 2020.- -3-6. DOI: 10.1186/s13017-019-0283-9
  2. Kerimov M.K. Rol’ laparoskopii v lechenii perforativnyh gastroduodenal’nyh jazv [The role of laparoscopy in the treatment of perforated gastroduodenal ulcers] / M.K. Kerimov, N.Yu. Kohanenko, A.L. Lugovoy et al. // Medicina i zdravoohranenie [Medicine and healthcare]. – 2018. – Volume 3. – No. 4. – pp. 25-29. [in Russian]
  3. Jamal M. Laparoscopy in Acute Care Surgery: Repair of Perforated Duodenal Ulcer / M. Jamal, A. Karam, Alsharqawi et al. // Med Princ Pract.- 2019.-vol.-28.-442-448. DOI: 10.1159/000500107
  4. Moller М.H. Multicentre trial of a perioperative protocol to reduce mortality in patients with peptic ulcer perforation / М.H. Moller, S. Adamsen, R.W. Thomsen // British Journal of Surgery.-2011. –vol.- 98.- no.-6.- pp.802–810.
  5. Wright G.P. Cost-efficiency and outcomes in the treatment of perforated peptic ulcer disease: laparoscopic versus open approach / G.P. Wright, A.T. Davis, T.J. Koehler et al. // Surgery.-2014.- vol. -156.- no.4.- pp.1003–1008.
  6. Nirula R. Gastroduodenal perforation / R. Nirula // Surgical Clinics of North America.-2014.- vol.94.- no.1.- pp.31–34.
  7. Thorsen K. Trends in diagnosis and surgical management of patients with perforated peptic ulcer / K. Thorsen, Т.B. Glomsaker, A. von Meer et al. // Journal of Gastro­intestinal Surgery.-2011.- vol.15.- no.8.- pp.1329–1335.
  8. Lobanovsky V.G. Jeffektivnost’ maloinvazivnyh tehnologii v hirurgii perforativnoj jazvy dvenadcatiperstnoj kishki [Effectiveness of minimally invasive technologies in surgery of perforated duodenal ulcer] / V.G. Lubanovsky, N.B. Omarov // Kubanskij nauchny medicinskij vestnik [Kuban Scientific Medical Bulletin]. – 2013. – No. 4. – vol.139. – pp.70-72. [in Russian]
  9. Seymour C.W. Assessment of clinical criteria for sepsis / C.W. Seymour, V.X. Liu, T.J. Iwashyna et al. // JAMA.-2016. – vol.315.- no.8.- pp.762–774.
  10. Boey J. A prospective validation of predictive factors / J. Boey, S.K.Y. Choi, Т.T. Alagaratnam et al. // Annals of Surery.-1987. – vol.205. – no.1. – pp. 22–32.
  11. Buck D.L. Surgical delay is a critical determinant of survival in perforated peptic ulcer / D.L. Buck, M. Vester-Andersen, and М.H. Moller // British Journal of Surgery.-2013.- vol.100.- no.8.- pp.1045–1049.
  12. Surapaneni S. The perforation-operation time interval; an important mortality indicator in peptic ulcer perforation / S. Surapaneni and A.V. Reddy // Journal of Clinical and Diagnostic Research. – 2013.-vol.7.- no.5.- pp.880–882.
  13. Thorsen K. Scoring systems for outcome prediction in patients with perforated peptic ulcer / K. Thorsen, J.A. Soreide, and K. Soreide // Scandinavian Journal of Trauma, Resuscitation and Emergency Medicine.-2013. -vol.21.- no.1.- p. 25-28.
  14. Tarasconi, A. Perforated and bleeding peptic ulcer: WSES guidelines / Tarasconi, A., Coccolini, F., Biffl, W.L. et al. // World J Emerg Surg. – 2020.- 15.- 3-6. DOI: 10.1186/s13017-019-0283-9
  15. Guadagni S. Laparoscopic repair of perforated peptic ulcer: single-center results / S. Guadagni, I. Cengeli, C. Galatioto et al. // Surgical Endoscopy.-2014. – vol.28/- no.8/- pp. 2302–2308.
  16. Zimmermann M. Conversion of laparoscopic surgery for perforated peptic ulcer: a single-center study / Zimmermann, M. Hoffmann, T. Laubert et al. // Surgery Today.-2015. – vol.45. – no.11.- pp.1421–1428.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.