Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.045

Скачать PDF ( ) Страницы: 103-107 Выпуск: № 4 (106) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гажва С. И. СИНДРОМ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РЕГИОНЕ (АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ) / С. И. Гажва, А. В. Киртаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 103—107. — URL: https://research-journal.org/medical/sindrom-alkogolnoj-zavisimosti-v-regione-analiz-problemy/ (дата обращения: 15.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.045
Гажва С. И. СИНДРОМ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РЕГИОНЕ (АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ) / С. И. Гажва, А. В. Киртаева // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 103—107. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.045

Импортировать


СИНДРОМ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РЕГИОНЕ (АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ)

СИНДРОМ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ В РЕГИОНЕ (АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ)

Научная статья

Гажва С.И.1, Киртаева А.В.2, *

2 ORCID: 0000–0003–0081–4306;

1, 2 Приволжский исследовательский медицинский университет» МЗ РФ, г. Нижний Новгород, Россия

* Корреспондирующий автор (iveti01062[at]mail.ru)

Аннотация

В статье представлен обзор статистических данных по алкоголизму во всем мире, Российской Федерации и Чувашской Республике. Вредное употребление алкоголя в мире является причиной смерти от 2 до 8 млн. человек (от 228 до 913 смертей в час). Благодаря действенным мерам ВОЗ, в т.ч. и Российской Федерацией, в сфере профилактики и уменьшения потреблении алкоголя за последнее десятилетие потребление алкоголя в нашей стране снизилось с 18 до 9,3 литров на человека в год. По оценкам ВОЗ, уровень потребления чистого алкоголя, опасный для здоровья, составляет 8 литров на человека в год. В Чувашской Республике уровень отравлений от спиртсодержащей продукции по сравнению с общероссийскими показателями превышен в 2 раза, в том числе с летальным исходом. Последнее требует разработку новых действенных мер и межведомственного взаимодействия для снижения отрицательных социальных и медицинских последствий употребления алкоголя.

Ключевые слова: алкоголь, синдром зависимости от алкоголя, статистика по употреблению алкоголя.

ALCOHOL DEPENDENCE SYNDROME IN A REGION (AN ANALYSIS OF THE PROBLEM)

Research article

Gazhva S.I.1, Kirtaeva A.V.2, *

2 ORCID: 0000–0003–0081–4306;

1, 2 Privolzhsky Research Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Nizhny Novgorod, Russia

* Corresponding author (iveti01062[at]mail.ru)

Abstract

The article presents an overview of statistical data on alcoholism in the Chuvash Republic, the Russian Federation, and worldwide. Harmful use of alcohol is the cause of death of 2 to 8 million people (from 228 to 913 deaths per hour) across the globe. As a result of effective measures of WHO and the Russian Federation in the field of prevention and reduction of alcohol consumption over the past decade, alcohol consumption in the country has decreased from 18 to 9.3 liters per person per year. According to WHO estimates, the level of consumption of pure alcohol that is considered dangerous to health, is 8 liters per person per year. In the Chuvash Republic, the level of poisoning from alcohol products, including fatal outcomes, is exceeded by 2 times in comparison with the indicators in the Russian Federation as a whole. The latter requires the development of new and effective measures and interagency cooperation to reduce the negative social and medical consequences of alcohol consumption.

Keywords: alcohol, alcohol dependence syndrome, alcohol consumption statistics.

Синдром зависимости от алкоголя чрезвычайно распространенная патология во всем мире и в нашей стране. Так, по данным ВОЗ, более 200 различных заболеваний и травм связаны с употреблением алкоголя [1], [2], [3]. Это психические и поведенческие расстройства, в т.ч. алкогольная зависимость, а также различные неинфекционные заболевания: цирроз печени, сердечно-сосудистые заболевания, некоторые виды рака, а также различные травмы в результате дорожно-транспортных аварий, суицидальных попыток и насилия [4], [5], [6], [7].

По данным Degenhardt et al. 2018 г., во всем мире причиной смерти от 2 до 8 млн. человек (от 228 до 913 смертей в час) стало вредное употребление алкоголя, что составляет 5,3% всех случаев смерти. Из них 13,5% всех случаев смерти происходят в возрастной категории 20–39 лет, что, несомненно, наносит огромный социальный, медицинский и экономический ущерб как для отдельного человека, так и для страны в целом [7].

При этом мужчины страдают алкогольной зависимостью гораздо чаще. Так, среди мужчин доля случаев смерти в мире, обусловленных алкоголем, составляет 7,7%, среди женщин – 2,6% [7]. По заболеваемости соотношение женщин и мужчин 1:6. Необходимо отметить, что течение данного заболевания у женщин более неблагоприятное. Так, употребление алкоголя беременной женщиной может приводить к осложненным преждевременным родам, а также различным аномалиям развития [10].

Если рассматривать проблему алкогольной зависимости с позиции лет, утраченных в результате инвалидности (DALY), то одним из причинных факторов в 5,1% всех заболеваний и травм в мире является алкоголь. Данный показатель (DALY) включает эквивалентные годы «здоровой» жизни, потерянные по причины преждевременной смерти или инвалидности. Данный показатель рассчитывается как сумма потерянных лет жизни вследствие преждевременной смертности (YLL) и вследствие инвалидности (YLD). На потерянные годы здоровой жизни из-за употребления алкоголя приходится около 99,2 млн лет жизни (DALY), из них 82 млн лет утрачены вследствие преждевременной смертности (YLL), а 17,2 млн – вследствие инвалидности (YLD) [8], [9].

Наибольшие показатели смертности, связанные с алкоголем, в 2016 г. отмечались в Восточной Европе – более 10 млн случаев (4245,6 на 100 тыс.), повлекшие 12,3 млн утраченных лет жизни – DALY (4730,9 на 100 тыс., или 13,8% мирового бремени). Данный показатель в 2,5 раза больше, чем в Западной Европе (1921,8 и 6,3% соответственно) и в 4,5 раза, чем в Северной Америке (1139,3 и 4,5%) [5], [9]. Глобальное бремя заболеваний, вызванных алкоголем, в 2016 г. в мире составило 40,4 случаев на 100 тыс. населения, в Российской Федерации данный показатель в 3 раза выше – 119,3 на 100 тыс. населения, по данным DALY также разница трехкратная 1352,0 и 4942,7 соответственно.

 

Таблица 1 – Показатели смертности и DALY, связанные с алкоголем, в 2016 г.
во всем мире и Российской Федерации, на 100 тыс. населения

Показатель Общемировой показатель Россия
Уровень смертности 40,4 119,3
Показатель DALY 1352,0 4942,7
Показатель YLD (в результате инвалидности) 231,9 638,1
Показатель YLL (в результате преждевременной смертности) 1120,1 4304,6

 

ВОЗ, в т.ч. и Российской Федерацией, до 2020 г. разработана программа по снижению уровня потребления алкоголя населением, в которой основные приоритеты отданы формированию общественной политики и мониторингу мер, направленных на сокращение вредного употребления алкоголя: организация и формирование мер в отношении управления транспортными средствами в состоянии алкогольного опьянения; ограничение доступа к алкоголю, особенно в отношении молодых людей; увеличение налогообложения и регулирование ценообразования; организация социального маркетинга в отношении формирования здорового образа жизни; обеспечение доступного и недорогого лечения для людей, употребляющих алкоголь; а также осуществление программ скрининга и мер краткосрочного вмешательства в отношении вредного употребления алкоголя [1], [7], [11].

Благодаря этим мерам обстановка в стране по данному направлению начала стабилизироваться. Так, по данным Минздрава, в последние годы потребление спиртного в России снижается (почти вдвое за период 2011–2018 гг. – с 18 до 9,3 литров на человека в год). По данным ВОЗ, опасный для здоровья уровень потребления спиртного составляет 8 литров на человека в год. Однако истинную распространенность злоупотребления алкоголем в стране оценить сложно и, как правило, анализируется лишь по косвенным показателям. Это и уровень продаваемого алкоголя, количество госпитализированных по поводу алкоголизма и алкогольных психозов, и состоящих на учете по данному поводу, а также экстренных извещений по поводу отравлений спиртсодержащей продукции. Кроме того, не учитывается домашнее производство спиртных напитков, а также потребление нелегальной алкогольной продукции и суррогатов.

По данным Роспотребнадзора, алкоголь в России продолжает оставаться одной из главных причин отравлений. За период с 2013 по 2018 гг. в Российской Федерации произошло 297 467 случаев острых отравлений спиртсодержащей продукцией, из них почти каждый третий с летальным исходом – 78 252 случая (26,3 %).

Основными причинами острых отравлений от спиртсодержащей продукции являются: острые отравления этанолом, спиртом неуточненным (денатуратом, одеколоном и парфюмерными изделиями, стеклоочистителями, суррогатами алкоголя, техническим спиртом, тормозной жидкостью, тосолом, этиленгликолем), другими спиртами, метанолом, 2-пропанолом, сивушным маслом. Ведущее место занимают отравления этанолом [12], [13].

Среди 85 субъектов Российской Федерации по уровню показателя острых отравлений спиртосодержащей продукцией Чувашская Республика находится на 6 позиции, здесь острые отравления, в том числе с летальным исходом выше среднероссийских показателей почти в 2 раза. За 2018 г. количество отравлений спиртсодержащей продукцией в РФ составило 35,5 случаев на 100 тыс. населения (в 2017 г. – 32, в 2015 г. – 34,6). В Приволжском Федеральном округе – 31,5 случаев на 100 тыс. населения. В Чувашской Республике данный показатель находился на уровне 64,1 на 100 тыс. населения (в 2017 г. – 75,6; в 2015 г. – 107,4 случаев на 100 тыс. населения), см. рисунок 1. При этом преобладали мужчины – 80,35%.

 

27-04-2021 12-06-45

Рис. 1 – Динамика отравлений спиртсодержащей продукцией в Российской Федерации,
ПФО и Чувашской Республике на 100 тыс. населения

 

На фоне общего снижения уровня отравлений спиртосодержащей продукции настораживает тот момент, что растет потребление спиртного подростками, и, как результат, отравления, что само по себе влечет за собой резко негативные последствия как для дальнейшей работоспособности, так и воспроизводства здорового потомства и возможности зачатия в целом. Так, начиная с 2016 г., в Чувашской Республике данный показатель среди подростков (14–17 лет) начал расти с 28,2 случаев на 100 тыс. населения в 2016 г. до 39,7 случаев в 2018 г. (см. рисунок 2).

27-04-2021 12-07-01

Рис. 2 – Динамика отравлений спиртсодержащей продукцией в Чувашской Республике среди взрослых,
подростков и детей на 100 тыс. населения

 

Наиболее неблагоприятными районами Чувашской Республики по острым отравлениям спиртсодержащей продукции являются: Козловский и Красноармейские районы – 153,1 и 127,9 случаев на 100 тыс. населения соответственно, а также г.Чебоксары – 97,8 и Красночетайский район – 78,8 случаев на 100 тыс. населения. К повышенной вероятности эпидемиологического риска отравлений спиртсодержащей продукцией, при расчете соответствующего коэффициента, по данным Роспотребнадзора, за многолетний период наблюдений относятся Козловский и Красноармейский районы, а также г. Чебоксары и г. Канаш.

Необходимо отметить, что в структуре спиртосодержащей продукции этанол составляет 63,2%.

Изучая динамику смертности от отравлений спиртсодержащей продукцией необходимо отметить, что уровень смертности в Чувашской Республике так же, как и общих отравлений за период 2014–2018 гг. превышает в 2 раза по сравнению со среднероссийскими показателями. Так, за 2017 г. показатель смертности от отравлений спиртсодержащей продукции в Чувашской Республике составлял 17,2, в Российской Федерации в среднем 8,2 случаев на 100 тыс. населения. В 2018 г. 14,3 и 7,8 случаев на 100 тыс. населения соответственно (см. рисунок 3), по Приволжскому Федеральному округу – 9,7 случаев на 100 тыс. населения (по Чувашской Республике превышение показателя в 1,6 раза).

27-04-2021 12-07-13

Рис. 3 – Динамика смертности спиртсодержащей продукцией в Российской Федерации
и Чувашской Республике на 100 тыс. населения

 

При этом умирает как в среднем по стране, так и в Чувашии каждый 5 из общего количества отравивших (22,3%).

Среди районов Чувашской Республики максимальные показатели смертности от острых отравлений спиртосодержащей продукцией наблюдались в Красночетайском, Шумерлинском, Канашском, Чебоксарском, Козловском и Ядринском районах (превышение среднереспубликанского показателя в 1,5 и более раза).

Одной из причин высокого уровня показателей отравлений и, соответственно, смертности по данной причине рассматриваются генетические особенности у разных человеческих рас – с низкой активностью фермента, расщепляющего алкоголь и его метаболитов (в т.ч. ацетальдегид) – альдегиддегидрогеназы или носители мутации гена, кодирующего этот фермент ALDH2. При этом накопление ацетальдегида происходит из-за накопления его неактивной формы вследствие полиморфизма альдегиддегидрогеназы (2ALDH2*504lys) [14]. Таких людей в мире от 5 до 20%. К подобным народностям относят североамериканские индейцы, некоторые азиатские народы и чуваши. Вследствие чего, привыкание к крепким напиткам происходит быстрее и склонность к алкоголизму возрастает и, соответственно, необходима меньшая доза спиртосодержашей продукции для получения отравления вплоть до летального исхода.

В Чувашской Республике, при изучении структуры смертности от отдельных причин, обусловленных употреблением алкоголя, на первом месте стоит алкогольная кардиомиопатия, на втором – случайное отравление алкоголем, на третьем алкогольная болезнь печени, это так называемые «алкоголь-ассоциированные поражения органов и систем», которые, несомненно, скрывают истинную статистику. И последствиями, в большинстве случаев, при выявлении различных заболеваний, занимаются не только профильные врачи психиатры-наркологи, но и врачи общих и узких профилей и специальностей, что отражено и в данных литературы [1], [16].

Последнее широко продекларировано, однако не разработаны механизмы междисциплинарного взаимодействия с учетом региональных особенностей. Эффективная работа данного взаимодействия, несомненно, позволит снизить отрицательные медицинские, социальные и экономические последствия чрезмерного употребления алкоголя.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Барановский Н.А. Проблема пьянства и алкоголизма в социологическом измерении / А.Н. Барановский, С.И. Осипчик, Е.В. Пилипенко // Социологический альманах. – – №7. – С.84–92.
  2. Probst Ch. Socioeconomic differences in alcoholattributable mortality compared with all-cause mortality: a systematic review and metaanalysis arlotte // Ch. Probst, M. Roerecke, S. Behrendt, et al. // International Journal of Epidemiology. – – Vol. 43(4). – P.1314–1327. doi:10.1093/ij/043.
  3. Гажва С.И. Распространенность стоматологических заболеваний слизистой оболочки полости рта и их диагностика / C.И. Гажва, Т.Б. Степанян, Т.П. Горячева // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – – №5(1). – С.41–44.
  4. Орлова А.В. Смертность от дорожно-транспортных происшествий. Медико-демографические, социально-экономические и организационно-управленческие аспекты (на примере Чувашской Республики): дис. … канд. мед. наук : 02.03 : защищена 29.12.2012 : утв. 30.06.2013 / Орлова Алёна Владиславовна. – Казань, 2012. – 143 с.
  5. Шматова Ю.Е. Экономическая и статистическая оценка проблемы алкогольной зависимости в России (региональный аспект) / Ю.Е. Шматова // Society and Security Insights. – – №3. – С.64–79.
  6. Rehm J. The relation between different dimensions of alcohol consumption and burden of disease: an update / Rehm J., Gmel G.E. Sr., Gmel G., et al. // Addiction. – –Vol.112. – Р. 968–1001.
  7. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад : офиц. текст. – М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019. – 254 с.
  8. Gray C. Mixed up: alcohol and society / С. Gray // The Lancet psychiatry. –2018. – №5(12) – Р. 970. doi: 10.1016/S22150366(18)30432–2.
  9. Degenhardt L. The global burden of disease attributable to alcohol and drug use in 195 countries and territories, 1990–2016: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2016. / L. Degenhardt, F. Charlson, A.Ferrari et al. // The Lancet psychiatry. – – №5. – С. 987–1012.
  10. Филиппова С.Н. Алкоголизм: полифакторный детерминатор рисков для здоровья и качества жизни населения Российской Федерации. С.Н. Филиппова, Э.В. Переверзева, Р.Г. Федина // Вестник РМАТ. – 2017. – №2. –С.129–141.
  11. Росалкогольрегулирование. Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.fsrar.ru (дата обращения: 06.12.2019).
  12. Литвинова О.С. Токсикологический мониторинг причин острых отравлений химической этиологии в Российской Федерации / О.С. Литвинова, М.В. Клиновская // Токсикологический вестник. – – №1. – С.5–9.
  13. Регионы России. Социально-экономические показатели 2018: статистический сборник. Росстат: офиц. текст. – М., – – 1162с.
  14. Боринская С.А. Генетика и геномика человека. Популяции и этносы в пространстве времени: эволюционные и медицинские аспекты / С.А. Боринская, Н.К. Янковский // Вавиловский журнал генетики и селекции. – 2013. – T.17. – №4/2 –С.930–942.
  15. Adams К. Adverse reactions to alcohol and alcoholic beverages / K. Adams, T.Rans // Ann Allergy Asthma Immunol. – –№.111. – С.439–445.
  16. Ахрамейко А.В. Современные аспекты лечения алкоголизма / А.В. Ахрамейко // Молодой ученый. – 2015. – №19. – С.255–259.
  17. Гладкий Ю.Н. Гуманитарно-географические аспекты алкоголизма в России: внешние причины смерти и культура потребления спиртного / Ю.Н. Гладкий, Е.В. Байкова // Гуманитарный вектор. – 2018. – №2(13) –С.142–151.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Baranovskij N.A. Problema p’yanstva i alkogolizma v sociologicheskom izmerenii [The problem of drunkenness and alcoholism in the sociological dimension] / A.N. Baranovskij, S.I. Osipchik, E.V. Pilipenko // Sociologicheskij al’manah [Социологический альманах]. – – №7. – P.84–92 [in Russian].
  2. Probst Ch. Socioeconomic differences in alcoholattributable mortality compared with all-cause mortality: a systematic review and metaanalysis arlotte // Ch. Probst, M. Roerecke, S. Behrendt, Ju. Rehm // International Journal of Epidemiology. – – Vol. 43(4). – P.1314–1327. DOI:10.1093/ij/043.
  3. Gazhva S.I. Rasprostranennost’ stomatologicheskih zabolevanij slizistoj obolochki polosti rta i ih diagnostika [The prevalence of dental diseases of the oral mucosa and their diagnosis] / C.I. Gazhva, T.B. Stepanyan, T.P. Goryacheva // Mezhdunarodnyj zhurnal prikladnyh i fundamental’nyh issledovanij [International Journal of Applied and Fundamental Research]. – – №5(1). – P.41–44 [in Russian].
  4. Orlova A.V. Smertnost’ ot dorozhno-transportnyh proisshestvij. Mediko-demograficheskie, social’no-ekonomicheskie i organizacionno-upravlencheskie aspekty (na primere CHuvashskoj Respubliki) [Mortality from road accidents. Medical-demographic, socio-economic, organizational and managerial aspects (on the example of the Chuvash Republic)]: dis. … of PhD MD: 02.03 : defense of the thesis 29.12.2012 : approved 30.06.2013 / Orlova Alyona Vladislavovna. – Kazan, 2012. – 143 p [in Russian].
  5. SHmatova YU.E. Ekonomicheskaya i statisticheskaya ocenka problemy alkogol’noj zavisimosti v Rossii (regional’nyj aspekt) [Economic and statistical Assessment of the problem of alcohol dependence in Russia (regional aspect)] / YU.E. SHmatova // Society and Security Insights. – – №3. – P.64–79 [in Russian].
  6. Rehm J. The relation between different dimensions of alcohol consumption and burden of disease: an update / Rehm J., Gmel G.E. Sr., Gmel G., et al. // Addiction. – –Vol.112. – Р. 968–1001.
  7. O sostoyanii sanitarno-epidemiologicheskogo blagopoluchiya naseleniya v Rossijskoj Federacii v 2018 godu: Gosudarstvennyj doklad [On the state of sanitary and epidemiological well-being of the population in the Russian Federation in 2018: State Report]: official text. – M.: Federal’naya sluzhba po nadzoru v sfere zashchity prav potrebitelej i blagopoluchiya cheloveka, 2019. – 254 р [in Russian].
  8. Gray C. Mixed up: alcohol and society / С. Gray // The Lancet psychiatry. –2018. – №5(12) – Р. 970. DOI: 10.1016/S22150366(18)30432–2.
  9. Degenhardt L. The global burden of disease attributable to alcohol and drug use in 195 countries and territories, 1990–2016: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2016. / L. Degenhardt, F. Charlson, A.Ferrari et al. // The Lancet psychiatry. – – №5. – P. 987–1012.
  10. Filippova S.N. Alkogolizm: polifaktornyj determinator riskov dlya zdorov’ya i kachestva zhizni naseleniya Rossijskoj Federacii [Alcoholism: a multi-factor determinator of risks to the health and quality of life of the population of the Russian Federation] / S.N. Filippova, E.V. Pereverzeva, R.G. Fedina // Vestnik RMAT [Bulletin of the RMAT]. – 2017. – №2. –P.129–141 [in Russian].
  11. Rosalkogol’regulirovanie. Federal’naya sluzhba po regulirovaniyu alkogol’nogo rynka [Identified. Federal Service for Alcohol Market Regulation] [Electronic resource]. http://www.fsrar.ru (accessed: 06.12.2019) [in Russian].
  12. Litvinova O.S. Toksikologicheskij monitoring prichin ostryh otravlenij himicheskoj etiologii v Rossijskoj Federacii [Toxicological monitoring of the causes of acute chemical poisoning in the Russian Federation] / O.S. Litvinova, M.V. Klinovskaya // Toksikologicheskij vestnik [Toxicological Bulletin]. – – №1. – P.5–9 [in Russian].
  13. Regiony Rossii. Social’no-ekonomicheskie pokazateli 2018: statisticheskij sbornik. Rosstat [Regions of Russia. Socio-economic indicators 2018: statistical collection. Rosstat]: official. text. – М., – – 1162p. [in Russian].
  14. Borinskaya S.A. Genetika i genomika cheloveka. Populyacii i etnosy v prostranstve vremeni: evolyucionnye i medicinskie aspekty [Human genetics and genomics. Populations and ethnic groups in space-time: evolutionary and medical aspects] / S.A. Borinskaya, N.K. YAnkovskij // Vavilovskij zhurnal genetiki i selekcii [Vavilov Journal of Genetics and Breeding]. – 2013. – T.17. – №4/2 –P.930–942 [in Russian].
  15. Adams К. Adverse reactions to alcohol and alcoholic beverages / K. Adams, T. Rans // Ann Allergy Asthma Immunol. – – №.111. – С.439–445.
  16. Ahramejko A.V. Sovremennye aspekty lecheniya alkogolizma [Modern aspects of alcoholism treatment] / A.V. Ahramejko // Molodoj uchenyj [Young scientist]. – 2015. – №19. – P.255–259 [in Russian].
  17. Gladkij YU.N. Gumanitarno-geograficheskie aspekty alkogolizma v Rossii: vneshnie prichiny smerti i kul’tura potrebleniya spirtnogo [Humanitarian and geographical aspects of alcoholism in Russia: external causes of death and the culture of alcohol consumption] / YU.N. Gladkij, E.V. Bajkova // Gumanitarnyj vektor [Humanitarian vector]. – 2018. – №2(13) –P.142–151 [in Russian].

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.