Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.97.7.050 - Доступен после 17.07.2020

() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Селихова М. С. ПРОЛАПС ОРГАНОВ МАЛОГО ТАЗА У ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА / М. С. Селихова, Г. В. Ершов, А. Г. Ершов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/medical/prolaps-organov-malogo-taza-u-zhenshhin-reproduktivnogo-vozrasta/ (дата обращения: 07.08.2020. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.97.7.050

Импортировать


ПРОЛАПС ОРГАНОВ МАЛОГО ТАЗА У ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА

ПРОЛАПС ОРГАНОВ МАЛОГО ТАЗА У ЖЕНЩИН РЕПРОДУКТИВНОГО ВОЗРАСТА

Научная статья

Селихова М.С.1, Ершов Г.В.2, Ершов А.Г.3, *

3 ORCID: 0000-0003-3966-2813;

1, 3 Волгоградский государственный медицинский университет МЗ РФ, Волгоград, Россия;

2 ЧУЗ ОКБ на ст. «Волгоград-1» ОАО «Российские железные дороги»

* Корреспондирующий автор (ershovgw[at]yandex.ru)

Аннотация

Пролапс органов малого таза (ПОМТ) у женщин может формироваться не только в перименопаузальном периоде, но и у пациенток репродуктивного возраста. Проведен анализ 16 случаев ПОМТ у женщин в возрасте до 40 лет, средний возраст 33,1±0,9 лет. Наиболее частыми жалобами, заставляющими женщин обращаться к врачу, были дискомфорт в области промежности – 73,3%, недержание мочи при кашле, чихании (28,6%), в 15,8% случаев пациентки отмечали периодические запоры и в 5,3% – недержание газов, у каждой четвертой пациентки (26,3%) половой акт сопровождается дискомфортом и болью, 10,5% пациенток отмечали рецидивирующие вульвовагиниты. Большинство женщин (75%) имели в анамнезе травматичные роды с повреждением тканей промежности. Наличие недифференцированных дисплазий соединительной ткани (НДСТ) в данной группе выявлено у 18,75% и ее значимость в формировании ПОМТ в репродуктивном возрасте требует дальнейшего изучения.

Ключевые слова: пролапс органов малого таза, репродуктивный возраст, недержание мочи, диспареуния, вагинит, родовой травматизм.

PROLAPSE OF PELVIC ORGANS IN WOMEN OF REPRODUCTIVE AGE

Research article

Selikhova M.S.1, Ershov G.V.2, Ershov A.G.3, *

3 ORCID: 0000-0003-3966-2813;

1, 3 Volgograd State Medical University, Ministry of Health of the Russian Federation, Volgograd, Russia;

2 Volgograd-1 OJSC, Russian Railways

* Corresponding author (ershovgw[at]yandex.ru)

Abstract

Prolapse of pelvic organs (PPO) in women can appear not only during the perimenopausal period but also in patients of reproductive age. The authors analyzed 16 cases of PPO in women under the age of 40 years; their average age is 33.1 ± 0.9 years. The most frequent complaints of women in this study are as follows: discomfort in the perineum – 73.3%, urinary incontinence when coughing and sneezing (28.6%), in 15.8% of cases, patients noted periodic astrictions and in 5.3% – passing gas, every fourth patient (26.3%), sex accompanied with discomfort and pain, 10.5% of patients noted recurrent vulvovaginitis. Most women (75%) had a history of traumatic delivery with perineal tissue damage. The presence of undifferentiated connective tissue dysplasia (NDST) in this group was detected in 18.75% of cases, and its significance in the formation of PPO in reproductive age requires further study.

Keywords: prolapse of pelvic organs, reproductive age, urinary incontinence, dyspareunia, vaginitis, birth injury.

Введение

Пролапс органов малого таза (ПОМТ) является одним из наиболее часто выявляемых патологических состояний у женщин, требующих оперативного лечения. Хирургические вмешательства по поводу выпадения матки и влагалища занимают третье место после операций по поводу доброкачественных опухолей и эндометриоза [1], [2].

Неуклонный рост числа женщин, страдающих ПОМТ, привело к тому, что данная патология стала не только медицинской, но и экономической проблемой в некоторых странах. Так, в Швеции на лечение заболеваний тазового дна ежегодно затрачивается до 2% из общего бюджета здравоохранения [3]. Прогноз M.K. Lindsay показывает, что частота пролапсов тазовых органов с 2010 по 2030 г. возрастет на 35% [4]. Особую тревогу вызывает все возрастающая частота данной патологии у женщин репродуктивного возраста, так называемое «омоложение ПОМТ», а также появление осложненных и рецидивирующих форм ПТО [5], [6].

В настоящее время большое внимание уделяется разработке методик, направленных на своевременное выявление групп риска по развитию ПОМТ [7], [8]. Одной из этих групп-предикторов являются женщины с дисплазиями соединительной ткани (ДСТ). Дисплазия соединительной ткани (ДСТ) — это генетически детерминированное состояние, характеризующееся дефектами волокнистых структур и основного вещества соединительной ткани, приводящее к нарушению формообразования органов и систем, имеющее прогредиентное течение, определяющее особенности ассоциированной патологии, а также фармакокинетики и фармакокинетике лекарств [8], [9].

Цель исследования

Выявить предрасполагающие и провоцирующие факторы развития пролапса органов малого таза у женщин репродуктивного возраста на основании статистического анализа клинико-анамнестических данных.

Материалы и методы исследования

Для достижения поставленной цели был проведен ретроспективный анализ 16 историй болезни пациенток репродуктивного возраста (до 40 лет), госпитализированных в гинекологическое отделение частного учреждения здравоохранения отделенческой клинической больницы на ст.Волгоград-1 ОАО «Российские Железные Дороги» г.Волгограда в период с февраля 2016 по декабрь 2018 года с верифицированным диагнозом ПОМТ с целью хирургического лечения. Обследование и лечение пациенток проводилось в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи по данному профилю заболевания.

При анализе данных первичной документации оценивались репродуктивный анамнез пациентки, возраст появления первых проявлений и жалоб, возраст обращения за специализированной хирургической помощью, социальный статус, предшествующее лечение ПОМТ и его эффективность, другие гинекологические операции на органах малого таза, взаимосвязь родового травматизма и проявления недифференцированных дисплазий соединительной ткани.

Результаты и их обсуждение

Возраст пациенток на момент обращения за специализированной хирургической помощью варьировался от 28 до 40 лет и составил в среднем 35,3±1,8 лет. При этом средний возраст появления первых жалоб по поводу генитального пролапса составил 33,1±0,9 лет. Разница между этими цифрами приблизительно два года, что указывает на быстрое прогрессирование патологии в конкретной выборке.

Большинство пациенток отмечает в жалобах дискомфорт и ощущение инородного тела в области промежности – 73,3%; каждая четвертая (28,6%) отмечает подтекание мочи при кашле, чихании; в некоторых случаях (5,3%) пациентки отмечали факт необходимости тужиться при мочеиспускании; в 15,8% случаев пациентки отмечали периодические запоры и в 5,3% – недержание газов. Анализ жалоб показал, что у каждой четвертой пациентки (26,3%) половой акт сопровождается дискомфортом и болью, 10,5% пациенток имеют рецедивирующие кольпиты по поводу которых неоднократно проводилось лечение с временным эффектом.

После проведенного обследования пациенток на гинекологическом кресле были выявлены следующие нарушения: зияние половой щели – 63,2%, ректоцеле – 47,4%, цистоцеле – 10,5%, опущение передней и задней стенок влагалища – 42%, рубцовая деформация промежности – 42%.

Все пациентки поступили на плановое оперативное лечение.

Оценка социального статуса показала, что 37,5% женщин работают. Ни в одном из случаев не было каких-либо операций на органах малого таза и не применялись методики консервативного лечения ПОМТ. При анализе акушерского анамнеза установлено, что в 75% случаев присутствовал родовой травматизм. Структура травматизма следующая: в 83,3% случаев был разрыв тканей промежности различной степени тяжести, в 33,3% случаев была проведена эпизиотомия для профилактики более тяжелых повреждений родового канала. Только у 2 (16,7%) пациенток в анамнезе были роды крупным плодом (более 4000г). В 4 случаях (33,3%) отмечалось сочетание нескольких травмирующих факторов. У 3 пациенток (18,75%) были отмечены проявления НДСТ различной степени тяжести по критериям Т. Ю. Смольновой (2003г). При этом в двух случаях отмечается сочетание родового травматизма и проявления НДСТ.

Клинический случай: пациентка М., 28 лет, домохозяйка, обратилась с жалобами на недержание мочи при чихании и кашле. Соматически здорова. Репродуктивный анамнез: беременностей 4, 2 родов крупным плодом, последние роды массой плода 4800г сопровождались разрывом тканей промежности. Жалобы появились вскоре после родов, однако обратилась за медицинской помощью спустя 2 года при нарастании симптомов. Проведено хирургическое лечение, выписана в удовлетворительном состоянии.

Анализ выполненных объемов хирургического лечения ПОМТ показал, что в 25% случаев была произведена коррекция за счет собственных тканей без использования синтетических материалов, у 12 пациенток (75%) использовалось сочетание методик, включающих переднюю кольпоррафию – 13 случаев (81,25%), влагалищную или позадилонную уретропексию по типу ТОТ – 12 случаев (75%), заднюю кольпоррафия – 15 случаев (93,75%), леваторопластику в сочетании с пликацией предней стенки прямой кишки – 14 случаев (87,5%).

Течение послеоперационного периода у всех пациенток было неосложненным, выписка на 7-10 сутки.

Выводы

Полученные данные согласуются с результатами других исследователей и свидетельствуют о возможности развития пролапса тазовых органов у женщин в молодом репродуктивном возрасте, что существенно нарушает качество жизни пациенток в социально-активном возрасте. В формировании ПОМТ у данной группы пациенток значимым является осложненный акушерский анамнез, где ведущим фактором является родовой травматизм. Значение ДСТ как предрасполагающего фактора развития ПОМТ у женщин репродуктивного возраста требует дальнейшего изучения.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Буянова С. Н. Пролапс гениталий / С. Н. Буянова, Н. А. Щукина, Е. С. Зубова, В. А. Сибряева, Рижинашвили И.Д. // Российский вестник акушера-гинеколога. 2017; 17 (1): 37–45. DOI: 10.17116/rosakush201717137–45.
  2. Sheyn D. History of cervical insufficiency increases the risk of pelvic organ prolapse and stress urinary incontinence in parous women / D. Sheyn, K.L. Addae-Konaedu, A.M. Bauer, K.I. Dawodu, D.N. Hackney, S.A. El-Nashar // Maturitas. 2017.
  3. Milsom I. Breaking news in the prediction of pelvic floor disorders / I. Milsom, M. Gyhagen // Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2019. Vol. 54. P. 41-48.
  4. Lindsay M.K. The tragedy of childbirth vesicovaginal fistula: time for action / M.K. Lindsay // J. Natl Med. Assoc. 2011. Vol. 101, N 6. P. 596.
  5. Зиганшин А.М. Метод прогнозирования факторов риска пролапса тазовых органов / А.М. Зиганшин, В.А. Кулавский // Таврический медико-биологический вестник. 2016; 19(2):65–8.
  6. Volloyhaus I. Association between pelvic floor muscle trauma and pelvic organ prolapse 20 years after delivery / I Volloyhaus, S Morkved, KA Salvesen // International Urogynecology Journal. 2015 Jul 22;27(1):39–45. doi: 10.1007/s00192-015-2784-8
  7. Yilmaz N. HOXA11 and MMP2 gene expression in uterosacral ligaments of women with pelvic organ prolapse / N. Yilmaz, G. Ozaksit, Y.K. Terzi, S. Yilmaz et al. // J. Turk. Ger. Gynecol. Assoc. 2014. Vol. 15, N 2. P. 104-108.
  8. Наследственные нарушения соединительной ткани. Российские рекомендации. Всероссийское научное общество кардиологов // Росс. кардиологический журнал. — 2012. — № 4 (96). — Прил. 1. – 32 с.
  9. Alarab M. Static mechsnical loading influences the exspressio of extracellular matrix and cell adhesion proteins in vaginal cells derived from premenopausal women with severe pelvic organ prolapse / M. Alarab, H. Drutz, S. Lye // Reprod. Sci. 2016. Vol. 23, N 8. P. 978-992.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Buyanova S. N. Prolaps genitaliy. [Genital prolapse] / S. N. Bujanova, N. A. Shhukina, E. S. Zubova, V. A. Sibrjaeva // Rossiyskiy vestnik akushera-ginekologa [Russian Bulletin of the Obstetrician-Gynecologist.] 2017; 17 (1): 37–45. DOI:10.17116/rosakush201717137–45. [in Russian]
  2. Sheyn D. History of cervical insufficiency increases the risk of pelvic organ prolapse and stress urinary incontinence in parous women / D. Sheyn, K.L. Addae-Konaedu, A.M. Bauer, K.I. Dawodu, D.N. Hackney, S.A. El-Nashar // Maturitas. 2017.
  3. Milsom I. Breaking news in the prediction of pelvic floor disorders / I. Milsom, M. Gyhagen // Best Pract. Res. Clin. Obstet. Gynaecol. 2019. Vol. 54. P. 41-48.
  4. Lindsay M.K. The tragedy of childbirth vesicovaginal fistula: time for action / M.K. Lindsay // J. Natl Med. Assoc. 2011. Vol. 101, N 6. P. 596.
  5. Ziganshin A.M. Metod prognozirovaniya faktorov riska prolapsa tazovykh organov [Method for predicting risk factors for pelvic organ prolapse]. / A.M. Ziganshin, V.A. Kulavskij // Tavricheskiy mediko-biologicheskiy vestnik [Tauride Medical and Biological Bulletin]. 2016; 19 (2): 65–68 [in Russian].
  6. Volloyhaus I. Association between pelvic floor muscle trauma and pelvic organ prolapse 20 years after delivery / I Volloyhaus, S Morkved, KA Salvesen // International Urogynecology Journal. 2015 Jul 22;27(1):39–45. doi: 10.1007/s00192-015-2784-8
  7. Yilmaz N. HOXA11 and MMP2 gene expression in uterosacral ligaments of women with pelvic organ prolapse / N. Yilmaz, G. Ozaksit, Y.K. Terzi, S. Yilmaz et al. // J. Turk. Ger. Gynecol. Assoc. 2014. Vol. 15, N 2. P. 104-108.
  8. Nasledstvennyye narusheniya soyedinitel’noy tkani. Rossiyskiye rekomendatsii. Vserossiyskoye nauchnoye obshchestvo kardiologov [Inherited connective tissue disorders. Russian recommendations. All-Russian Scientific Society of Cardiology] // Ross. kardiologicheskiy zhurnal [Russian cardiological journal]. – 2012. – No. 4 (96). – Ad. 1. – 32 p. [in Russian]
  9. Alarab M. Static mechsnical loading influences the exspressio of extracellular matrix and cell adhesion proteins in vaginal cells derived from premenopausal women with severe pelvic organ prolapse / M. Alarab, H. Drutz, S. Lye // Reprod. Sci. 2016. Vol. 23, N 8. P. 978-992.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.