Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.108.6.055

Скачать PDF ( ) Страницы: 114-119 Выпуск: № 6 (108) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Ирдеева В. А. ОБСЕМЕНЕННОСТЬ ЯЙЦАМИ, ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ / В. А. Ирдеева, С. А. Шеметова, Р. С. Аракельян и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 2. — С. 114—119. — URL: https://research-journal.org/medical/obsemenennost-yajcami-lichinkami-gelmintov-i-cistami-patogennyx-kishechnyx-prostejshix-vodnyx-obektov-astraxanskoj-oblasti/ (дата обращения: 18.09.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.055
Ирдеева В. А. ОБСЕМЕНЕННОСТЬ ЯЙЦАМИ, ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ / В. А. Ирдеева, С. А. Шеметова, Р. С. Аракельян и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 6 (108) Часть 2. — С. 114—119. doi: 10.23670/IRJ.2021.108.6.055

Импортировать


ОБСЕМЕНЕННОСТЬ ЯЙЦАМИ, ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

ОБСЕМЕНЕННОСТЬ ЯЙЦАМИ, ЛИЧИНКАМИ ГЕЛЬМИНТОВ И ЦИСТАМИ ПАТОГЕННЫХ КИШЕЧНЫХ ПРОСТЕЙШИХ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ АСТРАХАНСКОЙ ОБЛАСТИ

Научная статья

Ирдеева В.А.1, Шеметова С.А.2, Аракельян Р.С.3, *, Полянская Н.В.4, Шендо Г.Л.5, Мозжелина М.А.6

1 ORCID: 0000-0003-2722-4074;

2 ORCID: 0000-0002-3066-2676;

3 ORCID: 0000-0001-7549-2925;

4 ORCID: 0000-0003-1228-4947;

5 ORCID: 0000-0002-0969-8543;

6 ORCID: 0000-0003-3165-3541;

1, 3 Астраханский государственный медицинский университ Минздрава России, Астрахань, Россия;

1 Городской клинический родильный дом, Астрахань, Россия;

2, 4, 5 Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области, Астрахань, Россия;

6 Областная детская клиническая больница им. Н.Н. Силищевой, Астрахань, Россия

* Корреспондирующий автор (rudolf_astrakhan[at]rambler.ru)

Аннотация

Цель исследования. Изучить и проанализировать санитарно-паразитологическое состояние водных объектов Астраханской области за 2016 – 2020 гг.

Материалы и методы. За анализируемый период на территории Астраханской области были проведены лабораторные исследования 43329 проб, отобранных с различных объектов окружающей среды, из которых неудовлетворительные пробы составили 1,02% (442 пробы).

Результаты исследования. За период с 2016 по 2020 гг. подразделениями ФБУЗ было отобрано 38393 пробы с различных объектов окружающей среды, выполнено 76786 исследований. Число неудовлетворительных проб данной группы составило 0,9% (363 пробы). Доля проб, отобранных с объектов окружающей среды Астраханской области, составила 88,6% от числа всех отобранных проб санитарно-паразитологических исследований, выполненных за анализируемый период.

Доля проб воды, исследованной на паразитарные показатели в структуре всех исследований проб окружающей среды, составила 5,8% (2507 проб).

Вода отбиралась с различных водных объектов: объекты централизованного водоснабжения, поверхностные водоемы, плавательные бассейны, сточная вода. Также наряду со сточной водой исследовался и их осадок.

В результате исследования были получены результаты. Наличие личинок стронгилид в воде централизованного водоснабжения свидетельствует о некачественном обеззараживании данного объекта. Наличие положительных находок (яйца остриц и цисты дизентерийной амебы) в воде плавательных бассейнов свидетельствует о посещении данного объекта лицами, инвазированными данными паразитозами. Присутствие в пробах воды, отобранных из поверхностных водоемов яиц, личинок и цист патогенных простейших свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями инвазированных людей (яйца аскарид, описторхиса, цисты дизентерийной амебы, бластоцисты) и/или животных (яйца токсокар, личинки стронгилид) либо о загрязнении воды поверхностных водоемов канализационными или сточными водами. Наличие в сточной воде и осадках сточных вод яиц и личинок гельминтов, а также цист патогенных кишечных простейших свидетельствует о некачественной дезинфекционной обработке данных объектов.

Ключевые слова: Вода, паразитарная обсемененность, яйца и личинки гельминтов, цисты патогенных кишечных простейших, ооцисты криптоспоридий.

CONTAMINATION OF WATER BODIES WITH EGGS, HELMINTH LARVAE, AND CYSTS
OF PATHOGENIC INTESTINAL PROTOZOA IN ASTRAKHAN OBLAST

Research article

Irdeeva V.A.1, Shemetova S.A.2, Arakelyan R.S.3, *, Polyanskaya N.V.4, Shendo G.L.5, Mozzhelina M.A.6

1 ORCID: 0000-0003-2722-4074;

2 ORCID: 0000-0002-3066-2676;

3 ORCID: 0000-0001-7549-2925;

4 ORCID: 0000-0003-1228-4947;

5 ORCID: 0000-0002-0969-8543;

6 ORCID: 0000-0003-3165-3541;

1, 3 Astrakhan State Medical University, Astrakhan, Russia;

1 City Clinical Maternity Hospital, Astrakhan, Russia;

2, 4, 5 Center of Hygiene and Epidemiology in Astrakhan Oblast, Astrakhan, Russia;

6 N. N. Silishcheva Regional Children’s Clinical Hospital, Astrakhan, Russia

* Corresponding author (rudolf_astrakhan[at]rambler.ru)

Abstract

The aim of the study. To study and analyze the sanitary and parasitological state of water bodies of Astrakhan Oblast for the period from 2016 to 2020.

Materials and methods. During this period, laboratory studies were conducted on the territory of Astrakhan Oblast of 43329 samples taken from various environmental objects, of which 1.02% (442 samples) were deemed unsatisfactory.

Results. During the period from 2016 to 2020, the departments of the Federal State Budgetary Institution took 38,393 samples from various environmental objects and performed 76786 studies. The number of unsatisfactory samples in this group amounted to 0.9% (363 samples). The share of samples taken from environmental objects of Astrakhan Oblast makes up 88.6% of all the samples taken during sanitary and parasitological studies performed during the period under study.

The share of water samples tested for parasitic indicators in the structure of all environmental samples amounted to 5.8% (2507 samples).

Water was collected from various water bodies, such as centralized water supply facilities, surface reservoirs, swimming pools, and wastewater. The sediment of waste water was also studied.

The study presents the following results. The presence of strongylid larvae in the water of the centralized water supply indicates poor-quality disinfection of this water object. The presence of pinworm eggs and dysentery amoeba cysts in the water of swimming pools indicates that this object was visited by persons infected with these parasitoses. The presence of eggs, larvae and cysts of pathogenic protozoa in water samples taken from surface reservoirs indicates contamination of these objects with the feces of infected people (eggs of ascarids, opisthorchis, cysts of dysentery amoeba, blastocysts) and/or animals (toxocara eggs, larvae of strongylids) or contamination of the water of surface reservoirs with sewage. The presence of eggs and larvae of helminths as well as cysts of pathogenic intestinal protozoa in wastewater and sewage sludge indicates poor-quality disinfection treatment of these objects.

Keywords: water, parasitic contamination, eggs and larvae of helminths, cysts of pathogenic intestinal protozoa, oocysts of cryptosporidia.

Введение

Инфекционные и паразитарные болезни широко распространены во многих регионах России, представляя собой медицинскую, социальную и экономическую проблемы для здравоохранения [1], [3], [5], [8]. Среди этих проблем, несомненно, одной из важных и социально значимых является профилактика паразитарных инвазий. Распространение паразитарных болезней среди населения во многом зависит от эколого-паразитарного состояния среды его обитания. В настоящее время значительно расширился круг актуальных проблем инфекционных и паразитарных болезней, передающихся человеку через объекты окружающей среды. Элементы внешней среды, выступающие в роли объектов исследования в санитарной паразитологии, могут служить факторами передачи паразитозов, индикаторами возможного риска заражения населения и вероятности распространения возбудителей паразитарных болезней в среде обитания человека. Существенное место в оценке активности эпидемического процесса при паразитарных болезнях принадлежит результатам санитарно-паразитологических исследований, поскольку они способствуют определению состояния одного из ключевых элементов паразитарной подсистемы этих заболеваний — механизма передачи заразного начала [9].

В последнее время большое внимание уделяется взаимосвязи человеческой деятельности, среды обитания и здоровья населения. Изменение социально- экономических отношений, антропогенное преобразование природы приводит к изменению условий жизни не только населения, но и условий обитания в окружающей среде возбудителей инфекционных и паразитарных болезней. Распространение паразитарных болезней среди населения во многом зависит от эколого-паразитологического состояния среды обитания, так как в ней многие виды паразитов проходят одну из стадий своего биологического цикла, могут длительное время выживать в ней, сохраняя свою инвазивность. Необходимы меры, обеспечивающие снижение паразитарной заболеваемости, и в первую очередь такие как, обеспечение населения доброкачественной питьевой водой, санитарная очистка населенных пунктов, повышение общественной и личной гигиены. Важной составной частью эпиднадзора за паразитарными болезнями является санитарно-паразитологический контроль объектов окружающей среды, выявление факторов, способствующих их возникновению и распространению, в том числе через воду. Питьевая вода является одним из ведущих факторов, обуславливающих показатели здоровья населения, а также возникновения массовых инфекционных и паразитарных заболеваний. Главным требованием к ее качеству является ее безопасность [6].

В системе санитарно-паразитологического мониторинга особая роль отведена определению качества сточных вод и их осадков по паразитологическим показателям, в связи с их эпидемиологической значимостью и влиянием на возможное загрязнение поверхностных водных объектов патогенами при сбросе стоков. На очистных сооружениях канализации проводится надзор за качеством очистки стоков как со стороны Роспотребнадзора, так и при производственном контроле, обязательной составной частью которых являются санитарно-паразитологические исследования сточных вод, осадков и их оценка [4].

Всемирная организация здравоохранения относит к влиянию водного фактора треть фиксируемых заболеваний человека. Практически все поверхностные водные объекты подвергаются антропогенному и техногенному воздействию с различной степенью выраженности [2].

Цель исследования. Изучить и проанализировать санитарно-паразитологическое состояние водных объектов Астраханской области за 2016 – 2020 гг.

Материалы и методы

Исследовательская работа проводилась на базе лаборатории бактериологических и паразитологических исследований ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» с 2016 по 2020 гг.

В работе использовались собственные наблюдения, а также отчетные формы ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» (форма 2) за период 2016 – 2020 гг. (5 отчетных форм).

Всего за анализируемый период на территории Астраханской области лабораторией бактериологических и паразитологических исследований ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Астраханской области» (далее ФБУЗ), а также Филиалами ФБУЗ были проведены лабораторные исследования 43329 проб, отобранных с различных объектов окружающей среды, из которых неудовлетворительные пробы составили 1,02% (442 пробы).

Все, доставляемые для исследования в лабораторию, пробы, были закодированы и имели свой индивидуальный шифр.

Исследования воды проводились согласно нормативным документам [7].

Статистическая обработка результатов проводилась при помощи программы Microsoft Office Exсel (Microsoft, США) и BioStat Professional 5.8.4. Определяли процентное выражение ряда данных (%).

Результаты исследования

За период с 2016 по 2020 гг. подразделениями ФБУЗ было отобрано 38393 пробы с различных объектов окружающей среды, выполнено 76786 исследований. Число неудовлетворительных проб данной группы составило 0,9% (363 пробы). Доля проб, отобранных с объектов окружающей среды Астраханской области, составила 88,6% от числа всех отобранных проб санитарно-паразитологических исследований, выполненных за анализируемый период (таблица 1).

 

Таблица 1 – Число проб, отобранных с различных объектов окружающей среды

Объект исследования Всего отобрано проб (шт.) Неудовлетворительные пробы (шт.) %
Почва 4146 271 6,5
Смывы с твердых бытовых поверхностей 31740 1 0,003
Вода и водные объекты 2507 91 3,6
Всего 43329 442 1,02

 

Доля проб воды, исследованной на паразитарные показатели в структуре всех исследований проб окружающей среды, составила 5,8% (2507 проб) (рисунок 1).

09-07-2021 15-24-13

Рис. 1 – Число исследованных проб воды за 2016 – 2020 гг.

 

Пробы воды отбирались как в городской, так и сельской местностях и исследовалась на наличие в ней яиц и личинок гельминтов, цист патогенных кишечных простейших и ооцист криптоспоридий.

Вода отбиралась с различных водных объектов: объекты централизованного водоснабжения, поверхностные водоемы, плавательные бассейны, сточная вода. Также наряду со сточной водой исследовался и их осадок (рисунок 2).

09-07-2021 15-24-27

Рис. 2 – Число исследованных проб воды в зависимости от точки забора

 

Как видно из приведенного выше, рисунка, наибольшее число проб воды было отобрано с плавательных бассейнов и составило 38,1% (955 проб) от числа всех исследованных за анализируемый период проб воды. Положительные находки отмечались в 0,3% (3 пробы).

Наибольшее число проб воды, отобранной с плавательных бассейнов отмечалось в 2016 и 2018 гг. и составило – 23,2 (222 пробы) в 2016 г. и 22,9% (219 проб) в 2018. Число положительных находок в данных образцах воды, отмечалось только в 2018 г. и составило 0,5% (1 проба). В данной пробе была обнаружена личинка Strongyloides stercoralis. В остальные годы отбор и исследование проб воды также производились. Так, в 2017 г. было исследовано 17,9% (171 проба), из которых в 1,2% (2 пробы) отмечались положительные находки в виде яиц Enterobius vermicularis и неоплодотворенных яиц Ascaris lumbricoides – по 1 пробе.

В 2019 г. было исследовано 20,5% (196 проб) – все пробы отвечали норме. А в 2020 г. было исследовано 15,4% (147 проб). Все пробы воды в данном году соответствовали норме.

Число исследованных проб воды, отобранных с поверхностных водоемов в 1,4 раза ниже, чем пробы воды из плавательных бассейнов. В данном случае, пробы воды из поверхностных водоемов составили 27,0% (676 проб), из которых не отвечали гигиеническим нормативам – 6,2% (42 пробы).

При исследовании проб воды, отобранной из поверхностных водоемов, наибольшее число проб воды было отобрано в 2016 г. и составило 33,7% (228 проб) от числа всех проб воды, отобранных из поверхностных водоемов. Число проб, не отвечающих гигиеническим показателям, составило 8,8% (20 проб). в данных образцах были обнаружены неоплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Opisthorchis felineus – по 0,4% (по 1 пробе), яйца Toxocara canis – 1,8% (4 пробы) и личинки Strongyloides stercoralis – 6,1% (14 проб).

В последующие годы число отобранных и исследованных проб воды уменьшилось почти в два раза и составило в 2017 и 2018 гг. – по 18,2% (по 123 пробы), в 2019 г. – 20,4% (138 проб) и в 2020 г. – 9,5% (64 пробы).

Неудовлетворительные находки отмечались также в 2017 г. и составили 9,8% (12 проб) – в частности, были обнаружены неоплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Toxocara canis – по 0,8% (по 1 пробе), личинки Strongyloides stercoralis – 6,5% (8 проб) и цисты Entamoeba histolytica – 1,6% (2 пробы).

В 2018 г. неудовлетворительные находки в воде поверхностных водоемов составили 4,9% (6 проб) – были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis – 3,3% (4 пробы) и Blastocystis hominis – 1,6% (2 пробы).

В 2019 г. положительные находки в воде составили 2,2% (3 пробы). В данных пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis, а в 2020 г. положительные находки составили 1,6% (1 проба), в которой была обнаружена личинка Strongyloides stercoralis.

Доля проб воды, отобранных с объектов централизованного водоснабжения составила 23,9% (600 проб), что по сравнению с пробами воды из плавательных бассейнов в 1,6 раза меньше таковых и в 1,1 раза меньше, чем пробы воды из поверхностных водоемов. Число неудовлетворительных проб воды централизованного водоснабжения составило 0,5% (3 пробы).

Максимальное число проб данной категории воды было отобрано также, как и в пробах воды из поверхностных водоемов, в 2016 г. и составило 37,5% (225 проб), из которых неудовлетворительными оказались 1,3% (3 пробы). Во всех положительных пробах были обнаружены личинки Strongyloides stercoralis.

В последующие годы число исследованных проб воды также снижалось и составили в 2017 г. 20,8% (125 проб), в 2018 г. – 18,8% (113 проб), в 2019 г. – 13,5% (81 проба) и в 2020 г. – 9,3% (56 проб). Все исследованные пробы воды, отобранные с объектов централизованного водоснабжения с 2017 по 2020 гг. – соответствовали норме, положительные находки не наблюдались.

Доля проб сточной воды в общей структуре отобранных и исследованных проб воды, составила 9,9% (247 проб), что по сравнению с предыдущими пробами воды меньше в несколько раз: в 3,9 раза по сравнению с водой из плавательных бассейнов, в 2,7 раза с водой из поверхностных водоемов и в 2,4 раза по сравнению с водой централизованного водоснабжения. Неудовлетворительные находки в данной группе воды составили 13,4% (33 пробы).

Так, наибольшее число проб сточной воды было отобрано в 2016 и 2017 гг. и составило 29,9% (69 проб) и 27,5% (68 проб) соответственно. Число неудовлетворительных проб в данные годы составило: 2016 г. – 17,4% (12 проб), в т.ч. неоплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides и яйца Opisthorchis felineus – по 1,4% (по 1 пробе), яйца Toxocara canis и Diphyllobothrium latum – по 2,8% (по 2 пробы), личинки Strongyloides stercoralis – 8,7% (6 проб). В 2017 г. количество неудовлетворительных проб составило 16,2% (11 проб), в т.ч. яйца Opisthorchis felineus и Diphyllobothrium latum – по 1,5% (по 1 пробе), цисты Entamoeba histolytica – 4,4% (3 пробы), личинки Strongyloides stercoralis – 8,8%
(6 проб).

Число исследованных проб сточной воды в 2018 г. составило 19,0% (47 проб), из которых неудовлетворительные пробы составили 14,9% (7 проб), в т.ч. яйца Opisthorchis felineus и Toxocara canis – по 2,1% (по 1 пробе), личинки Strongyloides stercoralis – 4,3% (2 пробы), цисты Entamoeba histolytica – 6,4% (3 пробы).

В 2019 г. было исследовано 14,2% (35 проб) сточной воды, из которых 2,9% (1 проба) не соответствовала норме – были обнаружены неоплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides. И в 2020 г. было исследовано 11,3% (28 проб), из которых в 2-х пробах – 7,1% были обнаружены неоплодотворенные яйца Ascaris lumbricoides.

На долю проб осадка сточных вод пришлось 1,2% (29 проб), что по сравнению с исследованными пробами сточной воды в 8,5 раз меньше. Количество проб, не отвечающих санитарно-паразитологическим показателям, составило 34,5% (10 проб).

Осадок сточных вод исследовался с 2017 г. Так, максимальное число проб данной категории было исследовано в 2017 и 2018 гг. и составило соответственно 37,9% (11 проб) и 55,2% (16 проб). Неудовлетворительные находки в данные годы составили 63,6% (11 проб) и 18,8% (3 пробы) соответственно.

В 2017 г. положительные находки в осадке сточных вод были идентифицированы как, яйца Opisthorchis felineus – 9,1% (1 проба), а также как яйца Toxocara canis, личинки Strongyloides stercoralis и цисты Entamoeba histolytica – по 18,2% (по 2 пробы).

В 2018 г. положительные находки составили: яйца Toxocara canis – 6,3% (1 проба) и личинки Strongyloides stercoralis – 12,5% (2 пробы).

Доля проб осадка сточных вод в 2019 и 2020 гг. составила по 3,4% (по 1 пробе). Все исследованные пробы соответствовали норме – положительные находки не отмечались.

Выводы

  1. Наличие личинок стронгилид в воде централизованного водоснабжения свидетельствует о некачественном обеззараживании данного объекта.
  2. Наличие положительных находок (яйца остриц и цисты дизентерийной амебы) в воде плавательных бассейнов свидетельствует о посещении данного объекта лицами, инвазированными данными паразитозами.
  3. Присутствие в пробах воды, отобранных из поверхностных водоемов яиц, личинок и цист патогенных простейших свидетельствует о загрязнении данных объектов фекалиями инвазированных людей (яйца аскарид, описторхиса, цисты дизентерийной амебы, бластоцисты) и/или животных (яйца токсокар, личинки стронгилид) либо о загрязнении воды поверхностных водоемов канализационными или сточными водами.
  4. Наличие в сточной воде и осадках сточных вод яиц и личинок гельминтов, а также цист патогенных кишечных простейших свидетельствует о некачественной дезинфекционной обработке данных объектов.
Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Бедлинская, Н.Р. Клинико-лабораторные особенности течения Астраханской риккетсиозной лихорадки у больбных с гипертонической болезнью / Н.Р. Бедлинская и др. // Астраханский медицинский журнал 2012; Т. 7. № 2: 44-47.
  2. Болатчиев К.Х. Санитарно-паразитологический мониторинг сточных вод в Карачаево-Черкесской Республике / К.Х. Болатчиев, Ф.К. Цекапибзева, Л.А. Ермакова // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2016. № 17. С. 89-91.
  3. Галимзянов, Х.М. Современные аспекты состояния гемостаза при некоторых арбовирусных инфекциях / Х.М. Галимзянов и др. // Астраханский медицинский журнал 2012; Т. 7. № 1: 27–31.
  4. Димидова Л.Л. Санитарно-эпидемиологическая оценка качества сточных вод и их осадков по паразитологическим показателям / Л.Л. Димидова, Е.П. Хроменкова, О.С. Думбадзе и др. // Теория и практика борьбы с паразитарными болезнями. 2015. № 16. С. 123-124.
  5. Карпенко, С.Ф. Особенности клинических проявлений коксиеллеза в Астраханской области / С.Ф. Карпенко и др. // Инфекционные болезни. 2016; Т. 14. № 1: 129.
  6. Кратенко И.С. Санитарно-паразитологический контроль водоснабжения в Харьковской области / И.С. Кратенко, Н.С. Чегодайкина, Р.Г. Павленко // Актуальные проблемы транспортной медицины. 2008. № 4 (14). С. 078-081.
  7. Методические указания МУК 4.2.2314-08 «Методы санитарно-паразитологического анализа воды».
  8. Мирекина Е.В. Анализ современной эпидемиологической ситуации клинических проявлений Крымской геморрагической лихорадки на территории Астраханской области / Е.В. Мирекина, Х.М. Галимзянов, Л.П. Черенова и др. //Астраханский медицинский журнал. 2019; Т. 14. № 4: 36-45.
  9. Твердохлебова, Т.И. Санитарно-паразитологический мониторинг объектов окружающей среды Ростовской области / Т.И. Твердохлебова и др. //Медицинский вестник Юга России. – 2020. – Т. 11, № 3. – С. 79-83.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Belinskaya, N. R. Kliniko-laboratornye osobennosti techenija Astrahanskoj rikketsioznoj lihoradki u bol’bnyh s gipertonicheskoj bolezn’ju [Clinical and laboratory features of the course Astrakhan rickettsial fever bolnyh with hypertension] / N. R. Belinskaya etc. // Astrahanskij medicinskij zhurnal [Astrakhan medical journal] 2012; vol. 7. No. 2: 44-47. [in Russian]
  2. Belatchew K. H. Sanitarno-parazitologicheskij monitoring stochnyh vod v Karachaevo-Cherkesskoj Respublike [Sanitary-parasitological monitoring of wastewater in the Karachay-Cherkess Republic] / K.H. Bolatchiev, F.K. Cekapibzeva, L.A. Ermakova // Teorija i praktika bor’by s parazitarnymi boleznjami [Theory and practice of combating parasitic diseases]. 2016. No. 17. pp. 89-91. [in Russian]
  3. Galimzyanov Kh. M. Sovremennye aspekty sostojanija gemostaza pri nekotoryh arbovirusnyh infekcijah [Modern aspects of the state of hemostasis in some arbovirus infections] / H. M. Galimzyanov, etc. // Astrahanskij medicinskij zhurnal [Astrakhan medical journal] 2012; vol. 7. No. 1: 27-31. [in Russian]
  4. Demidova L. L. Sanitarno-jepidemiologicheskaja ocenka kachestva stochnyh vod i ih osadkov po parazitologicheskim pokazateljam [Sanitary-epidemiological assessment of the quality of wastewater and precipitation based on parasitological indicators] / L.L. Dimidova, E.P. Hromenkova, O.S. Dumbadze etc. // Teorija i praktika bor’by s parazitarnymi boleznjami [Theory and practice of prevention of parasitic diseases]. 2015. No. 16. pp. 123-124. [in Russian]
  5. Karpenko, S. F. Osobennosti klinicheskih projavlenij koksielleza v Astrahanskoj oblasti [Features of clinical manifestations of coxyellosis in the Astrakhan region] / S. F. Karpenko et al. // Infekcionnye bolezni [Infectious diseases]. 2016; Vol. 14, no. 1: 129. [in Russian]
  6. Kratenko I. S. Sanitarno-parazitologicheskij kontrol’ vodosnabzhenija v Har’kovskoj oblasti [Sanitary -parasitological control of water supply in the Kharkiv region] / I. S. Kratenko, N. S. Chegodaykina, R. G. Pavlenko // Aktual’nye problemy transportnoj mediciny [Actual problems of transport medicine]. 2008. No. 4 (14). pp. 078-081. [in Russian]
  7. Metodicheskie ukazanija MUK 4.2.2314-08 «Metody sanitarno-parazitologicheskogo analiza vody»[Methodological guidelines of the MUC 4.2.2314-08 “Methods of sanitary and parasitological analysis of water”]. [in Russian]
  8. Mirekina E. V. Analiz sovremennoj jepidemiologicheskoj situacii klinicheskih projavlenij Krymskoj gemorragicheskoj lihoradki na territorii Astrahanskoj oblasti [Analysis of the modern epidemiological situation of clinical manifestations of Crimean hemorrhagic fever in the territory of the Astrakhan region] / E. V. Mirekina, Kh. M. Galimzyanov, L. P. Cherenova et al. // Astrahanskij medicinskij zhurnal [Astrakhan Medical Journal]. 2019; Vol. 14, no. 4: 36-45. [in Russian]
  9. Tverdokhlebova, T. I. Sanitarno-parazitologicheskij monitoring ob#ektov okruzhajushhej sredy Rostovskoj oblasti [Sanitary-parasitological monitoring of environmental objects of the Rostov region] / T. I. Tverdokhlebova et al. // Medicinskij vestnik Juga Rossii [Medical Bulletin of the South of Russia]. – 2020. – Vol. 11, No. 3. – pp. 79-83. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.