Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.106.4.046

Скачать PDF ( ) Страницы: 108-112 Выпуск: № 4 (106) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Гольская А. И. НАРУШЕНИЕ СНА И ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИНСОМНИИ / А. И. Гольская, Р. К. Мирзоева, О. В. Черник и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 108—112. — URL: https://research-journal.org/medical/narushenie-sna-i-osnovnye-prichiny-vozniknoveniya-insomnii/ (дата обращения: 15.05.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.046
Гольская А. И. НАРУШЕНИЕ СНА И ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИНСОМНИИ / А. И. Гольская, Р. К. Мирзоева, О. В. Черник и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 4 (106) Часть 2. — С. 108—112. doi: 10.23670/IRJ.2021.106.4.046

Импортировать


НАРУШЕНИЕ СНА И ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИНСОМНИИ

НАРУШЕНИЕ СНА И ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИНСОМНИИ

Обзорная статья

Гольская А.И.1, Мирзоева Р.К.2, Черник О.В.3, Осипова А.С.4, Бердыш Д.С.5

1, 2, 3, 5 Кубанский Медицинский институт, Краснодар, Россия;

4 Краснодарский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации, Краснодар, Россия

* Корреспондирующий автор (summit.medicine[at]mail.ru)

Аннотация

Бессонницей страдает едва ли не половина жителей планеты Земля и встречается во всех возрастных группах, но преобладает у пациентов старшего возраста. Инсомния ухудшает качество жизни не менее, чем другие распространенные заболевания. В данной статье предпринята попытка раскрыть основные причины бессонницы, показано негативные негативное влияние сокращения продолжительности сна и снижения его качества больных на степень снижения массы тела при лечении ожирения, снижения когнитивных функций. Инсомния является одной из наиболее актуальных проблем социального общества. Причины бессонницы могут быть разные – от генетических нарушений до стрессов на работе, и каждый случай требует индивидуального подхода и лечения.

Ключевые слова: бессонница, инсомния, синдром хронической усталости, депрессия, ожирение, пожилой возраст.

SLEEP DISORDERS AND THE MAIN CAUSES OF INSOMNIA

Review article

Golskaya A.I.1, *, Mirzoeva R.K.2, Chernik O.V.3, Osipova A.S.4, Berdysh D.S.4

1, 2, 3, 5 Non-State Educational Private Institution Kuban Medical Institute, Krasnodar, Russia;

4 Krasnodar University of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Krasnodar, Russia

* Корреспондирующий автор (summit.medicine[at]mail.ru)

Abstract

Insomnia affects almost half of the inhabitants of the planet Earth and occurs in all age groups, but is prevalent in older patients. Insomnia worsens the quality of life no less than other common diseases. This article attempts to identify the main causes of insomnia, shows the negative impact of reducing the duration of sleep and reducing its quality of patients on the degree of weight loss in the treatment of obesity and cognitive decline. Insomnia is one of the most pressing problems in society. The causes of insomnia can vary from genetic disorders to stress at work, and each case requires individual approach and treatment.

Keywords: insomnia, chronic fatigue syndrome, depression, obesity, old age.

«Уснуть – и видеть сны». Долгое время сон считался временем ничем не прерываемого бездействия, когда все процессы в организме замедляются. В 1913 г. французский физиолог Анри Пьерон опубликовал книгу «Физиологическая проблема сна», что стало первой научной попыткой рассмотреть сон с физиологической точки зрения. Пьерон также искал доказательства тому, что некое вещество («гипнотоксин») постепенно накапливается в мозге во время бодрствования и приводит к погружению в сон.

Сон – это не единый неделимый период покоя. Напротив, он состоит из нескольких фаз, из которых фаза быстрого сна в сумме составляет 20-25% (90-120 мин), разделяясь на 4-5 периодов. Более 80% сна новорождённых – это фаза быстрого сна. Биологический смысл этого чередования остаётся пока предметом дискуссий. Возможно, быстрый сон нужен для закрепления полученного опыта в виде памяти или для развития центральной нервной системы новорождённых. Достоверно известно, однако, что лишение фазы быстрого сна приводит к существенным физиологическим и поведенческим нарушениям. У взрослых фаза быстрых движений глаз составляет 20-25% всего сна, у новорождённых – 80%. [1]. Если есть сон, то должно быть его противопоставление – отсутствие сна бессонница или инсомния.

По данным Центра нейротехнологий сна и бодрствования, обычной бессонницей страдает едва ли не половина жителей планеты Земля (от 28% до 45% в некоторых странах). В России — примерно 30% жителей страдают от бессонницы, чаще жители больших городов. Расстройство сна в России приобретает едва ли не характер эпидемии. Но чаще всего это состояние можно назвать «ложной бессонницей», и оно характеризуется нарушением режима и «придуманными человеком проблемами со сном» [2].

Диагноз инсомнии может быть поставлен только в том случае, когда у пациента есть возможность и условия для полноценного сна. К сожалению, в гериатрической практике инсомния часто не диагностируется, нарушение сна считается неизбежным следствием старения. Хотя структура сна действительно несколько изменяется с возрастом, эти нормальные изменения не проявляются дискомфортом, жалобами на нарушение сна и ухудшением дневного состояния. Наличие жалоб на нарушение сна указывает на инсомнию. [3].

Инсомния встречается во всех возрастных группах, но преобладает у пациентов старшего возраста. От 12 до 25% пожилых пациентов без серьезных заболеваний отмечают у себя нарушения сна, а среди пациентов с выявленным соматическим или психическим расстройством этот показатель еще выше. В дополнение к нормальным изменениям в картине сна, с возрастом повышается частота соматических заболеваний и применения лекарств, изменяется образ жизни – это обусловливает повышенный риск нарушений сна у пожилых пациентов [4]. Инсомния ухудшает качество жизни не менее, чем другие распространенные в пожилом возрасте заболевания. Пациенты с инсомнией имеют значительно более высокий риск развития инфаркта миокарда. Высокий риск ассоциирован с недостаточной продолжительностью сна, как при субъективной оценке, так и при полисомнографическом исследовании. Инсмония повышает риск когнитивных нарушений. Выявлена корреляция между неудовлетворительным качеством сна и кортикальной атрофией у пожилых людей [5]. Пациенты с инсомнией имеют в 2 раза больший риск депрессии относительно лиц без нарушений сна. Раннее выявление и лечение могут уменьшить риск развития депрессии у пациентов пожилого и старческого возраста [6]. Инсомния наносит чисто экономический ущерб. Он складывается из прямых (медикаменты и медицинская помощь) и косвенных (повышение риска аварий, травм и др.) расходов, связанных с ее последствиями [7].

На данное время ведущей является модель, связывающая нарушения сна с повышенной возбудимостью. Исследования активности нервной системы показали, что повышенная возбудимость является конечным общим патофизиологическим звеном, которое обусловливает дисбаланс в системе регуляции «сон–бодрствование», состоящий в чрезмерной активности систем возбуждения, недостаточной функции систем сна либо сочетании этих нарушений [5]. У пациентов с хронической инсомнией чаще отмечаются ипохондрические нарушения в виде повышенного внимания к телесным ощущениям, что ухудшает сон. Модели инсомнии, связанные с повышенной возбудимостью, построены на когнитивных и поведенческих моделях с привлечением принципов теории обучения. Они указывают на условно-рефлекторную возбудимость как ключевой фактор поддержания инсомнии. Снижающаяся с возрастом способность нервной системы подавлять избыточное возбуждение после стрессовых ситуаций может быть первым шагом к хронической инсомнии. Если в этом случае развиваются нарушение продолжительности сна и нестабильность фазы быстрого сна, характерные для инсомний, дополнительно повышается возбудимость и замыкается порочный круг хронической инсомнии [8].

Также показано негативное влияние сокращения продолжительности сна и снижения его качества больных на степень снижения массы тела при лечении ожирения [9]. При этом выявлена взаимосвязь между хронической инсомнией и развитием ожирения в течение 10 лет наблюдения за мужчинами среднего возраста [10]. В популяционном исследовании частота ожирения (32%) была выше у больных с инсомнией, чем у лиц без неё. Их взаимосвязь может быть обусловлена различными механизмами, участвующими в патогенезе обоих состояний. Показано, что препятствовать снижению массы тела при лечении ожирения могут способствовать психические расстройства, которые, в свою очередь, часто ассоциированы с инсомнией. Предполагается, что инсомния может играть определённую роль в формировании «стрессогенных мотивационных расстройств» связанных с нарушением пищевого поведения или гиперфагией, и приводить к увеличению массы тела [11].

«Необходимость во сне настолько сильная, что перевешивает голод, – говорит Эрин Хэнлон, доцент Центра сна, метаболизма и здоровья при Чикагском университете в США. – Ваш мозг просто уснет, несмотря на все сознательные попытки с этим бороться» [12]. На данный момент бессонница является одной из наиболее актуальных проблем социального общества. Ведь очень небольшое количество людей может похвастаться тем, что никогда не испытывали проблем со сном. Причины бессонницы могут быть разные – от генетических нарушений до стрессов на работе, и каждый случай требует индивидуального подхода и лечения [13].

Не менее распространенной причиной бессонницы является синдром хронической усталости (СХУ) – это одна из самых распространённых патологий нашего времени, главным признаком которой является немотивированная выраженная общая слабость, на длительное время выводящая человека из активной повседневной жизни [14]. Выделены основные причины хронической усталости: частый длительный стресс, неправильное питание, злоупотребление алкоголем, курение, гормональные нарушения, бессонница, головная или мышечная боль. Причём эти «симптомы» не исчезают после полноценного отдыха, как в случае с обычным переутомлением, когда для восстановления сил достаточно выспаться или взять короткую передышку. Также к проблеме может привести вирус Эпштейна — Барр, цитомегаловирус или вирус герпеса. Клинические психологи и диетологи отмечают, что диагностировать синдром хронической усталости непросто, так как перечень симптомов слишком широк. У всех носителей синдрома хронической усталости замедлен обмен веществ в клетках, биологические процессы затормаживаются и состояние организма напоминает зимнюю спячку животных. Чтобы выйти из энергосберегающего режима, тело должно получить сигнал о том, что стресса больше нет. Таким «сигналом», по мнению исследователей, является регулярный восьмичасовой сон — отсутствие последнего на протяжении долгого времени ведёт к неполадкам в работе нервной системы и мозга [15].

В различных странах СХУ известен под различными названиями: синдром поствирусной астении, синдром хронической усталости и иммунной дисфункции, миалгический энцефаломиелит. Как самостоятельное заболевание СХУ впервые был выделен в 1988 г. Центром по контролю заболеваний. Поводом для этого послужило внезапное увеличение числа больных с жалобами на тяжелую постоянную усталость, сопровождавшуюся рядом соматических и психологических симптомов без видимой на то причины заболевания, в штате Невада в 1984 г. Подобные вспышки заболевания наблюдали и раньше – в Лос-Анджелесе в 1934 г., в Исландии в 1948 г., в Лондоне в 1955 г., во Флориде в 1956 г. Синдром не ограничивается какими-либо географическими или социально-демографическими группами. По данным разных авторов, частота СХУ может составлять 10 – 37 случаев на 100 тыс. населения [16].

СХУ затрагивает все расовые и этнические группы — это люди в возрасте 25–45 лет, и преимущественно женщины. Частота СХУ у женщин составляет 522 случая на 100000 и 291 – у мужчин [17].

И хотя СХУ гораздо реже встречается у детей, чем у взрослых, заболевание у детей наблюдается в подростковом возрасте. Описаны случаи СХУ у членов одной семьи, что связывают не с заразностью заболевания, а с возможной генетической предрасположенностью или влиянием одних и тех же патогенных факторов. СХУ в настоящем понимании является гетерогенным состоянием с многофакторной этиологией, основанным на нарушениях в психо-нейро-эндокринно-иммунной системе. Мы только начинаем понимать масштабы этого заболевания, различать его факторы риска, факторы, вызывающие развитие состояния хронической усталости и предрасполагающие к ее дальнейшей хронизации [18].

Таким образом, синдром хронической усталости (СХУ) является чрезвычайно актуальной и сложной проблемой современной медицины в виду широкой распространённости в популяции, при этом прослеживается четкая тенденция к неуклонному росту заболеваемости. При СХУ поражаются преимущественно молодые, наиболее трудоспособные люди тех профессий, где требуется повышенный интеллект, высокий уровень эмоциональной нагрузки, а нередко – быстрота реагирования и сообразительность (врачи, учителя, преподаватели, журналисты, менеджеры и т. д.). Нельзя точно сказать, что бессонница является причиной СХУ, ведь причины СХУ до настоящего времени остаются неизвестными. Она будет лишь фактором риска развития данного заболевания.

Также в истории известны случаи фатальной бессонницы, описанные итальянским врачом И. Ройтером, в 1879 г, который обратил внимание на череду странных смертей в семье своей супруги и ее родственников. Всего от симптомов, напоминающих психическое расстройство, умерло четыре ее члена семьи. Все четыре случая имели схожие симптомы: обильное потоотделение, сужение в точку зрачков, стеклянный взгляд, далее – дрожь в теле, импотенция и запоры, затем потеря сна – практически постоянное бодрствование в течение нескольких месяцев и, как итог – смерть. Только после смерти четвертого заболевшего, завещавшего свой мозг для исследований, были сделаны первые попытки назвать причину заболевания [19].

Генетический недуг FFI, относящийся к прионным заболеваниям, является классом инфекционных агентов, которые концентрируются вблизи таламуса, основной части промежуточного мозга, главного подкоркового центра, направляющего импульсы всех видов чувствительности (температурной, болевой и др.) к стволу мозга, подкорковым узлам и коре больших полушарий. Эта же область управляет циклом сна и бодрствования, чувством равновесия, аспектами обучения, памяти, речи и понимания языка [20].

Почти в каждом случае фатальная семейная бессонница вызвана мутацией в гене PRNP. Она передается по наследству аутосомно-доминантным способом. Эта мутация означает, что в белке, который содержит этот ген, аспарагиновая кислота заменяет аспарагин в позиции 178, превращая белок в прион. Но для возникновения болезни этого мало. Чтобы симптомы болезни проявились, в прионе должна присутствовать аминокислота метионин в позиции 129 протеина. Вместе с аминокислотами, аспарагином и метионином в этих конкретных позициях обычные прионы обретают патологическую форму [21].

Бывают редкие случаи, когда болезнь возникает не из-за изменений в генах. По состоянию на 2016 год зафиксировано 24 таких случая. Здесь фатальная семейная бессонница возникает, когда некоторые из нормальных прионов человека спонтанно переходят в ненормальную форму, которая вызывает болезнь, а затем изменяет прионы в других клетках.

Фатальная семейная бессонница до сих пор остаётся неизлечимым генетическим заболеванием, которое в результате генной мутации уничтожает функцию сна и приводит к смерти. Но наличие данной болезни лишь у представителей 40 семей является хорошей статистикой для остальных 7 млрд. человек, проживающих на земле.

Таким образом, проблема бессонницы остается довольно актуальной в 21 веке, так как тенденции экономического роста будут требовать от людей высокого уровня трудоспособности и устойчивости к стрессу, что может сказаться на новых проявлениях заболевания и отразиться на следующих поколениях.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Джералд М. Великая биология. От происхождения жизни до эпигенетики. 250 основных вех в истории биологии / М. Джералд, Г. Джералд, А.А. Синюшина // М. Джералд; пер. с англ. А.А. Синюшина. – М.: Лаборатория знаний, 2018.
  2. Зиновьева А. Дурной сон в летнюю ночь / А. Зиновьева // «Московский комсомолец». 2019 г. -№28033
  3. Полуэктов М.Г., Клинический алгоритм диагностического и лечебного выбора при инсомнии / М.Г. Полуэктов // Эффективная фармакотерапия. № 12. С. 22-28
  4. Morin C.M. Behavioral and pharmacological therapies for late-life insomnia: a randomized controlled trial / C.M. Morin // Jama. 1999. Vol. 281. № 11. P. 991-999.
  5. Кемстач В. В. Исследования психофизиологических аспектов и этиопатогенеза инсомнии: российские и зарубежные подходы / В. В. Кемстач, Л. С. Коростовцева, А.Н. Алёхин // Вестник РУДН. Серия: Психология и педагогика. 2020. №2. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/issledovaniya-psihofiziologicheskih-aspektov-i-etiopatogeneza-insomnii-rossiyskie-i-zarubezhnye-podhody (дата обращения: 27.12.2020).
  6. Baglioni C. Insomnia as a predictor of depression: a meta-analytic evaluation of longitudinal epidemiological studies / C. Baglioni // Journal of affective disorders. 2011. Vol. 135. № 1. P. 10-19
  7. Мозговой С. А. Хроническая инсомния (бессонница), возможности когнитивно-поведенческой терапии / С. А. Мозговой // Клиническая геронтология. 2015. №9-10. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/hronicheskaya-insomniya-bessonnitsa-vozmozhnosti-kognitivno-povedencheskoy-terapii (дата обращения: 27.12.2020).
  8. Тхостов А. Ш. Психологические факторы хронической инсомнии и субъективная и объективная картина сна / А. Ш. Тхостов, Е. И. Рассказова // Вестн. Том. гос. ун-та. 2009. №323. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-faktory-hronicheskoy-insomnii-i-subektivnaya-i-obektivnaya-kartina-sna (дата обращения: 27.12.2020).
  9. Бродовская Т.О. Интеракции между нарушениями сна, ожирением и сахарным диабетом 2 типа / Т.О. Бродовская, И.Ф. Гришина, Е.Г. Бабыкина // Ожирение и метаболизм. — 2019. — Т.16. — №4. — С.25-30.
  10. Струева Н. В. Особенности пищевого поведения, эмоционального состояния и показателей метаболизма у больных ожирением с инсомническими расстройствами / Н. В. Струева, М. Г. Полуэктов, Л. В. Савельева и др. // Ожирение и метаболизм. 2014. №2. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-pischevogo-povedeniya-emotsionalnogo-sostoyaniya-i-pokazateley-metabolizma-u-bolnyh-ozhireniem-s-insomnicheskimi (дата обращения: 27.12.2021).
  11. Sivertsen B. The epidemiology of insomnia: Associations with physical and mental health.: The HUNT-2 study / B. Sivertsen, S. Krokstad et al. // Journal of psychosomatic research. – 2009. – Vol. 67. – №2. – C. 109-116.
  12. Хедвейзи А. Как долго можно протянуть без сна? / А. Хедвейзи // «BBC Future». 2015 г.
  13. Феденко Р., Узники бессонного режима / Р. Феденко // Журнал «Вокруг света». 2010 г. № 4
  14. Гороховская Г.Н. Синдром хронической усталости: состояние проблемы / Г.Н. Гороховская, Е.В. Чернецова, М.М. Петина // Кафедра госпитальной терапии № 1 Московский Государственный Медико-стоматологический университет // Газета «Новости медицины и фармации» 11-12 [331-332] 2010 г.
  15. Скворцов Е., Зимняя спячка: что делать с непроходящей усталостью / Е. Скворцов // Журнал «Wonderzine», 2017 г. [Электронный ресурс] URL: https://www.wonderzine.com/wonderzine/health/wellness/230618-chronic-exaustion (дата обращения: 27.12.2020).
  16. Спасская Д. Сильную хроническую усталость связали с воспалением / Д. Спасская // N+1, 2017 г. [Электронный ресурс] URL: https://nplusru/news/2017/08/01/chronic-fatigue-syndrome (дата обращения: 27.12.2020).
  17. Пизова Н.В. Клиника, диагностика и лечение синдрома хронической усталости / Н.В. Пизова // МС. 2015. №2. [Электронный ресурс] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/klinika-diagnostika-i-lechenie-sindroma-hronicheskoy-ustalosti (дата обращения: 27.12.2020).
  18. Кузнецова Ю.И. Новые возможности лечения и профилактики синдрома хронической усталости / Ю.И. Кузнецова // Медицинский алфавит. 2018; 3 (27):64-65.
  19. Робсон Д. Трагедия людей, переставших спать: можно ли им помочь? / Д. Робсон // «BBC Future». 2016 г.
  20. Леонова З. А., Прионы и прионовые заболевания / З. А. Леонова // сборник Инновационные технологии в фармации выпуск 3. – 2016 .- С.354-358
  21. Гладкая О., Фатальная семейная бессонница / О. Гладкая // [Электронный ресурс] URL: https://parkinson.su/fatalnaya-semejnaya-bessonnitsa (дата обращения: 27.12.2020).

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Gerald M. Velikaja biologija. Ot proishozhdenija zhizni do jepigenetiki. 250 osnovnyh veh v istorii biologii [Great Biology. From the origin of life to epigenetics. 250 main milestones in the history of biology] / M. Gerald, G. Gerald, A. A. Sinyushina // M. Gerald; translated from English by A. A. Sinyushina. – M.: Laboratory of Knowledge, 2018. [in Russian]
  2. Zinovieva A., Durnoj son v letnjuju noch’ [A bad dream on a summer night] / A. Zinovieva // Moskovskij komsomolec [“Moskovsky Komsomolets”]. 2019-No. 28033 [in Russian]
  3. Poluektov M. G. Klinicheskij algoritm diagnosticheskogo i lechebnogo vybora pri insomnii [Clinical algorithm of diagnostic and therapeutic choice in insomnia] / M. G. Poluektov // Jeffektivnaja farmakoterapija [Effective pharmacotherapy]. 2013. No. 12. pp. 22-28 [in Russian]
  4. Morin C.M. Behavioral and pharmacological therapies for late-life insomnia: a randomized controlled trial / C.M. Morin // Jama. 1999. Vol. 281. No. 11. P. 991-999.
  5. Kemstach V. V. Issledovanija psihofiziologicheskih aspektov i jetiopatogeneza insomnii: rossijskie i zarubezhnye podhody [Studies of psychophysiological aspects and etiopathogenesis of insomnia: Russian and foreign approaches] / V. V. Kemstach, L. S. Korostovtseva, A. N. Alyokhin // Vestnik RUDN. Serija: Psihologija i pedagogika [Vestnik RUDN. Series: Psychology and Pedagogy]. 2020. No. 2. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/issledovaniya-psihofiziologicheskih-aspektov-i-etiopatogeneza-insomnii-rossiyskie-i-zarubezhnye-podhody (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  6. Baglioni C. Insomnia as a predictor of depression: a meta-analytic evaluation of longitudinal epidemiological studies / C. Baglioni // Journal of affective disorders. 2011. Vol. 135. № 1. P. 10-19
  7. Mozgovoy S. A. Hronicheskaja insomnija (bessonnica), vozmozhnosti kognitivno-povedencheskoj terapii [Chronic insomnia (insomnia), the possibilities of cognitive-behavioral therapy] / S. A. Mozgovoy // Klinicheskaja gerontologija [Clinical gerontology]. 2015. №9-10. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/hronicheskaya-insomniya-bessonnitsa-vozmozhnosti-kognitivno-povedencheskoy-terapii (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  8. Tkhostov A. Sh. Psihologicheskie faktory hronicheskoj insomnii i sub#ektivnaja i ob#ektivnaja kartina sna [Psychological factors of chronic insomnia and subjective and objective picture of sleep] / A. Sh. Tkhostov, E. I. Rasskazova // Vestn. Tom. gos. un-ta [Vestn. Vol. state University]. 2009. No. 323. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/psihologicheskie-faktory-hronicheskoy-insomnii-i-subektivnaya-i-obektivnaya-kartina-sna (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  9. Brodovskaya T. O. Interakcii mezhdu narushenijami sna, ozhireniem i saharnym diabetom 2 tipa [Interactions between sleep disorders, obesity and type 2 diabetes] / T. O. Brodovskaya, I. F. Grishina, E. G. Babykina // Ozhirenie i metabolizm [Obesity and metabolism]. – 2019. – Vol. 16. – No. 4. – p. 25-30. [in Russian]
  10. Strueva N. V. Osobennosti pishhevogo povedenija, jemocional’nogo sostojanija i pokazatelej metabolizma u bol’nyh ozhireniem s insomnicheskimi rasstrojstvami [Features of food behavior, emotional state and indicators of metabolism in obese patients with insomnic disorders] / N. V. Strueva, M. G. Poluektov, L. V. Savel’eva et al. // Ozhirenie i metabolizm [Obesity and metabolism]. 2014. No. 2. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-pischevogo-povedeniya-emotsionalnogo-sostoyaniya-i-pokazateley-metabolizma-u-bolnyh-ozhireniem-s-insomnicheskimi (accessed: 27.12.2021). [in Russian]
  11. Sivertsen B. The epidemiology of insomnia: Associations with physical and mental health.: The HUNT-2 study / B. Sivertsen, S. Krokstad et al. // Journal of psychosomatic research. – 2009. – Vol. 67. – No. 2. – P. 109-116.
  12. Helvasi A. Kak dolgo mozhno protjanut’ bez sna? [How long can you go without sleep?] / A. Helvasi // “BBC Future”. 2015 г. [in Russian]
  13. Fedenko R., Uzniki bessonnogo rezhima [Prisoners of the insomniac regime] / R. Fedenko // Zhurnal «Vokrug sveta» [Journal “Around the world”]. 2010 No. 4. [in Russian]
  14. Gorokhovskaya G. N. Sindrom hronicheskoj ustalosti: sostojanie problemy [Syndrome of chronic fatigue: the state of the problem] / G. N. Gorokhovskaya, E. V. Chernetsova, M. M. Petina // Kafedra gospital’noj terapii № 1 Moskovskij Gosudarstvennyj Mediko-stomatologicheskij universitet [Department of Hospital therapy No. 1 Moscow State Medical and Dental University Newspaper “News of Medicine and Pharmacy”] 11-12 [331-332] 2010. [in Russian]
  15. Skvortsov E. Zimnjaja spjachka: chto delat’ s neprohodjashhej ustalost’ju [Winter hibernation: what to do with impenetrable fatigue] / E. Skvortsov // Journal “Wonderzine”, 2017 [Electronic resource] URL: https://www.wonderzine.com/wonderzine/health/wellness/230618-chronic-exaustion (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  16. Spasskaya D. Sil’nuju hronicheskuju ustalost’ svjazali s vospaleniem [Strong chronic fatigue associated with inflammation] / D. Spasskaya // N+1, 2017 [Electronic resource] URL: https://nplus1.ru/news/2017/08/01/chronic-fatigue-syndrome (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  17. Pizova N. In. Klinika, diagnostika i lechenie sindroma hronicheskoj ustalosti [Clinic, diagnosis and treatment of chronic fatigue syndrome] / N. In. Pizova // MS. 2015. No. 2. [Electronic resource] URL: https://cyberleninka.ru/article/n/klinika-diagnostika-i-lechenie-sindroma-hronicheskoy-ustalosti (accessed: 27.12.2020). [in Russian]
  18. Kuznetsova Yu. I. Novye vozmozhnosti lechenija i profilaktiki sindroma hronicheskoj ustalosti [New opportunities for the treatment and prevention of chronic fatigue syndrome] / Yu. I. Kuznetsova // Medical alphabet. 2018; 3 (27):64-65. [in Russian]
  19. Robson D. Tragedija ljudej, perestavshih spat’: mozhno li im pomoch’? [The tragedy of people who stopped sleeping: can we help them?] / D. Robson // “BBC Future”. 2016. [in Russian]
  20. Leonova Z. A. Priony i prionovye zabolevanija [Prions and prion diseases] / Z. A. Leonova // sbornik Innovacionnye tehnologii v farmacii [collection of Innovative technologies in pharmacy] issue 3. – 2016. – p. 354-358 [in Russian]
  21. Gladkaya O., Fatal’naja semejnaja bessonnica [Fatal family insomnia] / O. Gladkaya // [Electronic resource] URL: https://parkinson.su/fatalnaya-semejnaya-bessonnitsa (accessed: 27.12.2020). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.