Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

Скачать PDF ( ) Страницы: 92-98 Выпуск: № 08 (62) Часть 3 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Бесланеев И. А. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГЕМОДИНАМИКА, ТИРЕОИДНЫЙ СТАТУС И ДИСФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОГОРЬЯ / И. А. Бесланеев, М. Х. Курданова, Л. М. Батырбекова и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 3. — С. 92—98. — URL: https://research-journal.org/medical/centralnaya-gemodinamika-tireoidnyj-status-i-disfunkcii-endoteliya-u-bolnyx-arterialnoj-gipertoniej-v-usloviyax-vysokogorya/ (дата обращения: 20.04.2021. ).
Бесланеев И. А. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГЕМОДИНАМИКА, ТИРЕОИДНЫЙ СТАТУС И ДИСФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОГОРЬЯ / И. А. Бесланеев, М. Х. Курданова, Л. М. Батырбекова и др. // Международный научно-исследовательский журнал. — 2017. — № 08 (62) Часть 3. — С. 92—98.

Импортировать


ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГЕМОДИНАМИКА, ТИРЕОИДНЫЙ СТАТУС И ДИСФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОГОРЬЯ

Бесланеев И.А.1, Курданова М.Х.2, Батырбекова Л.М.3, Курданов Х.А.4

1Кандидат медицинских наук, 2Кандидат медицинских наук, 3Кандидат медицинских наук, 4Доктор медицинских наук, профессор, Центр медико-экологических исследований – филиал Федерального государственного бюджетного учреждения науки – Государственного научного центра Российской Федерации – Института медико-биологических проблем Российской академии наук. Нальчик, Российская Федерация

ЦЕНТРАЛЬНАЯ ГЕМОДИНАМИКА, ТИРЕОИДНЫЙ СТАТУС И ДИСФУНКЦИИ ЭНДОТЕЛИЯ У БОЛЬНЫХ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТОНИЕЙ В УСЛОВИЯХ ВЫСОКОГОРЬЯ

Аннотация

В статье представлены данные о параметрах центральной и интракардиальной гемодинамики, структурно-функционального состояния левого желудочка (ЛЖ) и влиянии на них тиреотропного гормона (ТТГ), тиреоидных гормонов (ТГ) – трийодтиронина Т3, тироксина Т4 и метаболитов оксида азота (NO) – нитритов (NO2) и нитратов (NO3). Установлено, что снижение продукции NO с одновременным снижением концентрации тиреоидных гормонов вызывают нарушения интракардиальной гемодинамики, изменения структурно-функционального состояния ЛЖ и утяжеляют течение артериальной гипертонии. С помощью уравнений множественной регрессии рассчитаны закономерности отражающие зависимость абсолютных и относительных значений параметров гемодинамики и структурно-функционального состояния ЛЖ от концентрации тиреоидных гормонов и NO в крови.

Ключевые слова: артериальная гипертония, тиреоидные гомоны, дисфункция эндотелия, оксид азота, высокогорье.

Beslaneev I. A.1, Kurdanova M. H.2, Batyrbekova L. M.3, Kurdanov H. A.4

1MD, 2MD, 3MD, 4MD, Professor, Medical and Environmental Research Center – the Branch of the Federal State Budgetary Scientific Institution – State Scientific Center of the Russian Federation – Institute of Biomedical Problems of the Russian Academy of Sciences. Nalchik, Russian Federation

CENTRAL HEMODYNAMICS, THYROID STATUS AND DYSFUNCTIONS OF ENDOTHELIA IN PATIENTS WITH ARTERIAL HYPERTENSION IN HIGHER TREATMENT

Abstract

The paper presents data on the parameters of central and intracardial hemodynamics, the structural and functional state of the left ventricle (LV) and the influence of the thyroid-stimulating hormone (TSH), thyroid hormones (TH) -triodothyronine T3, thyroxine T4 and metabolites of nitrogen oxide (NO) – nitrites (NO-2) and nitrates (NO-3) on them. It has been found that a decrease in the production with a simultaneous decrease in the thyroid hormone concentration causes disturbances in intracardial hemodynamics, changes in the structural and functional state of LV, and increase the course of arterial hypertension. With the help of the multiple regression equations, the regularities reflect the dependence of the absolute and relative values of hemodynamic parameters and LV structural and functional status on the concentration of thyroid hormones and NO in the blood.

Keywords: arterial hypertension, thyroid hormones, endothelial dysfunction, nitric oxide, high altitude.

Синтезируемый эндотелием вазодилататор оксид азота (NO) оказывает существенное влияние на многие фундаментальные процессы в организме человека: стабилизацию венозного и артериального давления, общего периферического сосудистого сопротивления (ОПСС), объема и вязкости циркулирующей крови и распределение крови в сосудах. NO влияет на сигналы эффекторов апоптоза и пролиферации миокардиоцитов и гладких мышц сосудов, коагуляцию, агрегацию клеток, синтез гепарина, регулирует сократительную функцию миокарда, усиливает релаксацию желудочков. NO регулирует активность нейронов, нейрогормональную активность, церебральный кровоток и влияет на многие факторы, определяющие гомеостаз [1].

Дисфункция эндотелия (ДЭ) характеризуется снижением образования вазодилататоров – NO, простациклина, фактора гиперполяризации эндотелия, адреномодулина при одновременном повышении продукции вазоконстрикторов: тромбоксана, серотонина, эндотелина-1, ангиотензина-II, прокоакулянтных, проагрегантых и ростовых факторов [2]. ДЭ способствует дисбалансу других эндотелиальных и экстра эндотелиальных факторов: адгезивных молекул, компонентов комплемента, натрийуретических пептидов, ростовых факторов и др., и является значимым фактором развития и течения ишемической болезни сердца, сердечной недостаточности, артериальной гипертонии (АГ) [3].

Тиреоидные гормоны (ТГ), также как NO, влияют на многие процессы в организме человека. ТГ влияют на метаболизм белков, липидов, углеводов, микроэлементов, рост, развитие и дифференцировку клеток, функции клеточных мембран, субклеточных и ядерных структур. ТГ и NO влияют на частоту сердечных сокращений (ЧСС), а также на регуляции дыхательной, иммунной, пищеварительной, гормональной, вегетативной и центральной нервной системы. ТГ влияют на экспрессию генов кодирующих миозин, мембранные белки и ферменты. Неядерные эффекты ТГ оказывают влияние на сокращение миокарда, общее и периферическое сосудистое сопротивление (ОПСС, ПСС). ТГ активно участвуют в процессах трансмембранного транспорта ионов, глюкозы, внутриклеточные сигнальные молекулы, участвуют в ангиогенезе, регулируют терморегуляцию, утилизацию тканями кислорода, синтез инсулина, увеличивают образование эритропоэтина, гемоглобина и других веществ [4], [5].

При гипофункции щитовидной железы наблюдается снижение продукции вазодилататоров – NO, простациклина с увеличением ОПСС и среднего гемодинамического АД (СдАД). Эти влияния связаны как с прямым действием повышенного уровня тиреотропного гормона (ТТГ), так и недостаточностью образования ТГ – трийодтиронона (Т3) и тетрайодтиронина (тироксина – Т4) [6].

Снижение концентрации NO и активности ТГ связано с реакциями на вазомоторные и барорефлекторные стимулы, коагуляцию, что отражается на вазодилатации и параметрах гемодинамики, уровнях артериального давления, клеточном составе крови, коагуляции и других факторов, влияющих на течение АГ и развитие ее осложнений [7].

Одной из важных реакций адаптации к высокогорной гипоксии является снижение функции ТГ и тканевой йод концертирующей функции, что вызывает снижение основного обмена и потребность тканей в кислороде. При этом гемодинамические и нейрогормональные сдвиги, свойственные дефициту ТГ у них выражены незначительно.

В условиях гипоксии синтез NO увеличивается в результате активности синтаз оксида азота (NOS) и нитритредуктазного восстановления нитрит – анионов NO2 в NO при участии гемпротеинов: (гемоглобина, миоглобина, ферритина, трансферина, цитохромоксидазы, ко-энзимов), а также эритроцитоза и снижения разрушения NO перекисными радикалами. При этом синтез ТГ снижается [8], [9].

Цель: изучить особенности центральной гемодинамики, структурно-функционального состояния левого желудочка, тиреоидного статуса, концентрацию оксида азота в крови и их взаимосвязи у больных артериальной гипертонией и здоровых жителей высокогорья.

Материалы и методы

В высокогорных поселках Приэльбрусья – пп.Терскол, Тегенекли (2100 – 3600 м. над уровнем моря) обследовано 175 человек. Из них 115 больных артериальной гипертонией (АГ) 1- 2 степени I – II стадии, которые разделены на группы:

  1. 55 больных с АГ 1 степени: (24 мужчин и 31 женщин), возраст 48,2 ± 3,2 лет, ИМТ 24,7 ± 1,3 кг/м2, с длительностью течения заболевания (5,5 ± 1,6) лет.
  2. 60 больных с АГ 2 степени: (27 мужчин и 33 женщин), возраст 56,7 ± 2,4 лет, ИМТ 25,7 ± 1,7 кг/м2, с длительностью течения заболевания (8,9 ± 1,2) лет.
  3. Контрольную группу составили 60 здоровых лиц (26 мужчин и 34 женщины), возраст 45,8 ± 3,6 лет, ИМТ 23,4 ± 0,6 кг/м2, сопоставимых по полу, возрасту и массе тела.

Все обследованные лица были ознакомлены с протоколами исследований, получено информированное согласие для их дальнейшего проведения. В исследование включались пациенты с длительным присутствием высоких цифр АД ( >140/91 мм рт ст); с артериальной гипертонией и факторами риска в анамнезе. Диагноз АГ подтверждали на основе данных полученных при клинических, анамнестических, инструментальных и биохимических методов исследований. Стратификацию факторов риска, общего риска, определяли в соответствие с рекомендациями, изложенными в Глобальном резюме по Гипертонии. Всемирной организации здравоохранения (WHO/DCO/WHD/2013.2) [10].

Из исследования исключали: больных с симптоматической артериальной гипертензией; системными заболеваниями; наличием воспалительных, эндокринных заболеваний, установленной стенокардии; больные с нарушениями проводимости и ритма сердца; с признаками хронической легочной и левожелудочковой недостаточности; больные, принимающие лекарственную терапию и пищу, влияющую на метаболизм тиреоидных гормонов и катаболизм нитритов и нитратов.

Методики исследований

Обследование функционального состояния сердца и сосудистой системы проведено с использованием электрокардиографа «Nihon Cohden FQW210-3», (Япония), Эхо-кардиографических сканеров «Aloka SSD-500», (Япония) и «ACUSON Antares Siemens Medical Solutions», (США). Для выявления поражений «органов – мишеней» пациентам выполнялось ультразвуковое исследование щитовидной железы, почек и осмотр сосудов сетчатки.

Показатели ЧСС и АД – определяли автоматическими осциллометрическими тонометрами «Omron M1», (Япония) и суточными мониторами АД и ЧСС «ДМС – Передовые технологии». Скорость распространения пульсовой волны (PWV, м/сек) и линейную скорость кровотока (LV, см/сек) рассчитывали в программе «Союз – 2012».

Эхокардиографию выполняли в М, В, М/В – режимах из парастернальной позиции и апикального доступа с оценкой структурно-функционального состояния левого желудочка (ЛЖ). Определяли: объем и размеры ЛЖ в диастолу (КДР, см., КДО, мл.) и систолу (КСР, см., КСО, мл.) и их индексированные значения на метр 2 поверхности тела (иКДО, иКСО, иКДР, иКСР); ударный объем (УО) и его индексированное значение (УИ, мл/м2); процент ударного выброса – фракцию выброса (ФВ= УО/КДО*100%), степень укорочения волокон миокарда (ОС, %). Рассчитывали удельное время механической систолы (УВМС = ВВ/УО, мс/мл); объемную скорость сердечного выброса (ОССВ = УО/ВВ, мл/мс), где ВВ – время ударного выброса из ЛЖ в мс; индекс массы миокарда (ИММЛЖ, грамм/м2); индекс относительной толщины стенки (ИОТ, ед.); отношение (КДР/S, см/м2), где S – площадь поверхности тела; индекс соответствия (УО/ММЛЖ, мл/грамм); индекс напряженности миокарда (САД/КСО, ед.); показатель артериальной жесткости (УИ/ПАД, ед), где (ПАД – пульсовое АД, мм рт.ст.). Рассчитывали общее периферическое сосудистое сопротивление (ОПСС) и его индексированное значение (УПСС, дина*с/см32). [11].

Продукцию оксида азота (NO) рассчитывали по содержанию его стабильных метаболитов: нитрит – аниона (NО2) и нитрат – аниона (NО3) в плазме крови и эритроцитах. Концентрацию NO2 определяли в без белковых пробах плазмы крови и эритроцитах по методу Green L.C. Экстинкцию измеряли на спектрофотометре СФ-6-А (Россия) при длине волны λ=543 нм. Концентрацию NO3 определяли прямым спектрофотометрическим методом. К 1 мл без белкового фильтрата добавляли 2,5 мл бруцинового реактива. Экстинкцию определяли при длине волны λ=405 нм [12].

В плазме определяли содержание тиреотропного гормона (ТТГ), свободный и общий трийодтиронин (с.Т3, об Т3), свободный тетрайодтиронин (Т4), антитела к тиреоидной пероксидазе (АТ-ТПО) методом ИФА с использованием реактивов «Алкор – Био», (Россия). Результаты рассчитывали на микропланшетном анализаторе «Stat-Fax – 2100», Awareness Technology Inc, (США). Для оценки тканевого дейодирования рассчитывали индекс периферической конверсии (ИПК=с.Т4/с.Т3); интегральный тиреоидный индекс (ИТИ = с.Т3+с.Т4/ТТГ). Активность щитовидная железа – гипофиз по отношению (с.Т3/ТТГ) и отношению (с.Т4/ТТГ).

Статистический анализ

Значимость различий между сравниваемыми параметрами определяли при помощи t – критерия Стьюдента. Для оценки взаимосвязей между концентрации NO и ТГ в крови и гемодинамическими и структурно-функциональными показателями ЛЖ применен метод множественного регрессионного анализа с помощью программы «Statistica Advansed» v. 10,01 StatSoft, (США). Значимость факторов в уравнении регрессии оценивали по коэффициентам эластичности (Еi) и детерминации (d2) – отдельного распределения. Корреляции Пирсона исследовались между всеми показателями для исключения автокорреляций (rxy > 0,65) и мультиколлинеарности (высокой взаимной корреляцией объясняющих переменных). Все полученные результаты обработаны на ПК. Различия считались достоверными при уровне значимости р<0,05.

Результаты и их обсуждение

Результаты анализа параметров гемодинамики и структурно – функциональных показателей ЛЖ у здоровых лиц и в группах больных АГ 1 степени и АГ 2 степени показаны в таблице 1.

Как видно из таблицы, показатели гемодинамики (иКДО, мл/м2, УИ, мл/м2) достоверно выше у больных АГ 2 степени (иКДО на 2 %, УИ на 9 %) по сравнению с группой здоровых лиц. В группе больных АГ 1 степени УПСС увеличено на 11 %, в группе больных АГ 2 степени увеличено на 24% по сравнению с группой здоровых лиц. ИММЛЖ – в группе больных АГ 1 степени увеличен на 14 %, в группе больных АГ 2 степени увеличен на 40 % в сравнении с группой здоровых лиц. Индекс соответствия (УИ/ММЛЖ) снижен у больных АГ 1 на 13 % и у больных АГ 2 степени на 34 % в сравнении с группой здоровых лиц.

ИОТ увеличен в группах больных АГ на 5% и АГ 2 степени на 22 % по сравнению с группой здоровых лиц. Индекс (САД/КСО) – увеличен в группе больных АГ 1 степени на 27 %, у больных АГ 2 степени на 43 % по сравнению с группой здоровых лиц. ФВ, ОС снижены у больных АГ 2 степени (ФВ на 5%, ОС на 8 %). Таким образом, у больных АГ 2 степени более значимо увеличены как показатели гемодинамики, так и структурно-функциональные показатели ЛЖ, чем в группе больных АГ 1 степени и группе здоровых лиц.

 

Таблица 1 – Гемодинамические показатели у больных АГ (M±m)

28-08-2017 12-56-15

Примечания: * – различия между группами 2. 3 и 1 (р<0,05). * # – различия между группами 2 и 3 (р<0,05).

 

Показатель КДР/S выше в группах больных АГ 1 на 4 %, у больных АГ 2 степени на 6 % чем в группе здоровых лиц. LV в плечевой артерии ниже на 6 % у больных АГ 1 степени, у больных АГ 2 степени ниже на 14 % в сравнение с группой здоровых лиц. Скорость распространения пульсовой волны выше в группах больных АГ 1 степени на 8% и АГ 2 степени на 26% в сравнении с группой здоровых лиц. УВМС, мс/мл в группе больных АГ 2 степени достоверно выше на 10%, чем в группе здоровых лиц. УИ/ПАД, ед., выше у больных АГ 1 степени на 7%, у больных АГ 2 степени выше на 40% в сравнении с группой здоровых лиц. ОССВ мл/мс снижена в группах больных АГ 1 степени на 7%, в группе АГ 2 степени снижена на 13% в сравнении с группой здоровых лиц.

В табл. 2 представлены концентрация нитрит – анионов (NO2) и нитрат – анионов (NO3) и их суммы в крови (NO) в группах больных АГ 1 степени, АГ 2 степени и здоровых лиц (в мкмоль/л).

 

Таблица 2– Концентрация нитрит – анионов и нитрат – анионов и их суммы в крови у больных АГ 1 и АГ 2 степени и здоровых лиц (M±m).

Группы

 

Значения

Здоровые

лица

(n=60)

Больные

АГ 1 степени

(n=55)

Больные

АГ 2 степени

(n=60)

NO2, мкмоль/л 23,2±1,4 21,6±1,3 16,2±1,4*#
NO3, мкмоль/л 114,7±2,6 107,9±3,2 83,4±2,5*#
NO, мкмоль/л 137,9±2,3 129,5±2,6 99,6±2,2*#

Примечания: * – достоверность различий между группами больных АГ 1 и АГ 2 степени и здоровых лиц, (p<0,05); # – достоверность различий между группами больных АГ 1 степени и АГ 2 степени, (p<0,05).

 

Концентрация NO2 в крови у больных АГ 1 степени ниже на 12 %, у больных АГ 2 степени значительно ниже – на 49 % в сравнении с группой здоровых лиц. Концентрация NO3 достоверно снижена у больных АГ 2 степени на 37 % в сравнении с группой здоровых лиц. Концентрация NO снижена у больных АГ 1 степени на 7 %, в группе больных АГ 2 степени ниже на 40 % по сравнению с группой здоровых лиц. (Табл. 2).

Концентрации гипофизарных и тиреоидных гормонов, антител к тиреоидной пероксидазе, гипофизарно – тиреоидные индексы представлены в таблице 3.

Концентрация тиреотропного гомона – ТТГ снижена у больных АГ 1 степени и значительно снижена у больных АГ 2 степени по сравнению с группой здоровых лиц. Концентрация с. Т3 и с. Т4 снижена у больных АГ 1 степени и АГ 2 степени по сравнению с группой здоровых лиц. Отношение (об. Т3/ТТГ) снижено у больных АГ 2 степени в сравнении с группой здоровых лиц. Индекс (с. Т4/ТТГ) снижен у больных АГ 2 степени в сравнении с группой здоровых лиц. Индекс периферической конверсии (показатель периферического тканевого дейодирования) ниже у больных АГ 1 степени и АГ 2 степени в сравнении с группой здоровых лиц. Антитела к тиреоидной пероксидазе ниже у больных АГ 2 степени в сравнении с группой здоровых лиц.

 

Таблица 3 – Концентрация тиреотропного гормона, тиреоидных гормонов в крови, индексы щитовидная железа – гипофиз, у здоровых лиц и у больных АГ 1 степени и АГ 2 степени (M±m)

Группы

 

Значения

Здоровые

лица

(n=70)

Больные

АГ 1 степени

(n=55)

Больные

АГ 2 степени

(n=60)

ТТГ, мкМЕ/л 1,08±0,01 1,04±0,02 0,92±0,02*
об. Т3, пмоль/л 0,71±0,02 0,67±0,01* 0,58±0,02*
с. Т3, пмоль/л 1,93±0,02 1,89±0,03 1,73±0,02*
с. Т4, пмоль/л 9,2±0,3 8,4±0,2 8,4±0,3*
об. Т3/ТТГ, ед. 0,66±0,02 0,64±0,01 0,63±0,02*
с. Т4/ТТГ, ед. 8,52±0,01 8,07±0,02 7,39±0,02*
с.Т4/с.Т3, ед. 4,76±0,05 4,44±0,04 3,93±0,05*
с.Т3/ + с. Т4/ТТГ, ед. 10,4±0,2 9,89±0,15 11,0±0,2
АТ-ТПО, мкМЕ/мл 5,22±0,11 5,12±0,14 4,68±0,12*

Примечания: (ТТГ, мкМЕ/л), тиреотропный гормон; (с.Т3, пмоль/л); (с.Т4, пмоль/л); отношение (об.Т3/ТТГ, ед.); отношение (с.Т4/ТТГ, ед.); (АТ-ТПО, мкМЕ/мл) антитела к тиреоидной пероксидазе.

Полученные данные свидетельствуют о гипофункции щитовидной железы и снижении йодконцентрирующей функции, более выраженной в группе больных АГ 2 степени.

Эндотелий вносит существенный вклад в регуляцию кровообращения и распределения крови в сосудах. Без адекватного кровоснабжения тиреоидное обеспечение тканей не эффективно. Снижение концентрации NO и ТГ в крови вызывает дисбаланс других биологически значимых факторов. NO и ТГ оказывают влияние на ростовые факторы, регулируют сократительную функцию миокарда, усиливают релаксацию желудочков [13].

ТГ участвуют в реализации многих процессов опосредованных NO, как на уровне клеточных структур, мембран клеток, так и на ядерном уровне. Эффекты NO и ТГ могут, как потенцировать, так и снижать взаимовлияние на физиологические и патологические процессы в органах и тканях и между собой [14], [15].

У больных АГ 1 степени на фоне незначительного снижения концентрации стабильных метаболитов NO, снижена концентрация ТТГ, общего и свободного Т3, тироксина Т4, ниже отношение с. Т4/ТТГ, концентрация антител к тиреоидной пероксидазе. Параметры центральной гемодинамики – СдАД, иКСО, УИ, УПСС незначительно увеличены, как и структурно-функциональные показатели ЛЖ – ИОТ, ИММЛЖ, отношение САД/КСО. Снижены показатели – ОССВ, УВМС. Увеличена скорость распространения пульсовой волны и линейная скорость кровотока.

ДЭ у больных АГ 1 степени не приводит к существенным гемодинамическим и биохимическим сдвигам. Более значимые клинические и биохимические нарушения наблюдаются у больных АГ 2 степени. У них на фоне высоких уровней СдАД выявляются поражения «органов – мишеней», выражена дисфункция эндотелия, проявляющаяся в снижении концентрации стабильных метаболитов NO.

ДЭ у больных АГ 2 степени сочетается с нарушением центральной гемодинамики и снижением функцией щитовидной железы. У них достоверно снижен с.Т3 и с.Т4, концентрация ТТГ, отношение с.Т4/ТТГ, с.Т4/с.Т3, и отношение с.Т4+с.Т3/ТТГ.

Показатели центральной гемодинамики – иКДО, УИ, СдАД у больных АГ 2 степени увеличены, как и структурно-функциональные показатели ЛЖ – ИОТ, ММЛЖ.

Таким образом, значительное снижение концентрации эндогенного NO и концентрации ТГ в группе больных артериальной гипертонии 2 степени приводит к более выраженным проявлениям ДЭ, которая сопровождается более выраженными изменениями показателей гемодинамики и структурно – функциональных показателей левого желудочка.

Проведен парный корреляционный анализ. Для оценки влияния концентрации NO и ТГ в крови на гемодинамические и структурно-функциональные показатели ЛЖ применен метод множественного регрессионного анализа.

С помощью уравнений регрессии в группах больных вычислены взаимосвязи между NO и концентрацией тиреоидных гормонов в крови, показателями гемодинамики и структурно-функциональными показателями миокарда ЛЖ.

Общее выражение уравнения множественной регрессии имеет вид:

Y = f (β,X) + ε

где X = X(X1, X2, …, Xn) – вектор факторных признаков; β – стандартизированные коэффициенты регрессии; Y – результативный признак; ε – отклонение.

Уравнение множественной регрессии представлено в виде:

Y = b0+b1X1 + b2X2 + b3X3 + b4X4 + b5X5 +e

где β0 – свободный член, определяющий значение Y в случае, когда все факторные признаки Xj = 0.

Уравнения регрессии для здоровых лиц и больных АГ:

Y(NO)=b1X1(СдАД)+b2X2(ОПСС)+b3X3(PWV)+b4X4(ИММЛЖ)+b5X5(УИ);

Y(NO) = b1X1(СдАД) + b2X2(ТТГ)+b3X3(с.Т3) + b4X4(с.Т4) + b5X5(LV);

В группе здоровых лиц между NO и СдАД, ОПСС, LV, PWV установлены слабые обратные корреляции (r=-0,368; -0,405; p<0,05- 0,01). Прямые корреляции выявлены между СдАД и ОПСС, УИ, LV (r=0,377; 0,423; p<0,05-0,01).

Между NO и ТТГ выявлена обратная корреляция (r=-0,433; p<0,01) и прямые корреляции между NO и с.Т3, с.Т4 (r=0,399; p <0,05, r=0,442; p<0,01).

В группе АГ 1 степени между концентрацией NO в крови и СдАД, ОПСС, ИММЛЖ, ИОТ выявлены обратные корреляции (r=-0,453; p<0,01, r=-0,816; p<0,001). Прямые корреляции выявлены между уровнем СдАД и ОПСС, ИОТ, ИММЛЖ (r=0,562; p<0,01, 0,847; p<0,001).

Между NO и ТТГ установлена обратная корреляционная связь (r=-0,418; p <0,01) и прямые корреляции между концентрацией NO в крови и с.Т3, с.Т4 (r=0,467; p <0,01, r=0,593; p <0,01).

В группе АГ 2 степени между концентрацией NO в крови и СдАД, ОПСС, ИММЛЖ, ИОТ выявлены сильные обратные корреляционные связи (r=-0,538; p<0,01, r=-0,893; p<0,001). Прямые корреляционные связи установлены между СдАД и ОПСС, ИОТ, ИММЛЖ (r=0,783; r=0,898; p <0,001).

Между NO и концентрацией ТТГ у больных АГ 2 степени выявлена отрицательная корреляционная связь (r=-0,602; p<0,001) и прямые корреляционные связи между концентрацией NO в крови и с. Т3 (r=0,433, p<0,01), с. Т4 (0,512; p<0,01).

У больных АГ 1 между уровнем СдАД и концентрацией с.Т4 в крови установлена слабая прямая корреляционная связь (r=0,396; p<0,05), у больных АГ 2 степени между уровнем СдАД и концентрацией с.Т4 в крови установлена прямая корреляционная связь (r=0,472; p<0,01.)

Между NO и концентрацией АТ – ТПО установлена обратная корреляция в группе здоровых лиц (r=-0,448; p<0,01).

Установлена обратная корреляционная связь между NO, ТТГ и возрастом у больных АГ 2 степени (r=-0,594; p<0,001, r=-0,473; p<0,01). Между NO, ТТГ и возрастом у здоровых лиц выявлена обратная взаимосвязь (r=-0,408; p<0,01, r=-0,447; p<0,01).

Установлена обратная корреляционная связь между концентрацией NO в крови и длительностью течения артериальной гипертонии в группах АГ 1 и АГ 2 степени (r=-0,538; r=-0,552;  p <0,001).

Тиреоидные гормоны тесно связаны с регуляцией гемодинамики с синтезом NO, и участвуют в реализации как благоприятных, так и патологических влияний на организм.

В течении АГ задействована многоуровневая система взаимозависимых систем регуляции, гормональная, эндотелиальная, гемодинамическая и др., что приводит к развитию изменений в других системах и органах.

Вклад в возникновение структурно-функциональных изменений миокарда у больных АГ, кроме гемодинамических изменений, вносят другие факторы. Анализ уравнений множественной регрессии показал, что у больных АГ 2 степени изменения центральной гемодинамики и структурно-функциональные изменения миокарда связаны со снижением концентрации тиреоидных гормонов и метаболитов оксида азота.

Таким образом, течение артериальной гипертонии у жителей высокогорья сопровождаются снижением функцией щитовидной железы, являющейся адаптационной реакцией на гипоксию и другие факторы среды. Одновременное снижение NO и концентрации тиреоидных гормонов приводит к изменениям структурно-функциональных показателей миокарда и гемодинамики у больных с артериальной гипертонией.

Выводы.

У больных АГ 1 и АГ 2 степени снижена функция щитовидной железы и концентрация метаболитов NO.

У больных АГ 2 степени снижена концентрация тиреотропного гормона и тиреоидных гормонов.

Между показателями центральной гемодинамики СдАД, иКДО, УИ и концентрацией тиреоидных гормонов преобладают обратные корреляционные связи.

Между концентрацией NO и тиреоидными гормонами установлены прямые корреляционные связи и обратные корреляционные связи между NO и тиреотропным гормоном.

Список литературы / References

  1. Лупинская З.А. Эндотелий. Функция и дисфункция / З.А. Лупинская, А.Г. Зарифьян, Т.Ц. Гурович, С.Г. Шлейфер // Бишкек: КРСУ им. Б.Н. Ельцина. -2008. – 373 c.
  2. Vanhoutte P.M. Endothelial dysfunction and vascular disease – a 30th anniversary update / P.M. Vanhoutte, H. Shimokawa, M. Feletou, E.H. Tang // Acta Physiologia. – 2017.- Vol. 219. Is -1.- P. 22-96. doi: 10.1111/apha.12646.
  3. Flammern A.J. The assessment of endothelial function: from research into clinical practice / A. J. Flammern, T. Anderson, D. S. Celermajer et al // Circulation. 2012. -Vol. 126. – P. 753-767. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.112.093245.
  4. Cheng SY, Molecular aspects of thyroid hormone actions / S.Y Cheng, J.L Leonard, P.J Davis. // Endocr Rev.- 2010. – Vol. 31.- P. 139-170. doi: 10.1210/er.2009-0007.
  5. Jabbar A, Thyroid hormones and cardiovascular disease / A. Jabbar, A.S. Pingitore, S.H. Pearce et al. // Nature Reviews Cardiology.- 2017. – Vol. 14.- P. 39-55. doi:10.1038/nrcardio.2016.174.
  6. Fliers E. Novel neural pathways for metabolic effects of thyroid hormone / E. Fliers, L.P Klieverik, A. Kalsbeek // Trends Endocrinol Metab.- 2010.- Vol. 21. N 4.- P. 230-236. doi: 10.1016/j.tem.2009.11.008.
  7. Cai Y, Ren Y, Shi J. Blood pressure levels in patients with subclinical thyroid dysfunction: a meta-analysis of cross-sectional data / Y. Cai, Y. Ren, J. Shi // Hypertens Res. – 2011.- Vol. 34. N 10. – P. 1098-1105. doi: 10.1038/hr.2011.91.
  8. Umbrello M, Dyson A, Feelisch M. et al. The key role of nitric oxide in hypoxia: hypoxic vasodilatation and energy supply-demand matching / Umbrello M, Dyson A, Feelisch M. et al. // Antioxid Redox Signal.- 2013.- Vol. 19. N 14. – P. 1690-1710. doi: 10.1089/ars.2012.4979.
  9. Beall C.M, Nitric oxide in adaptation to altitude / C.M Beall, D. Laskowski, S.C. Erzurum. // Free. Radic Biol Med.- 2012.- Vol. 52.- P. 1123-1134. doi:10.1016/j.freeradbiomed.2011.12.028.
  10. A global brief on Hypertension. World Health Day 2013. WHO/DCO/WHD 2013.2. – 39 p. www.who.int
  11. Нечесова Т.А. Ремоделирование левого желудочка: патогенез и методы оценки / Т.А. Нечесова, И.Ю. Коробко, Н.И. Кузнецова // Медицинские новости.- 2008.- №11.- С. 7-13.
  12. Tsikas D. Methods of quantitative analysis of the nitric oxide metabolites nitrite and nitrate in human biological liquids / D. Tsikas // Free Radical Research. – 2005. – Vol. 39. N. 8.-P. 797- 815. doi: 10.1080/10715760500053651.
  13. Taddei S. Impaired endothelium-dependent vasodilatation in subclinical hypothyroidism: beneficial effect of levothyroxine therapy / S. Taddei, N. Caraccio, A. Virdis. et al. // J Clin Endocrinol Metab.- 2003.- Vol. 88.- P. 3731-3737. doi: 10.1210/jc.2003-030039
  14. Davis P.J. Nongenomic actions of thyroid hormone // P.J. Davis, F. Goglia, J.L. Leonard // Nature Reviews Endocrinology. – 2016.- Vol. 12.- P. 111-121. doi: 10.1038/nrendo.2015.205.
  15. Brent G.A. Mechanisms of thyroid hormone action / G.A. Brent // J Clin Invest.- 2012.- Vol. 122.- P. 3035-3043. doi: 10.1172/JCI60047.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Lupinskaya Z.A. Ehndotelij. Funkciya i disfunkciya. [Endothelium. Function and dysfunction] / Z.A. Lupinskaya, A.G.Zarif’yan, T.C. Gurovich, S.G. Shlejfer.- Bishkek: KRSU im. B.N. El’cina.- 2008. – 373 p. [in Russian]
  2. Vanhoutte P.M. Endothelial dysfunction and vascular disease – a 30th anniversary update / P.M. Vanhoutte, H. Shimokawa, M. Feletou, E.H. Tang // Acta Physiologia. – 2017.- Vol. 219, Is -1.- P. 22-96. doi: 10.1111/apha.12646.
  3. Flammern A.J. The assessment of endothelial function: from research into clinical practice / A. J. Flammern, T. Anderson, D. S. Celermajer et al // Circulation.- 2012. -Vol. 126.- P. 753-767. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.112.093245.
  4. Cheng S.Y. Molecular aspects of thyroid hormone actions / S.Y. Cheng, J.L. Leonard, P.J. Davis. // Endocr Rev.- 2010. – Vol. 31.- P. 139-170. doi: 10.1210/er.2009-0007.
  5. Jabbar A, Thyroid hormones and cardiovascular disease / A. Jabbar, A.S. Pingitore, S.H. Pearce et al. // Nature Reviews Cardiology.- 2017. – Vol. 14.- P. 39-55. doi:10.1038/nrcardio.2016.174.
  6. Fliers E. Novel neural pathways for metabolic effects of thyroid hormone / E. Fliers, L.P Klieverik, A. Kalsbeek // Trends Endocrinol Metab.- 2010.- Vol. 21. N 4. – P. 230-236. doi: 10.1016/j.tem.2009.11.008.
  7. Cai Y, Ren Y, Shi J. Blood pressure levels in patients with subclinical thyroid dysfunction: a meta-analysis of cross-sectional data / Y. Cai, Y. Ren, J. Shi // Hypertens Res. – 2011.- Vol. 34. N 10.- P. 1098-1105. doi: 10.1038/hr.2011.91.
  8. Umbrello M, Dyson A, Feelisch M. et al. The key role of nitric oxide in hypoxia: hypoxic vasodilatation and energy supply-demand matching / Umbrello M, Dyson A, Feelisch M. et al. // Antioxid Redox Signal.- 2013.- Vol. 19. N 14.- P.1690-1710. doi: 10.1089/ars.2012.4979.
  9. Beall C.M, Nitric oxide in adaptation to altitude / C.M Beall, D. Laskowski, S.C. Erzurum. Free. Radic Biol Med. – 2012.- Vol. 52.- P. 1123-1134. doi:10.1016/j.freeradbiomed.2011.12.028.
  10. A global brief on Hypertension. World Health Day 2013. WHO/DCO/WHD/ 2013.2. – 39 p. www.who.int
  11. Nechesova T.A. Remodelirovanie levogo zhe-ludochka: patogenez i metody ocenki. [Remodeling of the left ventricle: pathogenesis and evaluation methods] /T.A. Nechesova, I.YU. Korobko, N.I. Kuznecova // Medicinskie novosti – 2008.- № 11. – P. 7-13. [in Russian].
  12. Tsikas D. Methods of quantitative analysis of the nitric oxide metabolites nitrite and nitrate in human biological liquids / D. Tsikas // Free Radical Research.- 2005.- Vol. 39. N 8.- P. 797- 815. doi: 10.1080/10715760500053651.
  13. Taddei S. Impaired endothelium-dependent vasodilatation in subclinical hypothyroidism: beneficial effect of levothyroxine therapy / S. Taddei, N. Caraccio, A. Virdis. et al. // J Clin Endocrinol Metab.- 2003.- Vol. 88.- P. 3731-3737. doi: 10.1210/jc.2003-030039
  14. Davis P.J. Nongenomic actions of thyroid hormone // P.J. Davis, F. Goglia, J.L. Leonard. // Nature Reviews Endocrinology.- 2016.- Vol. 12.- P. 111-121. doi: 10.1038/nrendo.2015.205.
  15. Brent G.A. Mechanisms of thyroid hormone action / G.A. Brent // J Clin Invest.- 2012.- Vol. 122.- P. 3035-3043. doi: 10.1172/JCI60047.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.