Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ЭЛ № ФС 77 - 80772, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2021.103.1.105

Скачать PDF ( ) Страницы: 93-97 Выпуск: № 1 (103) Часть 4 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Стукалова Т. В. ЗАНЯТИЕ ВЫСШЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В ПРЕСТУПНОЙ ИЕРАРХИИ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ДОКАЗЫВАНИЯ / Т. В. Стукалова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 93—97. — URL: https://research-journal.org/law/zanyatie-vysshego-polozheniya-v-prestupnoj-ierarxii-problemy-kvalifikacii-i-dokazyvaniya/ (дата обращения: 24.06.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.105
Стукалова Т. В. ЗАНЯТИЕ ВЫСШЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В ПРЕСТУПНОЙ ИЕРАРХИИ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ДОКАЗЫВАНИЯ / Т. В. Стукалова // Международный научно-исследовательский журнал. — 2021. — № 1 (103) Часть 4. — С. 93—97. doi: 10.23670/IRJ.2021.103.1.105

Импортировать


ЗАНЯТИЕ ВЫСШЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В ПРЕСТУПНОЙ ИЕРАРХИИ: ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ДОКАЗЫВАНИЯ

ЗАНЯТИЕ ВЫСШЕГО ПОЛОЖЕНИЯ В ПРЕСТУПНОЙ ИЕРАРХИИ:
ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ И ДОКАЗЫВАНИЯ

Научная статья

Стукалова Т.В.*

ORCID: 0000-0002-0351-3544,

Приволжский филиал Российского государственного университета правосудия, Нижний Новгород, Россия

* Корреспондирующий автор (tanya.stukalova.2002[at]mail.ru)

Аннотация

В статье тезисно освещены некоторые проблемы квалификации и доказывания состава преступления, предусмотренного статьей 210.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. Особое внимание уделено толкованию понятия лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии. Выработка указанного понятия и отражения его официально в законодательстве позволит обеспечить законность, обоснованность и справедливость привлечения к уголовной ответственности по рассматриваемой статье, и предоставит возможность обеспечить единство правоприменительной, в частности, следственно-судебной практики, на территории всей страны. Автором сформулировано понятие лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии.

Ключевые слова: уголовная ответственность, общественно опасное деяние, криминальный статус лица, лицо, организованная преступность, доказывание по уголовным делам.

OCCUPYING THE HIGHEST POSITION IN CRIMINAL HIERARCHY:
PROBLEMS OF CLASSIFICATION AND PROOF

Research article

Stukalova T.V.*

ORCID: 0000-0002-0351-3544,

The Privolzhye Branch of the Russian State University of Justice, Nizhny Novgorod, Russia

* Corresponding author (tanya.stukalova.2002[at]mail.ru)

Abstract

The article highlights selected problems of determining the nature and proof of the crime under article 210.1 of the Criminal Code of the Russian Federation. The study focuses on the interpretation of the concept of a person who occupies the highest position in the criminal hierarchy. The development of this concept and its official indication in the legislation will ensure the legality, validity and fairness of criminal prosecution under the article under consideration, and will provide an opportunity to ensure the unity of law enforcement, and specifically investigative and judicial practice, throughout the Russian Federation. In the article, the author formulates the concept of a person who occupies the highest position in the criminal hierarchy.

Keywords:  criminal liability, socially dangerous act, criminal status of a person, person, organized crime, proof based on criminal cases.

Организованная преступность – это опасная, серьезная и многосторонняя социальная проблема XXI века. С течением времени меняются формы организованной преступности и направления ее деятельности.

В 1997 году начался современный период борьбы с организованной преступностью в нашей стране, который длиться и по настоящее время. В свое время уголовном и уголовно-исполнительном праве были криминализированы и пенализированы деяния по созданию преступных сообществ (преступных организаций) и их разновидностей террористической и экстремисткой направленности.

Вопросам квалификации, выявления и доказывания преступлений, совершённых организованными преступными группами лиц и преступными сообществами (преступными организациями) и их руководителями (лидерами, организаторами) посвящено много научных публикаций [1], [3], [11].

Очередной вехой в борьбе с организованной преступностью стало введение уголовной ответственности по статье 210.1 УК РФ. Данная статья была включена в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 1 апреля 2019 года № 46-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части противодействия организованной преступности».

Проведенный в рамках научного исследования анализ российской и зарубежной следственно-судебной практики показал, что ни в федеральном законодательстве, ни в актах судебных органов (Пленума Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ) не существует нормативного определения понятия «лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии», и ряда других терминов, используемых в государственной деятельности по противодействию организованной преступности.

Некоторые авторы предлагают оставить указанное понятие без законодательного раскрытия его сущности, учитывая разнообразие правоприменительной деятельности [4]. Такие авторы предпочитают отдать рассмотрение данного вопроса на «судейское усмотрение». Но следует отметить, что необходимо учитывать опасность отсутствия единого определения и толкования указанного словосочетания. Необходимо учитывать, что, во-первых, в деятельности судей судов общей юрисдикции не исключены юридические ошибки, и, во-вторых, в целях обеспечения единства правоприменительной практики в сфере борьбы с организованной преступностью необходимо выработать единый законодательный подход к рассматриваемому термину, и отразить нормативное определение рассматриваемого понятия в качестве приложения к статье 210.1 УК РФ (или в качестве раскрытия «Основного понятия, используемого в настоящем законе» в одной из норм требующего своего принятия Федерального закона «О противодействии организованной преступности»).

Некоторые авторы предлагают исключить из Уголовного кодекса РФ уголовную ответственность только за сам факт занятия высшего положения в преступной иерархии, то есть без привязки к конкретной преступной деятельности [6].

Необходимо четко разграничивать уголовную ответственность, предусмотренную частью 4 статьи 210 и статьей 210.1 УК РФ [9]. По части 4 статьи 210 УК РФ необходимо доказать активную деятельность лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии, которая может проявляться в осуществлении лицом управленческих и организационных функции участников преступного сообщества, подбор и руководство лидерами входящих в преступное сообщество структурных подразделений («положенцев», «смотрящих» и др.), производящих контроль за деятельностью участников преступной группы в сочетании с планированием и координацией преступных действий участников организованного таким лицом преступного сообщества (именно указанные обстоятельства и были доказаны по уголовному делу Чкадау Мамука Арвелодиевич по прозвищу «Мамука Гальский» в 2017 году).

Исходя, из анализа отечественной следственно-судебной практики, можно сделать вывод, что статья 210.1 УК РФ в правоприменительной деятельности правоохранительных органов практически не применяется и является почти «мёртвой».

Причинами малораспространенности (один приговор, шесть возбужденных уголовных дел) привлечения к уголовной ответственности по статье 210.1 УК РФ, на наш взгляд, являются следующие:

  1. Отсутствие законодательного определения лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии. В процессе квалификации деяний по статье 210.1 УК РФ правоприменитель может столкнуться с рядом трудностей. Например, исходя из толкования нормы непонятно, какие «криминальные должности» можно относить к высшему положению в преступном мире, например, только «вор в законе», или еще «авторитет», «положенец», «смотрящий» и др. Мнения ученых, практиков и представителей преступного мира разделились [7].

Некоторые ученые считают, что действия «вора в законе, «держателя общака», «смотрящего», «авторитета» и др. в качестве объективной стороны состава преступления должны выражаться в активности по приобретению криминального статуса. Преступление считают оконченным, по мнению таких ученых, с момента признания на «сходке» («воровском собрании») за человеком такого статуса.

В Грузии, например, к уголовной ответственности за занятие высшего положения в преступной иерархии привлекаются только «воры в законе» [5] (статья 223.1 под названием «Членство в «воровском сообществе», «вор в законе»» Уголовного кодекса Грузии от 1999 года (с изменениями и дополнениями)).

В период с января по октябрь 2020 года нами было проведено интервьюирование и анкетирование сотрудников и руководителей (всего 103 человека) следственных подразделений органов внутренних дел Главного следственного управления Главного управления МВД России по Нижегородской области, следственных отделов по расследованию преступлений на территории Советского, Приокского и Нижегородского районов Управления МВД России по городу Нижнему Новгороду.. На вопрос «Как Вам кажется, под лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, какие криминальные должности должны пониматься?» респонденты перечислили, в большинстве (89 %), «вора в законе», «положенца», «смотрящего», подчеркнув, что при этом должно быть достоверно установлено, что лицо, используя свой статус, реально оказывает влияние на деятельность организованных преступных группировок и преступных сообществ (преступных организаций).

  1. Отсутствие четко определенного предмета доказывания (пункт 1 части 1 статьи 73 УПК РФ – событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Время. Исходя из толкования статьи и из анализа следственно-судебной практики, необходимо подчеркнуть, что существует правовая неопределенность момента начала и окончания преступления. Состав преступления формальный, и потому преступление оконченным в момент занятия лицом высшего положения в преступной иерархии («коронации»). Таким образом, лицо совершает активные действия, направленные на вхождение в преступную иерархию, занятие высшего положения в такой иерархии, и его удержание положения. Поскольку преступление длящееся, то прекращение возможно только при наступлении событий, препятствующих его совершению, либо при добровольном отказе. Поскольку у государства нет в современный период механизма по пресечению рассматриваемого общественно опасного деяния, то моментом окончание может быть только, во-первых, добровольный отказ лица от статуса. Однако отказ от воровского мира в одностороннем порядке влечет лишение статуса вора или убийство. Эти факторы могут затруднить добровольный отказ от криминального статуса. Во-вторых, совершение поступка, порочащего преступный авторитет лица (публичное отрицание своего криминального статуса, сотрудничество с сотрудниками правоохранительных органов и др.). Между тем следует отметить, что в современный период воровская идеология разрушается. Примером развала может служить возможность покупки статуса «вора в законе» претендентом, не отвечающим соответствующим требованиям. Так, в криминальном мире появились так называемые «апельсины», которые не отбывали наказание в местах лишения свободы, и которые пренебрегают воровскими законами и воровскими понятиями. В связи с этими обстоятельствами будет затруднительным считать лицо, лишенным криминального статуса в связи с нарушением законов воровского мира, если он и так данные законы не соблюдал. В-третьих, поскольку преступный мир наделяется лицо высоким криминальным статусом, то только преступный мир и может лишить лицо его авторитетного статуса (выход «на пенсию» (но статуса «вора» не лишается), растрата «общака» на личные нужды, «раскоронование» (битиё по ушам на «воровской сходке») и др.).

Таким образом, моментом окончания преступления может быть – добровольный отказ от криминального статуса либо принудительное прекращение статуса.

Место. Территориальная подследственность (статьи 152 УПК РФ) и территориальная подсудность (статьи 32 УПК РФ) уголовного дела определяются местом совершения деяния, содержащего признаки преступления. Кроме того, в приговоре должны быть зафиксированы обстоятельства, доказывающие совершение деяния (в частности, признаки объективной стороны состава преступления, пункт 1 части 1 статьи 299 УПК РФ). Так в одном из обвинительных заключений было указано, что «в точно неустановленное время, но не позднее 10 декабря 2017 года гражданин Н. решил придерживаться традиций криминального мира; и в точно неустановленное время, но не позднее января 2019 года гражданин Н. был признан вором в законе при неустановленных следствием обстоятельствах на территории Магаданской области».

Кроме того, не совсем понятным остается территория, на которой действует преступная среда (районного, городского масштаба или масштаба субъекта РФ), в иерархии которой лицо занимает высшее положение. Некоторые ученые [8] считают, что при буквальном толковании части 4 статьи 210 и статьи 210.1 УК РФ должна пониматься преступная иерархия на всей территории Российской Федерации. Следует подчеркнуть то, что, существуют криминальные личности, которые признаются «ворами в законе» на территории нескольких государств (как правило, стран СНГ). Но российские «воры в законе» распространяют свою преступную деятельность и в Греции, и в Турции, и в ряде других стран Европы. Так Калашов Захарий Князевич (известный, как «Шакро Молодой») признается «вором в законе» как на территории России, так и на территории Грузии. Возникает вопрос о принципе справедливости уголовной ответственности (часть 2 статьи 6 УК РФ).

  1. Проблемы фиксации показаний свидетелей и других доказательств. Во-первых, процесс «коронования» подразумевает в некоторых случаях наличие «засекреченных конфидентов» во время коронации. Их допрос, особенно в судебном заседании, крайне затруднен. Во-вторых, если лицо не присутствовало при коронации, то оно не всегда может сослаться на источник своей осведомленности о факте наличия у лица статуса «вора в законе», либо указать на то, что это «предположение», «догадка». Как известно, в соответствии с пунктом 2 части 2 статьи 75 УПК РФ такие доказательства признаются «недопустимыми». Кроме того, существует проблемы обнаружения и собирания других доказательств. Например, по уголовному делу по обвинению Ш. Т. Озманова («вора в законе» под псевдонимом «Кусо Тбилисский» или «Куся»), доказательством послужила записка, адресованная заключенным под стражу в СИЗО «Пресня», и подписанная «ворами в законе» (в том числе и самим Ш.Т. Озманова).
  2. Специфичность судебных экспертиз, производимых в ходе производства по уголовному делу, и неоднозначность выводов экспертов. В рамках расследования преступления, предусмотренного статьей 210.1 УК РФ, могут производиться судебно-лингвистическая и судебно-культурологическая экспертизы. Так, например, по уголовному делу по обвинению ранее упомянутого Ш. Т. Озманова была произведена судебно-культурологическая экспертиза по татуировкам на теле лица, подтвердившая принадлежность обвиняемого к преступному миру (восьмиконечные звезды на коже в районе коленей и ключиц, кресты, пауки, пистолеты и др.).

Следует отметить, что по вопросам организованной преступности в России отсутствует официальная нормативная база, которая содержала бы правовой инструментарий, помогающий определить законы воровского мира; разъясняла бы особенности преступной иерархии; характеризовала бы особенности толкования криминальных татуировок и др. Это порождает сомнения в достоверности указанных судебных экспертиз.

  1. Выработка адвокатским сообществом методики поддержания защиты и опровержения доводов стороны обвинений по уголовным делам о рассматриваемом преступлении, которая используется защитниками в доказывании невиновности по уголовным делам и пропагандируется среди населения.

Рассмотренные причины редкого применения в правоохранительной деятельности статьи 210.1 УК РФ приводят к порождению необоснованности обвинительного приговора, в связи с чем, суды вынуждены выносить оправдательные приговоры или возвращать уголовные дела прокурору для организации дополнительного следствия.

Муравьев С.И. предлагает дополнить статью 210.1 УК РФ примечанием следующего содержания: «Под лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, в статьях настоящего Кодекса понимается член преступной иерархии, наделённый соответствующим статусом в результате специальной неформальной процедуры, признаваемый в качестве носителя данного статуса другими членами преступной иерархии, обладающий неформальными властными полномочиями по отношению к ним» [10]. Считаем данное определение не совсем удачным, поскольку словосочетания «неформальная процедура», «неформальные властные полномочия» слишком широкие понятия (синоним неформальный – неофициальный, ненормативный). В связи с этим в выводах предлагаем свое определение лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии.

Таким образом, подводя итоги проведенному научному исследованию, считаем необходимым предложить:

  1. В целях обеспечения единства следственно-судебной практики и реализации принципа справедливости в уголовной политике стране считаем необходимым включить в Уголовный кодекс РФ новую норму – Примечание к статье 210.1 УК РФ), – изложив ее следующим образом: «Лицо, занимающее высшее положение в преступной иерархии – лицо, обладающее авторитетом в преступной среде, имеющее высокий преступный статус, признаваемый другими членами преступной среды; которое в любой форме осуществляет управление преступной группой и (или) преступным сообществом (преступной организацией) и (или) организует ее (его) деятельность, в том числе, с использованием законов преступного мира и методов деятельности преступной среды».
  2. Необходимо принять Федеральный закон «О противодействии организованной преступности», устанавливающий основные принципы противодействия организованной преступности, правовые и организационные основы предупреждения организованной преступности и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений организованной преступности. В отдельной статье указанного закона следует разместить основные понятия, используемые в противодействии организованной преступности. В связи с принятием закона в последующем целесообразно внести соответствующие изменения в УК РФ и в УПК РФ.
  3. Законодатель должен пересмотреть нормативное регулирование уголовной ответственности за занятие высшего положения в преступной иерархии, закрепив в самой статье 210.1 УК РФ и в примечании к ней максимально конкретные признаки преступного деяния. Верховный Суд РФ, в свою очередь, должен выявить проблемы следственно-судебной практики по рассматриваемому преступлению, и принять соответствующее Постановление Пленума Верховного Суда по вопросам привлечения к уголовной ответственности лиц, занимающих высшее положение в преступной иерархии.

Высказанные предложения помогут повысить эффективности борьбы с организованной преступностью на территории Российской Федерации, в том числе будут способствовать реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности за занятие высшего положения в преступной иерархии.

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Коган, М.Д. Занятие высшего положения в преступной иерархии: некоторые проблемы применения ст.210.1. УК РФ / М.Д. Коган, // Тенденции развития науки и образования. – 2020. – № 58-6. – С. 97-99.
  2. Курочкин, И.А. Некоторые вопросы применения статьи 210.1 УК РФ «Занятие высшего положения в преступной иерархии» / И.А. Курочкин, Д.А. Столяров // JURISPRUDENCE / «Colloquium-journal». – 2020. – № (54). – С. 202-203.
  3. Эминов, В.Е. Концепция борьбы с организованной и коррупционной преступностью в России: монография / В.Е. Эминов, С. В Максимов. . – М.: НОРМА, 2020. – 80 с.
  4. Беркумбаев, Н. С. Занятие высшего положения в преступной иерархии: проблема квалификации и правоприменения / Н. С. Беркумбаев, А. Р. Егоров. [Электронный ресурс] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zanyatie-vysshego-polozheniya-v-prestupnoy-ierarhii-problema-kvalifikatsii-i-pravoprimeneniya (дата обращения: 20.10.2020).
  5. См.: часть 4 статьи 3 Закона Грузии «Об организованной преступности и рэкете» от 20 декабря 2005 года № 2150 [Электронный ресурс] – URL: https://matsne.gov.ge (дата обращения: 20.10.2020).
  6. Прохорова, М.Л. Занятие высшего положения в преступной иерархии: эволюция уголовно-правового «статуса» / М.Л. Прохорова, Л.А. Прохоров [Электронный ресурс] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zanyatie-vysshego-polozheniya-v-prestupnoy-ierarhii-evolyutsiya-ugolovno-pravovogo-statusa/viewer (дата обращения: 20.10.2020).
  7. См.: Апелляционное определение по уголовному делу Чкадау Мамука Арвелодиевич («вор в законе» под псевдонимом «Мамука Гальский»). После выяснения иерархии преступного мира и даче показаний самим Чкадау, суд пришел к выводу, что лицом являющимся «вором в законе» является самое высшее лицо в преступной иерархии, тогда как другие представители преступного мира находятся ниже него, ниже «вора в законе» (Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29 мая 2018 г. по делу № 51-АПУ18-4 [Электронный ресурс] – URL: http://legalacts.ru/sud/apelliatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-29052018-n-51-apu18-4/ (дата обращения: 20.10.2020).
  8. Агильдин, В.В. Высшее положение в преступной иерархии: проблемы толкования и реализации / В.В. Агильдин, С.Е. Ловцевич, А.А. Лохова. – Текст : непосредственный // Молодой ученый. – 2019. – № 24 (262). – С. 165-169. — URL: https://moluch.ru/archive/262/60577/ (дата обращения: 20.10.2020).
  9. Кармановский М.С. Ответственность за деяния, предусмотренные статьями 210 и 201.1 УК РФ / М.С. Кармановский, Е.В. Косьяненко // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. – 2019. – № 2(82). – С. 148 – 152.
  10. Муравьев, С.И. Актуальные проблемы реализации уголовной ответственности за занятие высшего положения в преступной иерархии и пути их преодоления / С.И. Муравьев // Вопросы российской юстиции. – 2019. – № 3. – С. 783-793.
  11. Исаев, Э.Х. Актуальные вопросы уголовно-правовой квалификации действий организованных преступных групп / Э.Х. Исаев // Вопросы российского и международного права. – 2020. – Т. 10. – № 1-1. – С. 215 – 224.
  12. Григорьев Д.А. Как определить лицо, занимающее высшее положение в преступной иерархии? / Д.А. Григорьев, В.И. Морозов // Юридическая наука и правоохранительная практика. – 2014. – № 4 (30). – С. 50-58.
  13. Гришко, А.Я. Криминологическая характеристика лица, занимающего высшее положение в преступной иерархии (часть 4 статьи 210 уголовного кодекса Российской Федерации) / А.Я. Гришко // Человек: преступление и наказание. 2016. № 3 (94). – [Электронный ресурс] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kriminologicheskaya-harakteristikalitsa-zanimayuschego-vysshee-polozhenie-v-prestupnoy-ierarhii-chast-4-stati-210- ugolovnogo-kodeksa (дата обращения: 20.10.2020).

Список литературы / References in English

  1. Kogan, M. D. Zanjatie vysshego polozhenija v prestupnoj ierarhii: nekotorye problemy primenenija st.210.1. UK RF [Holding the higher position in criminal hierarchy: some problems of application of article 210.1. Criminal code] / M.D. Kogan, // Tendencii razvitija nauki i obrazovanija [Trends of development of science and education]. – 2020. – №. 58-6. – P. 97-99. [in Russian]
  2. Kurochkin, I. A. Nekotorye voprosy primenenija stat’i 210.1 UK RF «Zanjatie vysshego polozhenija v prestupnoj ierarhii» [Some questions of application of article 210.1 of the criminal code of Russian Federation «holding the higher position in criminal hierarchy»] / I.A. Kurochkin, D.A. Stoljarov // JURISPRUDENCE / «Colloquium-journal». – 2020. – № (54). – P. 202-203. [in Russian]
  3. Eminov, V. E. Koncepcija bor’by s organizovannoj i korrupcionnoj prestupnost’ju v Rossii [the Conception of fight against organized crime and corruption in Russia]: monograph / V.E. Jeminov, S. V Maksimov. – М: NORMA, 2020. – 80 p. [in Russian]
  4. Berkumbaev, N. S. Zanjatie vysshego polozhenija v prestupnoj ierarhii: problema kvalifikacii i pravoprimenenija [Occupation of the highest position in the criminal hierarchy: the problem of qualification and law enforcement] / N. S. Berkumbaev, A. R. Egorov.. [Electronic resource] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zanyatie-vysshego-polozheniya-v-prestupnoy-ierarhii-problema-kvalifikatsii-i-pravoprimeneniya (accessed: 20.10.2020). [in Russian]
  5. Sm.: chast’ 4 stat’i 3 Zakona Gruzii «Ob organizovannoj prestupnosti i rjekete» ot 20 dekabrja 2005 goda № 2150 [see: part 4 of article 3 of the law of Georgia «On organized crime and racketeering» № 2150 of December 20, 2005] [Electronic resource] – URL: https://matsne.gov.ge (accessed: 20.10.2020)). [in Russian]
  6. Prokhorova, M. L. Zanjatie vysshego polozhenija v prestupnoj ierarhii: jevoljucija ugolovno-pravovogo «statusa» [Occupation of the highest position in the criminal hierarchy: evolution of the criminal law «status»] / M.L. Prohorova, L.A. Prohorov [Electronic resource] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zanyatie-vysshego-polozheniya-v-prestupnoy-ierarhii-evolyutsiya-ugolovno-pravovogo-statusa/viewer (accessed: 20.10.2020). [in Russian]
  7. Sm.: Apelljacionnoe opredelenie po ugolovnomu delu Chkadau Mamuka Arvelodievich («vor v zakone» pod psevdonimom «Mamuka Gal’skij»). Posle vyjasnenija ierarhii prestupnogo mira i dache pokazanij samim Chkadau, sud prishel k vyvodu, chto licom javljajushhimsja «vorom v zakone» javljaetsja samoe vysshee lico v prestupnoj ierarhii, togda kak drugie predstaviteli prestupnogo mira nahodjatsja nizhe nego, nizhe «vora v zakone» (Apelljacionnoe opredelenie Verhovnogo Suda RF ot 29 maja 2018 g. po delu № 51-APU18-4 [See: The appeal determination in the criminal case of Mamuka Chkadua A. («thief in law» under the pseudonym «Mamuka Gali»). After clarifying the hierarchy of the criminal world and giving evidence by Chkadau himself, the court concluded that the person who is a «thief in law» is the highest person in the criminal hierarchy, while other representatives of the criminal world are below him, below the «thief in law» (appeal ruling of the Supreme Court of the Russian Federation of may 29, 2018 in case № 51-АПУ18-4.] [Electronic resource] – URL: http://legalacts.ru/sud/apelliatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-29052018-n-51-apu18-4/ (accessed: 20.10.2020). [in Russian]
  8. Аgildin, V. V. Vysshee polozhenie v prestupnoj ierarhii: problemy tolkovanija i realizacii [Higher position in criminal hierarchy: issues of interpretation and implementation] / by V. V. Аgildin, S. E. Lavcevic, A. A. Lobova. // Molodoj uchenyj [Young scientist]. – 2019. – № 24 (262). – P. 165-169. — URL: https://moluch.ru/archive/262/60577/ (accessed: 20.10.2020). [in Russian]
  9. Karmanovsky, M. S. Otvetstvennost’ za dejanija, predusmotrennye stat’jami 210 i 201.1 UK RF [Responsibility for acts stipulated by articles 210 and 201.1 of the criminal code of the Russian Federation] / M.S. Karmanovskij, E.V. Kos’janenko // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii [Bulletin of the Saint Petersburg University of the Ministry of internal Affairs of Russia]. – 2019. – № 2(82). – P. 148-152. [in Russian]
  10. Muravev, S. I. Aktual’nye problemy realizacii ugolovnoj otvetstvennosti za zanjatie vysshego polozhenija v prestupnoj ierarhii i puti ih preodolenija [Actual problems of implementing criminal responsibility for occupying the highest position in the criminal Hierarchy and ways to overcome Them] / S.I. Murav’ev // Voprosy rossijskoj justicii [Questions of Russian justice]. – 2019. – №. 3. – P. 783-793. [in Russian]
  11. Isaev, E. H. Aktual’nye voprosy ugolovno-pravovoj kvalifikacii dejstvij organizovannyh prestupnyh grupp [Topical issues of criminal-legal qualification of the actions of organized criminal groups] / Je.H. Isaev // Voprosy rossijskogo i mezhdunarodnogo prava [Problems of Russian and international law]. – 2020. – Vol. 10. – №. 1-1. – P. 215-224. [in Russian]
  12. Grigoriev, D. A., Morozov, V. I. How to identify the person holding the highest position in the criminal hierarchy? // Legal science and law enforcement practice. – 2014. – № 4 (30). – P. 50-58. [in Russian]
  13. Grishko, A. Ya. Kriminologicheskaja harakteristika lica, zanimajushhego vysshee polozhenie v prestupnoj ierarhii (chast’ 4 stat’i 210 ugolovnogo kodeksa Rossijskoj Federacii) [Criminological characteristics of a person who occupies the highest position in the criminal hierarchy (part 4 of article 210 of the criminal code of the Russian Federation)] / A. Ya.Grishko. – Text : direct // Chelovek: prestuplenie i nakazanie [Man: crime and punishment]. 2016. No. 3 (94). – [Electronic resource] – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kriminologicheskaya-harakteristikalitsa-zanimayuschego-vysshee-polozhenie-v-prestupnoy-ierarhii-chast-4-stati-210 – ugolovnogo-kodeksa (accessed: 20.10.2020). [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.