Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

Пред-печатная версия
() Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Троценко О. С. ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ЧАСТНОПРАВОВЫХ НАЧАЛ В ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ / О. С. Троценко // Международный научно-исследовательский журнал. — 2019. — №. — С. . — URL: https://research-journal.org/law/voprosy-otvetstvennosti-pri-formirovanii-chastnopravovyx-nachal-v-trudovyx-pravootnosheniyax/ (дата обращения: 16.10.2019. ).

Импортировать


ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ЧАСТНОПРАВОВЫХ НАЧАЛ В ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Троценко О.С.

Кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой предпринимательского права, Уральский государственный экономический университет

ВОПРОСЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ЧАСТНОПРАВОВЫХ НАЧАЛ В ТРУДОВЫХ ПРАВООТНОШЕНИЯХ

Аннотация

Статья посвящена исследованию историко-правовых предпосылок и практических проблем трудовых сделок, возможности правовой регламентации данного института в современном трудовом праве, и, как следствие этого, вопросам  формирования ответственности участников трудовых правоотношений за совершение  незаконных сделки и их последствия.

В статье описана первая форма личной зависимости неимущих людей на основе военного обычая Руси – приказа господина – нанимателя. Эксплуатация таких людей обеспечивалась постоянной угрозой применения физической или военной силы. Приказные люди были объектом произвола и воли господина – нанимателя, который обладал диктаторским правом распоряжаться не только рабочей силой, но и личностью, а также обладал правом выбирать наказание по своему усмотрению.

На основе историко-правового анализа автор приходит к выводу о том, что основой наемного труда в России являлись односторонние сделки в связи чем следует рассмотреть возможность закрепления этой правовой категории в современном законодательстве.

Ключевые слова:  наймиты, кабальные люди, сделка, односторонняя сделка, трудовая сделка, ничтожная сделка, оспоримая сделка, сделки  работодателя, ответственность.

Trotsenko O.S.

Candidate of legal Sciences, Head of the business law chair, Ural State Economic University

QUESTIONS OF RESPONSIBILITY WHILE FORMING THE PRIVATE LAW BEGINNINGS IN LABOR LEGAL RELATIONSHIP

Abstract

The article is devoted to the study of historical and legal background and practical problems of labour deals, opportunities for legal regulation of this institution in modern labour law, and, as a consequence, the formation of the liability of the members of labor relations for committing illegal transactions and their consequences.

The article describes the first form of personal dependence of poor people on the basis of the military custom of Russia – the order. Operation of such people was ensured constant threat of the use of physical or military force. The decrees people were the object of arbitrariness and the will of the master, – the employer who had a dictatorial right to dispose not only of the labour force, but also the person, and also had the right to choose the punishment in its sole discretion.

Based on historical and legal analysis the author comes to the conclusion that the basis of wage labour in Russia was unilateral transactions in connection than you should consider fixing this legal category in modern legislation.

Keywords: hired worker, enslaving people, transaction, unilateral transaction, labor transaction, insignificant transaction, debatable transaction, transactions of the employer, responsibility.

В сфере труда возникает разнообразный комплекс отношений. Это могут быть не только публичные, но и частноправовые отношения. Как справедливо отмечает профессор Белых В.С., некоторые отрасли и институты права содержат одновременно элементы публичного и частного права. Идея о формировании комплексных отраслей права и законодательства на границе публичного и частного права актуальна и для так называемого социального права (трудового, пенсионного и др.)  [1]. Что касается именно трудового права, то и здесь наблюдается усиление частноправовых начал, а трудовое законодательство в равной степени опирается на частноправовые и публично-правовые начала, т.е. является комплексным. В связи с этим обращает на себя внимание проблема сделок в трудовом праве, которая является не только малоизученной, но и практически неисследованной.

Правовая природа трудовых сделок — категория сложная и противоречивая. Она прикрыта различными мифами и традициями и находится под их влиянием. Под трудовыми сделками следует понимать правомерные действия работников и работодателей, которые возникают в процессе использования рабочей силы и направлены на создание, изменение и прекращение трудовых прав и обязанностей.

Трудовые сделки возникли как односторонние сделки. Работники совершали свои трудовые действия по указанию и распоряжению нанимателей. Таким способом у работников возникали повинности и обязанности перед нанимателями. Экономическое неравенство сторон автоматически приводило к волевому неравенству, в котором главная роль отводилась воле господина и хозяина на Руси. Она многие века оставалась главной, господствующей, как абстрактное самодавление, как чистая достоверность самой себя, как произвол и случайное содержание любых целей. Главным содержанием такой диктаторской воли являются репрессии, персональные экзекуции, тотальный контроль, стремление всех и вся взять под свой полицейский контроль. Она постоянно спекулирует и манипулирует слабостями работников, и на этой основе доводит их до состояния полного подчинения и послушания  [4].

Что же касается воли работника, об этом можно утверждать в большой

долей условности и различными оговорками. Русский работник-наймит со времен Древней Руси всегда боялся труда. Он бил челом своему хозяину и господину и мог только просить со страхом перед его властью. Такой человек как работник сам себе не принадлежал и становился зависимым, подневольным человеком. И поэтому ни проявить себя, свою волю, ни постоять за себя перед господином он не мог. Только так хозяин мог добиваться повиновения и присвоения не только живой рабочей силы, но и личности. Работник на Руси никогда не понимал и не сознавал — зачем ему воля, для чего свобода, что с ними делать, где и как их можно использовать. Отсутствие воли у работника делало его угодливым, раболепным  и послушным. Труд на Руси стал главным средством закабаления и порабощения людей.

Односторонние трудовые сделки предусматривали действия крестьян по выполнению работы в хозяйстве нанимателя, соблюдении трудового распорядка и правил по дисциплине труда. Особенность поведения рабочей силы на основе трудовых сделок с крестьянами многие годы проявлялась в том, что исторически она следовала обычаям. Ни письменной, ни правовой формы трудовые сделки не имели.

Обычаи являлись регуляторами поведения рабочей силы на протяжении десяти веков, до конца XIX века. По своему содержанию они были различными и включали следующие виды: обычаи войны и военных дружин; обычаи удельных князей; патриархально-родовые обычаи; азиатско-монгольские обычаи и крепостные обычаи. Общими качествами для всех обычаев на Руси были произвол патриархов и старейшин; князей и господ-нанимателей, устрашение, контроль казармы, безмерные притязания меньшинства к большинству, эксплуатация людей без какой-либо меры. Давление таких обычаев довольно быстро выработало у господ-нанимателей рабовладельческое мышление, а у зависимых, подневольных людей — рабскую психологию.

На основе диких и жестоких обычаев неимущая и голодная рабочая сила крестьян на Руси значительно раньше, чем земля, стала первым объектом частной собственности. Рабочая сила и ее носитель били челом своему господину-нанимателю и таким простым способом просили взять его в работу. Для господина, феодала, нанимателя это означало следующее. Наймит передавал свою волю и свою свободу другому человеку. И начинает себя ощущать объектом для другого, действовать в интересах свободы своего господина. Поэтому такая рабочая сила начинает существовать не сама по себе, а за счет свободы своего нанимателя. Эта свобода замораживает бытие рабочей силы, которое оказывается функцией другого человека.

Эксплуатация рабочей силы осуществлялась путем использования таких форм взаимодействия как приказ, насилие, произвол и конфликт. Этого оказалось  достаточно, чтобы возникло внеэкономическое принуждение рабочей силы к труду. Такая эксплуатация означала отсутствие всякой меры, пределов и границ в использовании рабочей силы. Рабочая сила многие века была средством, что позволяло утилизировать ее как природный ресурс без каких-либо препятствий и ограничений.

Исторический опыт принуждения рабочей силы на Руси показывает, что эксплуатация чужого труда не ограничивалась военной узурпацией, утилизацией рабочей силы и превращения ее в вещь. Постоянный дефицит рабочей силы вынуждал феодалов-землевладельцев отыскивать новые способы удержания и прикрепления рабочей силы к земле и хозяину, ее использования и превращения в живую собственность хозяина. В конце XIV веке появились кабальные трудовые сделки с рабочей силой.

Кабала означает состояние экономической зависимости одного человека от другого, слабого от сильного, голодного от сытого, бедного от имущего. В этих отношениях одна сторона всегда испытывает какой-то дефицит ресурсов, какую-то нужду и по этой причине лишается своей воли, самостоятельности и свободы. Такие отношения стали возникать с появлением денег и сделок по ним, ссуды, займа, залога и с иным имуществом, имеющим денежную оценку.

В начале XVII века в сфере торговли и промыслов появляется новая письменная форма найма рабочей силы — жилая запись. Соглашение для рабочей силы по таким записям было тяжелым. Рабочий день работника совершенно не регламентировался. Кроме того, существовал еще целый ряд моментов, превращавших договор по жилой записи в полукабальное обязательство. Давший на себя жилую запись работник не мог уйти от хозяина до истечения срока, указанного в записи. Хозяева имели оговоренное в записях право в случае «ослушания» всячески наказывать работников своими домашними средствами. В жилых прямо указывалось, что хозяин может «смирять работника» всяким смирением или «смирять и от глупости унимать без боязни». В одной записи было оговорено право хозяина бить челом государю в случае, если работник начнет «чинить не гораздо»)  [2].

Первые рабочие в России появились в XVII веке. Для них даже не было единого названия и в сделках о найме они именуются по-разному: «работные люди», «ярыжные», «наймиты», «подрядчики». Но чаще всего они именуются работными людьми, так как они существовали за счет продажи своей рабочей силы. И поэтому, считают историки, они обладали определенной свободой. Их условно можно отнести к рабочей трудовой массе, к рабочим наемного труда, к людям, продающим свою рабочую силу за плату. В эту группу входили работные и охочие люди, мастеровые, наемные, работные люди, служилые, вольные, торговые, приказные и т. п. Владельцы заводов и предприятий заключали с ними соглашения в форме «записи»: жилой, артельной, порядной, подрядной и т. п. в устной или письменной форме. По ним работные люди обязывались выполнять определенную работу, а владелец оплатить ее в определенном размере.

Это была экономическая сделка купли-продажи рабочей силы чужого труда, по которой определялись не столько обязательства сторон, сколько само положение рабочего, которого покупатель стремился всякими правдами и неправдами удержать у себя в работе, в эксплуатации. По этим трудовым «записям» рабочий также обязывался не покидать работы до истечения условленного срока, не выполнив определенного «урока», возместить хозяину ущерб за порчу имущества, не красть, быть послушным его приказчикам. На основе указанных обязанностей работника, наниматель и его приказчики получали право «смирить» и наказывать работников при нарушении условий «записи». Условия и обязательства «записи», возлагаемые на рабочего, ставили его в зависимое и подчиненное положение от высокой воли нанимателя, что создавало возможности для злоупотреблений со стороны нанимателя, результатом которых было закабаление рабочих.

Наемные записи и жилые записи с работными людьми составлялись хозяином-нанимателем на довольно длительное время, иногда на срок до 25 лет, что само по себе превращало работных людей в холопов. По своему содержанию такие записи были сходны с кабальной сделкой. Они лишали наемника возможности ухода от хозяина и могли привести его к лишению свободы.

На частных купеческих мануфактурах наем работных людей оформлялся в артельных подрядных записях, которые по своей форме составляли комбинацию таких соглашений о найме и подряде. В них содержались следующие обязательства нанимающегося по отношению к нанимателю или заводской администрации: послушание, ответственность за уход до срока, порчу оборудования, а также право заводских властей наказывать работных людей. Обязательства рабочих обычно были односторонними, поэтому они носили в себе некоторые черты кабальной зависимости. В артельной сделке с администрацией завода, основанной на круговой поруке, содержались не только правила организации работ, но и трудового поведения рабочих и распорядок работ  [3].

Отряд наемных рабочих начинает формироваться в XVIII веке, в период развития мануфактур, когда в России ощущался большой недостаток в рабочей силе. Она формировалась главным образом из крестьян, принудительно приписываемых к заводам, бродяг, нищих, преступников и беглых. Поэтому акты фабричного законодательства за указанный период следует оценить как принудительные нормы полицейского характера.

Основная масса актов о промышленном труде принимается в XIX веке. Оценивая российские законы о труде феодальной эпохи, Л.С. Таль отмечал, что они руководствовались в большей мере полицейскими и финансовыми соображениями, чем социальными мотивами. В актах проявлялась забота «главным образом о снабжении фабрик достаточным количеством рабочих рук путем затруднения ухода рабочих, их закрепощения и поддержания строгой дисциплины… Промышленное право этой эпохи имело строго централизованный или публичный характер; оно составляло лишь отрасль административного (полицейского) права»  [5].

Отношение рабочих по личному найму регулировалось нормами гражданского права и поэтому такой наем следует оценить как одностороннюю сделку. Нормы устава промышленности о найме рабочих выполняли дополнительную функцию в регулировании найма и также видели в нем сделку одностороннего характера.

Акты ультиматумы государства диктатуры пролетариата и последующие акты при социализме не внесли каких-либо принципиальных изменений в природу односторонних трудовых сделок, которые сохранились в РФ и в XXI веке  [6].

Таким образом, правовую природу односторонних трудовых сделок в России на протяжении многих веков определяет приказ работодателей. Первое, что привлекает внимание – приказ запускает действия для работника и его рабочей силы и направление трудового поведения. Приказ не допускает никаких противоречий. Работник не может его обсуждать и ставить под сомнение. Он ясен, краток, поэтому должен быть понят сразу.

Приказ приходит работнику извне, он относится к тем элементам жизни, которые навязываются извне, а не вырабатываются в самом работнике. Поэтому приказ работодателя — это всегда чуждая, извне навязанная сила для работника.

Источник приказа — наниматель, государство, лицо более сильное для работника во всех отношениях. По этой причине приказу подчиняются все, потому что сопротивление ему безнадежно и бессмысленно.

Итак, взаимодействие между работниками и работодателями происходит на основе трудовых сделок, совершаемых сторонами. Так, работники, состоящие в трудовых отношениях, совершают трудовые сделки в интересах своих организаций, работодатели, в свою очередь, также совершают трудовые сделки в интересах своих работников. Такой подход к трудовым сделкам означает практическую возможность, когда работодатель и работники соединяются и взаимодействуют известным образом, в ходе которого потребности одной стороны могут быть удовлетворены продуктом другой и наоборот. Анатомия такого взаимодействия известна. Это взаимное воздействие партнеров друг на друга на основе определенных вызовов, обращенных к другой стороне и ответами на эти вызовы  [7].

Признание за актами законодательства о труде правовых оснований сделок о труде имеет важное значение для теории и практики. Во многих актах указаны односторонние сделки-предписания для работодателей, а это означает, что такое поведение должно находиться в сфере контроля государства. При отклонении работодателями в сделках о труде поведения от предписаний правовых актов возникают деликты и наступает юридическая ответственность (статья 362 Трудового Кодекса Российской Федерации, далее – ТК РФ). Однако механизм такой ответственности в ТК РФ прописан слабо и поэтому работодателям удается уклониться от нее.

На примере сделок работодателей о гарантиях трудовых прав и свобод работников видно следующее. Правовой механизм реализаций работниками своих гарантий в законодательстве не прописан. Юридическая ответственность работодателей за нарушения гарантий также отсутствует.

Кроме того, если обратиться к нормам ТК РФ (статьи 20, 84), оказывается, что трудовой договор считается действительным во всех случаях и даже в тех, когда она заключен с нарушением норм ТК РФ о правосубъектности лица, о заключении договора с лицом, не имеющим права осуществлять соответствующую работу, а также в иных случаях, указанных в статье 84 ТК РФ. Такой вывод следует из стать 84 ТК РФ, поскольку законодатель  не оперирует понятием «недействительность» трудового договора, а указывает на необходимость его прекращения в соответствующих случаях, если невозможно сохранить трудовое правоотношение посредством перевода работника на другую работу, которую он может выполнять с учетом его здоровья. Поскольку трудовая функция выполняется наряду с другими условиями договора, работнику должна производится оплата за выполненную работу, он может нести материальную и дисциплинарную ответственность.

Таким образом, полагаю, что ТК РФ должен включать специальные нормативные положения, определяющие понятия незаключенной и недействительной трудовой сделки и их правовые последствия, а также правила о признании ее незаключенной в случаях несоблюдения сторонами (или одной из сторон) требований закона. Например, должна признаваться незаключенной сделка с неправосубъектным лицом (несовершеннолетним, либо лицом, которому работа противопоказана по состоянию здоровья), если имеется вина в действиях нанимателя, включая и те случаи, когда работодатель заключает сделки за пределами собственной правосубъектности (часть пятая статьи 20 ТК РФ). Те же последствия должны возникать при нарушении нанимателем письменной формы трудовой сделки, если она обязательна в силу закона. Несмотря на то, что понятие «недействительность» отсутствует в ТК РФ, в отдельных его нормах указывается на неприменимость условий трудового договора (часть вторая статьи 9) и на недействительность условий ученического договора (статья 206), коллективного договора (часть третья статьи 50). Полагаю, в данном случае можно говорить о том, что законодатель признает сделку состоявшейся в целом, за исключением лишь тех положений, которые следует считать порочными.

Кроме того, остается открытым вопрос о том, какой тип недействиетельности сделок следует использовать в ТК РФ – ничтожность или оспоримость. К сожалению, не предусмотрены в ТК РФ и какие-либо специальные меры защиты для сторон и прежде всего для работника как при незаключенности, так и при недействительности сделки. Какие последствия наступят, если стороны выполняли формально незаключенный или ничтожный трудовой договор. Считаю, что было бы целесообразно в рамках института трудовых сделок ввести имущественную санкцию для виновной стороны, а также распространить на подобные случаи правила статей 381 и 393 ТК РФ.

Иными словами, при противоречии трудового договора требованиям закона договор признается заключенным и действительным в целом.

Выводы.

  1. Большинство трудовых сделок имеют правовое обоснование и поэтому являются законными, так как приводят к тому объективному правовому результату, который при нормальных условиях связан со сделкой данного типа. Сделки, связанные с нарушением правовых норм, правовой основы следует признавать недействительными, они могут быть ничтожными или оспоримыми.
  2. Нарушение либо неисполнение работниками своих трудовых обязанностей, несоблюдение правил внутреннего трудового распорядка, трудовой дисциплины, требований по охране и безопасности труда происходит в форме противоправного поведения. В таких случаях работодатель вправе применить к работникам определенные меры принуждения, предусмотренные Трудовым Кодексом РФ. При нарушении работником имущественных прав работодателей он привлекается к материальной ответственности.
  3. При совершении работодателем незаконных сделок, нарушающих трудовые права и свободы работников, работодатели в соответствии с Трудовым Кодексом РФ привлекаются к ответственности и обязаны возместить вред, причиненный работникам, а также компенсировать моральный вред (статьи 232, 233 ТК РФ).
  4. Определенные виды незаконных трудовых сделок рассматриваются в порядке разрешения индивидуальных и коллективных трудовых споров, что не всегда обеспечивает необходимую защиту трудовых прав и законных интересов работников. Законодательство о труде не содержит специальных правил об ответственности сторон за незаконные сделки и поэтому ограничивается правонарушениями и их последствиями.

Литература

  1. Белых В.С. Правовое регулирование предпринимательской деятельности. М.: Проспект, 2011. 249 c.
  2. Горская Н. А. Жилые записи (к истории найма в XVII в.) // История СССР. 1963. № 5, С. 78.
  3. Мордачев В.Д. Общая воля и природа трудового договора // Юрист-правовед. 2003. № 2. С. 12.
  4. Мордачев В.Д. Теория обмена труда в 5 книгах. Кн. 4. Правовая форма обмена. Екатеринбург: «Ажур», 2009, 160 с.
  5. Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М.: Моск. науч. изд-во, 1918. 225 с.
  6. Троценко О.С. Сделки о найме труда в русском мире. Главы 2, 3. Екатеринбург: «Ажур», 2013. 186 с.
  7. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества. М.: Логос, 2005. 655 с.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.