Pages Navigation Menu

ISSN 2227-6017 (ONLINE), ISSN 2303-9868 (PRINT), DOI: 10.18454/IRJ.2227-6017
ПИ № ФС 77 - 51217, 16+

DOI: https://doi.org/10.23670/IRJ.2020.99.9.039

Скачать PDF ( ) Страницы: 20-24 Выпуск: № 9 (99) Часть 2 () Искать в Google Scholar
Цитировать

Цитировать

Электронная ссылка | Печатная ссылка

Скопируйте отформатированную библиографическую ссылку через буфер обмена или перейдите по одной из ссылок для импорта в Менеджер библиографий.
Пустомолотов И. И. ВИДЫ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ / И. И. Пустомолотов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 9 (99) Часть 2. — С. 20—24. — URL: https://research-journal.org/law/vidy-dogovornoj-otvetstvennosti-v-grazhdanskom-prave/ (дата обращения: 18.01.2021. ). doi: 10.23670/IRJ.2020.99.9.039
Пустомолотов И. И. ВИДЫ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ / И. И. Пустомолотов // Международный научно-исследовательский журнал. — 2020. — № 9 (99) Часть 2. — С. 20—24. doi: 10.23670/IRJ.2020.99.9.039

Импортировать


ВИДЫ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

ВИДЫ ДОГОВОРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

Научная статья

Пустомолотов И.И.*

Тульский государственный университет, Тула, Россия

* Корреспондирующий автор (ipustomolotov[at]mail.ru)

Аннотация

В статье представлен взгляд на виды договорной ответственности в современном гражданском праве и на их роль в понимании частноправовой защиты в целом. Поскольку суть частноправовой защиты состоит в том, что участники самостоятельно избирают и применяют её средства и способы, то для них важно иметь возможность увидеть, а значит и использовать весь арсенал правового инструментария, предназначенного для этой цели. В такой ситуации вопрос о видах ответственности в гражданском праве приобретает исключительную важность. В статье виды гражданской договорной ответственности отождествлены со способами обеспечения исполнения обязательств, поскольку именно они используются на практике в качестве средств договорной защиты. С учётом способов обеспечения также рассмотрены признаки гражданско-правовой ответственности.

Ключевые слова: средства правовой защиты экономических отношений; гражданско-правовая договорная ответственность; виды гражданско-правовой ответственности, способы обеспечения исполнения обязательств.

CONTRACTUAL LIABILITY TYPES IN CIVIL LAW

Research article

Pustomolotov I. I.*

Tula State University, Tula, Russia

* Corresponding author (ipustomolotov[at]mail.ru)

Abstract

The article presents views on the types of contractual liability in modern civil law and their role in understanding private law protection in general. Since the essence of private law protection is that the participants independently choose and apply its means and methods, they need to be able to see and therefore use, all the legal tools intended for this purpose. In such a situation, the matter of the liability types in civil law becomes extremely important. The article identifies the types of civil contractual liability with the methods of ensuring the performance bonds since they are used in practice as the means of contractual tools. Taking into account the performance bonds, the author also considers the elements of civil-legal liability.

Keywords: legal tools of economic relations; civil-legal contractual liability; types of civil liability, performance bonds.

Вопрос о видах ответственности не считается важным для гражданского права. В литературе активно обсуждаются правовая природа и признаки гражданско-правовой ответственности, свойства неустойки и возмещения вреда, однако вопросу о перечне мер, составляющих ответственность, внимание не уделяется. И хотя в большинстве случаев к таковым причисляют неустойку и возмещение вреда, тем не менее конкретной задачи – очертить круг мер, трактуемых как гражданско-правовая ответственность – не ставится. По этой причине разброс мнений по данному вопросу чрезвычайно широк – от, единственно, возмещения вреда и неустойки [3, С. 430], до расширенного перечня, включая понуждение к исполнению обязательства в натуре [10, С. 322-329]. Представляется, что по этой же причине нет чёткой трактовки категорий «виды», «формы», «способы», «меры» гражданско-правовой ответственности. Нет и внятных критериев ограничения ответственности от иных видов гражданско-правовой защиты [1, С. 607-609].

Но действительно ли для гражданского права не важен вопрос о видах ответственности? В советское время он считался второстепенным, поскольку гражданско-правовая защита того периода базировалась на административных началах, где каждому нарушению соответствовала своя санкция. В таких условиях, общий обзор этих санкций имел скорее статистическое, чем практическое значение. Так, в литературе приводились данные о существовании в советском праве примерно 2-3 тысяч санкций за хозяйственные нарушения [9, С. 190]. Однако рыночная экономика требует иного подхода к правовой защите. Его основа состоит в предоставлении участникам отношений возможности самостоятельно выбирать меры защиты, исходя из собственных представлений об обеспечении своих интересов. В этом случае неопределённость с кругом (перечнем) всего набора предоставляемых правом средств, порождает проблемы практического порядка, поскольку фактически лишает возможности лиц, стремящихся защитить свои интересы, увидеть, а значит, и использовать весь арсенал правового инструментария, предназначенного для этой цели. В такой ситуации вопрос о видах ответственности в гражданском праве приобретает исключительную важность.

Есть и вторая причина, по которой следует обратить внимание на категорию «виды гражданско-правовой ответственности». Существующее ныне в гражданском праве понятие ответственности не соответствует современным представлениям о частноправовой защите. В нынешнем виде это лишь некий вариант теоретической конструкции (юридической ответственности), разработанной в недрах науки, общей теории права, с целью унификации соответствующей категории для всех отраслей права. И дело не в том, что данное понятие является исключительно теоретическим. Значительно более важно, и это общеизвестно, что понятие юридической ответственности разработано общей теорией под влиянием публичного права, т.е. на базе принципов и категорий, во всём противоположных частным. Как следствие, большинство существующих ныне понятий гражданско-правовой ответственности формируется по уголовно-правовой модели. За основу берется «базовое», разработанное теорией понятие юридической ответственности, которое затем снабжается гражданско-правовыми свойствами. Хотя на первый взгляд кажется, что подобный подход адаптирует общетеоретическую конструкцию к конкретной правовой отрасли, но на деле при таком «слиянии» гражданско-правовые качества, изначально выражающие сущность гражданско-правовой защиты (возместительная природа, направленность на защиту потерпевшего, экономическая целесообразность применения), утрачивают своё первоначальное сущностное значение и превращаются во второстепенные свойства, практически никак не влияющие на публично-правовую природу мер, выдаваемых за меры защиты частного права. Предлагаемый в настоящей статье акцент именно на видах ответственности, их свойствах и целях, даёт возможность по-иному взглянуть на понятие ответственности в гражданском праве. Такой взгляд «изнутри гражданского права», с позиции практики применения конкретных мер, позволил бы сформулировать новое, свободное от публичного влияния, понятие гражданско-правовой ответственности, отражающее сущность и свойства частноправовой защиты.

Рассмотрение предлагаемых вопросов именно с позиции договорного права нагляднее всего представляет специфику гражданской ответственности, поскольку лишь в договорах участники имеют возможность самостоятельно и инициативно избирать меры собственной защиты и формировать условия, охраняющие их интересы от нарушений.

  1. Самостоятельность выбора и построения своей защиты для частного лица основана на делегировании государством своих полномочий по осуществлению принуждения лицу, участнику правоотношения. Традиционно возможность применять принуждение предоставляется исключительно государству, как обладателю аппарата принуждения, и существует в форме государственного принуждения. Однако для гражданского и, прежде всего, договорного права сделано исключение. О целях делегирования участникам правоотношения полномочий собственной защиты писала ещё в 70-х годах М.Г. Пронина. По её словам, делегирование оказывается возможным в силу природы гражданского правоотношения, поскольку оно опосредствует реализацию экономического стимула [7, С. 74]. Но в отличие от советского права, ныне, в условиях свободы реализации частных интересов, идея «делегирования» не должна ограничиваться рамками лишь принуждения как элемента санкции. Необходимо расширить трактовку «делегирования» до наделения частного лица правом самостоятельно строить и осуществлять свою защиту целиком.

К тому же при подходе, основанном на самостоятельности и инициативности участников, вполне логично, что лицам не только делегируется право на свою защиту, но и предоставляется специальный правовой инструментарий, необходимый для реализации этого права (правовые средства, используемые по усмотрению частных лиц). В свое время теорию правовых средств в гражданском праве разработал Б.И. Пугинский. По его мнению, под правовым средством следует понимать определенный правовой инструментарий, с помощью которого участники правоотношений могут решать стоящие перед ними правовые задачи [8, С. 87]. Взгляд на меры защиты (ответственности) как на определённые правовые средства согласно теории правовых средств Б.И. Пугинского дополняет концепцию делегирования М.Г. Прониной.

Именно вышеуказанные обстоятельства формируют базовое свойство договорной защиты, характеризуя её как определённые средства права, используемые частными лицами в своих интересах (частноправовые средства), а соответствующая деятельность представляется как инициативная, самостоятельная деятельность частных лиц по использованию указанных средств для защиты своих интересов. При таком подходе, главным лицом для ответственности вместо правонарушителя-должника уже становится потерпевший-кредитор, как обладатель этого средства (частного инструментария). Именно обладатель средства определяет объём, структуру, направленность воздействия, особенности применения данного средства. В итоге, не степень наказания нарушителя, а состояние потерпевшего, восстановленное в результате действия указанной меры, является критерием эффективности ответственности в гражданском праве. Подобный подход порождает ещё одну важную особенность договорной защиты. С помощью частного средства осуществляется защита лишь одного участника договорной связи (частное средство действует в интересах частного лица). Как правило, в договоре каждая из сторон представляет свой набор частноправовых средств для защиты своих интересов.

  1. Следующей важнейшей характеристикой гражданско-правовой ответственности является то, как оно действует в качестве частного правового инструментария. Можно сказать, что средство есть то, для чего оно предназначено. Охранительное правовое средство есть то, каким образом оно защищает интерес лица в правоотношении.

Защитить договорный интерес можно двумя способами, которые и определяют сущность того или иного средств защиты. а) Первый способ предполагает не допустить нарушений в исполнении договора, памятуя о том, что надлежащее исполнение, есть оптимальный путь к целям его участников. Защита подобного рода осуществляется мерами негативного стимулирования (превентивно-карательными средствами), которые исходят из того, что размер убытков от наказания должен быть выше, чем потери от исполнения ставшего невыгодным соглашения (договора). Страх потерь стимулирует надлежащее исполнение. Меры подобного рода использовались во времена плановой экономики для обеспечения договорной дисциплины. б) Второй способ защиты исходит из того, что договор может быть нарушен, но возникший в результате нарушения вред (ущерб) должен быть возмещён. При этом защищаются не условия договора, а существующий в договоре интерес лица получить ожидаемую выгоду от его исполнения. Можно сказать, что договор исполняется, но «альтернативным способом», минуя нормальное его исполнение, через возмещение вреда и неполученных доходов для той его стороны, которая добросовестно исполняла свои обязанности.

В условиях свободы выбора пути реализации частных интересов участник договора должен чётко осознавать стратегию своей защиты: или он будет угрожать своему партнеру, стараясь страхом принудить его исполнить обязательство при любых обстоятельствах (негативное стимулирование); или он всё же допускает возможность нарушения, но стремится при этом не претерпеть убытков и добиться ожидаемой прибыли (возмещение). Первый способ защиты в условиях рынка следует признать неэффективным. В договорных отношениях уже существует стимулирование, но не правовое (негативное), а экономическое (позитивное). Именно экономические стимулы побуждают к исполнению договора при нормальных обстоятельствах. Если же они не действуют, то правовое (негативное) стимулирование не сможет их заменить, поскольку под страхом наказания (невыгодных последствий) стороны вынуждены исполнять заведомо невыгодный для них договор (невыгодный хотя бы для одной из сторон). В такой ситуации, понуждение лица к экономически невыгодным для него действиям противоречит назначению гражданского права как экономического права. Приходится констатировать, что меры правого стимулирования не помогают экономике, а вредят ей.

Таким образом, для участников выбор очевиден – допустить возможность неисполнения или ненадлежащего исполнения договора со всеми вытекающими из этого последствиями. Конечно, терпимое отношение к неисполнению договора как факту правонарушения противоречит общей природе права, однако, опосредуя экономику, право должно, прежде всего, руководствоваться экономическими интересами участников. Поскольку с позиции экономики отказ от исполнения заведомо невыгодного договора может считаться экономически оправданным, то и гражданское право, как экономическое право, также должно признать его целесообразным. В тоже время признание экономической целесообразности совершаемого действия не означает отказ от правовой реакции на нарушение. Вред потерпевшему должен быть возмещён, что и будет защитой экономического интереса участника в случае нарушения договора. В этом случае возмещение вреда представляется ничем иным, как перераспределением наступивших убытков между сторонами договора. Вполне возможна ситуация, в которой для одной из сторон неисполнение договора будет выгоднее его исполнения, даже с учётом затрат на возмещение другой стороне всех убытков.

  1. Если говорить о наименованиях, то именно термин «возмещение вреда» можно было бы использовать как общий для обозначения правовых мер защиты договорных отношений, поскольку все они, так или иначе, служат реализации этой цели. Примерно то же самое существует в публичном праве, когда обобщенный термин «ответственность» выражает карательную природу публичных охранительных мер. Однако общая теория права уже избрала термин «ответственность» в качестве унифицированного обозначения защиты для любой отрасли права. В сложившихся обстоятельствах, поскольку избежать «ответственности» в гражданском праве не удастся, необходимо оценить, насколько этот термин вписывается в концепцию частноправовой защиты.

Следует отметить, что принципиально существование категории «ответственность» в гражданском праве следует воспринимать скорее позитивно, чем негативно. Разработка и использование общего понятия правовой защиты, независимо от его названия, показывает единство всех отраслей права, облегчает понимание целей и задач правового регулирования, чем способствует формированию правосознания, как неотъемлемого свойства любой общественной личности. Однако цель ответственности – наказание правонарушителя – изначально чужда гражданскому праву, целью которого в соответствующей ситуации будет имущественная целостность потерпевшего. Это противоречие невозможно сгладить утверждением, что средства, изъятые у правонарушителя, передаются потерпевшему, тем самым возмещая ему вред [4, С. 647]. Подобная схема «работает» далеко не всегда. Нередко ответственность возлагается вместо правонарушителя на других лиц: родителей, поручителей, бюджет. Каким образом наказанию подвергаются они? Изложенная выше концепция не может дать ответ на поставленный вопрос.

Понятие ответственности в своем изначальном смысле – возложение на нарушителя обязанности претерпевать лишения – неприемлемо для гражданского права. В гражданском праве его можно считать относительно допустимым лишь для деликтной ответственности, как более близкой к ответственности публичного права, хотя и там название применяемых мер не оставляет сомнений в их назначении – возмещение вреда. В договорных отношениях использование термина «ответственность» вызывает ещё большие трудности, поскольку создаёт превратное (искажённое) представление о назначении средств договорной защиты у лиц, которые эти средства вводят в договор. Для них охранительные условия договора не должны ассоциироваться с наказанием, иначе отношения перестают восприниматься как равные и партнерские. Кому захочется заключать договор с тем, кто видит в тебе объект репрессий?

Тем не менее, если предположить, что реакция права на нарушение (вред) всегда связана с негативным воздействием на лицо, то ответственность в теоретическом понимании может существовать как в публичном, так и в частном праве. По этой причине «ответственность» допустима в гражданском праве, и даже в договорных отношениях, но лишь как теоретическое, обобщённое название мер, имеющих практическое применение в качестве средств договорной защиты. Данные меры при этом выступают как виды ответственности. Но этого недостаточно. Обобщённое понятие ответственности необходимо формировать «снизу», как единое именование используемых на практике средств договорной защиты. Представленная таким образом гражданская ответственность будет обладать свойствами практических мер, её составляющих, т.е. будет частным средством права, предназначенным для возмещения вреда. Возмещение вреда – это не вид и не свойство ответственности в гражданском праве. Возмещение вреда – это и есть гражданско-правовая ответственность. Нередко используется термин «возместительная ответственность». Следует отметить, что он не отражает настоящей природы гражданско-правовой защиты, поскольку указывает на наказание должника (привлечение его к ответственности) лишь с «попутной» задачей возмещения вреда.

  1. Предпосылкой для существования третьего свойства договорной ответственности выступает то, что любой гражданско-правовой договор обладает социально-экономической функцией [6, С. 67]. В этом смысле все его условия, в том числе охранительные, также должны быть экономически обоснованы. Именно экономическая обоснованность (целесообразность) лежит в основе выбора лицом той или иной меры (вида) ответственности и включения её в конкретный договор для своей защиты. Это же качество побуждает другого участника договора согласиться на использование данной защитной меры. Его экономический интерес состоит в общей защищённости договора, а посредством этого – в стабильности и безопасности экономических отношений в целом. К тому же использование мер защиты его контрагентом даёт ему возможность применить собственную защиту в этом договоре. Можно сказать, экономическая целесообразность охранительных мер обеспечивает общий баланс интересов сторон в договоре.

Юридическим критерием экономической целесообразности правовых мер выступает их справедливость. Договорные охранительные меры будут справедливыми, если они, во-первых, в условиях многообразия экономических ситуаций смогут обеспечить неукоснительное и полное возмещение вреда лицу, потерпевшему от нарушения договора. Во-вторых, для должника мера будет справедливой, если: а) возмещение не будет больше необходимого для восстановления положения потерпевшего; б) возмещение «сверх необходимого» (злоупотребление возмещением) оставляет возможность должнику блокировать применение к нему взыскания с последующим обращением в суд для обеспечения справедливости.

Из трёх приведённых признаков гражданско-правовой договорной ответственности именно третий, базирующийся на справедливости возмещения, является ключом к пониманию того, почему единая сущность защиты – возмещение вреда – на практике требует множества вариантов своего воплощения. Многообразие видов договорной ответственности обусловлено тем, что необходимо не просто возместить причиненный вред, но обеспечить неотвратимость и полноту такого возмещения в любой ситуации при самых неблагоприятных обстоятельствах в неисчислимых вариантах экономических ситуаций. В жизни нередко оказывается, что у должника или отсутствует имущество, или невозможно доказать факт или размер причиненного вреда, зачастую сам должник уклоняется от возмещения или исчезает. Соответственно, возмещение становится или затруднительным, или вовсе невозможным. Именно поэтому задачей средств правовой защиты, помимо самого возмещения, является устранение разнообразных препятствий, мешающих процессу возмещения, что и порождает многообразие форм правовой защиты.

Таким образом, необходимость специализироваться на нейтрализации определённых групп негативных обстоятельств, мешающих беспрепятственному возмещению, порождает разнообразие видов договорной защиты. Так, залог или поручительство устраняют угрозу потери источника возмещения, или сохраняя его под контролем залогодержателя, или создавая дополнительный источник из имущества поручителя. А договоренность о неустойке позволяет избежать угрозы невозможности доказать в суде причинённый вред. Каждый из участников договора избирает специализированное средство защиты, исходя из того, какая угроза в случае возмещения существует для него. Можно сказать, что ответственность адаптируется к экономической среде, в которой ей предстоит действовать. При этом главный возместительный механизм дополняется специфическим для каждого вида ответственности механизмом устранения угрозы возмещению.

Адаптационный механизм существует в виде специального адаптационного договора внутри охранительного средства. По данному договору стороны заранее совершают действия, которые в будущем (в случае нарушения) не позволят возникнуть обстоятельствам, мешающим процессу возмещения. Некоторые авторы считают, что адаптационный договор не является частью охранительного средства, поскольку его условия не содержат санкции [2, 9]. Однако невозможно рассматривать адаптационный договор сам по себе в отрыве от последующего возмещения. Цель такого договора – создать условия для беспрепятственного возмещения, и без организуемого им последующего возмещения он утрачивает какой-либо смысл. Адаптационный элемент договорной защиты и реализация заключенного в ней возмещения едины и неразрывны, как неразрывны потребность участника договора защититься в случае нарушения и связанный с такой потребностью выбор вида ответственности и введение её в договор с целью последующего использования в качестве частного средства возмещения.

Несмотря на то, что мешающие возмещению негативные обстоятельства могут быть самыми различными, практика договорной защиты четко определила круг используемых для их устранения мер. Он сложился в результате многовекового отбора наиболее эффективной защиты бесчисленного числа договоров по всему. Некоторые из них ведут свою историю из римского права и из более ранних времен. В законодательстве такие средства договорной защиты, помимо обычного возмещения вреда, представлены как способы обеспечения исполнения обязательств. Несмотря на то, что в современной доктрине ответственность и обеспечение исполнения трактуются как различные правовые явления, их объединяют единая цель и механизм воздействия. Причем на практике защита осуществляется именно способами обеспечения: неустойкой, поручительством, задатком, удержанием и другими. В данных обстоятельствах остаётся констатировать, что ответственность есть общее название средств правовой защиты, видами которой являются способы обеспечения исполнения обязательств. Подсказка такому мнению была дана в работе В.С. Константиновой «Правовое обеспечение хозяйственных обязательств». По её словам, категория гражданско-правовой ответственности всегда являлась абстрактным, обобщённым понятием и никогда не использовалась для регулирования конкретных экономических отношений. Практическое применение имели лишь её формы: неустойка, возмещение убытков, удержание, задаток и так далее, которые выбирались субъектом обязательства в зависимости от складывающихся экономических условий [5, С. 28-29].

Конфликт интересов

Не указан.

Conflict of Interest

None declared.

Список литературы / References

  1. Брагинский, М.И. Договорное право. Кн.1: Общие положения / М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. – М.: Статут, 1999. – 848 с.
  2. Гонгало, Б.М. Учение об обеспечении обязательств / Б.М. Гонгало – М.: Статут, 2004. – 222 с.
  3. Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1. / Отв. ред. Е.А. Суханов. – М.: БЕК, 2000. – 816 с.
  4. Гражданское право: учебник: в 2 т. Т. 1. / Под. ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ООО «ТК Велби», 2002. – 776 с.
  5. Константинова, В.С. Правовое обеспечение хозяйственных обязательств / В.С. Константинова. – Саратов: Изд. Саратовского университета, 1987. – 120 с.
  6. Меркулов, В.В. Гражданско-правовой договор в механизме регулирования товарно-денежных отношений / В.В. Меркулов. – Рязань. 1994
  7. Пронина, М.Г. Обеспечение исполнения норм гражданского права / М.Г. Пронина. – Минск: Изд-во «Наука и техника», 1974. – 199 с.
  8. Пугинский, Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях / Б.И. Пугинский. – М.: Юридическая литература, 1984. – 224 с.
  9. Пугинский, Б.И. Правовая экономика: проблемы становления / Б.И. Пугинский, Д.Н. Сафиуллин. – М.: Юридич. лит-ра, 1991. – 240 с.
  10. Тархов, В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций / В.А. Тархов. – Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1997. – 331 с.

Список литературы на английском языке / References in English

  1. Braginskij, M.I. Dogovornoe pravo. Kn.1: Obshhie polozhenija [Contractual law. Book 1: General provisions] / M.I. Braginskij,V.V. Vitrjanskij.– M.: Statut, 1999. – 848 p. [in Russian]
  2. Gongalo, B.M. Uchenie ob obespechenii objazatel’stv [The doctrine of securing obligations] / B.M. Gongalo – M.: Statut, 2004. – 222 p. [in Russian]
  3. Grazhdanskoe pravo: uchebnik: in 2 v.Vol. 1. [Civil law: textbook: in 2 vols. Vol.1] / Otv. red. E.A. Suhanov. – M.: BEK, 2000. – 816 p. [in Russian]
  4. Grazhdanskoe pravo: uchebnik: in 2 v.Vol. 1. [Civil law: textbook: in 2 vols. Vol.1] / Pod. red. A.P. Sergeeva, Ju.K. Tolstogo. – M.: OOO «TK Velbi», 2002. – 776 p. [in Russian]
  5. Konstantinova, V.S. Pravovoe obespechenie hozjajstvennyh objaza-tel’stv [Legal support of business obligations] / V.S. Konstantinova .– Saratov:Izd. Saratovskogo universite-ta, 1987. – 120 p. [in Russian]
  6. Merkulov, V.V. Grazhdansko-pravovoj dogovor v mehanizme reguliro-vanija tovarno-denezhnyh otnoshenij [Civil contract in the regulation mechanism of the goods-money relations] / V.V. Merkulov. – Rjazan’. 1994 [in Russian]
  7. Pronina, M.G. Obespechenie ispolnenija norm grazhdanskogo prava [Enforcement of civil law norms] \ M.G. Pronina. – Minsk: Izd-vo «Nauka i tehnika», 1974. – 199 p. [in Russian]
  8. Puginskij, B.I. Grazhdansko-pravovye sredstva v hozjajstvennyh ot-noshenijah [Civil legal means in economic relations] / B.I. Puginskij. – M.: Juridicheskaja literatura,1984. – 224 p. [in Russian]
  9. Puginskij, B.I. Pravovaja jekonomika: problemy stanovlenija [Legal Economics: growing pains] / B.I. Pu-ginskij, D.N. Safiullin. – M.: Juridich.lit-ra, 1991. – 240 p. [in Russian]
  10. Tarhov, V.A. Grazhdanskoe pravo. Obshhaja chast’. Kurs lekcij [Civil right. General information. Lecture course] / V.A. Tar-hov. – Cheboksary: Chuv. kn., 1997. – 331 p. [in Russian]

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.